Отрицательные ставки по депозитам

Почему в Европе отрицательные ставки и что это означает для инвесторов

Прошло пять лет с того момента, когда Европейский центральный банк впервые установил отрицательные процентные ставки. Он первым из крупнейших эмиссионных центров решился на эту практику. За ним в 2016 году последовал Банк Японии. В итоге в 2019 году в мире сложилась ситуация, когда объём государственных и корпоративных облигаций с отрицательной доходностью достигал $17 триллионов.

В сентябре Банк России уже предупреждал банки о рисках вкладов в евро, отмечая, что они могут получить отрицательную маржу по операциям привлечения средств в этой валюте. А сами участники рынка просили регулятора изменить законодательство и позволить им устанавливать отрицательные ставки по депозитам. Первый зампред ЦБ Сергей Швецов, впрочем, заявил, что эти меры могут коснуться только юридических лиц.

Откуда взялись отрицательные ставки

В новую реальность ЕЦБ вступил своим решением на июньском заседании 2014 года понизить депозитную ставку до отрицательного значения –0,1%. Сейчас она уже опустилась до –0,5%. Это значит, что банки, которые хранят свои избыточные резервы на соответствующем счёте в ЕЦБ, вынуждены платить за их хранение, тогда как привычный порядок вещей в современной финансовой системе предполагает обратную ситуацию — то есть премирование за такое размещение средств.

ЕЦБ объяснял, что пошел на эти меры, чтобы противостоять слишком низкой инфляции, которая в те годы трансформировалась на короткий период в дефляцию. Классическое представление экономистов — в том, что дефляция ведёт к сокращению совокупного спроса, росту безработицы, падению цен активов и, как следствие, к замедлению темпов экономического роста, поэтому монетарные власти стараются противостоять этому явлению.

Фактически регулятор вынудил банки скупать гособлигации стран Еврозоны. Сегодня доходность гособлигаций Германии –0,6%. Греция, которая ещё год назад получала помощь от МВФ, сегодня может занимать на рынке под ставки ниже, чем США, страна, которая имеет резервную валюту, транснациональные корпорации.

Как это работает

Казалось бы, в этой ситуации банки в любом случае получают убытки, зачем им покупать активы с отрицательной доходностью? Однако это не совсем так. Дело в том, что сам регулятор скупает те же активы — отсюда рост цены, что является другой стороной работы с облигациями. То есть, покупая облигацию с доходностью –0,5% и продавая её при доходности –0,6%, банк зарабатывает на разнице цен. Это лучше, чем гарантированно терять, размещая средства на счетах ЕЦБ.

Ряд центральных банков едва ли не напрямую говорили о своих целях снизить стоимость национальной валюты за счёт введения отрицательных ставок, что действительно поддерживает конкурентоспособность их экспортёров, которые в этом случае получают больше выручки в национальной валюте. Это ЦБ Дании, Швейцарии. Впрочем, и Банк Японии, конечно, ориентируется на движение йены из-за сильной зависимости экономики от экспорта. Однако в современных реалиях против столь напористых мер выступили США во главе с Дональдом Трампом, обвинявшим всех и вся в несправедливой девальвации против доллара.

Чем это грозит

Рисков ситуация несёт действительно немало. Облигации с корпоративным рейтингом ниже инвестиционного уровня, которые называют «мусорными», в значительном объёме вошли в зону отрицательных ставок. На европейском рынке 2% от всего объёма таких облигаций имеют отрицательную доходность. То есть инвесторы покупают активы низкого качества в попытке получить хоть какую-то доходность.

Теоретически отрицательные процентные ставки должны помочь стимулировать экономическую активность, но есть вероятность, что такая политика приведёт к противоположным результатам. Поскольку банки имеют некоторые виды активов, такие как ипотечные закладные, которые в соответствии с договором привязаны к процентной ставке, то отрицательные процентные ставки могут сжать маржу прибыли до точки, в которой у банков появится стимул снизить объёмы кредитования.

Как низко можно пасть

У банков, казалось бы, была альтернатива ещё в 2014 — хранить резервы в виде наличности, а не на счетах ЕЦБ. Но фактически это ещё более затратно, так как требует издержек на перевозку, хранилище, охрану.

При этом очевидно, что для достижения баланса в условиях, когда они вынуждены, по сути, платить ЕЦБ за размещение своих средств, коммерческие банки начали активно снижать свои ставки по депозитам. Но они ограничены в этих действиях.

Зачем населению платить банкам, если нет прямого запрета на наличные? Отсюда все разговоры об их возможном запрете. ЕЦБ уже прекратил выпускать в оборот крупнейшую купюру номиналом в 500 €. Ничто не остановит держателей вкладов от изъятия своих средств и хранения наличных под матрасом. Это чревато набегом на банки (массовым изъятием вкладов), что может привести не только к росту процентных ставок, но и к банкротствам.

По сути, это полная противоположность того, чего предполагалось достичь с помощью введения отрицательных процентных ставок.

Нельзя сказать, что ситуация неразрешима. Эксперты Международного валютного фонда делали предположения о возможности введения электронных и наличных денег отдельно, то есть не полного запрета наличных, но обложения их своеобразным налогом. Однако те, кто в этом сегодня в большей степени могут нуждаться, а именно страны Еврозоны, могут испытывать с этим более значительные трудности, чем регуляторы отдельно взятой страны.

Это потребует важных изменений в финансовой и правовой системе. В частности, необходимо будет рассмотреть фундаментальные вопросы, касающиеся денежно-кредитного законодательства, и обеспечить соответствие с правовой базой МВФ. Кроме того, это потребует огромных коммуникационных усилий.

Что это значит для инвесторов

Вышеперечисленные факторы несут некоторые риски для евро и активов, номинированных в этой валюте. Отрицательные ставки сокращают прибыль европейских банков, раздувают пузыри в активах низкого качества. Но пока ЕЦБ удавалось справляться с ситуацией, и без внешних шоков регулятор будет контролировать ситуацию в своей вотчине.

Для рядового российского инвестора, который ранее предпочитал какую-то сумму держать в европейской валюте, теперь есть выбор: либо держать наличные, либо искать доходность не в банке, а на финансовом рынке, инвестируя в облигации или акции, номинированные в евро.

Очевидно, что, сохраняя наличные, никакой доходности инвестор не получает. Если он всё же хочет диверсифицировать свои накопления по валюте и получать доходность, пока есть вариант перевести средства из евро в доллары. Но и здесь доходность по вкладам довольно низкая, а Федеральная резервная система (Центробанк США) идёт по пути дальнейшего снижения ставок. Выбирая инвестиции в облигации и акции, номинированные в евро, придётся потратить определённое время на изучение этих финансовых инструментов и выбор оптимальных для себя.

Читайте по теме: Как спасти деньги от рецессии: советы экспертов из США и России

Мнение авторов колонок может не совпадать с мнением редакции сайта. Все решения об использовании каких-либо финансовых инструментов пользователь принимает самостоятельно на свой страх и риск.

Пробили дно: за валютные вклады в Европе и России придется платить

Швейцарские банки не хотят выплачивать проценты своим вкладчикам — напротив, заставляют их платить за размещение средств на своих счетах. Отрицательные процентные ставки, ранее постепенно распространившиеся по ставкам европейских центробанков, становятся нормой и в потребительском секторе. Более того, вкладчики начинают платить и за размещение валютных вкладов в России. Со временем такое будет встречаться чаще, считают опрошенные «Известиями» эксперты.

Уход в минус

Эксперименты с отрицательными процентными ставками в Европе происходили еще в начале нашего десятилетия. Впервые ставку в минус 0,2% установил Национальный банк Дании в 2012 году для размещаемых коммерческими банками депозитов. Целью подобной меры изначально была защита привязки датской кроны к евро — регулятор всеми средствами хотел предотвратить ее усиление. Вскоре тем же путем направились центральные банки Швеции, Швейцарии, Дании и, наконец, еврозоны.

Фото: REUTERS/Christian Hartmann

Логика отрицательных ставок выглядит неочевидной для неискушенного в финансах человека: зачем класть деньги на депозит, чтобы потом получить меньше? Однако замысел для центральных банков кристально прозрачен. Отрицательный процент означает, что коммерческие и инвестиционные банки не будут размещать деньги мертвым грузом в ЦБ, а постараются искать другие, более рискованные варианты для размещения. Таким образом поощряется активная циркуляция денег в экономике и в конечном итоге рост ВВП. Второй основной мотив — ослабление собственной валюты, которая склонна к укреплению, чем вредит местным производителям. С этой целью, к примеру, президент США Дональд Трамп требует от ФРС снижения ставки.

Но какова бы ни была мотивация регуляторов, результат оказывается весьма неоднозначным. Запустить машину экономического роста в середине–конце 2010-х годов, по большому счету, не получилось — почти нигде ВВП не растет быстрее, чем на 2% в год, а чаще — медленнее. Зато начались неприятные побочные эффекты. Одним из таковых стало поведение коммерческих банков — вместо того, чтобы пустить деньги на кредиты и инвестиции, они решили переложить убытки от отрицательных ставок на плечи вкладчиков.

Так поступают, к примеру, некоторые швейцарские кредитные организации. Bloomberg сообщает, что раньше банкиры этой горной страны были готовы просто терпеть сокращение прибылей. Теперь ситуация меняется. Банк UBS, крупнейший в Швейцарии, объявил о введении платы за размещение депозитов — 0,6% годовых на каждый вклад свыше €500 тыс. Другой швейцарский банковский гигант, Credit Suisse, с сентября вводит отрицательную ставку в 0,4% для депозитов более €1 млн. Наконец, Julius Baer собирается ввести отрицательные ставки для отдельных вкладов, каждый случай будет рассматриваться индивидуально. Но несмотря на разность подходов, тенденция очевидная — ведущие банки не готовы платить проценты за размещение средств вкладчиков, потому что не считают, что могут получить с этих средств большую доходность, вложив их куда-то еще.

Фото: REUTERS/Arnd Wiegmann

Отрицательные ставки в Европе уже не ограничиваются вкладами, но переходят и на кредиты. Датский Jyske Bank предложил своим клиентам ипотеку с -0,5% годовых, по сути, он будет приплачивать заемщикам за пользование собственными деньгами. Ставка по депозитам в банке в основном нулевая, а Национальный банк также рефинансирует кредитные организации с отрицательным процентом. Таким образом и появляется возможность ввести минус для отдельных случаев ипотечного кредитования.

Всё это порождает любопытный парадокс. Смысл ссудного процента и банковской системы состоит в том, чтобы аккумулировать деньги вкладчиков и перераспределять их по экономике через заемщиков, зарабатывая при этом на разнице между процентной ставкой. Позже в игре появились центральные банки, так что коммерческим кредитным организациям было уже не нужно полностью обеспечивать свой кредитный портфель депозитами. Таким образом стала возможна (и часто широко распространена) ситуация, при которой реальная ставка по вкладам была ниже уровня инфляции — ведь ЦБ совершенно не стеснялись использовать реальную отрицательную ставку рефинансирования (в том числе и Банк России в некоторые периоды). Но вот об отрицательных ставках в абсолютном выражении до кризиса 2008 года никто нигде не слышал, сама идея могла бы показаться противоестественной. И тем не менее, такое время настало.

«Банкам валюта невыгодна»

А что в России? В нашей стране инфляция всё еще довольно высока, хотя ЦБ относительно успешно опустил ее до 4–5%, немыслимых еще 10 лет назад. И всё же при таком уровне роста цен говорить об отрицательных ставках в рублях не имеет смысла, во всяком случае, пока. Совсем другое дело — валютные депозиты.

В июле стало известно, что банк «Авангард», входящий в первую сотню, решил в принципе отказаться от вкладов в евро. Прием соответствующих депозитов с 8 июля был закрыт, а с 1 августа 2019 года банк ввел комиссии за размещение средств в евро на текущих и карточных счетах. При размещении сумм до 10 00 евро комиссия не взимается, для сумм от 10 001 до 100 000 евро размер комиссии составит 1900 рублей, свыше 100 001 евро – 0,1% от размера остатка по счетам.

В кредитной организации объяснили такое решение тем, что Банк России увеличивает требования к резервированию валютных вкладов, а также расширяет страхование депозитов на предприятия малого и среднего бизнеса. В связи с этим заниматься невыгодными операциями в евро для банка нет смысла — рынок слишком мал, так как валютные заемщики предпочитают доллары. Заработать на эффекте масштаба здесь не представляется возможным.

Фото: TASS/DPA/Matthias Balk

«Авангард», скорее всего, будет далеко не последним банком, который будет требовать со своих вкладчиков деньги за хранение валюты. По словам эксперта Международного финансового центра Владимира Рожановского, эти действия — не исключение, а начало нового тренда.

— В первую очередь мы должны понять, что банкам невыгодно привлекать у населения валюту — что доллары, что евро, — пояснил он. — С каждым годом, с каждым месяцем у российских банков сужается перечень объектов инвестиций инвалюты внутри страны.

Заместитель председателя правления Локо Банка Андрей Люшин рассказал «Известиям», что некоторые банки приступили к снижению ставок уже весной текущего года, что аргументировано двумя факторами.

— Во-первых, это фактор изменения тренда — в конце прошлого года, после очередного появления новостей о санкциях против России, население начало массово выводить валюту со счетов, — объяснил он. — И чтобы избежать дефицита ликвидности, банки начали задирать ставки по вкладам. Cейчас этот тренд развернулся.

По словам Люшина, второй фактор состоит в ожидании ослабления рубля. Последнее может сыграть злую шутку с валютными вкладами, резко увеличив их стоимость в рублевом выражении.

Фото: ТАСС/Ведомости/Максим Стулов

Рожановский считает, что дело тут не только в санкциях, но и в том, что в российской экономике между контрагентами не практикуются расчеты в валютах, отличных от российского рубля.

— Соответственно, стоимость обслуживания валютных вкладов со временем будет превышать начисляемые по ним проценты. Ничего сверхъестественного и удивительного в этом нет. До поры до времени банки использовали ваши евро для узкого перечня доходных операций — таких как, к примеру, покрытие обязательств российских корпоративных эмитентов, включая предоставление и прохождение внешнеторговых аккредитивов. Однако это очень узкие и специфические рынки, и большинству средних банков они попросту недоступны, — сказал собеседник «Известий».

В итоге можно констатировать, что при нынешних тенденциях пассивные инвестиции, связанные с вложениями валюты в банки, перестанут быть сколько-нибудь доходными. В Европе из-за крайне низкой инфляции и политики центральных банков, включая ЕЦБ. До тех пор, пока не удастся вернуться к быстрым темпам роста экономики, подобная ситуация будет сохраняться. В России всё это усугубляется давлением ЦБ, стремящимся дедолларизировать экономику, и санкциями, снижающими у местных банков интерес к валюте. По мере продолжения такой политики вероятность установления отрицательных процентов по валютным вкладам будет расти.

В ситуации хронически отрицательных процентов вкладчики, вероятно, будут отвечать вложениями в специфические инструменты вроде золота, которое недавно пробило отметку в $1500 за унцию. Раньше благородный металл считали активом, который защищает от инфляции, сейчас он может стать средством успешно пережить дефляцию. С учетом новостей о возможном освобождении россиян от НДС при инвестициях в золото (этот налог существенно замедлял развитие рынка драгметаллов в России), такой вариант может стать вполне популярным и в нашей стране.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *