Пленум 53 субсидиарная ответственность

Содержание

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 21 декабря 2017 г. N 53 О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, СВЯЗАННЫХ С ПРИВЛЕЧЕНИЕМ КОНТРОЛИРУЮЩИХ ДОЛЖНИКА ЛИЦ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРИ БАНКРОТСТВЕ В целях обеспечения единства практики применения судами положений Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать следующие разъяснения:

  • Общие принципы привлечения контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве
  • Контролирующее должника лицо
  • Субсидиарная ответственность за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о собственном банкротстве
  • Субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов
  • Право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности
  • Процессуальные особенности рассмотрения заявлений о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве. Распоряжение требованием к лицу, контролирующему должника
  • Тождественность исков (заявлений) о привлечении к субсидиарной ответственности. Исковая давность по требованиям о привлечении к субсидиарной ответственности
  • Стимулирующее вознаграждение арбитражного управляющего
  • Особенности привлечения к ответственности по корпоративным основаниям при банкротстве
  • Заключительные положения

Открыть полный текст документа

Обзор важных разъяснений нового Постановления Пленума ВС РФ № 53 от 21.12.2017 по вопросам субсидиарной ответственности контролирующих лиц

Введение с 30 июля 2017 года в Федеральный закон от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее «Закон о банкротстве») новой главы III.2 о субсидиарной ответственности контролирующих лиц при банкротстве должников вызвало многочисленные обсуждения в юридическом сообществе на тему практического применения новых правил данного института и потребовало разъяснений для устранения многочисленных пробелов, допущенных законодателем при внесении изменений в закон.

В связи с этим 21.12.2017 Пленумом Верховного Суда РФ, в целях обеспечения единства практики применения судами законодательства о банкротстве в данной части, было принято Постановление № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», которое не только разъяснило, но, по сути, и дополнило новые правила привлечения к субсидиарной ответственности.

Практикующим коллегам-юристам необходимо быть готовыми применять в судах законодательные новеллы с учетом свежих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, в связи с чем целесообразно кратко изложить суть важных разъяснений и новшеств, содержащихся в Постановлении Пленума ВС РФ № 53 от 21.12.2017 (далее «Постановление»):

1. Разъяснен вопрос о соотношении применения общих норм Гражданского кодекса РФ (далее «ГК РФ») и специальных норм Закона о банкротстве при привлечении к субсидиарной ответственности:

а) общие положения глав 25 и 59 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда при привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности подлежат применению в части, не противоречащей специальным положениям Закона о банкротстве;

б) при решении вопроса о том, какие нормы подлежат применению — общие положения о возмещении убытков (в том числе ст. 53.1 ГК РФ РФ) либо специальные правила о субсидиарной ответственности (статья 61.11 Закона о банкротстве), — суд в каждом конкретном случае оценивает, насколько существенным было негативное воздействие контролирующего лица на деятельность должника:

если допущенные контролирующим лицом нарушения явились причиной банкротства, применению подлежат нормы о субсидиарной ответственности (пункт 1 статьи 61.11 Закона о банкротстве), а в том случае, когда причиненный контролирующими лицами, указанными в статье 53.1 ГК РФ, вред не должен был привести к банкротству должника, такие лица обязаны компенсировать убытки в размере, определяемом по правилам статей 15, 393 ГК РФ.

При этом независимо от того, как заявитель поименовал при обращении в суд вид ответственности и на какие нормы он сослался, суд самостоятельно квалифицирует предъявленное требование: при недоказанности оснований привлечения к субсидиарной ответственности, но доказанности противоправного поведения контролирующего лица, влекущего иную ответственность, в том числе установленную ст. 53.1 ГК РФ РФ, суд принимает решение о возмещении таким контролирующим лицом убытков.

в) разъяснены правила применения сроков исковой давности:

— сроки давности привлечения к субсидиарной ответственности, указанные в Законе о банкротстве, являются специальными сроками исковой давности (пункт 1 ст. 197 ГК РФ РФ), начало течения которых обусловлено субъективным фактором (моментом осведомленности заинтересованных лиц). При этом данные сроки ограничены объективными обстоятельствами: они в любом случае не могут превышать трех лет со дня признания должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве либо возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом) или со дня завершения конкурсного производства и десяти лет со дня совершения противоправных действий (бездействия). Исковая давность применяется судом только по заявлению контролирующего должника лица.

— положения абзаца второго пункта 5 и абзаца второго пункта 6 статьи 61.14 Закона о банкротстве о возможности восстановления пропущенного по уважительной причине срока исковой давности являются специальными по отношению к правилам ст. 205 ГК РФ РФ. В частности, срок исковой давности арбитражному управляющему, кредиторам, являющимся юридическими лицами или предпринимателями, может быть восстановлен лишь в исключительных случаях, когда они действительно были лишены возможности своевременно обратиться в суд по независящим от них причинам.

При этом не подлежат восстановлению предельные объективные трехлетний и десятилетний сроки, исчисляемые со дня признания должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве либо возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом) или завершения конкурсного производства, совершения неправомерных действий (бездействия), причинивших вред кредиторам и влекущих субсидиарную ответственность.
2. ВС РФ ввёл для использования новое понятие «объективное банкротство», которое является юридическим фактом, влекущим правовые последствия применительно к субсидиарной ответственности: с него считается трехлетний период контроля должника, данное обстоятельство имеет значение для субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве.

В частности, для целей применения специальных положений о субсидиарной ответственности, по общему правилу, учитывается контроль, имевший место в период, предшествующий фактическому возникновению признаков банкротства, независимо от того, скрывалось действительное финансовое состояние должника или нет, то есть принимается во внимание трехлетний период, предшествующий моменту, в который должник стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе об уплате обязательных платежей, из-за превышения совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов.

То есть под объективным банкротством понимается момент, в который должник из-за превышения размера обязательств над реальной стоимостью его активов стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе об уплате обязательных платежей (ранее такая позиция уже была высказана в деле о банкротстве ООО «Каркас», определение ВС РФ от 20.07.2017 № 309-ЭС17-1801).

При этом согласно п. 9 Постановления обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве. Но если руководитель должника докажет, что само по себе возникновение признаков неплатежеспособности, обстоятельств, названных в абзацах пятом, седьмом пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, не свидетельствовало об объективном банкротстве, и он, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель может быть освобожден от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах.

Кроме того, исполнение руководителем обязанности по обращению в суд с заявлением должника о собственном банкротстве не ставится в зависимость от того, имеются ли у должника средства, достаточные для финансирования процедур банкротства.
3. В Постановлении ВС РФ разъяснил фактически новый критерий признания контролирующим лицом должника (в развитие ст. 61.10 Закона о банкротстве), а именно введено понятие «контролирующий выгодоприобретатель».

В частности, если сделки, изменившие экономическую и (или) юридическую судьбу должника, заключены под влиянием лица, определившего существенные условия этих сделок, такое лицо подлежит признанию контролирующим должника.

Предполагается, что лицо, которое извлекло выгоду из незаконного, в том числе недобросовестного, поведения руководителя должника является контролирующим. Так, контролирующим может быть признано лицо, извлекшее существенную (относительно масштабов деятельности должника) выгоду в виде увеличения (сбережения) активов, которая не могла бы образоваться, если бы действия руководителя должника соответствовали закону, в том числе принципу добросовестности.

В частности, предполагается, что контролирующим должника является третье лицо, которое получило существенный актив должника (в том числе по цепочке последовательных сделок), выбывший из владения последнего по сделке, совершенной руководителем должника в ущерб интересам возглавляемой организации и ее кредиторов (например, на заведомо невыгодных для должника условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.) либо с использованием документооборота, не отражающего реальные хозяйственные операции, и т.д.).

Также предполагается, что является контролирующим выгодоприобретатель, извлекший существенные преимущества из такой системы организации предпринимательской деятельности, которая направлена на перераспределение (в том числе посредством недостоверного документооборота), совокупного дохода, получаемого от осуществления данной деятельности лицами, объединенными общим интересом (например, единым производственным и (или) сбытовым циклом), в пользу ряда этих лиц с одновременным аккумулированием на стороне должника основной долговой нагрузки.

Если необходимой причиной объективного банкротства явились сделка или ряд сделок, по которым выгоду извлекло третье лицо, признанное контролирующим должника исходя из презумпции, закрепленной в подпункте 3 пункта 4 статьи 61.10 Закона о банкротстве, такой контролирующий выгодоприобретатель несет субсидиарную ответственность, предусмотренную статьей 61.11 Закона о банкротстве, солидарно с руководителем должника.
4. ВС РФ разъяснил вопрос о соотношении ответственности номинального и фактического руководителя при привлечении к субсидиарной ответственности. В частности, номинальный руководитель, принимавший ключевые решения по указанию третьего лица, не имевшего соответствующих формальных полномочий (фактического руководителя), не утрачивает статус контролирующего лица, поскольку подобное поведение не означает потерю возможности оказания влияния на должника и не освобождает номинального руководителя от осуществления обязанностей по обеспечению надлежащей работы системы управления юридическим лицом (пункт 3 ст. 53 ГК РФ РФ). В этом случае, оба руководителя (номинальный и фактический) несут субсидиарную ответственность солидарно.

Вместе с тем, на основании пункта 9 статьи 61.11 Закона о банкротстве размер субсидиарной ответственности номинального руководителя может быть уменьшен, если благодаря раскрытой им информации были установлены фактический руководитель и/или имущество должника либо фактического руководителя, скрывавшееся ими, за счет которого могут быть удовлетворены требования кредиторов.
5. ВС РФ уточнил, что при привлечении к субсидиарной ответственности руководителя за неподачу заявления о банкротстве должника:

— не учитываются обязательства перед кредиторами, которые в момент возникновения обязательств знали или должны были знать о том, что на стороне руководителя должника уже возникла обязанность по подаче заявления о банкротстве. Данное правило не применяется по отношению к обязательствам перед кредиторами, которые объективно вынуждены были вступить в отношения с должником либо продолжать существующие (недобровольные кредиторы), например, уполномоченный орган по требованиям об уплате обязательных платежей, кредиторы по договорам, заключение которых являлось для них обязательным, кредиторы по деликтным обязательствам;

— если обязанность по подаче в суд заявления должника о собственном банкротстве не была исполнена несколькими последовательно сменившими друг друга руководителями, первый из них несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, возникшим в период со дня истечения месячного срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве, и до дня возбуждения дела о банкротстве, последующие — со дня истечения увеличенного на один месяц разумного срока, необходимого для выявления ими как новыми руководителями обстоятельств, с которыми закон связывает возникновение обязанности по подаче заявления о банкротстве, и до дня возбуждения дела о банкротстве. При этом по обязательствам должника, возникшим в периоды ответственности, приходящиеся на нескольких руководителей одновременно, они отвечают солидарно;

— бывший руководитель должника, публично сообщивший неограниченному кругу лиц о сроке возникновения обязанности по обращению в суд с заявлением о банкротстве и неисполнении им соответствующей обязанности, не отвечает по обязательствам должника, возникшим со дня, следующего за днем такого публичного сообщения.
6. ВС РФ уточнил, что при привлечении к субсидиарной ответственности руководителя за невозможность полного погашения требований кредиторов:

— под действиями контролирующего лица, приведшими к невозможности погашения требований кредиторов следует понимать такие действия (бездействие), которые явились необходимой причиной банкротства должника, то есть те, без которых объективное банкротство не наступило бы. Неправомерные действия контролирующего лица могут выражаться, в частности, в принятии ключевых деловых решений с нарушением принципов добросовестности и разумности, в том числе согласование, заключение или одобрение сделок на заведомо невыгодных условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.), дача указаний по поводу совершения явно убыточных операций, назначение на руководящие должности лиц, результат деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам возглавляемой организации, создание и поддержание такой системы управления должником, которая нацелена на систематическое извлечение выгоды третьим лицом во вред должнику и его кредиторам, и т.д.

— контролирующее лицо также подлежит привлечению к субсидиарной ответственности и в том случае, когда после наступления объективного банкротства оно совершило действия (бездействие), существенно ухудшившие финансовое положение должника (контролирующее лицо, создавшее условия для дальнейшего значительного роста диспропорции между стоимостью активов должника и размером его обязательств, подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в полном объеме, поскольку презюмируется, что из-за его действий (бездействия) окончательно утрачена возможность осуществления в отношении должника реабилитационных мероприятий, направленных на восстановление платежеспособности, и, как следствие, утрачена возможность реального погашения всех долговых обязательств в будущем).
7. ВС РФ разъяснил возможность применения правила «о защите делового решения» для освобождения от субсидиарной ответственности: в частности, контролирующее должника лицо не подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в случае, когда его действия (бездействие), повлекшие негативные последствия на стороне должника, не выходили за пределы обычного делового риска и не были направлены на нарушение прав и законных интересов гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов должника.

Доказывая отсутствие оснований привлечения к субсидиарной ответственности, контролирующее лицо вправе ссылаться на то, что банкротство обусловлено исключительно внешними факторами (неблагоприятной рыночной конъюнктурой, финансовым кризисом, существенным изменением условий ведения бизнеса, авариями, стихийными бедствиями, иными событиями и т.п.).

Если банкротство наступило в результате действий (бездействия) контролирующего лица, однако помимо названных действий (бездействия) увеличению размера долговых обязательств способствовали и внешние факторы (например, имели место неправомерный вывод активов должника под влиянием контролирующего лица и одновременно порча произведенной должником продукции в результате наводнения), размер субсидиарной ответственности контролирующего лица может быть уменьшен.
8. В Постановлении разъяснен вопрос о субсидиарной ответственности нескольких контролирующих лиц:

— если несколько контролирующих должника лиц действовали совместно, они несут субсидиарную ответственность за доведение до банкротства солидарно. В целях квалификации действий контролирующих должника лиц как совместных могут быть учтены согласованность, скоординированность и направленность этих действий на реализацию общего для всех намерения, то есть может быть принято во внимание соучастие в любой форме, в том числе соисполнительство, пособничество и т.д. Пока не доказано иное, предполагается, что являются совместными действия нескольких контролирующих лиц, аффилированных между собой;

— если несколько контролирующих должника лиц действовали независимо друг от друга, и действий каждого из них было достаточно для наступления объективного банкротства должника, названные лица также несут субсидиарную ответственность солидарно;

— если несколько контролирующих должника лиц действовали независимо, и действий каждого из них, существенно повлиявших на положение должника, было недостаточно для наступления объективного банкротства, но в совокупности их действия привели к такому банкротству, данные лица подлежат привлечению к субсидиарной ответственности в долях. В этом случае суд распределяет между ними совокупный размер ответственности, определяя долю, приходящуюся на каждое контролирующее лицо, пропорционально размеру причиненного им вреда или период осуществления контроля над должником.

— непередача предыдущим руководителем новому необходимых документов не освобождает последнего от ответственности и не свидетельствует об отсутствии вины. В случае противоправных действий нескольких руководителей, последовательно сменявших друг друга, связанных с ведением, хранением и восстановлением ими документации, презюмируется, что действий каждого из них было достаточно для доведения должника до объективного банкротства.
9. ВС РФ разъяснил спорные процессуальные вопросы обращения в суд и рассмотрения заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности.

— в уже возбужденных делах о банкротстве конкурсные кредиторы, уполномоченный орган, работники должника вправе обратиться с заявлением о привлечении к ответственности только после включения соответствующих требований в реестр требований кредиторов должника, в том числе включения за реестром (в случае пропуска срока на включение в реестр);

— после завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения расходов на проведение процедур банкротства, заявление о привлечении к субсидиарной ответственности вправе подать только те кредиторы, работники должника, чьи требования в рамках дела о банкротстве были признаны обоснованными и включены в реестр требований кредиторов должника. Указанное правило применяется в отношении таких должников, по которым судебные акты о завершении конкурсного производства либо прекращения производства по делу были вынесены после 1 сентября 2017 года.

— кредиторы должника по текущим обязательствам после завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения расходов на проведение процедур банкротства, вправе подать заявление о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному статьей 61.11 Закона о банкротстве, лишь в том случае, если их требования подтверждены вступившим в законную силу судебным актом или иным документом, подлежащим принудительному исполнению в силу закона. Указанное правило применяется в отношении таких должников, по которым судебные акты о завершении конкурсного производства либо прекращения производства по делу были вынесены после 1 сентября 2017 года.

— после возвращения заявления о признании должника банкротом уполномоченному органу он вправе предъявить вне рамок дела о банкротстве требование о привлечении к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным статьями 61.11 и 61.12 Закона о банкротстве, если возврат заявления мотивирован отсутствием надлежащих свидетельств, подтверждающих вероятность обнаружения в достаточном объеме имущества должника, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу о банкротстве. В этом случае иные лица не наделяются полномочиями по обращению в суд с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности.

— при прекращении производства по делу о банкротстве на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом (до введения первой процедуры банкротства) заявитель по делу о банкротстве вправе предъявить вне рамок дела о банкротстве требование о привлечении к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным статьями 61.11 и 61.12 Закона о банкротстве, если задолженность перед ним подтверждена вступившим в законную силу судебным актом или иным документом, подлежащим принудительному исполнению в силу закона. В этом случае иные лица не наделяются полномочиями по обращению в суд вне рамок дела о банкротстве с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности. Указанное правило применяется в отношении таких должников, по которым судебные акты о завершении конкурсного производства либо прекращения производства по делу были вынесены после 1 сентября 2017 года.

— заявление о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующего должника лица, в отношении которого возбуждено дело о банкротстве, подлежит рассмотрению в рамках дела о банкротстве контролируемого лица.

— понижение очередности удовлетворения требований кредиторов, предусмотренное пунктом 4 статьи 142 Закона о банкротстве, применяется только в случае, когда возможность предъявления требований в двухмесячный срок, указанный в пункте 1 статьи 142 Закона о банкротстве, объективно существовала, но не была своевременно реализована кредитором. Поэтому при установлении в деле о банкротстве контролирующего должника лица требования о возмещении им вреда в порядке субсидиарной ответственности названный двухмесячный срок начинает течь не ранее начала течения срока исковой давности по заявлению о привлечении такого контролирующего лица к субсидиарной ответственности.

— изложенное в абзаце 5 пункта 6 статьи 61.16 Закона о банкротстве правило о том, что до рассмотрения вопроса о включении в реестр требований кредиторов контролирующего должника лица требования о привлечении его к ответственности денежные средства, вырученные от реализации имущества контролирующего лица, не распределяются между кредиторами последнего, не распространяется на кредиторов лица, контролирующего должника, требования которых имеют приоритет над требованием о привлечении к ответственности, относящимся к третьей очереди удовлетворения.

— в резолютивной части определения о привлечении к субсидиарной ответственности (об определении размера субсидиарной ответственности) указывается общая сумма, подлежащая взысканию с контролирующего должника лица, привлеченного к ответственности, в том числе в пользу каждого из кредиторов, выбравших способ, предусмотренный подпунктом 3 пункта 2 статьи 61.17 Закона о банкротстве, и в пользу должника — в оставшейся части. В случае, когда на момент вынесения определения о привлечении к субсидиарной ответственности (об определении размера субсидиарной ответственности) кредиторы не выбрали способ распоряжения требованием к контролирующему должника лицу в определении о привлечении к субсидиарной ответственности взыскателем указывается должник (впоследствии суд производит процессуальную замену взыскателя по правилам подпункта 1 пункта 4 статьи 61.17 Закона о банкротстве).

— для обеспечения исполнения судебного акта о привлечении лица к ответственности по основанию, предусмотренному статьей 61.12 Закона о банкротстве, арбитражным управляющим открывается специальный банковский счет должника, списание денежных средств с такого счета осуществляется по распоряжению арбитражного управляющего для удовлетворения требований кредиторов, в интересах которых было удовлетворено заявление о привлечении лица к субсидиарной ответственности.

— заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, поданное вне рамок дела о банкротстве, считается предъявленным в интересах всех кредиторов, имеющих право на присоединение к иску, независимо от того, какой перечень кредиторов содержится в тексте заявления; такое заявление рассматривается судом по правилам главы 28.2 АПК РФ (иск о защите прав и интересов группы лиц) и оплачивается государственной пошлиной в размере, определенном для имущественных исков исходя из суммы, предъявленной к взысканию в интересах подавшего иск кредитора.

— заявитель, обратившийся с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве, должен предложить другим кредиторам, обладающим правом на присоединение, присоединиться к его требованию. Такое предложение должно быть сделано путем включения сообщения в ЕФРСБ в течение трех рабочих дней после принятия судом к производству заявления о привлечении к ответственности. При этом кредиторы, обладающие правом на присоединение, могут присоединиться к уже предъявленному требованию в любое время до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

— не допускается тождественность исков о привлечении к субсидиарной ответственности. В частности, не допускается повторное разрешение в рамках дела о банкротстве требования о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности, если ранее требование о привлечении этого же лица по тем же основаниям, уже было предъявлено и рассмотрено в том же деле о банкротстве. Также не может быть повторно разрешен иск о привлечении лица, контролирующего должника, к субсидиарной ответственности, поданный вне рамок дела о банкротстве, если ранее требование по тем же основаниям к тому же лицу было предъявлено и рассмотрено в деле о банкротстве. Кредитор, обладающий правом на присоединение к заявлению о привлечении к субсидиарной ответственности, поданному вне рамок дела о банкротстве, не реализовавший это право, утрачивает право на последующее предъявление требования к тому же контролирующему должника лицу по тем же основаниям (часть 5 ст. 225.16 АПК РФ РФ).

— размер стимулирующего вознаграждения арбитражного управляющего по результатам погашения требований кредиторов за счет привлечения к субсидиарной ответственности устанавливается исключительно судом, рассматривающим дело о банкротстве, на основании такого судебного акта соответствующая сумма стимулирующего вознаграждения подлежит перечислению управляющему.
По вопросам оказания услуг правового сопровождения дел о банкротстве рекомендуем обратиться в Юридический Центр «Защита Прав».
Николай Челюканов
Управляющий партнер проекта
advokat@zashitaprav.com
+7(985)520-33-20

Постановление пленума 53 о привлечении к субсидиарной ответственности

Часто из-за разорения компании кредиторы остаются ни с чем. Чтобы защитить последних, внесены изменения в Закон о банкротстве. В документе подробно описаны обязательства контролирующих лиц. Дополнительно 21.12.2017 г. Пленум Верховного суда Российской Федерации разъяснил, как будут привлекаться к субсидиарной ответственности руководители предприятий. Постановление №53 конкретизирует законодательные нормы.

Нововведения в Закон о банкротстве

Законодательство и судебная практика активно борются с недобросовестными действиями заинтересованных лиц при банкротстве предприятий. Организация с неудовлетворительным финансовым положением продолжала работать, заключать сделки с поставщиками и подрядчиками, получать заемные средства. В результате формировалась кредиторская задолженность, которую погасить должник уже не мог. Предприятие-дебитор заявляло о банкротстве. На балансе уже не было имущества для расчетов с кредиторами. В результате нарушались их права, образовывались убытки.

Часто убыточными предприятиями руководили подставные люди. Фактические собственники обанкротившегося юридического лица не несли никакой ответственности. А к номинальным директорам кредиторы не могли предъявлять претензии.

Для защиты интересов заимодавцев в Закон о банкротстве введена статья III.2, предусматривающая субсидиарную ответственность лиц, контролирующих убыточную организацию. При недостаточности средств для удовлетворения требований кредиторов задолженность может быть взыскана с руководства предприятия.

Ранее в законодательных актах, регулирующих процедуру банкротства, такой порядок взыскания не был предусмотрен. Но и после введения новой статьи проблемы остались. Некоторые пункты вызывали разночтения у юристов. В материалах судебной практики встречались вопросы применения положений Закона.

Основные положения закона, разъясненные пленумом

В целях единства чтений разъяснения дал Пленум 53: субсидиарная ответственность, правила ее применения, лица-участники, сроки, суммы – эти и другие положения заслуживают подробного анализа.

Контролирующие лица

К данной категории относятся лица, которые

  • влияли на финансово-хозяйственную деятельность и ухудшали ее;
  • непосредственно осуществляли руководство;
  • принимали управленческие решения, вследствие которых образовалась кредиторская задолженность;
  • заключали сделки, которые вызвали несостоятельность предприятия и привели к банкротству.

Нельзя считать контролирующими лицами только на основании родственных отношений с людьми, управляющими предприятием, или занимаемых должностей (сотрудники финансовой службы далеко не всегда влияют на хозяйственную деятельность и ее результаты).

Руководители

В Постановлении Пленума четко различаются два типа руководителей юридического лица:

  • Номинальный управляющий. Не принимает решений, влияющих на финансово-хозяйственную деятельность. Часто является директором только «на бумагах».
  • Фактический руководитель. Непосредственно влияет на работу предприятия. Осуществляет финансовые операции, заключает сделки, обеспечивает хозяйственную деятельность.

При банкротстве оба типа руководителей предприятия-должника несут солидарную ответственность. Это означает, что заимодавец вправе обратиться в суд с иском к любому из них.

Если требования о субсидиарной ответственности предъявлены к номинальному директору, он вправе уменьшить сумму своих обязательств перед кредиторами. Он также может указать на того, кто фактически руководил организацией, дать информацию о скрываемом имуществе и другие сведения, позволяющие погасить задолженность.

Ответственность нескольких управляющих

Если у организации-должника было несколько управляющих, они несут солидарную ответственность за несвоевременное информирование о банкротстве. Штрафные санкции налагаются на любого из руководителей.

Уставом предприятия не может быть вменено в обязанность конкретному должностному лицу обращение в суд с заявлением.

Когда руководитель не может быть привлечен к ответственности

Управляющий предприятием не привлекается к субсидиарной ответственности в том случае, если его действия признаны необходимыми для осуществления финансово-хозяйственной деятельности. Банкротство на подходе, но директор продолжает работу для обеспечения потребностей организации. Администрация не стремится умышленно нарушить права кредиторов.

При рассмотрении действий должника Пленум дал указания судам руководствоваться сложившейся практикой делового оборота.

Квалификация требований кредиторов

Суды обязаны самостоятельно определять, подлежат ли контролирующие лица субсидиарной ответственности. Вне зависимости от того, как в заявлении кредитор обозначил требования и на какие нормы законодательства ссылался. Но заявитель должен указать обстоятельства и приложить к ним доказательства, на основании которых ответчик признается управляющим.

Если судом установлены другие противоправные действия (даже вне рамок текущего производства), виновный может быть привлечен к ответственности другого вида.

Постановление ВС РФ №53 внесло определенность во многие положения Закона о банкротстве. Практическое применение новой статьи в документе до сих пор вызывает много разночтений. Пленум разъяснил спорные положения.

Пленум ВС РФ № 53 о субсидиарной ответственности

18.01.2018

21.12.2017 Пленум ВС РФ принял Постановление № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», в котором даны разъяснения как относительно общих принципов и оснований привлечения контролирующих должника лиц к ответственности, так и относительно процессуальных вопросов подачи и рассмотрения заявлений о привлечении к ответственности.

Ниже приводятся наиболее существенные разъяснения.

Исключительный характер субсидиарной ответственности

На фоне существенного расширения практики привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности ВС РФ подчеркнул исключительный характер такой ответственности. ВС РФ отметил значимость конструкции юридического лица и недопустимость ответственности, если действия, повлекшие негативные для должника последствия, не выходили за пределы обычного делового риска и не были направлены на нарушение прав кредиторов. Судам при этом следует руководствоваться практикой защиты делового решения, сложившейся в корпоративных отношениях.

Также Верховный Суд указал на субсидиарное применение общих положений глав 25 и 59 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда.

Детализированы критерии для признания лица контролирующим

В Постановлении сделан акцент на неформальном подходе при установлении статуса контролирующего лица и необходимости исходить из реального оказания контролирующим лицом определяющего влияния на условия сделок, изменяющих экономическую или юридическую судьбу должника, а также на учете преимуществ, вытекающих из положения привлекаемых к ответственности лиц. При этом, отсутствие оснований субсидиарной ответственности не исключает привлечение контролирующего лица к ответственности в силу иных норм.

ВС РФ разъяснил, что как управляющая компания должника, так и руководитель такой компании могут быть признаны контролирующими должника лицами, а номинальный руководитель по общему правилу подлежит привлечению к ответственности наряду с лицами, осуществлявшими фактическое управление компанией.

Не исключается признание контролирующим участника, обладающего менее 50% голосов (акций) или члена органа управления должника, голосовавшего совместно с иными лицами за решения, оказавшие существенное влияние на деятельность компании.

Верховный суд детализировал понятие выгоды, необходимой для применения презумпции контроля в связи с извлечением выгоды. Во-первых, выгода должна быть существенной относительно масштабов деятельности должника, а во-вторых, ее извлечение невозможно в ситуации добросовестного осуществления руководством должника своих обязанностей.

Содержащийся в Законе о банкротстве презумпции и критерии статуса контролирующих лиц являются опровержимыми, в связи с чем при формировании позиции в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности рекомендуем детально анализировать фактические обстоятельства, относящиеся к характеру вменяемых в вину деловых решений и роли конкретного лица в их принятии и реализации.

Детализированы круг лиц и основания привлечения к ответственности за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о собственном банкротстве

Разъяснено, что учредительным документом полномочия по обращению в суд с заявлением должника о собственном банкротстве не могут быть предоставлены только одному из его директоров, и по общему правилу несколько директоров, действующих совместно или независимо друг от друга, солидарно несут субсидиарную ответственность.

Руководитель должника может быть освобожден от ответственности, если:

  • несмотря на наличие признаков неплатежеспособности, должник не находился в состоянии объективного банкротства;
  • руководитель добросовестно рассчитывал на преодоление в разумный срок финансовых трудностей, приложил необходимые условия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план.

Ограничение ответственности руководителя возможно только на тот период, когда выполнение такого плана являлось разумным

При возникновении финансовых и иных трудностей в деятельности компании контролирующим лицам необходимо уделить особое внимание созданию документального подтверждения принятия разумных и необходимых мер, направленных на стабилизацию ситуации, включая планы антикризисных мероприятий, организацию и реализацию действий по их выполнению.

Также Верховный суд смягчил условия ответственности иных, кроме руководителя, лиц (например, участника или акционера) за непринятие мер по инициированию банкротства, подчеркнув, что такие лица должны быть осведомлены о возникновении у руководителя обязанности по обращению в суд с заявлением о банкротстве и невыполнении им данной обязанности.

Постановление содержит разъяснение о том, что ответственность такого лица ограничена обязательствами должника, возникшими после истечения совокупности предельных сроков, отведенных на созыв, подготовку и проведение заседания уполномоченного органа управления должника.

ВС РФ обратил внимание на то, что для ликвидатора и членов ликвидационной комиссии срок обращения с заявлением о банкротстве должника составляет не 1 месяц, а 10 дней, и что для членов ликвидационной комиссии по общему правилу ответственность за неисполнение соответствующей обязанности является солидарной.

Размер ответственности за непринятие мер по инициированию банкротства должника может быть увеличен на сумму расходов, необходимых для проведения процедур банкротства, если будет доказано, что он был бы меньше в случае своевременного исполнения контролирующим лицом обязанности по подаче заявления о банкротстве.

Публикация бывшим руководителем информации о наступлении обязанности обращения в суд с заявлением о банкротстве освобождает такого руководителя от ответственности по обязательствам перед кредиторами, возникшими после такой публикации.

Уточнены основания субсидиарной ответственности за невозможность полного погашения требований кредиторов

ВС РФ ориентирует суды на необходимость установления действий контролирующих лиц, которые явились необходимыми причинами объективного банкротства должника. Такие действия могут выражаться, в частности, в принятии ключевых деловых решений недобросовестно и неразумно, в назначении на руководящие должности лиц, результат деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам организации, в создании системы управления, при которой во вред должнику выгоду из его деятельности извлекают третьи лица и т.д.

Особо отмечается необходимость исследовать совокупность сделок и иных операций, так как не может быть признана единственной предпосылкой банкротства последняя сделка (операция), хотя бы она и привела к критическому изменению возникшего ранее неблагополучного финансового положения.

ВС РФ обращает внимание на важность оценки как внутренних, так и внешних факторов, которые могли повлечь невозможность полного погашения требований кредиторов (финансовый кризис, существенное изменение условий ведения бизнеса и т.п.).

Поскольку солидарная ответственность предполагает согласованность, скоординированность и направленность действий контролирующих лиц на реализацию общего для них намерения, при определенных обстоятельствах возможна замена такой формы ответственности на пропорциональную, например, в зависимости от периодов осуществления ими фактического контроля за должником.

Списание кредитором, в том числе уполномоченным органом в порядке ст. 59 НК РФ, задолженности, не является препятствием для последующей подачи заявления о привлечении контролирующего лица к ответственности по таким обязательствам, как и не является единственным основанием исключения суммы задолженности из объема субсидиарной ответственности.

Финансовые проблемы компании нередко протекают в период неоднократной смены участников и менеджмента. Разъяснения нацеливают на персонализацию ответственности, установление лиц, по вине которых наступило объективное банкротство, и с очевидностью повлекут расширение круга привлекаемых к ответственности субъектов за счет бывших участников, бенефициаров, руководителей и иных оказавших влияние на деятельность компании лиц.

С учетом изложенного мы рекомендуем при продаже доли участия в компании или прекращении полномочий как члена органа управления или сотрудника учитывать риски потенциального привлечения к ответственности и последствия утраты доступа к документации, подтверждающей ее финансовое состояние.

Закреплены широкие полномочия суда в вопросе квалификации правовых оснований заявленного требования

Независимо от того, каким образом заявитель поименовал вид ответственности и на какие нормы права он сослался, суд самостоятельно квалифицирует предъявленное требование. При недоказанности оснований привлечения к субсидиарной ответственности, но доказанности оснований для применения иных видов ответственности суд принимает решение о привлечении к такой ответственности.

Указанный подход в значительной степени улучшает положение заявителя, но в то же время осложняет положение лица, привлекаемого к ответственности. В связи с этим контролирующему лицу следует занимать активную процессуальную позицию и обосновывать отсутствие оснований для применения как заявленной, так и иной возможной применительно к обстоятельствам спора формы ответственности.

Уточнено действие презумпции, связанной с отсутствием или недостоверностью документации должника

Верховный суд разъяснил критерии существенного затруднения проведения процедур банкротства, которые необходимы для применения данной презумпции, а также указал, что непередача предыдущим руководителем новому необходимых документов не освобождает последнего от ответственности. Добросовестный и разумный руководитель должен истребовать документацию у своего предшественника либо попытаться восстановить документацию иным образом.

Разъяснены порядок подачи и рассмотрения заявления о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности

Верховный суд разъяснил права отдельных субъектов по инициированию привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Так, правом обращения с таким заявлением обладают «зареестровые» кредиторы (п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве), а также кредиторы по текущим обязательствам. При этом подача заявления вне рамок дела о банкротстве последними возможна только при подтверждении требований вступившим в законную силу судебным актом или иным подлежащим в силу закона принудительному исполнению документом.

Основанием требования о привлечении к субсидиарной ответственности, по мнению ВС РФ, являются не ссылки на нормы права, а фактические обстоятельства спора. По этой причине предъявление требования со ссылкой на одни и те же нормы права, но основанного на различных нарушениях, не будет считаться тождественным иском.

Применительно к бремени доказывания ВС РФ разъяснил, что если арбитражный управляющий и (или) кредиторы с помощью косвенных доказательств убедительно обосновали статус контролирующего лица и невозможность погашения требований кредиторов вследствие действий (бездействия) последнего, бремя опровержения данных утверждений переходит на привлекаемое лицо.

Возможность выявления в ходе процедур банкротства все новых фактов, подтверждающих неправомерные действия контролирующих должника лиц, создает риски неоднократного обращения заинтересованных лиц в суд с заявлениями о привлечении их к ответственности.

Раскрыты особенности применения исковой давности к требованию о привлечении к субсидиарной ответственности

В Постановлении Пленума ВС РФ детально регламентирован порядок исчисления исковой давности с учетом большого круга возможных заявителей требования о привлечении к субсидиарной ответственности. В частности, если будет установлено, что один из кредиторов узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к ответственности до того, как об этом могли узнать иные кредиторы, исковая давность может быть применена к части требования о привлечении к субсидиарной ответственности, приходящейся на такого информированного кредитора.

Также отмечено, что исковая давность для кредиторов не может быть исчислена с момента, когда об обстоятельствах, являющихся основаниями для привлечения контролирующих лиц к ответственности, узнал арбитражный управляющий, если он недобросовестно скрыл эти сведения от конкурсных кредиторов.

Стимулирующее вознаграждение арбитражного управляющего

Размер такого вознаграждения зависит от результатов работы управляющего и его реального вклада в привлечение контролирующих должника лиц к ответственности, в связи с чем сумма вознаграждения может быть снижена или же в его выплате может быть отказано. Фактически выплаченные суммы вознаграждения арбитражного управляющего подлежат взысканию с контролирующего должника лица в качестве судебных расходов

Взыскание с контролирующих лиц суммы расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему фактически увеличивает размер субсидиарной ответственности на 30% от взысканной суммы.

О чем подумать, что сделать

Постановление Пленума ВС РФ № 53 ориентирует суды на взвешенное применение механизмов ответственности при банкротстве и максимальный учет всей совокупности обстоятельств, относящихся к деятельности компаний в период, предшествовавший банкротству. Это существенно повышает требования к активности всех участников процессов о привлечении контролирующих лиц к ответственности.

Исходя из текущей экономической ситуации, повышения информированности кредиторов и нацеленности уполномоченных органов на реальное взыскание денежных средств с контролирующих лиц, мы прогнозируем значительное увеличение числа таких споров как в делах о банкротстве, так и вне их рамок.

Наш опыт сопровождения дел о банкротстве и, в частности, проектов, связанных с ответственностью контролирующих лиц и оспариванием сделок, показывает, что эффективность защиты интересов контролирующих лиц во многом зависит от учета рисков, обусловленных законодательством о банкротстве, еще на стадии принятия бизнес-решений.

Недостаточная информированность менеджеров и руководителей компаний относительно юридических последствий несоблюдения норм Закона о банкротстве значительно повышает риски негативных последствий для компании, ее сотрудников, в том числе топ-менеджеров, и иных контролирующих лиц.

Помощь консультанта

Специалисты «Пепеляев Групп» обладают обширным успешным опытом защиты интересов любых категорий лиц, вовлеченных в процедуры, применяемые в делах о банкротстве, и оказывают квалифицированную правовую помощь, в том числе в судебных разбирательствах по защите прав привлекаемых к ответственности контролирующих лиц.

1. Понятие контролирующего лица и основания привлечения к ответственности.

Основной критерий признания лица контролирующим – фактическая возможность давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника. Введена презумпция наличия контроля у лиц, которые извлекают выгоду из незаконного или недобросовестного поведения руководителей должника. Верховный Суд указал отдельно, что в каждом случае суд устанавливает степень вовлечённости лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, в процесс управления должником, проверяя, насколько значительным было его влияние на принятие существенных деловых решений по деятельности должника.

Отдельно указано, что список оснований для признания лица контролирующим должника не является исчерпывающим, и арбитражный суд может признать лицо контролирующим должника по иным основаниям.

Период времени, за действия в котором лицо может быть признано контролирующим должника, отсчитывается теперь от момента, когда должник стал неспособен в полном объёме удовлетворить требования кредиторов, в том числе об уплате обязательных платежей, из-за превышения совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов(объективное банкротство), а не от момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом. Таким образом, заявление о привлечении к субсидиарной ответственности может быть подано в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве.

Для привлечения лица к субсидиарной ответственности заявителю необходимо доказать:

— что в течение трёх лет до момента объективного банкротства лицо отвечало признакам, позволяющим признать его контролирующим должника лицом (далее – КДЛ),

— что у должника существуют признаки объективного банкротства в виде невозможности полного погашения требований кредиторов, и

— что имеется одно из обстоятельств, с которыми законодатель связывает возникновение субсидиарной ответственности КДЛ по обязательствам должника (презумпции против КДЛ). Эти обстоятельства мы рассмотрим подробнее в пункте 2.

Причинно-следственная связь между действиями КДЛ и невозможностью полного удовлетворения требований кредиторов при наличии соответствующих презумпций законодателем презюмируется, то есть пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий/бездействия КДЛ.

Пленум Верховного суда пояснил, что по общему правилу, на арбитражном управляющем, кредиторах, в интересах которых заявлено требование о привлечении к ответственности, лежит бремя доказывания оснований возложения ответственности на контролирующее должника лицо. Вместе с тем отсутствие у членов органов управления, иных контролирующих лиц заинтересованности в раскрытии документов, отражающих реальное положение дел и действительный оборот, не должно снижать уровень правовой защищенности кредиторов при необоснованном посягательстве на их права. Поэтому, если арбитражный управляющий и (или) кредиторы с помощью косвенных доказательств убедительно обосновали утверждения о наличии у привлекаемого к ответственности лица статуса контролирующего и о невозможности погашения требований кредиторов вследствие действий (бездействия) последнего, бремя опровержения данных утверждений переходит на привлекаемое лицо, которое должно доказать, почему письменные документы и иные доказательства арбитражного управляющего, кредиторов не могут быть приняты в подтверждение их доводов, раскрыв свои документы и представив объяснения относительно того, как на самом деле осуществлялась хозяйственная деятельность.

КДЛ, вследствие действий или бездействий которого невозможно полностью погасить требования кредиторов, не несёт субсидиарной ответственности, если докажет, что его вина в невозможности полного погашения требований кредиторов отсутствует, если оно действовало согласно обычаям делового оборота , добросовестно и разумно в интересах должника и его кредиторов, и если докажет, что его действия совершены для предотвращения еще большего ущерба интересам кредиторов.

Доказывая отсутствие оснований привлечения к субсидиарной ответственности, в том числе, опровергая презумпции против КДЛ, КДЛ вправе ссылаться на то, что банкротство обусловлено исключительно внешними факторами (неблагоприятной коньюнктурой, финансовым кризисом, существенным изменением условий ведения бизнеса и т.п.).

2. Опровержимые презумпции против контролирующих лиц.

2.1. Пока не доказано иное, предполагается, что полное удовлетворение требований кредиторов должника невозможно вследствие действий/бездействия КДЛ при наличии одного из следующих обстоятельств:

1) Причинён существенный вред имущественным правам кредиторов в результате совершения КДЛ или в пользу КДЛ или при его одобрении одной или нескольких сделок должника;

Понятие существенности вреда является нововведением. При этом законом не определено, какой именно вред должен признаваться существенным. ФНС в своём письме №NСА-4-18/16148@ рекомендует руководствоваться аналогией закона (Закон об АО, Закон об ООО) и считать существенным вред, причинённый сделками с активами должника на суму, эквивалентную 20-25% общей балансовой стоимости имущества должника. Пленум ВС указал, что к числу сделок, причиняющих существенный вред кредиторам, относятся сделки, значимые для него и при этом являющиеся существенно убыточными. К значимым относятся, например, крупные сделки, совершённые на условиях существенно отличающихся от рыночных в худшую для долника сторону а так же сделка, заключённая по рыночной цене, .если в результате неё должник полностью утратил возможность осуществлять направление хозяйственной деятельности, приносившее ему ранее существенный доход.

2) к моменту введения наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом, отсутствуют документы бухгалтерского учёта и (или) отчётности, обязанность по ведению (составлению) которых установлена законами РФ;

3) требования кредиторов третьей очереди по основной сумме задолженности, возникшие вследствие правонарушения, если решение о привлечении должника или его должностных лиц к ответственности за это правонарушение вступило в силу, превышают 50% общего размера требований кредиторов третьей очереди по основной сумме задолженности, включённой в реестр требований кредиторов;

Добавлены два новых случая, в которых наличие этой связи презюмируется, пока не доказано обратное:

4) утрата или недостоверность корпоративной документации (хранение документов является обязательным в силу законодательства об АО, об ООО, о рынке ценных бумаг и т.п.);

5) недостоверность сведений о должнике в ЕГРЮЛ и ЕФРСФДЮЛ.

В этих двух случаях лицо, обращающееся с заявлением о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности, должно пояснить, как именно отсутствие документации или информации в реестре повлияло на проведение процедур банкротства, а привлекаемое к ответственности лицо вправе опровергнуть эти презумпции, доказав, что недостатки документации или отсутствие информации не привели к существенному затруднению проведения процедур банкротства.

2.2. Неисполнение обязанности по подаче заявления о банкротстве должника в арбитражный суд в случаях и в срок, установленных статьёй 9 Закона о банкротстве, влечёт за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых законом возложена эта обязанность.

Обязанность доказывания отсутствия причинно-следственной связи между нарушением этой обязанности и невозможностью удовлетворения требований кредитора лежит на привлекаемых к ответственности лицах.

2.3. В случае, если КДЛ не предоставило отзыв на заявление о привлечении его к субсидиарной ответственности или возражения оказались явно неполными, суд может возложить бремя доказывания отсутствия оснований для привлечения к субсидиарной ответственности на это лицо.

3. Введена норма, устраняющая проблемы, связанные с необходимостью признать сделку недействительной до обращения с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности. Это относится к сделкам, в том числе подозрительным (ст. 61.2. Закона о банкротстве) или к сделкам с оказанием предпочтения одному из кредиторов (ст. 61.3. Закона о банкротстве), в результате совершения которых КДЛ или в пользу КДЛ или одобрения им одной или нескольких сделок имущественным правам кредиторов причинён существенный вред.

Установлен ряд случаев, когда субсидиарная ответственность может быть возложена на КДЛ независимо от того, были ли эти сделки признаны судом недействительными, а именно:

— если заявление о признании сделки недействительной не подавалось;

— если заявление о признании сделки недействительной подано, но судебный акт по результатам его рассмотрения не вынесен;

— если судом было отказано в признании сделки недействительной в связи с истечением срока давности её оспаривания или в связи с недоказанностью того, что другая сторона сделки знала или должна была знать о том, что на момент совершения сделки должник отвечал или стал отвечать в результате её совершения признаку неплатёжеспособности или недостаточности имущества.

При этом при наличии судебных актов о признании сделок недействительными, они по-прежнему являются доказательством факта-основания для привлечения КДЛ к субсидиарной ответственности (в случаях признания недействительными подозрительных сделок должника или сделок с предпочтением одного из кредиторов, если такие сделки были совершены КДЛ, или в его пользу, или были им одобрены).

4. Предусмотрено правило, позволяющее КДЛ освободиться от субсидиарной ответственности, если это лицо докажет, что оно при исполнении функций органов управления или учредителя фактически не оказывало определяющего влияния на деятельность юридического лица (осуществляло функции управления номинально), и при этом такое КДЛ предоставило сведения, позволившие установить фактически контролировавшее должника лицо.

5. Кредиторы теперь могут выбирать, как им распорядиться правом требования о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности:

— взыскать долг;

— продать это право на торгах;

— уступить это право другому кредитору.

Если в течение 20 рабочих дней кредитор не сделал выбор способа, он считается выбравшим продажу требования на торгах.

6. Сроки давности привлечения КДЛ к субсидиарной ответственности.

Заявление о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности может быть подано в течение трёх лет со дня, когда лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии оснований для привлечения КДЛ к субсидиарной ответственности, но не позднее трёх лет со дня признания должника банкротом и не позднее 10 лет со дня, когда имели место действия и (или) бездействия, являющиеся основанием для привлечения к ответственности.

7. Привлечение КДЛ к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве.

Право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве возникает после завершения дела о банкротстве или прекращения производства по делу о банкротстве в связи с недостаточностью денежных средств для финансирования судебных расходов, у лиц, имеющих непогашенные требования к должнику (текущие, включённые в реестр, подлежащие погашению после требований, включённых в реестр), если в деле о банкротстве аналогичное заявление не рассматривалось.

8. Взыскание убытков при банкротстве.

При введении в отношении должника процедуры, применяемой в деле о банкротстве, требование о взыскании в пользу должника убытков, причинённых ему его руководством, учредителями, иными лицами, имеющими право определять действия юридического лица, рассматривается в рамках дела о банкротстве должника и может быть предъявлено руководителем должника, арбитражным управляющим, конкурсным кредитором, работниками должника, уполномоченными органами.

Вне дела о банкротстве такое требование может быть предъявлено также:

— уполномоченными органами в случае возврата арбитражным судом заявления о банкротстве должника в связи с отсутствием средств, достаточных для оплаты судебных расходов на проведение процедур в деле о банкротстве;

— конкурсными кредиторами или уполномоченными органами в деле о банкротстве, производство по которому было прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур в деле о банкротстве.

9. Мировое соглашение КДЛ с кредиторами

Установлено право КДЛ заключить мировое соглашение с кредиторами, при условии раскрытия КДЛ сведений об имуществе, достаточном для исполнения такого соглашения. Такое соглашение может быть утверждено только в отношении всех лиц на стороне лица, подавшего заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, и в отношении всех лиц на стороне лица, привлекаемого к ответственности. Условия мирового соглашения должны быть единогласно одобрены всеми лицами на стороне лица, подавшего заявление о привлечении к ответственности.

* * *

В августе 2017 года ФНС выпустила письмо (NСА-4-18/16148@ от 16.08.2017 г.), в котором детально рассмотрены положения главы закона о банкротстве, посвящённой субсидиарной ответственности КДЛ, а так же даны комплексные практические рекомендации о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности. Очевидно, ФНС предполагает активно пользоваться положениями этой главы в целях пополнения бюджета.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *