Согласие на донорство органов

Презумпция согласия на донорство органов в России

Тема, отнюдь, не нова, но, как выяснилось, не утратила актуальности на сегодняшний день в нашей стране. В связи с чем, у меня возник вопрос. Но, прежде чем, тут его задать, думаю, что стоит ввести читателя в курс дела и напомнить ему кое-что. Недавно попалась мне весьма интересная статья:

Федеральный закон Российской Федерации от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»

Закон предусматривает:

— коммерциализацию медицинских услуг — пункты 3, 11 статьи 2;

— принудительные аборты и принудительную стерилизацию отдельных категорий граждан — часть 7 статьи 56 и часть 2, 3 статьи 57;

— легализацию посмертного детского донорства (торговлю детскими органами)

— части 5, 8, 10, 11 статьи 47;

— презумпцию согласия каждого без исключения человека на изъятие у него органов и тканей после «смерти» (а на деле — лишь по факту отсутствия активности мозга)

— часть 10 статьи 47;

— допуск индивидуальных предпринимателей, осуществляющих медицинскую деятельность, к заготовке органов и тканей человека — пункты 10, 11, 13 статьи 2;

— определение момента смерти человека как смерти мозга (при наличии сердцебиения и дыхания), то есть не окончательной гибели организма (часть 1, 2 статьи 66), позволяющего не оказывать реанимационные мероприятия ещё живым людям-п.1 часть 6 и пункт 1 части 7 статьи 66; часть 11 статьи 47. (живой человек считается трупом);

— суррогатное материнство (вынашивание детей на продажу) — части 1, 9, 10 статьи 55; подробнее: «Индия — столица суррогатов. Россия дышит ей в спину» http://detirf.org/news/318/ — удержание в медицинских учреждениях детей, в том числе новорожденных младенцев из семей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации (изъятие детей у родителей за бедность вместо оказания помощи малоимущим семьям) — часть 3 статьи 54;

— информированное добровольное согласие несовершеннолетних с 15 лет на медицинское вмешательство (в том числе, аборт), осуществляемое без оповещения и учета мнения родителей или лиц, их заменяющих (инструмент разрушения института семьи в России и детского здоровья) — часть 2 статья 54;

-принуждение граждан заранее давать согласие на медицинское вмешательство в отношении себя и своих детей при постановке на учёт в поликлинике (оказание медицинской помощи на кабальных условиях) — часть 6 ст 20;

— отказ в проведении реанимационных мероприятий при состоянии клинической смерти (остановке жизненно — важных функций организма человека (кровообращения и дыхания) — потенциально обратимого характера на фоне отсутствия признаков смерти мозга) в случае достоверно установленных неизлечимых заболеваний или неизлечимых последствий острой травмы, не совместимых с жизнью, независимо от причины клинической смерти (то есть не оказание медицинской помощи больному, когда его еще можно спасти, лишь по причине имеющегося у него «смертельного» диагноза) — п.1 часть 7 статьи 66;

— проведение дополнительных медицинских осмотров детей и медицинского вмешательства в образовательных учреждениях — статья 46 и п 1 часть 1 ст 54.

Основные тезисы трансплантологии в России сейчас:

1) органы снимаются ТОЛЬКО с живых людей — при наличии дыхания (или ИВЛ) и сердцебиения, т.к.некротизированные органы и ткани непригодны для трансплантации.

2) то, что ранее диагностировалось как КОМА III или IV степени сейчас, уже по закону, диагностируется как смерть (мозга — а значит и человека), жизнь человека поддерживается аппаратами исключительно до приезда трансплантологов, которые приезжают довольно быстро.

3) официально органы снимаются только с граждан РФ.

4) решение об изъятии органов принимают три человека: трансплантолог, реаниматолог, судебный эксперт — руководствуясь «показаниями приборов», а точнее — их интерпретацией, зависящей от человеческого фактора, и нуждой в органах.

5) трансплантологические службы курируют больницы на предмет поиска доноров.

ЧТО ДЕЛАТЬ? Изъятие органов и (или) тканей у человека в коме (по новому закону — трупа) не допускается, если учреждения здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни (!) данное лицо либо его законный представитель (для детей — родители или органы опеки) заявили о своем несогласии на изъятие органов и (или) тканей после диагностирования смерти (а в реальности — отсутствия активности головного мозга в течение 30 минут) для трансплантации реципиенту.

Поскольку родственников людей в коме III или IV степени степени не информируют о том, что их близкого человека будут потрошить на органы. (Слово «потрошить» — из обихода трансплантологов.):

Единственным вариантом избежать потрошения является нотариально заверенное несогласие на изъятие органов и (или) тканей, написанное самим человеком (потенциальным донором) еще в сознании. Этот документ родственники должны успеть принести в больницу в течение часа после госпитализации в реанимацию, т.к. диагностирование «смерти» мозга занимает по времени примерно 30-40 минут. Трансплантологи по звонку приезжают быстро.

Нотариально заверенную копию несогласия необходимо также возить с собой непосредственно с документами, удостоверяющими личность. Несогласие на изъятие органов можно дополнить также своим волеизъявлением о том, чтобы в экстренном случае ваших детей не «разбирали на запчасти“, а оставили им жизнь.

Выдержки из определения Конституционного Суда РФ: “… оспариваемая статья, содержащая формулу презумпции согласия на изъятие в целях трансплантации органов, сама по себе не является неясной или неопределенной, а потому не может рассматриваться как нарушающая конституционные права граждан. Вместе с тем — в целях соблюдения баланса прав и законных интересов доноров и реципиентов — вопросы, связанные с реализацией гражданином либо его близкими родственниками или законными представителями права заявить письменно или устно о несогласии на изъятие… , требуют более детальной регламентации, а механизмы информирования граждан о действующем правовом регулировании — развития и совершенствования.

Однако разрешение подобных вопросов, как связанных с осуществлением дополнительного правового регулирования, является прерогативой законодателя»; «Презумпция согласия базируется, с одной стороны, на признании не гуманным задавать родственникам практически одновременно с сообщением о смерти близкого человека, либо непосредственно перед операцией или иными мероприятиями лечебного характера, вопрос об изъятии его органов (тканей), а с другой стороны — на обоснованном фактическим состоянием медицины, что … невозможно обеспечить выяснение воли указанных лиц после кончины человека в сроки, обеспечивающие сохранность трансплантата».

«презумпция согласия» (торговля людьми без их воли), по которой изъятию органов может препятствовать только ВОЗРАЖЕНИЕ, высказанное донором в сознании, действует в т.н. «цивилизованных» странах, живущих по принципам «общества потребителя»: Австрии, Бельгии, Венгрии, Дании, Италии, Испании, Латвии, Швеции, Чехии, Польше и др.

Теперь и в нашей стране легализованы принципы рабства, работорговли и легализации институтов сходных с рабством по следующим основаниям: определение понятия рабства дано в «КОНВЕНЦИИ ОТНОСИТЕЛЬНО РАБСТВА“, подписанной в Женеве 25 сентября 1926 г., с изменениями от 7 декабря 1953 г.» «… Рабство есть состояние или положение человека, над которым осуществляются атрибуты права собственности или некоторые из них…»

В связи с этим у меня вопрос, закон то этот действует вот уже не один год. Скажите пожалуйста, кто-то пользовался из вас своим «правом» на отказ от донорства? Кто-то на деле проходил это? Действительно ли, это (нотариальный заверенный отказ) является гарантией неприкосновенности человека (, пусть даже и после смерти) и данный правовой механизм оправдан, результативен и самое главное, действенен, в нашей стране, на сегодняшний день?

Насколько Конституционен этот закон, по вашему мнению? Прежде всего, интересует мнение профессиональных юристов, конечно же. Быть может, кто-то из вас, также выяснял этот вопрос на высшем уровне? Хотелось бы узнать обо всех результатах, таких обращений и об их попытках. Поделитесь своим профессиональны мнением и опытом, либо ссылками на чужой. Заранее благодарю.

МИРОВАЯ ПРАКТИКА: ДВА ПУТИ

Согласны ли вы, чтобы после смерти ваши органы могли быть использованы для спасения жизней других людей? Сегодня в мире есть два основных подхода к решению вопроса о посмертном донорстве, их суть поясняется в Руководящих принципах ВОЗ по трансплантации человеческих клеток, тканей и органов:

а) презумпция несогласия: предполагается, что люди изначально не согласны на посмертное пожертвование своих органов для трансплантации, и донорство возможно, только если человек при жизни четко и недвусмысленно выразит согласие на это;

б) презумпция согласия: нет оснований полагать, что человек был бы против посмертного использования его органов для спасения жизней других людей; поэтому донорство после смерти не допускается лишь в том случае, если умерший официально выразил свое несогласие на предоставление органов для трансплантации.

А КАК У НАС?

Многие эксперты считают второй подход более гуманным, способствующим сохранению главной ценности: человеческой жизни. По этому пути пошла и Россия. Приняв в 1992 году Федеральный закон «О трансплантации органов и (или) тканей человека», наше государство закрепило презумпцию согласия на посмертное донорство. Исходя из статьи 8 Закона, использование органов для трансплантации после ухода человека из жизни не допускается, если сам умерший либо его родственники заявили о несогласии на это, и медицинское учреждение, где находится умерший, поставлено в известность о таком несогласии на момент принятия решения об изъятии органов.

Специалисты отмечают, что на практике из-за довольно общих формулировок закона могут возникать трудности. В частности, из-за отсутствия единой базы заявлений о несогласии на посмертное донорство порой бывает невозможно установить волю умершего, а родственники наотрез отказываются от предоставления органов для трансплантации. Также возникают споры о порядке уведомления врачей о таком несогласии и т.д.

«Закон 1992 года, по сути, — рамочный документ, дающий общие представления о трансплантации органов и тканей, — поясняет помощник министра здравоохранения РФ Ляля Габбасова. — За прошедшее время пришло понимание, каким образом можно более детально и эффективно урегулировать назревшие вопросы, в том числе с учетом принятия новых международных актов». Основываясь на этом, Минздрав разработал новый законопроект «О донорстве органов человека и их трансплантации».

Очень часто, чтобы спасти человека, есть лишь считанные минуты. А донорские органы могут подарить годы.

ПРЕЗУМПЦИЯ СОГЛАСИЯ СОХРАНЯЕТСЯ

— Мы уже более 20 лет работаем в рамках презумпции согласия и считаем возможным продолжить эту практику, — говорит Ляля Габбасова. — Принцип презумпции согласия лежит в основе законодательства многих европейских стран, являющихся лидерами в области донорства и трансплантации органов человека: Испании, Франции, Италии и многих других.

При этом, чтобы упорядочить информацию о волеизъявлении (несогласии) умерших, сделать более простым и оперативным для врачей принятие решения о посмертном использовании органов с целью трансплантации, новый закон предусматривает важный инструмент: создание Федерального регистра. Это будет единая база заявлений о несогласии тех, кто при жизни решит оказаться от посмертного пожертвования своих органов для трансплантации другим людям. «Наша задача – сделать данный раздел законопроекта максимально корректным с точки зрения соблюдения прав человека. Подробный порядок подачи и оформления волеизъявления будет утвержден после принятия закона подзаконным актом Минздрава России», — поясняет Ляля Габбасова.

На сегодня, пока новый закон еще не принят, гражданин может при жизни оформить свое несогласие на посмертное предоставление органов для трансплантации в устной или письменной форме, заверенной руководителем медицинской организации либо нотариально.

ОРГАНИЗОВАТЬ, РАЗОБРАТЬСЯ, ОБЪЯСНИТЬ

В новом законопроекте уделяется серьезное внимание работе важного органа: Центра координации деятельности, связанной с донорством органов человека и их трансплантации. Задача Центра — принимать участие в организации такой деятельности, разрабатывать рекомендации для врачей, решать наболевшие вопросы, в том числе в области взаимодействия с родственниками умерших.

Как рассказывают врачи, нередко близкие человека, ушедшего из жизни, заявляют о несогласии на посмертное донорство на волне горестных эмоций. Немного успокоившись, люди порой меняют решение, но оказывается уже поздно — органы не могут быть использованы для трансплантации по медицинским причинам. Задача специалистов — в корректной форме донести до родственников, что их близкий уже не пострадает, а его органы и ткани могут спасти чью-то жизнь. При этом гарантируется достойное отношение к телу человека при посмертном донорстве, то есть принимаются все разумные меры для сохранения неизменным внешнего вида тела умершего.

Законопроект предусматривает, что в медицинских организациях, которые уполномочены на посмертное изъятие органов для трансплантации, будет введена должность врача по координации донорства органов человека. Либо такие должностные обязанности будут возлагаться на одного из врачей-специалистов медицинской организации, прошедшего необходимое обучение.

ДЕТСКОЕ ДОНОРСТВО: ПОСМЕРТНО С СОГЛАСИЯ РОДИТЕЛЕЙ

Прижизненное детское донорство по общему правилу не допускается. Есть лишь некоторые исключения: в частности, забор костного мозга для родственной трансплантации.

— Посмертное детское донорство и нынешнее законодательство, и новый законопроект предусматривают — для этого потребуется согласие одного из родителей, оформленное в письменном виде, — поясняет Ляля Габбасова. — По такому пути идут многие зарубежные страны с передовой системой трансплантологии.

Важно: категорически будет запрещено посмертное донорство в отношении воспитанников детских домов и детей, находящихся под опекой, — подчеркивает представитель Минздрава России.

БУКВА ЗАКОНА

Какие органы и ткани человека могут подлежать пересадке

Органы и ткани, подлежащие пересадке, определены в рамках международных рекомендаций и перечня объектов трансплантации для Глобального международного отчета, а также утверждены приказом Минздрава России № 306н, РАН № 3 от 04.06.2015 «Об утверждении перечня объектов трансплантации».

— Новый законопроект также сохраняет приверженность к общепринятым в международной практике подходам, — подчеркивают в Минздраве, — и к донорским органам при посмертном донорстве относятся: сердце, легкое (легкие), доля легкого, трахея, комплекс сердце-легкое, почка (почки), печень (ее часть), поджелудочная железа (ее часть), поджелудочная железа с 12-перстной кишкой, кишечник и его фрагменты.

В отношении пересадки тела и лица вопрос остается открытым для широкого обсуждения всей мировой общественности, так как он больше находится не в профессиональной плоскости, а в этической и правовой.

Трансплантация органов: презумпция согласия и несогласия

Publication in electronic media: 20.03.2011 under http://journal.forens-lit.ru/node/212
Publication in print media: Актуальные вопросы теории и практики судебно-медицинской экспертизы, Красноярск 2007 Вып. 5

Е. X. Баринов, П. О. Ромодановский

Кафедра судебной медицины и медицинского права ГОУ ВПО МГМСУ Росздрава, г. Москва

Одним из прогрессивных и бурно развивающихся разделов медицины является трансплантология, наука, занимающаяся проблемами пересадки (трансплантации) органов и тканей. Как метод лечения трансплантация показана при большом количестве самых разнообразных заболеваний, зачастую ее применение является единственным способом спасения человеческой жизни. С самого начала трансплантология поставила перед обществом ряд правовых, медицинских и этических проблем, большая часть которых не разрешена и в настоящее время.

Одним из вопросов, вызывающих бурные споры, является понятие презумпции согласия на донорство. Это означает, что каждый человек в России, а также ряде других стран (Испания, Португалия, Германия, Англия, Австралия) считается давшим согласие на то, чтобы у него в случае тяжелой неизлечимой травмы изъяли органы для пересадки. Единственным препятствием для пересадки может быть отказ человека от донорства. Закон (статья 8 «Закона о трансплантации органов и (или) тканей человека») не предусматривает, в какой форме должен быть сделан этот отказ. В других странах закон разрешает брать органы для пересадки, только если пациент или его представитель дал на это согласие.

Соответственно, люди, которые серьезно относятся к пересадке, заранее оформляют специальные документы (карточки) или делают записи в своих водительских правах, паспортах. Обычно делается заверенная подписью запись о том, что «я желаю, чтобы в случае несовместимых с жизнью травм органы моего тела были использованы для пересадки другим людям». Эти карточки люди носят с собой и после несчастного случая врачи могут узнать об отношении человека к донорству.

Из существующих систем каждая имеет свои плюсы и минусы. Часто ли в своей жизни, особенно в относительно короткой, молодой и желанной, человек задумывается о посмертной судьбе своих глаз, кожи, печени и т. п. Как он распорядился бы своими органами, задай ему этот вопрос при жизни? Кто может предсказать этот ответ? Изложенная в законе «презумпция», фигурально говоря, злоупотребляет неведением человека. Итак, если на теле больного не будет никакого документа, где было бы зафиксировано его нежелание быть донором (никто не знает, что это за документ должен быть), и если его родственник не узнает о травме своевременно и не заявит, что пострадавший при жизни заявлял, что он не хотел бы, чтобы из его тела после смерти извлекали органы, то врачи органы возьмут. При этом необходимо учитывать сложнейшую психоэмоциональную ситуацию, в которой находятся родственники погибшего. С одной стороны, возможен вариант, когда врачи могут просто воспользоваться горем и беспомощностью людей и влиять на принятие ими окончательного решения.

С другой стороны, будущие доноры обычно поступают в приемное отделение травматологической больницы в тяжелом состоянии. Иногда уже с погибшим от травмы или гипоксии мозгом. Иногда мозг погибает в ближайшее время после доставки в стационар. С точки зрения обычного человека, такие пациенты еще живы — сердце сокращается. С точки зрения закона такой пациент мертв. Это понимает медицинский персонал, но убедить в этом родственников погибшего бывает крайне трудно.

Если в больнице действует программа заготовки органов для пересадки, то после того, как принято решение о наступлении смерти мозга, откладывать изъятие органов нельзя — поддержание деятельности организма с умершим мозгом стоит очень дорого. Ведь органы для пересадки должны быть в хорошем состоянии и тело с умершим мозгом нужно хорошо «лечить». Это были бы естественные усилия и расходы, если бы речь шла о лечении пострадавшего, но если он уже умер, то такие расходы наносят ущерб всем.

Еще одна проблема — то, что органы для пересадки надо брать только у относительно молодых и практически здоровых людей, у которых организм не подвергся изменениям в результате хронических болезней. Поэтому у людей, умирающих от болезней, органы не берут, а берут только у пострадавших в авариях. Кроме того, организм человека умирает довольно быстро, и органы умирают тоже, поэтому надо изъять органы быстро. В совокупности эти два фактора (берут пострадавших от несчастного случая и спешат со взятием органов) приводят к тому, что в значительном числе случаев родственники и узнать-то о дорожном происшествии не успевают, а у пострадавшего уже изъяли органы и он мертв.

Психологически, по нашему мнению, в основе неэффективности такой системы принятия решения о донорстве лежат расхождение между абстрактной готовностью людей к донорству и реализацией этой готовности в виде прижизненного юридически оформленного согласия, подсознательное нежелание вносить в свою жизнь столь явное напоминание о предстоящей собственной смерти.

Презумпция несогласия имеет в данном случае ряд неоспоримых положительных сторон. Вот одно из реально существующих решений: о согласии или несогласии отдать после своей смерти собственные органы и (или) ткани молодого человека спрашивают при вручении ему паспорта — его решение заносится в этот удостоверяющий документ. Конечно, такая форма тоже небезупречна, спорна и трудоемка. Но невозможно спорить с тем, что она все же представляет пусть несовершенную, но вполне конкретную попытку выяснить отношение человека к весьма деликатному вопросу. Кстати сказать, соответствующая запись в паспорте не является пожизненным «клеймом». Наличие записи часто или нечасто, вольно или невольно заставляет человека в течение жизни возвращаться к этой личной для него проблеме, корригировать свое первоначальное решение, т. е. в конечном итоге принять продуманное решение.

Зато подобная система создает условия для придания исключительного права личности или ее родственников на определение судьбы своего физического тела, обеспечивает охрану телесной неприкосновенности после смерти человека, снижает потенциальную возможность криминализации данной отрасли медицины, усиливает веру человека в достойное отношение к его телу после смерти.

Необходимо также отметить данные о том, что введение презумпции несогласия не отразится на количестве доноров, используемых в целях трансплантации.
Последний тезис может быть подтвержден данными New et al.. King’s Institute. 1994 г., отраженными в таблице:

Страна Число пересадок почки от трупов (на 1 млн. населения, в год) Число погибших в ДТП (на 1 млн. населения, в год) Юридическая концепция презумпции согласия (ПС)
Австрия 40,2 205
Испания 38,0 230 ПС
Португалия 35,6 310 ПС
Бельгия 34,9 202
США 30,6 177 ПС
Дания 30,4 124
Франция 30,3 200
Германия 29,3 130 ПС
Новая Зеландия 28,8 215
Швейцария 28,8 140
Нидерланды 28,5 92
Финляндия 28,5 130
Англия 28,2 94 ПС
Швеция 26,9 91
Норвегия 25,2 79
Австралия 23,3 136 ПС
Канада 22,6 148

Из данных таблицы видно, что наличие или отсутствие презумпции согласия кардинально не влияет на количество доноров, используемых в целях трансплантации органов и тканей.

Одной из проблем существующего в Россия «Закона о трансплантации органов и(или) тканей человека — это неопределенность круга родственников, имеющих право принимать решение за погибшего. Этот вопрос вообще не оговорен, хотя очевидно, что подобную ответственность могут брать на себя только ближайшие родственники (родитель, дети, братья/сестры и супруги). Излишнее расширение круга родственников приведет к невозможности получать пригодные для пересадки органы, так как срок их жизнеспособности после смерти человека невелик. Также необходимо уточнить ряд расплывчатых и неоднозначных формулировок, вносящих сложности в трактовку закона.
Становится ясно, что на данный момент не существует преобладающей тенденции в решении этого вопроса. Очевидно, что в первую очередь каждый гражданин должен определить свое личное отношение к данной проблеме, а государство, в свою очередь, должно обеспечить надежную законодательную базу для реализации принятого решения и защиты прав граждан.

Список литературы:

  1. Конституция Российской Федерации.- СПб.: Альфа, 1995.
  2. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22.07.93.
  3. Сальников В.П., Стеценко С.Г. Трансплантация органов и тканей человека: проблемы правового регулирования. Серия: «Право и медицина». Фонд «Университет»,2000.
  4. В.Л. Попов, Н.П. Попова. Правовые основы медицинской деятельности.- СПб.: Издательство «Деан», 1999.
  5. Сборник нормативных актов по охране здоровья граждан Российской Федерации // Под редакцией Ю.Д. Сергеева.- М.: «Претор», 1995.
  6. Деонтология в медицине (ред. Б.В. Петровский). В 2 томах.—М.: Медицина.— 1988
  7. Введение в клиническую трансплантологию (ред. Б.А. Констинов, С.Л. Дземешкевич).- Москва,-1993.- С.391.
  8. Петровский Б.В., Белорусов О. С. Деонтологические и социально-правовые аспекты клинической трансплантологии жизненно важных органов. Деонтология в медицине (ред. Б.В. Петровский). Т. 1.-М.: Медицина.- 1988.- С. 206-238.

Знаете ли Вы о презумпции согласия на изъятие органов в России и каково Ваше к этому отношение?

Георгий Шанин 34 3 года назад Редактор паблика The Cybersport

Главная проблема трансплантологии в России — малое количество посмертных доноров. Все это складывается в целом из-за глупых предубеждений о незаконности такой деятельности. Стереотип о «поймали в подворотне, вырезали почку в подвале, труп выкинули», давно навеянный криминальными сериалами, наконец-то пытаются разрушить. Конкретно у нас, в России, есть около десятка мест, где мастера своего дела каждый день спасают жизни людей, пересаживая органы от посмертных (и не только) доноров. Сама операция очень высокозатратна, и ни один врач не сможет даже расчитывать на успех без оборудования, команды врачей и, наконец, опыта, «черная трансплантология» просто невозможна. Славу богу академик НИИ им. Шумакова Сергей Готье в последнее время часто выступает на федеральных каналах и рассказывает об этой проблеме.
В развитых странах уже давно принято такое правило, ведь религиозные предрассудки, состояние шока от смерти родного человека мешали деятельности трансплантологов. Никто не будет изымать органы у человека, которого еще можно спасти. Все это тщательно проверяется, особенно после «дела трансплантологов».
Подумайте, подарил бы ваш близкий жизнь другому человеку? Мне кажется, ответ очевиден.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *