Спецшкола для трудных подростков

спецшкола

Смотреть что такое «спецшкола» в других словарях:

  • спецшкола — спецшкола … Орфографический словарь-справочник

  • спецшкола — специальная школа образование и наука спецшкола специализированная школа образование и наука … Словарь сокращений и аббревиатур

  • СПЕЦШКОЛА — СПЕЦШКОЛА, спецшколы, жен. (неол. офиц.). Специальная школа (в составе 8, 9 и 10 классов средней школы) для подготовки будущих курсантов военных училищ. см. спец…. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 … Толковый словарь Ушакова

  • спецшкола — сущ., кол во синонимов: 1 • школа (68) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 … Словарь синонимов

  • спецшкола — спецшкола, спецшколы, спецшколы, спецшкол, спецшколе, спецшколам, спецшколу, спецшколы, спецшколой, спецшколою, спецшколами, спецшколе, спецшколах (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку») … Формы слов

  • спецшкола — спецшк ола, ы … Русский орфографический словарь

  • спецшкола — (1 ж); мн. спецшко/лы, Р. спецшко/л … Орфографический словарь русского языка

  • спецшкола — и, ж., розм. 1) Середня загальноосвітня школа з поглибленим вивченням якого небудь предмета. 2) Спеціалізована школа для навчання якій небудь професії, підвищення кваліфікації тощо … Український тлумачний словник

  • спецшкола — ы; ж. Разг. 1. Школа с углубленным изучением каких л. предметов. 2. Школа, специализирующаяся на обучении детей с какими л. отклонениями в умственном или физическом развитии … Энциклопедический словарь

  • спецшкола — , ы, ж. Исправительно трудовая средняя школа закрытого типа; средняя школа для детей с отклонениями в психике и т.п. ◘ Она встречала на станции ленинградский эшелон с ремесленниками и учащимися спецшкол. Каверин, 1984, 553 … Толковый словарь языка Совдепии

Специальные (коррекционные) образовательные учреждения

Специальные (коррекционные) образовательные учреждения — образовательные учреждения, которые обеспечивают воспитанникам с отклонениями в развитии обучение, воспитание, лечение, способствуют их социальной адаптации и интеграции в общество. В научном отношении деятельность специальных (коррекционных) образовательных учреждений относится к ведению специальной педагогики.

История

Впервые специально обучать глухих начали в Испании в 1578 году, в Англии — в 1648 году. Индивидуальное обучение слепых во Франции началось в 1670 году. Попытки специального обучения олигофренов начались в XIX веке, сочетаясь с исследованиями самого явления олигофрении (Ф. Пинель, Ж.-Э. Д. Эскироль, Ж.-М.-Г. Итар). Э. Сеген (англ.)русск. в США открывал частные школы для слабоумных детей, предполагающие обучение и воспитание, трудовое и физическое. В Европе эти идеи были подхвачены и развиты М. Монтессори

К началу XX века в Европе появились и стали развиваться основные направления коррекционной педагогики в специальных учреждениях:

  • христианско-филантропическое (в приютах, богадельнях);
  • медико-педагогическое: лечение, воспитание и обучение;
  • педагогическое: обучение детей с нарушениями слуха, зрения, умственной деятельности;
  • психодиагностическое: выявление лиц с нарушениями интеллекта.

Норвегия

Впервые внимание к особым нуждам олигофренов в Норвегии было привлечено Л. Далем. Первые эксперименты выполнили в 1871 году сурдопедагоги Хансен (норв. Hans Hansen) и Липпестад (норв. Johan Anton Lippestad). В 1877 году они создали первую школу для умственно отсталых детей (Skolen for åndssvage børn). Затем последовали другие школы, раздельные для мальчиков и девочек, созданные этими же педагогами.

В 1892 году в Норвегии был принят Закон об обязательном школьном образовании, переводивший все школы, в том числе, коррекционные, под контроль государства. Таким образом, Норвегия и Саксония были единственными государствами Европы, где обучение умственно отсталых стало обязательным.

Российская империя

В Российской Империи система специального образования детей появилась в 1797 году с учреждением ведомства императрицы Марии Федоровны, уделявшего особое внимание детским приютам.

В 1806 году стараниями В. Гаюи в Павловске было открыто первое в России опытное училище для глухонемых детей, а в 1807 году — школа для слепых.

В 1854 году в Риге бывший сурдопедагог Фридрих Пляц (Friedrich Platz) основал первое в Империи лечебно-педагогическое учреждение для умственно отсталых и эпилептиков. Там не только пытались обеспечить лечение, но и вели занятия по системе Э. Сегена, а вдова Пляца, возглавившая организацию в 1864 году, имела некоторый успех в использовании систем Фрёбеля и Георгенса (нем.)русск..

Затем последовали заведения в Санкт-Петербурге (учреждения Е. К. Грачевой, супругов Маляревских) и Москве (классы М. П. Постовской). Крупные российские коррекционные педагоги того времени — А. И. Граборов, Л. К. Шлегер, К. Н. Корнилов. В 1908 году В. П. Кащенко открыл в Москве «Школу-санаторий для дефективных детей», а также написал известный труд «Педагогическая коррекция. Исправление недостатков характера у детей и подростков».

В начале XX века в Российской Империи действовало около 4,5 тысяч благотворительных организаций и 6,5 тыс. учреждений для социальной поддержки детей, в том числе с отклонениями в развитии. Н. Ю. Борякова пишет со ссылкой на Н. Н. Малофеева, что «в дореволюционной России не была оформлена система специального образования, но была создана сеть специальных образовательных учреждений».

К 1907 году существовало 61 заведение для глухих. В 1914 году было примерно 30 заведений для незрячих, включая учебные. К Октябрьской Революции воспитывалось около двух тысяч детей с умственными недостатками.

СССР и Российская Федерация

В России деятельность специальных (коррекционных) образовательных учреждений регламентируется типовым положением «О специальном (коррекционном) образовательном учреждении для обучающихся, воспитанников с отклонением в развитии» (1997) и письмом «О специфике деятельности специальных (коррекционных) образовательных учреждений I—VIII видов».

Специальные образовательные учреждения делятся на

  • коррекционные (компенсирующие) учреждения дошкольного образования;
  • коррекционные образовательные учреждения;
  • коррекционные учреждения начального профессионального образования.

Также в некоторых учреждениях общего образования существуют специальные классы и группы, подчиняющиеся тем же регламентам.

Специальные (коррекционные) учреждения в России делятся на 8 видов.

Специальное (коррекционное) образовательное учреждение I вида Основная статья: Сурдопедагогика

Специальное (коррекционное) образовательное учреждение I вида создаётся для обучения и воспитания неслышащих детей, их всестороннего развития в тесной связи с формированием словесной речи как средства общения и мышления на слухо-зрительной основе, коррекции и компенсации отклонений в их психофизическом развитии, для получения общеобразовательной, трудовой и социальной подготовки к самостоятельной жизни.

Образовательный процесс осуществляется в соответствии с уровнем общеобразовательных программ трёх ступеней общего образования:

  • 1-я ступень — начальное общее образование (нормативный срок освоения — 5—6 лет (в зависимости от учебных предметов) или 6—7 лет (с учётом подготовительного класса). В 1-й класс коррекционного учреждения I вида принимаются, как правило, дети с 7-летнего возраста. Для детей, не получивших полной дошкольной подготовки, организуется подготовительный класс. На первой ступени общего образования в начальных классах (1—3 классы) проводится работа по становлению личности ребёнка, выявлению и целостному развитию его способностей, формированию у школьников умения и желания учиться. В начальных классах у учащихся формируется речевая деятельность (умение вступать в общение с окружающими, воспринимать речь окружающих на слухо-зрительной основе и обмениваться информацией). В средних классах (4—6 классы) продолжается работа по формированию личности неслышащего ребёнка, его учебной деятельности, развитию устной и письменной речи, совершенствованию умения пользоваться языком как средством общения, по развитию познавательных способностей и навыков самостоятельной умственной деятельности.
  • 2-я ступень — основное общее образование (нормативный срок освоения — 5—6 лет). На второй ступени общего образования (7—10 классы) продолжается работа по формированию личности неслышащего воспитанника, закладывается фундамент общеобразовательной и трудовой подготовки, необходимой для продолжения образования, полноценного включения обучающегося, воспитанника в жизнь общества. Продолжается систематическая работа по развитию устной и письменной речи обучающихся, коррекции их произношения и развитию слухового восприятия.
  • 3-я ступень — среднее (полное) общее образование (нормативный срок освоения — 2 года). На третьей ступени общего образования у обучающихся совершенствуется устная и письменная речь, продолжается коррекционная работа по формированию произношения и развитию остаточного слуха. Проводится специальная работа по социально-трудовой адаптации.

Специальное (коррекционное) образовательное учреждение II вида Основная статья: Сурдопедагогика

Коррекционное учреждение II вида создаётся для обучения и воспитания слабослышащих детей (имеющих частичную потерю слуха и различную степень недоразвития речи) и позднооглохших детей (оглохших в дошкольном или школьном возрасте, но сохранивших самостоятельную речь), всестороннего их развития на основе формирования словесной речи, подготовки к свободному речевому общению на слуховой и слухо-зрительной основе. Обучение слабослышащих детей имеет коррекционную направленность, способствующую преодолению отклонений в развитии. При этом в ходе всего образовательного процесса особое внимание уделяется развитию слухового восприятия и работе над формированием устной речи. Воспитанникам обеспечивается активная речевая практика путём создания слухо-речевой среды (с использованием звукоусиливающей аппаратуры), позволяющей формировать на слуховой основе речь, приближённую к естественному звучанию.

Для обеспечения дифференцированного подхода в обучении слабослышащих и позднооглохших детей создаются два отделения (воспитанники могут переводиться из одного отделения в другое):

  • 1-е отделение — для воспитанников с лёгким недоразвитием речи, обусловленным нарушением слуха;
  • 2-е отделение — для воспитанников с глубоким недоразвитием речи, обусловленным нарушением слуха.

Образовательный процесс осуществляется в соответствии с уровнями общеобразовательных программ трёх ступеней общего образования:

  • 1-я ступень — начальное общее образование (нормативный срок освоения в 1-м отделении — 4—5 лет, во 2-м отделении — 5—6 или 6—7 лет). В 1-й класс (группу) 1-го и 2-го отделений зачисляются дети с 7-летнего возраста, посещавшие дошкольные образовательные учреждения. Для детей 6—7-летнего возраста, не посещавших дошкольные образовательные учреждения, во 2-м отделении может быть организован подготовительный класс. На 1-й ступени общего образования осуществляется коррекция словесной речи на основе использования развивающейся слуховой функции и навыков слухо-зрительного восприятия, накопление словарного запаса, практическое овладение грамматическими закономерностями языка, навыками связной речи, развитие внятной речи, приближённой к естественному звучанию.
  • 2-я ступень — основное общее образование (нормативный срок освоения в 1-м и 2-м отделениях — 6 лет). На 2 ступени общего образования проводится коррекционная работа по дальнейшему развитию речи, слухового восприятия и навыков произношения.
  • 3-я ступень — среднее (полное) общее образование (нормативный срок освоения в 1-м отделении — 2 года). На 3 ступени общего образования обеспечивается овладение воспитанниками устной и письменной речью до уровня, необходимого для интеграции их в общество.

Специальные (коррекционные) образовательные учреждения III и IV видов Основная статья: Тифлопедагогика

Коррекционные учреждения III и IV видов обеспечивают обучение, воспитание, коррекцию первичных и вторичных отклонений в развитии у воспитанников с нарушениями зрения, развитие сохранных анализаторов, формирование коррекционно-компенсаторных навыков, способствующих социальной адаптации воспитанников в обществе. В коррекционное учреждение III вида принимаются незрячие дети, а также дети с остаточным зрением (0,04 и ниже) и более высокой остротой зрения (0,08) при наличии сложных сочетаний нарушений зрительных функций, с прогрессирующими глазными заболеваниями, ведущими к слепоте. В коррекционное учреждение IV вида принимаются слабовидящие дети с остротой зрения от 0,05 до 0,4 на лучше видящем глазу с переносимой коррекцией. Кроме того, в коррекционное учреждение IV вида принимаются дети с косоглазием и амблиопией, имеющие более высокую остроту зрения (выше 0,4) для продолжения лечения зрения.

При необходимости может быть организовано совместное (в одном коррекционном учреждении) обучение незрячих и слабовидящих детей, детей с косоглазием и амблиопией.

Специальное (коррекционное) образовательное учреждение V вида Основная статья: Логопедия

Коррекционное учреждение V вида создаётся для обучения и воспитания детей с тяжёлой речевой патологией, оказания им специализированной помощи, способствующей преодолению нарушений речи и связанных с ними особенностей психического развития.

Коррекционное учреждение V вида имеет в своем составе два отделения, хотя на практике может ограничиваться и одним:

  • в 1-м отделение принимаются дети, имеющие общее недоразвитие речи тяжёлой степени (алалия, дизартрия, ринолалия, афазия), а также дети, страдающие общим недоразвитием речи, сопровождающимся заиканием;
  • во 2-м отделение принимаются дети с тяжёлой формой заикания при нормальном развитии речи.

Специальное (коррекционное) образовательное учреждение VI вида

Коррекционное учреждение VI вида создаётся для обучения и воспитания детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата (с двигательными нарушениями различной этиологии и степени выраженности, детским церебральным параличом, с врождёнными и приобретёнными деформациями опорно-двигательного аппарата, вялыми параличами верхних и нижних конечностей, парезами и парапарезами нижних и верхних конечностей), для восстановления, формирования и развития двигательных функций, коррекции недостатков психического и речевого развития детей, их социально-трудовой адаптации и интеграции в общество на основе специально организованного двигательного режима и предметно-практической деятельности.

Специальное (коррекционное) образовательное учреждение VII вида Основная статья: Специальная психология

Коррекционное учреждение VII вида создаётся для обучения и воспитания детей с задержкой психического развития, у которых при потенциально сохранных возможностях интеллектуального развития наблюдаются слабость памяти, внимания, недостаточность темпа и подвижности психических процессов, повышенная истощаемость, несформированность произвольной регуляции деятельности, эмоциональная неустойчивость, для обеспечения коррекции их психического развития и эмоционально-волевой сферы, активизации познавательной деятельности, формирования навыков и умений учебной деятельности.

Специальное (коррекционное) образовательное учреждение VIII вида Основная статья: Олигофренопедагогика

Коррекционное учреждение VIII вида создаётся для обучения и воспитания детей с умственной отсталостью с целью коррекции отклонений в их развитии средствами образования и трудовой подготовки, а также социально-психологической реабилитации для последующей интеграции в общество. В штаты коррекционного учреждения данного вида входит должности следующих специалистов из расчета на количество детей:

  • логопеда не менее 1 единицы на 15—20 человек,
  • психолога не менее 1 единицы на 18—20 человек,
  • дефектолога не менее 1 единицы на 15—20 человек.

Отдельный штат, включающий в себя всех членов психолого-медико-педагогической комиссии, составляют по уставу учреждения.

Примечания

  1. 1 2 3 4 Н. Ю. Борякова. Педагогические системы обучения и воспитания детей с отклонениями в развитии, 2008.
  2. L. W. Dahl. Bidrag til kundskab om de sindssyge i Norge, 1859
  3. 1 2 M. W. Barr. Mental defectives: their history, treatment, and training, 1904

Литература

  • Типовое положение о специальном (коррекционном) образовательном учреждении для обучающихся, воспитанников с отклонением в развитии (утверждено постановлением Правительства РФ № 288 от 12.03.1997).
  • Письмо министерства образования РФ № 48 от 4.09.1997 «О специфике деятельности специальных (коррекционных) образовательных учреждений I—VIII видов»

Ссылки

  • Хабаровская специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат 1-го вида. Фоторепортаж

СпецПТУ закрытого типа: как плохие девочки становятся на путь истинный

Их не понимали, унижали, а воспитала улица
В СПТУ закрытого типа № 1 легкой промышленности девочки оказываются в основном за употребление алкоголя, реже за мошенничество, воровство. Отягощенных тяжелым криминальным прошлым воспитанниц здесь нет. Срок пребывания в учреждении определяет суд, но он не превышает двух лет. Однако по своему желанию девочки могут его продлить, чтобы завершить образование. Этим правом в нынешнем году воспользовались восемь из одиннадцати воспитанниц.
Училище рассчитано на 90 человек, сейчас здесь живут 46 девочек в возрасте 13 — 17 лет. Почти половина “пришла” из системы профтехобразования. Большинство из неблагополучных, неполных семей, есть социальные сироты и небольшой процент биологических. Некоторые воспитанницы из вполне нормальных семей, но пока родители занимались добыванием денег, их чад перехватила уличная компания.
— Безусловно, с такими детьми непросто работать, — говорит заместитель директора по воспитательной работе Клавдия Грицкевич. — У каждой свое мнение, многие не приемлют простых форм воспитания. Кто-то в своей среде был лидером, кто-то ведомым. У девочек немало проблем, ведь это дети, которых не понимали, обижали, которых больше воспитала улица, чем семья. Если говорить в целом, все они — недолюбленные дети.
Лишают благ, чтобы ценили свободу
Девочкам здесь предстоит многому научиться, понять основные правила жизни: что делать можно, а что нельзя. Ведь некоторые из них, имея негативный пример родных, не знают, каково быть благополучной и счастливой, как существовать в мире, чтобы не причинять вреда себе и окружающим.
Воспитание начинается с дисциплины. Распорядок дня в училище строгий. Подъем в 7.00. Затем зарядка, уборка. Девочки посещают школу, она находится здесь же, и осваивают специальности “швея” и “термоотделочник”. После вечерней линейки их передают воспитателям. Отбой в 21.30.
У подростков практически нет свободного времени. Если они не на учебе, то занимаются в кружках и спортивных секциях. Интернетом могут пользоваться под контролем взрослых. Клавдия Грицкевич говорит: девочки наказаны, и лишают их благ, чтобы они ценили то, что есть за забором учреждения. То, к чему привыкли обычные дети.
В училище четырехступенчатая балльная система. Каждый день воспитатели, мастера, учителя в специальной тетради ставят или отнимают баллы за поведение и выполнение заданий. Если девочка четыре месяца на третьей ступени, то может на несколько часов выйти в город в сопровождении родителей или работника училища. За хорошее поведение имеет право съездить домой на каникулы, если ситуация дома благонадежная.
По ту сторону неблагополучия
Мое знакомство с девочками началось с похода в центр соц­обслуживания — здесь они выступали с концертом перед инвалидами. Со стороны не скажешь, что у артисток — милых созданий в красивых платьях — когда-то были серьез­ные проблемы с законом. Я увидела приятных, общительных, веселых девушек.
Разговаривали мы позже в кабинете педагога-психолога Галины Кудравец. Моим собеседницам по семнадцать лет, большинство в училище уже почти два года. Слушая их истории и глядя в их еще детские глаза, задавалась вопросами: почему в столь юные годы им нужно находиться здесь, кто или что стоит за их неблагополучием?
Саша: мне хотелось, чтобы мама меня поддерживала
— Я младшая в семье, есть еще две сестры и брат. Папа пил, и когда мне было семь лет, родители развелись, по поводу чего сильно переживала. Мама же всегда уделяла мне мало времени, мы не понимали друг друга, ссорились. А хотелось, чтобы она поддерживала, говорила, что я лучшая. Вместо этого слышала: ты мое бедствие, ты портишь авторитет семьи.
В тринадцать лет попала в плохую компанию, не приходила домой. Сначала гуляла со сверстниками, потом с теми, кто старше. Казалось, что с ними интересно.
Первый протокол за пьянство на меня составили в четырнадцать лет. Потом все чаще стала попадать в милицию. Когда узна­ла, что собирают документы в суд, не поверила. Потом стало страшно, ведь даже самый близкий человек хотел, чтобы меня отправили на перевоспитание.
Когда приехала сюда, подумала, что я хуже других, хотелось плакать. Сейчас по-другому стала смотреть на вещи, по­взрослела. Отношения с мамой потеплели, она приезжала, ждет меня. Теперь самая большая ценность для меня — близкие. Хочу быть медсестрой. Решила, что буду общаться с успешными людьми.
Яна: со старшими друзьями снимали квартиры, ходили в клубы
— Ничего плохого не могу сказать о своей семье. Меня и хвалили, и поддерживали, к тому же я единственный ребенок. На улицу пошла за двоюродной сест­рой, хотелось быть похожей на нее. В одиннадцать лет по­пала в реанимацию с алкогольным опьянением. Через пару лет уже пробовала спайсы, курила траву, правда, не кололась. Наркотики в нашей компании водились всегда.
Со старшими друзьями, у которых были и машины, и деньги, без проблем снимали квартиры, ходили в клубы. Они показывали паспорт, я же, улыбаясь, проскакивала просто так. Одним словом, наслаждалась взрослой красивой жизнью.
Домой поеду другим человеком. Как в училище с педагогами, так ни с кем никогда не общалась, да и слушать никого не хотела. Здесь поняла: есть люди, которым я не безразлична. Участвую в танцевальном проекте, учусь нормально. В будущем хочу стать оператором почтовой связи.
Катя: начала прогуливать уроки, и потом меня невозможно было остановить
— Меня воспитывала мать-одиночка. Она сама из интерната, поэтому старалась ни в чем не отказывать, выполняла любой каприз. В итоге разбаловала настолько, что не могла сказать мне нет. Я спрашивала: можно не пойду в школу? Она отвечала: конечно, ты же умная девочка, наверстаешь. Так начала прогуливать уроки, потом уже она не могла на меня повлиять.
Связалась с ребятами старше себя, в одиннадцать лет стала пробовать алкоголь — поставили на учет. Когда выпивала, казалось, что все хорошо, весело. Мама, кстати, тоже прикладывалась к спиртному. И уже в какой-то момент я держала ее в руках.
Если раньше весь день могла просто прогулять, то сейчас интересно поучаствовать в каком-то мероприятии. Учеба на первом месте, подняла средний балл. Люблю готовить, продолжу учиться в колледже на пекаря-кондитера.
Юля: парень приучил меня к разгульной жизни
— Я потеряла маму, и меня к себе забрала бабушка. (Юля жила в Москве, где у мамы было свое дело. Но так трагически сложились обстоятельства, что самый родной человек погиб в автокатастрофе на глазах у дочери — прим. автора). С пятнадцати лет жила с парнем, он-то и приучил меня к разгульной жизни. Смотрела на него, его компанию и хотела такого же веселья, чтобы заглушить чув­ство потери.
Когда приехала сюда, поняла, что все будет хорошо. А что дальше? Точно сказать не могу, откажусь ли на праздник от шампанского, но к прежнему образу жизни не вернусь. Точно знаю, что перееду жить в другой город. Хочу быть хореографом — на танцы раньше времени не было.
Маша: с ребенком так поступать нельзя!
— Мама выпивала, и я на нее за это сильно обижалась. Когда надо было поругать, не ругала, не обращала внимания на плохие отметки. С папой рассталась, когда мне было три года. Помню, она пила, приводила домой кавалеров, а когда я болела, могла оставить на старшую сестру и пойти в клуб.
Не получая тепла в семье, я стала гулять, выпивать. Думала, залью горе водкой. Мама порой сама выгоняла меня из дома, и я шла к друзьям. Но ведь с ребенком так поступать нельзя!
Она приехала ко мне сюда один-единственный раз за два года. После такого перерыва не узнала меня, из-за этого расплакалась. А ведь она никогда не видела меня в платье, с прической. Я заметила в ней перемены. Мы попросили друг у друга прощения. Больше на нее не обижаюсь.
Раньше мне не было стыдно за оценки, но я повзрослела, начала учиться, работаю над собой, читаю книжки по психологии. Мне понравилось шить, хочу посвятить себя этому.
…Галина Кудравец говорит, что девочки очень изменились, выросли личностно, многое переосмыслили, нацелены на то, чтобы не возвращаться к прежней жизни. У Яны совсем другой взгляд, нежели когда только приехала. Сейчас она одна из лучших учениц в ПТУ и школе. Маша ранее осваивала спецпрограмму, на данный момент успешно идет по обычной. Кате объявлена благодарность за первое место в игре “Я психолог!”.
Галина Кудравец: исправлять свои ошибки намного легче, когда в тебя верят. Мы верим в каждую нашу девочку
И только в компании они находили взаимопонимание
— Галина Николаевна, многие тинейджеры пробуют алкоголь, но ведь не все привыкают и попадают в спецучреждения. Как так получается, что вчерашние забавные малыши становятся трудными подростками?
— Причин много, но прежде всего дети видят, как живут их мамы и папы, берут за основу их модель поведения. Родители некоторых наших девочек закодированы. И как результат, на учете нарколога с диагнозом “употребление алкоголя с вредными последствиями” состоят 23 воспитанницы, две — за употребление спайсов.
В постоянно конфликтующей семье психика ребенка формируется в обстановке страха и беспокойства, ему становится плохо дома, и тогда он идет к друзьям, на улицу. Приведу один давний пример двух сестер. Семья, на первый взгляд, считалась благополучной: мама занималась воспитанием дочерей, папа работал. Правда, уходил в запой, в таком состоянии превращался в зверя, избивал мать. В очередной драке она нанесла мужу смертельный удар. Суд вынес условную меру наказания, но измотанная женщина не выдержала, начала пить, забросила детей, квартира превратилась в притон. Ее дети только в подвале среди сверстников находили взаимопонимание и поддержку. Сестры вместе воровали, гуляли, вместе были определены в спецучилище.
— По сути, там, где дети должны получить уверенность и поддержку, аванс для будущей благополучной жизни, они получили эмо­циональные травмы…
— Да, и более того, детские обиды — когда нам сделали что-то плохое, недолюбили, недоласкали — могут давать знать о себе в любое время. Хотя больше проявляются в кризисные периоды, к примеру, в подростковом возрасте.
— Есть ли примеры, когда родители становились на путь истинный?
— Да, такое бывает. Мама одной девочки пила, ее лишили прав, отец ребенка не признавал. Девочка хотела достучаться до родителей, совершила даже попытку суицида. Потом стала воровать, ведь у других детей были телефоны и хорошая одежда, а у нее нет. Когда оказалась в училище, случилось чудо: мама вспомнила о дочери, стала писать письма, приезжать, звонила педагогам. Самое главное — бросила пить, суд восстановил ее в правах. У девочки спрашивали, счастлива ли она? “А где мама была раньше?” — отвечала она. Несмотря на ситуацию в своей семье, наша бывшая воспитанница старается не повторять ошибок родителей. Сейчас она достаточно благополучна, растит сына.
— Мы говорим о семье, но ведь и окружающий мир вносит вклад в “счастливое” детство маленького человека?
— Да, второй момент — это социум, школьные коллективы. Порой к ребенку из семьи, которая не обладает определенным достатком, сверстники относятся негативно, он становится изгоем. Ребенок же ищет признания. Но как самоутвердиться, если тебя отвергают? Он идет к старшим товарищам, которые предлагают первую сигарету, рюмку. На слабо он делает это и становится своим. Многие воспитанницы дружили с теми, кто на несколько лет старше. В основном это парни, и даже ранее судимые.
— Пройдя такой путь выживания в своей же семье, какими становятся подрост­ки? Чем наполнен их внутренний мир?
— В целом можно сказать: они глубоко несчастны, что делает их агрессивными. У многих, особенно по прибытии, занижена самооценка, повышен уровень тревожности, поэтому возникает желание самоутвердиться. У кого-то в прошлом были попытки суицида. Причины: несчастная любовь и желание привлечь внимание родителей. При этом хотелось бы отметить, что наши воспитанницы талантливые, искренние, добрые, трудолюбивые, ответственные. Но, к сожалению, свои положительные качества ранее они не могли раскрыть в полной мере.
— Как вы помогаете девочкам стать лучше, обрести душевное благополучие, найти свое место в жизни?
— В перевоспитании задействован весь педагогический коллектив: администрация, специалисты социально-психолого-педагогической и режимной служб, учителя, воспитатели, мастера производственного обучения, медицинские работники. Проводим индивидуальную работу, воспитательные часы, тематические вечера, коррекционные занятия, тренинги. Важно, чтобы путь к изменениям был осознанным. Важно, чтобы девочка по-настоящему стала доброй. Вот, например, они посещали людей с ограниченными возможностями. Это развивает эмпатию, толерантность, терпимость.
В позитивное русло направляем их лидерские качества. У нас есть ученическое само­управление. Даем девочкам общественные нагрузки: кто-то поет, кто-то танцует. Они всегда заняты, нет бесцельного времяпровождения.
Могу сказать, что работать приятно со всеми воспитанницами, ведь каждая стремится к изменениям. Однако больших успехов достигают те, кто понимает свои внутренние проб­лемы.
— Какими они возвращаются в обычную жизнь?
— К моменту выхода девушки многое переосмыслили, поверили в себя, готовы начать все с чистого листа. Очень важно, чтобы на этом пути с ними были близкие люди, которые смогут их поддержать. К сожалению, бывает, что девочки возвращаются к прежнему образу жизни, хотя и не совершают тяжелые преступления. Рецидив за последние пять лет составил четыре процента.
— Сейчас много говорят про западную модель воспитания трудных подростков. У нас она применяется?
— Наше училище участвовало в проекте “Подростки в конфликте с законом. Помощь и развитие”, основанном на шведской модели. Его координатор — благотворительное общественное объединение “Мир без границ”. Также мы довольно успешно используем технику “Контактный друг”: волонтеры ищут девочкам товарищей по переписке. Организовано общение по скайпу с родителями, наши воспитанницы участвуют в выездных мероприятиях, например, активные участницы КВН-акции “Осенний марафон” в Минске. Благодаря этому девочки чувствуют, что в них верят. Это хорошая мотивация для успешной жизни в будущем.
— Что можете сказать родителям?
— Любите своего ребенка таким, какой он есть. Не занимайтесь воспитанием, когда у вас плохое настроение. Оценивайте поступок, а не самого ребенка. Ты плохой — оценка личности, ты плохо поступил — оценка поступка. Если дочь украла шоколадку, не говорите, что она воровка, а разберитесь, почему она это сделала. Может, вы в этом виноваты?
Важно установить доверительные отношения, чего не будет, если мама и папа не уделяют чаду должного внимания. Однако и лишняя гиперопека, тотальный контроль могут стать причинами асоциального поведения.
Родителям нужно осознавать, что каждое их слово, поступок, привычка — положительная или отрицательная — сказываются на формировании личности ребенка. Важно не попрекать его ошибками прошлого. И, конечно же, в него верить.
Статистика
На Гомельщине на профилактическом учете в наркодиспансере за употребление алкоголя состоят 2503 несовершеннолетних, наркотиков — 35, токсических средств — 40. Как сообщили в прокуратуре области, за пять месяцев нынешнего года подростки совершили 142 преступления: лидируют кражи и хулиганство. Среди административных правонарушений на первом месте распитие алкогольных напитков в общественном месте или появление в пьяном виде, за что составлено 511 протоколов. В спецучреждения по решению суда направлено 15 подростков.

Что толкает подростков за черту закона и почему материальное благополучие семьи не всегда способно уберечь детей от кривой дорожки?

Корреспондент агентства «Минск-Новости» побывала в приемнике-распределителе для несовершеннолетних УВД Миноблисполкома и выяснила, как живут подростки, которые оступились.

Спецучреждение на улице Окрестина не пустует никогда: за высокими бетонными стенами и колючей проволокой здесь временно содержатся несовершеннолетние правонарушители со всей страны. В большинстве своем это юные беглецы из дома, попавшиеся с поличным воришки, а также подростки, задержанные за распитие алкогольных напитков. Все они дожидаются здесь решения своей участи — отправки в спецучреждение либо домой.

— Наше учреждение — единственное в своем роде в стране. До 2008 года таковые имелись во всех областных центрах республики, — поясняет начальник приемника-распределителя подполковник милиции Лариса Лычковская. — Большая часть ребят от нас уезжает в спецучреждения закрытого типа. Их в Беларуси четыре: два в Могилеве (спецшкола и профессионально-техническое училище) и по одному лечебно-воспитательному учреждению в городском поселке Кривичи Мядельского района (там проживают и учатся мальчики) и в городе Петрикове (для девочек).

Впрочем, есть и еще одна категория «воспитанников», с которой приходится иметь дело сотрудникам приемника. Это несовершеннолетние иностранные граждане, а иногда – и взрослые молодые люди, выдающие себя за несовершеннолетних, которые незаконно проникли на территорию Беларуси.

— Вьетнамцы, индусы, сомалийцы, афганцы, иранцы… География самая разнообразная, — говорит Л. Лычковская. — Документов на руках не имеют: выбрасывают паспорта еще по дороге в Беларусь. При установлении личности нагло утверждают, что им 16 лет. Чтобы установить точный возраст, их направляют на медицинское освидетельствование — довольно длительную процедуру, во время которой они содержатся у нас.

В приемнике царит строгий порядок. Здесь запрещено курить (хотя случается и такое, что сами родители привозят сигареты) и обращаться друг к другу в бранных выражениях либо по кличкам. До обеда у ребят учеба, во время которой следует соблюдать тишину. Во второй половине дня — свободное время для чтения или игры в настольный теннис (нередко компанию в этом им составляют сотрудники приемника). Минимально практикуется здесь и трудотерапия: от подопечных требуется приводить в порядок постель и убирать за собой посуду, летом ребят привлекают к прополке клумб на территории приемника. Новички в обязательном порядке заучивают наизусть правила пребывания в учреждении. Посещения родителей разрешены раз в неделю — по средам. Однако если семья издалека, ей идут навстречу — разрешают приехать в выходной день.

— Не поверите, но некоторые мамы перед тем, как прийти на встречу с ребенком, звонят и всерьез спрашивают: «Скажите, пожалуйста, а пиво и сигареты можно?». Если при пересмотре вещей найдены запрещенные предметы — медпрепараты, иголки с нитками и прочее, то родители, которые пытались их передать, в учреждение больше не допускаются, — рассказывает Л. Лычковская.

Размышляя о том, как дети становятся правонарушителями, начальник приемника отмечает, что большая часть воспитанников из неполных либо неблагополучных семей.

— Впрочем, сегодня такой фактор, как благополучие семьи, очень относителен, — замечает психолог приемника Наталия Фалевич. И поясняет: — Семья может быть благополучна в материальном плане, но при этом дома нет психоэмоционального тепла. Родители в бесконечной погоне за деньгами могут не уделять должного внимания своему чаду, а склонны откупаться от него — новой одеждой, гаджетами, средствами на карманные расходы… Стремясь компенсировать недостаток приятия и общения, ребенок может оказаться на улице и связаться с дурной компанией.

Психолог приводит пример: недавно из приемника уехала на перевоспитание в Петриков девочка-подросток. Мама трудится преподавателем информатики в вузе, положительная во всех отношениях. Однако не досмотрела, как дочь связалась с компанией взрослых мужчин, бывших заключенных… И такой случай — далеко не единственный в практике Наталии Фалевич.

— Наши дети потребляют нас. По полной программе! — категорична начальник приемника Л. Лычковская. — Зачастую мы упускаем в воспитании, зарабатывая на хлеб насущный, чтобы деточка ни в чем не нуждалась. Однако сами не замечаем, как в погоне за деньгами теряем семью. Вдобавок в обществе стали больше ценить права ребенка, в которых дети усматривают, что ИМ должны, а не что ОНИ должны. На родительском собрании в школе у сына выслушиваю, как одна мама рассказывает: «Захожу в комнату к сыну, а он мне говорит: выйди и закрой дверь — это мое личное пространство». Позиция детей такова: либо получу то, что хочется, либо упаду на пол и буду стучать ногами. А то и вовсе пойду напьюсь с друзьями. Случаи, когда родители признают свою вину, крайне редки: всегда виновата школа, плохой учитель, разбаловала бабушка…

Егору (имя по этическим соображениям изменено) 17 лет. В скором времени станет молодым папой: в родных Ивацевичах у него осталась беременная 16-летняя девушка. В приемник парень попал за распитие спиртных напитков. На вопрос, какие планы по возвращении из Кривичей, Егор не мешкает с ответом:

— Первым делом помирюсь с девушкой — мы в ссоре из-за моей выпивки. И продолжу учебу: в Барановичском лицее строителей уже получил разряд по специальности «станочник деревообрабатывающих станков».

16-летнюю Нину, воспитанницу столичного детского дома № 5, могло ждать большое будущее. До 14 лет девочка занималась конькобежным спортом, пока маму не лишили родительских прав, а ее саму не отправили в детский дом, откуда она неоднократно сбегала.

У 13-летнего Миши из Витебска уже довольно большой «послужной список»: с 10 лет мальчик начал употреблять алкоголем и воровать мобильные телефоны. Из приемника он отправится на два года в Кривичское спецучреждение.

— Больше всего сожалею о том, что маме за мою самодеятельность теперь необходимо выплачивать 12 миллионов рублей штрафа. А еще, что у бабушки из-за переживаний начались проблемы с сердцем, — искренне признается мальчишка.

По словам психолога Н. Фалевич, ребята, которые попадают в приемник, разные: есть жестокие и конфликтные, а встречаются и с необыкновенно богатым внутренним миром — такие, что просто удивляешься, как они сюда попали.

— В подростковом возрасте жестокость проявляется сплошь и рядом: у детей не развиты чувства эмпатии и сострадания, — отмечает специалист. — Порой общаешься с ребенком, и он просит объяснить, что это за чувство. Значит, в семье и ближайшем окружении не было такой поддержки. Очень сильна модель семейного воспитания: ребенок впитывает ее на бессознательном уровне.

Среди воспитанников приемника встречаются и такие, кто не в первый раз попадается за правонарушения.

— Возвращаясь в привычный мир, подросток сталкивается с тем, что его не принимают в школе, на него навешивают определенный ярлык. И он не способен доказать, что изменился, — поясняет Н. Фалевич. — Либо микроклимат дома остается прежним: родители ведут прежний образ жизни. Тогда все возвращается на старые рельсы… Крайне важно, когда семья поддерживает и помогает.

Фото Тамары Хамицевич

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *