Основания для отвода эксперта

Статья 70 УПК РФ. Отвод эксперта

1. Решение об отводе эксперта принимается в порядке, установленном частью первой статьи 69 настоящего Кодекса.

2. Эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу:

1) при наличии обстоятельств, предусмотренных статьей 61 настоящего Кодекса. Предыдущее его участие в производстве по уголовному делу в качестве эксперта или специалиста не является основанием для отвода;

2) если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей;

3) если обнаружится его некомпетентность.

См. все связанные документы >>>

1. В ч. 1 коммент. ст. приведен неисчерпывающий перечень статей УПК, которые в той или иной степени регулируют порядок принятия решения об отводе эксперта. Порядка принятия решения об отводе эксперта касаются по меньшей мере также положения, закрепленные в п. 5 ч. 2 ст. 42, п. 4 ч. 4 ст. 44, п. 5 ч. 4 ст. 46, п. 5 ч. 4 ст. 47, п. 8 ч. 1 ст. 53, п. 8 ч. 2 ст. 54, ст. ст. 61, 62, п. 2 ч. 1 ст. 198, ст. 244, ч. 2 ст. 256, ст. 266, ч. 2 ст. 377, п. 5 ч. 2 ст. 426, п. 1 ч. 1 ст. 428, п. 2 ч. 2 ст. 437 УПК.

2. Отвод эксперта на стадии предварительного расследования разрешается дознавателем, начальником подразделения дознания, следователем, руководителем (членом) следственной группы (группы дознавателей), руководителем следственного органа, а в судебном заседании, осуществляемом в порядке, предусмотренном ст. ст. 108, 118, 125 или 165 УПК, — судом. На судебных стадиях названный вопрос разрешается судом, рассматривающим данное уголовное дело, или судьей, председательствующим в суде с участием присяжных заседателей.

3. А теперь обратимся к содержанию ч. 2 коммент. ст. Участие в уголовном процессе одного и того же лица как в качестве специалиста, так и в качестве эксперта не запрещается уголовно-процессуальным законом, если гражданин сначала был в уголовном процессе специалистом, а затем приглашается в качестве эксперта, но не наоборот. Выступив в уголовном процессе экспертом, лицо уже не может поменять этот статус на правовое положение специалиста, иначе будут нарушены требования ч. 1 ст. 61 и ч. 2 ст. 71 УПК.

4. Обычно подразумевается ситуация, когда специалист оказывает помощь в изъятии предметов и (или) веществ при производстве следственного действия, а затем возникает вопрос о проведении им же судебной экспертизы. Такой эксперт не подлежит отводу.

5. Предыдущее участие в уголовном процессе по данному факту лица в качестве специалиста и (или) эксперта ни в каких ситуациях не является фактическим основанием для отвода такого эксперта. Если лицо принимало участие в осмотре места происшествия в качестве специалиста, а затем проводило исследование или судебную экспертизу по изъятым с этого места происшествия предметам и (или) веществам, справка по результатам исследования может быть доказательством по делу — такой его разновидностью, как «иной документ», а результаты судебной экспертизы — заключением эксперта.

6. Определимся теперь с понятием «некомпетентность». Компетентный — это «знающий, осведомленный, авторитетный в какой-нибудь области» . Причем компетенция есть «круг вопросов, в которых кто-нибудь хорошо осведомлен» . Если исходить из данных посылок, то некомпетентность, о которой идет речь в п. 3 ч. 2 коммент. ст., — это такое свойство личности, которое не позволяет ее отнести к числу тех, кто является по крайней мере знающим или достаточно осведомленным в той области знаний, которая необходима для производства полного и объективного исследования (судебной экспертизы) и подготовки необходимого заключения эксперта.

См.: Ожегов С.И. Указ. соч. С. 248.

См.: Там же. С. 248.

7. «На некомпетентность эксперта, — верно замечает В.С. Шадрин, — может указывать отсутствие у него специального образования, квалификации, достаточного стажа работы, опыта проведения определенного вида экспертных исследований и т.п.» .

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года / Под общ. и науч. ред. А.Я. Сухарева. М.: Норма, Инфра-М, 2002. С. 137.

8. Компетентен или нет эксперт (лицо, обладающее специальными знаниями) отвечать на поставленные перед ним вопросы, решают сам следователь (дознаватель и др.), суд (судья) по своему внутреннему убеждению. Их мнение может расходиться с суждениями подозреваемого, обвиняемого, защитника, государственного обвинителя, а также потерпевшего и его представителя, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей и др. Между тем, отказывая в удовлетворении ходатайства об отводе эксперта, они обязаны мотивировать свое решение и аргументировать свое несогласие с мнением лица, заявившего отвод.

9. В соответствии с ч. 5 ст. 199 УПК эксперт вправе возвратить без исполнения постановление о назначении судебной экспертизы, если он считает, что не обладает достаточными знаниями для ее производства. Согласно ч. 1 ст. 16 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» государственный судебный эксперт обязан составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу, если поставленные перед ним вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта, объекты исследований и (или) материалы дела непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения и эксперту отказано в их дополнении, современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы.

См.: Собр. законодательства РФ. 2001. N 23. Ст. 2291.

10. Некоторые ученые полагают, что в этом случае речь не должна идти об отводе эксперта . Мы же считаем, напротив, — должна. И в рассматриваемой ситуации лицо было экспертом. Оно таковым стало сразу после поручения ему производства судебной экспертизы. Для того чтобы такое лицо перестало обладать процессуальным статусом эксперта, думается, должно быть принято решение о его отводе. Как после, к примеру, незаконного и необоснованного возбуждения уголовного дела должно быть принято решение о прекращении уголовного дела (иное завершающее уголовный процесс решение), так, думается, факт появления в уголовном процессе такого субъекта, как эксперт, предполагает, что в последующем лицо может быть лишено соответствующего статуса либо с завершением самого уголовного процесса, либо путем вынесения специального процессуального решения.

См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу… М.: Спарк, 2002. С. 149; и др.

11. Нам неизвестно другого решения, помимо решения об отводе, с принятием которого эксперт мог бы быть отстранен от участия в уголовном судопроизводстве по конкретному уголовному делу. Поэтому мы и считаем, что вслед за возвращением без исполнения постановления о назначении судебной экспертизы, когда эксперт не обладает достаточными знаниями для ее производства, следователем (дознавателем и др.), судом (судьей) должен быть разрешен вопрос об отводе этого эксперта. И экспертом он перестанет быть, то есть у него не останется соответствующих прав и не будет обязанностей эксперта, не вслед за направлением следователю (дознавателю и др.), суду (судье) письменного сообщения о невозможности дать заключение, а после вынесения в отношении его постановления (определения) об отводе эксперта.

12. Решение об отводе и такого эксперта принимают следователь (дознаватель и др.), суд (судья), а не сам эксперт. Принимается оно по соответствующему сообщению самого эксперта. Закрепленное в ч. 1 ст. 16 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» правило касается лишь государственных судебных экспертов. Однако, думается, последовательно было бы его распространить и на всех иных экспертов. Если эксперт видит, что поставленные перед ним вопросы выходят за пределы специальных знаний, которыми он обладает, либо современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы, то по крайней мере у него есть право составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу. Если же вспомнить то, что перед производством судебной экспертизы любой и каждый эксперт предупреждается о предусмотренной ст. 307 УК уголовной ответственности (ч. 5 ст. 164 УПК) за подготовку заведомо ложного заключения эксперта в суде либо при производстве предварительного расследования, то отказ от обращения к следователю (дознавателю и др.), суду (судье) с соответствующим сообщением, когда лицо не обладает необходимыми для производства судебной экспертизы знаниями, может быть расценен как неисполнение возложенной на эксперта обязанности.

13. Направление экспертом следователю (дознавателю и др.), суду (судье) рассматриваемого сообщения предлагается считать одной из форм заявления указанным участником уголовного процесса самоотвода.

14. Фактическое основание отвода эксперта имеет место и тогда, когда на момент участия его в уголовном процессе он уже не находится в зависимом от сторон (стороны) состоянии, но ранее был зависим от кого-либо из таковых. Закон указывает на то, что фактические основания отвода эксперта имеют место и тогда, когда на момент рассмотрения вопроса о его отводе зависимости эксперта от сторон «в наличии» уже нет.

15. В п. 2 ч. 2 коммент. ст. речь идет о «служебной или иной зависимости». Что значит «служебная»? Служебная зависимость — это зависимость, обусловленная местом работы (службы) лица, обладающего специальными знаниями (эксперта), или же по крайней мере каким-либо образом относящаяся к его работе, занятиям служащего, месту его работы. «Иная» зависимость — это любая другая, помимо служебной, зависимость.

16. Слово «зависимость», в свою очередь, представляет собой «положение, при котором подчиняются чужой воле, власти» кого-нибудь . С.И. Ожегов, с одной стороны, характеризует это понятие как «подчиненность другим, чужой воле, чужой власти», с другой — добавляет, что зависимость имеет место «при отсутствии самостоятельности, свободы» . Не знаем, насколько данное уточнение важно для правильности понимания значений слов в русском языке, но для уголовного процесса, и в частности для уяснения смысла п. 2 ч. 2 коммент. ст., наличие или же отсутствие этого второго признака (уточнения) очень даже значимо.

См.: Краткий толковый словарь русского языка… С. 60.

См.: Ожегов С.И. Указ. соч. С. 172.

17. Если признать, что зависимость имеет место лишь «при отсутствии самостоятельности, свободы», а самостоятельным лицо может считаться, когда оно свое поведение осуществляет собственными силами, без посторонних влияний, без чужой помощи , свободу же понимать как «отсутствие каких-нибудь ограничений, стеснений в чем-нибудь» , то вполне можно заключить, что в ряде случаев, когда «подчиненность другим, чужой воле, чужой власти» имела место, зависимости лица все же не было, потому что лицо не было лишено самостоятельности и свободы.

См.: Там же. С. 604.

См.: Там же. С. 611.

18. Возникает вопрос: что, в такой ситуации нет фактических оснований отвода эксперта (лица, в отношении которого решается вопрос о вовлечении его в уголовный процесс в искомом качестве)? Думается, нет. И в такой ситуации есть основания не только заявить отвод указанному субъекту, но и удовлетворить соответствующее ходатайство. В рассматриваемой ситуации действует правило толкования всех сомнений в пользу объективности исследования обстоятельств происшествия. Сомнения в объективности лица, подчиненного одной из сторон, ее воле и (или) власти, будут и в том случае, когда на первый взгляд кажется, что этот человек не лишен самостоятельности и свободы.

19. Даже если мы будем считать такое лицо не подпадающим под признаки п. 2 ч. 2 коммент. ст., оно не может выступать в качестве эксперта в соответствии с требованиями, закрепленными в ч. 2 ст. 61 УПК. Напоминаем, что согласно содержанию зафиксированной там нормы права эксперт не может участвовать в уголовном процессе в случаях, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела.

20. Сторонами являются как лица, имеющие самостоятельный интерес в уголовном процессе, так и их представители, поэтому ни указание на представителей, ни использование в рассматриваемом месте союза «или» не имеет смыслового значения. Остается неясным один вопрос: только ли от сторон не должен зависеть эксперт? Если говорить об эксперте как субъекте уголовного процесса, то скорее да, чем нет. Но часто субъект, наделенный статусом эксперта в уголовном процессе, одновременно является аттестованным работником государственного судебно-экспертного учреждения — государственным судебным экспертом. Судебную экспертизу он производит в порядке исполнения своих должностных обязанностей.

21. На такого эксперта распространяются положения Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» . Согласно же первому предложению ч. 1 ст. 7 указанного Закона при производстве судебной экспертизы государственный судебный эксперт независим, он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела.

См.: Собр. законодательства РФ. 2001. N 23. Ст. 2291.

22. По нашему мнению, в п. 2 ч. 2 коммент. ст., так же как и в ч. 1 ст. 7 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», содержится не дополнительное фактическое основание отвода эксперта, а разновидность иных обстоятельств, позволяющих полагать, что лицо, обладающее специальными знаниями, лично, прямо и (или) косвенно, заинтересовано в исходе данного уголовного дела.

23. Посвятив обстоятельствам, упомянутым в п. 2 ч. 2 коммент. ст., специальный пункт, законодатель тем самым предписал правоприменителю, как таковые должны быть восприняты, что они не могут быть оценены иначе как фактическое основание отвода эксперта.

24. Конкретизации разновидностей предусмотренного ч. 2 ст. 61 УПК фактического основания отвода эксперта законодатель посвятил не только п. 2 ч. 2 коммент. ст. Они закреплены и в некоторых иных нормативных правовых актах. Так, согласно ч. 1 ст. 18 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» ни одному из экспертов государственного судебно-экспертного учреждения не может быть поручено производство судебной экспертизы, а в случаях, когда производство судебной экспертизы начато, оно немедленно прекращается, если установлены обстоятельства, подтверждающие заинтересованность в исходе дела руководителя данного учреждения. Все государственные судебные эксперты, работающие в таком государственном судебно-экспертном учреждении, подлежат отводу.

25. И еще одно правило, о котором следует сказать. В соответствии с ч. 3 ст. 18 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в производстве судебной экспертизы в отношении живого лица не может участвовать врач, который до ее назначения оказывал указанному лицу медицинскую помощь. Указанное ограничение действует также при производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы, осуществляемой без непосредственного обследования лица. Соответственно, указанные категории врачей также подлежат отводу.

26. При вынесении процессуального решения об отводе названных государственных судебных экспертов и (или) врачей следователь (дознаватель и др.), суд (судья) должны ссылаться на ч. 2 ст. 61 УПК и ст. 18 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

2.4. Основания для отвода эксперта.

Эксперт относится к числу заменимых участников процес­са, поэтому может быть устранен от участия в деле путем удов­летворения ходатайства об отводе (самоотводе).

Всестороннее, полное, объективное исследование обстоя­тельств дела предполагает отсутствие прямой или косвенной заинтересованности эксперта в исходе дела. В связи с этим уго­ловно-процессуальное законодательство предусматривает от­вод эксперта при наличии указанной заинтересованности.

Под прямой личной заинтересованностью эксперта пони­мается такая, которая дает или может предоставить ему мате­риальную или иную выгоду в связи с производством эксперти­зы по конкретному делу.

Под косвенной заинтересованностью эксперта понимается такая, при которой в результате производства экспертизы за­интересован не сам эксперт, а родственники либо иные связан­ные с ним лица.

В соответствии со ст. 70 УПК РФ эксперт не может участ­вовать в производстве по уголовному делу прежде всего при наличии любого из оснований, предусмотренных статьей 61 Кодекса, то есть если он:

  • является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу;

  • участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также — в качестве дознавателя, следователя, прокурора в производстве по данному уголовному делу;

  • является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

Следует обратить внимание, что предыдущее участие лица в качестве эксперта не является обстоятельством, исключающим его участие в соответствующем качестве в производстве по уго­ловному делу, кроме случаев, когда экспертиза производится повторно ввиду возникшего сомнения в правильности ее заклю­чения. Не является основанием для отвода эксперта, если он участвовал в деле в качестве специалиста.

Эксперт подлежит отводу также, если он:

  • если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела

  • если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей;

  • если обнаружится его некомпетентность.

Что касается механизма отвода эксперта, то лицо, ведущее уголовный процесс, вправе решить данный вопрос и по своей инициативе. Однако при наличии соответствующих оснований эксперт должен заявить самоотвод. При этом эксперт—сотруд­ник органа судебной экспертизы делает заявление в письмен­ной форме на имя его руководителя. Отвод эксперту может быть заявлен и иными участниками процесса. Отвод должен быть мотивированным.

Вопрос об отводе эксперта разрешается органом, ведущим уголовный процесс.

2.5. Получения образцов для экспертного исследования.

Среди объектов судебной экспертизы большую роль игра­ют образцы для экспертного исследования, процессуальная регламентация получения которых выделена в отдельную гла­ву УПК РФ.

Образцы используются, когда непосредственное исследова­ние свойств оригинала невозможно или нецелесообразно. В этом случае изучается не сам объект, а полученные от него образцы.

Так, например, при изучении особенностей канала ствола огнестрельного оружия исследуются экспериментальные пули или гильзы, отражающие информацию о его особенностях; при исследовании печатей и штампов — их оттиски.

Образцами могут выступать: 1) копии вещественных дока­зательств; 2) предметы-аналоги (заменители вещественных до­казательств), обладающие общими с последними родовыми признаками; 3) образцы для сравнительного исследования.

В качестве образцов могут быть, в частности, получены:

  1. кровь, сперма, волосы, обрезки ногтей, микроскопичес­кие соскобы внешних покровов тела;

  2. слюна, пот и другие выделения;

  3. отпечатки кожного узора, слепки зубов;

  4. рукописный текст, изделия, другие материалы, отражаю­щие навыки человека;

  5. фонограммы голоса;

  6. пробы материалов, веществ, сырья, готовой продукции;

  7. экспериментальные образцы гильз, пуль, следов орудий и механизмов.

Образцы могут быть классифицированы в зависимости от .ряда оснований. Так, в зависимости от характера события, в результате которого возникают образцы и которое копирует механизм образования вещественного доказательства—ориги­нала, образцы могут быть трех видов:

  1. экспериментальные, когда событие воспроизводится ис­кусственно (отстрелянные пули, гильзы);

  2. свободные образцы, возникающие вне связи с расследуе­мым событием (почерк, фонограммы голоса);

  3. естественные, образующиеся как продукт физиологичес­кой деятельности бразцы крови, волос).

В зависимости от процессуального способа и субъекта по­лучения образцов они могут быть судебно-следственными либо экспертными.

Основания для получения образцов подразделяются на фак­тические и юридические.

Говоря о первых, следует сказать, что лицо, ведущее уголов­ный процесс, вправе получить образцы, отображающие свой­ства живого человека, трупа, животного, вещества, предмета, если их последующее экспертное исследование имеет значение для дела.

Юридическим основанием для получения образцов являет­ся мотивированное постановление, в котором должны быть, в частности, указаны: лицо, которое будет получать образцы; лицо, у которого следует получить образцы; какие именно об­разцы и в каком количестве должны быть получены; когда и к кому должно явиться лицо для получения у него образцов; когда и кому должны быть представлены образцы после их получе­ния.

Правом получения образцов обладают лицо (орган), веду­щий уголовный процесс, специалист и эксперт.

Судья, следователь лично (а при необходимости с участием врача, иного специалиста) вправе получить образцы для экс­пертного исследования, если это не сопряжено с обнажением лица противоположного пола, у которого берутся образцы, и не требует особых профессиональных навыков.

По поручению судьи, следователя образцы для экспертного исследования могут быть получены врачом или специалистом, когда их получение сопряжено с обнажением лица противопо­ложного пола или требует особых профессиональных навыков.

В случаях, когда получение образцов является частью экс­пертного исследования, оно может быть произведено экспер­том.

Следователь лично или с участием специалиста производит необходимые действия, получает образцы, упаковывает их и опечатывает. В соответствующих случаях изъятие образцов осу­ществляется путем производства выемки, обыска, эксгумации или одновременно с их производством.

Если имеется необходимость в привлечении к получению образцов врача либо иного специалиста, следователь направля­ет к врачу или другому специалисту лицо, у которого должны быть получены образцы, а также постановление с соответству­ющим поручением. В постановлении должны быть указаны права и обязанности всех участников данного следственного действия. Вопрос об отводах врачу, другому специалисту реша­ет следователь, вынесший постановление.

Врач или другой специалист по поручению следователя про­изводит необходимые действия и получает образцы для эксперт­ного исследования. Образцы упаковываются и опечатываются, после чего вместе с официальным документом, составленным врачом или другим специалистом, направляются следователю для приобщения образцов к делу в качестве вещественных до­казательств.

Если возникает необходимость получить образцы для иссле­дования у животных, следователь направляет соответствующее постановление врачу-ветеринару или другому специалисту.

В процессе исследования экспертом могут быть изготовле­ны экспериментальные образцы, о чем им сообщается в заклю­чении.

Следователь вправе присутствовать при изготовлении таких образцов, что отражается в составляемом им протоколе.

После проведения исследования эксперт прилагает образ­цы к своему заключению в упакованном и опечатанном виде.

Следователь осматривает представленные экспертом образ­цы, после чего приобщает их к уголовному делу в качестве ве­щественных доказательств.

При получении образцов для экспертного исследования осо­бое значение имеет охрана прав личности. В связи с этим мето­ды и научно-технические средства получения образцов для экс­пертного исследования должны быть безопасны для жизни и здоровья человека. Применение сложных медицинских проце­дур или методов, вызывающих сильные болевые ощущения, допускается лишь с согласия на это лица, у которого должны быть получены образцы, а если оно не достигло восемнадцати­летнего возраста или страдает психическим заболеванием — то и с согласия его законных представителей, опекунов или попе­чителей.

Поскольку получение образцов является следственным дей­ствием, исполнение соответствующего постановления являет­ся обязательным для лиц, которых оно касается. Подозревае­мый и обвиняемый, уклоняющиеся от явки для получения у них образцов, могут быть подвергнуты приводу, и тогда образцы у них могут быть получены принудительно.

У потерпевшего и свидетеля образцы не могут быть получе­ны принудительно, за исключением случаев, когда на данном действии настаивает подозреваемый или обвиняемый для про­верки показаний, изобличающих его в преступлении, а также при необходимости получить образцы для диагностики вене­рических и иных инфекционных Заболеваний.

Завершая вопрос о получении образцов для экспертного исследования, необходимо сказать о соответствующих средст­вах закрепления доказательств.

Следователь, получив образцы, составляет протокол, в ко­тором описываются все действия, предпринятые для получения образцов, в той последовательности, в которой они производи­лись, примененные при этом научно-исследовательские и дру­гие методы и процедуры, а также сами образцы.

Если образцы получены по поручению следователя врачом или другим специалистом, то он составляет об этом официаль­ный документ, который подписывается всеми участниками ука­занного действия и передается следователю для приобщения к уголовному делу. К протоколу прилагаются полученные образ­цы в упакованном и опечатанном виде.

Какие основание для отвода заинтересованной организации экспертизы?

Нет необходимости называть это отводом экспертной организации, нужно связать вопрос о назначении экспертной организации с правом ходатайствовать о назначении проведении экспертизы конкретной организации, в том числе, которая устраивает именно Вас, и пользоваться в комплексе другими процессуальными возможностями на этапе назначения эксперта, формулировки вопросов эксперту, и исследования заключения эксперта, в том числе, в целях набора оснований для последующего обжалования решения суда.

В силу п.2 ст.79 ГПК стороны имеют право просить суд назначить проведение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту. Каждая из сторон, участвующих в деле, вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы.

Кроме того, в этих целях можно заявлять отвод экспертам. Всё-таки, количество экспертов данной организации ограничено, один или несколько из них уже участвовало при проведении землеустроительной экспертизы, что даёт Вам право заявлять им отвод на основании п.1 ст.18 ГПК РФ во взаимосвязи с п.1 ст.16 ГПК РФ.

К другим экспертам этой организации отвод может быть заявлен на основании подпункта 3 п.1 ст.16 и п.1 ст.18 ГПК РФ по мотивам их косвенной заинтересованности в исходе дела и наличием обстоятельств, вызывающих сомнение в их объективности и беспристрастности, основываясь на фактах «дружеского» поведения одного из экспертов этой организации и их корпоративной солидарности.

Также при назначении экспертной организации подлежит выяснению компетентность предложенного этой организацией эксперта. Как указано в Постановлении Пленума ВС РФ №13 от 26.06.2008 года «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции» следует выяснить в отношении эксперта — сведения о его образовании, занимаемой должности и стаже работы по специальности. Не все эксперты могут оказаться компетентными (либо могут не работать конкретно в этой организации).

Как основание для обжалования решения суда или определения о назначении экспертизы могут быть общие ошибки суда, при их наличии, указанные в «Обзоре практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам», утверждённом постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 14 декабря 2011 года (выдержки):

Цитата: Некоторыми судами не указывались:

– дата назначения экспертизы;

– наименование экспертизы;

– факты, для подтверждения или опровержения которых назначается экспертиза;

– лица, которые производят оплату экспертизы;

– сведения о предупреждении эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

В отдельных случаях суды при назначении экспертизы не указывали ее наименование, а вместо этого указывали в определении ожидаемые от исследования результаты.

Однако имели место случаи, когда суды не указывали в определении о назначении экспертизы конкретный срок либо указывали примерные даты ее проведения, подготовки и направления экспертного заключения в суд. В поступивших из судов материалах среди причин, по которым суды не могли определить конкретный срок проведения экспертизы, называются загруженность либо отсутствие экспертов в необходимой области знаний, значительный объем представленных на экспертизу материалов, большой перечень поставленных перед экспертами вопросов. Такие ситуации вызывали необходимость в дополнительной переписке между судом, участниками процесса и экспертами, что негативно сказывалось на общих сроках рассмотрения дел судами (статья 154 ГПК РФ).

Представляется, что подобная практика противоречит статье 80 ГПК РФ, которая предусматривает установление конкретных дат проведения экспертизы, а также положениям абзаца четвертого части 1 статьи 85 ГПК РФ, устанавливающей ответственность эксперта или судебно-экспертного учреждения в случае невыполнения требования суда, назначившего экспертизу, о направлении заключения эксперта в суд в срок, установленный в определении о назначении экспертизы, при отсутствии мотивированного сообщения эксперта или судебно-экспертного учреждения о невозможности своевременного проведения экспертизы либо о невозможности проведения экспертизы по причинам, указанным в абзаце втором части 1 статьи 85 ГПК РФ.

Обращает на себя внимание следующий пример.

Боровской районный суд Калужской области поручил Калужской лаборатории судебных экспертиз (далее – КЛСЭ) провести строительно-техническую экспертизу, на разрешение которой были поставлены вопросы, касающиеся возможности ведения истцами Д-выми личного подсобного хозяйства на принадлежащем им земельном участке с учетом использования ответчиком Б. смежного земельного участка под стоянку и ремонт грузового автотранспорта, а также для складирования пиломатериалов.

Руководителем КЛСЭ определение о назначении данной экспертизы было возвращено в суд без исполнения в связи с тем, что поставленные вопросы не входят в компетенцию строительно-технической экспертизы и что в данном экспертном учреждении отсутствую эксперты, обладающие необходимыми знаниями. Одновременно суду сообщалось, что такие экспертные исследования могут быть выполнены специалистами ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии Калужской области».

Несмотря на это, суд вновь пришел к выводу о необходимости назначения именно строительно-технической экспертизы и поручил ее проведение эксперту, имеющему специальность инженера-строителя. Однако, проведя назначенную судом экспертизу, данный эксперт также не смог дать конкретные ответы на интересующие суд вопросы, сославшись на то, что они находятся в компетенции органов, осуществляющих санитарно-эпидемиологический надзор. Принятое районным судом решение по делу было отменено в кассационном порядке.

Не всегда судами выяснялась возможность экспертного учреждения или эксперта провести экспертизу в отношении конкретного объекта исследования, в частности наличие соответствующей материально-технической базы или условий для проведения экспертизы.

Так, определением мирового судьи судебного участка №2 Трусовского района г. Астрахани по делу по иску С. к ООО «З» о взыскании расходов была назначена судебная экспертиза, однако определение возвращено без исполнения в связи с тем, что в экспертном учреждении отсутствовала материально-техническая база для проведения полного и всестороннего исследования. При этом суду сообщалось, что на территории Астраханской области отсутствует контрольно-диагностическое оборудование по исследуемому товару.

Представляется, что в целях проведения экспертизы в наиболее краткие сроки судам при ее назначении целесообразно запрашивать указанные выше сведения у руководителя экспертного учреждения, в котором предполагается ее производство.

Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам. Лица участвующие в деле, вправе предложить конкретные кандидатуры специалистов или экспертные учреждения, а также заявить отвод эксперту (части 1, 2 статьи 79 ГПК РФ).

В практике имелись случаи заявления отвода конкретному эксперту. Суды удовлетворяли ходатайства об отводе эксперта в случаях, если:

– компетентность предложенного стороной эксперта не была подтверждена;

– до обращения истца в суд эксперт уже высказывал мнение по тому же объекту (в частности, определением Кировского районного суда Санкт-Петербурга по гражданскому делу по иску Р-на, Р-ой к ООО «Петромашсервис» о признании права собственности, взыскании неустойки, устранения недостатков, компенсации морального вреда назначена комплексная судебная медицинская экспертиза с участием эксперта миколога и аллерголога-иммунолога. Проведение экспертизы поручено экспертам Бюро судебно-медицинской экспертизы Администрации г.Санкт-Петербурга. При этом, как указано в определении суда, в качестве экспертов-микологов в проведении экспертизы не должны принимать участие Ч., Б., А., поскольку ранее по указанному делу ими были даны консультативные суждения);

Ряд судов полагает, что определение суда о назначении экспертизы может быть обжаловано также в связи с нарушением процедуры назначения экспертизы.

Обозначенные в данном обзоре проблемы, возникающие у судов при назначении экспертиз, могут быть устранены при условии строгого выполнения судьями требований процессуального законодательства в части, касающейся определения обстоятельств, имеющих значение для дела (часть 2 статьи 56 ГПК РФ), назначения и проведения экспертиз (статьи 79-87 ГПК РФ), соблюдения сроков рассмотрения и разрешения гражданских дел (статья 154 ГПК РФ), а также повышения уровня организации деятельности судов и профессиональной квалификации судей.

Как сделать отвод судебному эксперту: чек-лист для проверки

Низкое качество судебной экспертизы

В судах часто приходится сталкиваться с низким качеством судебных экспертиз. Непрофессионализм или недобросовестность судебных экспертов приводят к искажению результатов судебной экспертизы, введению в заблуждение участников процесса и вынесению неправосудного судебного решения. В результате это приводит к нарушению прав и законных интересов одного или нескольких лиц, участвующих в деле, а иногда – к жёстким несправедливым приговорам по уголовным делам. Аналогичная ситуация имеет место с экспертизой, выполняемой экспертами по ст. 95 Налогового кодекса.

Основной проблемой выступает оценка квалификации как готовности эксперта к практической экспертной деятельности в сугубо практической и правовой интерпретации – кого следует назначать следователю, судье и иному уполномоченному субъекту в качестве эксперта по конкретному делу.

Выбор судебного эксперта и (или) судебной экспертной организации регулируется процессуальным законодательством РФ и законодательством о судебной экспертной деятельности.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 79 ГПК РФ производство экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам, обладающим специальными знаниями, необходимыми для ответа на поставленные вопросы.

Экспертиза может проводиться конкретным экспертом или экспертами как в государственном судебно-экспертном учреждении, так и в негосударственной экспертной организации.

Ранее (по состоянию на 2011 год) проведение большинства экспертиз судами поручалось государственным судебно-экспертным учреждениям (72,7%), негосударственным организациям, отдельным экспертам, обладающим специальными знаниями, проведение экспертиз поручалось в 25,8% – из числа дел, изученных по запросу Верховного суда .

В настоящее время, согласно статистическим данным о деятельности судов общей юрисдикции за 2013–2018 годы, ежегодно более 180 000 постановлений о назначении экспертизы – 64% всех вынесенных соответствующих постановлений – направляются негосударственным судебно-экспертным учреждениям. Сомнения в правильности и обоснованности полученных экспертных заключений являются основанием для назначения повторных экспертиз. По данным Минюста России, в прошлом году экспертные учреждения министерства провели 585 таких повторных экспертиз .

Проблема выбора экспертов

Изучение обобщений, проведённых на уровне ВС субъектов РФ, показывает, что обзор сохраняет актуальность и в настоящий момент. Одной из ошибок, указанных в данном обзоре, является ошибочный выбор экспертного учреждения или эксперта.

При этом однозначных, равных для понимания всех субъектов критериев выбора экспертов (организации, учреждения) в судебной практике не существует, выбор экспертного учреждения или эксперта находится в компетенции суда.

Союз судебных экспертов «Экспертный Совет» и Ассоциация «СРОО «Экспертный Совет» разработали методические разъяснения по выбору судебных экспертов (организаций, учреждений) , в которых приведены основные критерии выбора и основания для отвода эксперта, экспертной организации.

В разъяснениях указывается, что при выборе кандидатуры судебного эксперта (организации, учреждения) в качестве определяющего фактора следует рассматривать такие критерии качества, как квалификация, компетенция, опыт проведения аналогичных экспертиз и профессиональное признание.

Опыт работ для организаций складывается из опыта проведения аналогичных внесудебных исследований/экспертиз, опыта судебной экспертизы. Опыт является основой для профессиональной компетенции. Под опытом проведения аналогичных исследований/экспертиз следует понимать опыт выполнения работ, оказания услуг сопоставимого (схожего) с проводимой экспертизой характера. Например, при проведении судебной экспертизы по установлению стоимости акций или долей предприятий должен учитываться опыт по оценке бизнеса, в том числе в рассматриваемой отрасли .

Профессиональное признание характеризуется местами в профессиональных рейтингах и профессиональными аккредитациями.

Заинтересованность и зависимость эксперта и организации

Одним из оснований для отвода является заинтересованность и зависимость эксперта или экспертной организации.

Далее рассмотрим примеры судебной практики, где были выявлены такие случаи.

Зависимость:

  • факт участия эксперта в качестве представителя стороны в другом деле ;
  • эксперт, проводящий экспертизу, ранее был конкурсным управляющим в деле, в котором стороны по делу были представителями конкурсного управляющего .

Взаимосвязь между экспертом и стороной по делу:

  • руководитель экспертной организации, осуществляющей экспертизу по делу, является также руководителем другой экспертной организации, на заключении которой были основаны возражения ответчика ;
  • эксперт с 4 марта 2005 года по 7 мая 2008 года работал в ФИПС, подведомственном Роспатенту, в должности государственного патентного эксперта, то есть ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле ;
  • один из представителей стороны по делу являлся одновременно представителем экспертного учреждения, которому было поручено проведение экспертизы. Назначенный судом эксперт входит в органы управления экспертного учреждения – является исполнительным директором общества, то есть в силу служебного положения также выступает его представителем .

Аффилированность между стороной и экспертной организацией:

  • ходатайство об отводе экспертов Торгово-промышленной палаты одного из субъектов РФ удовлетворено, так как истец являлся членом указанной Торгово-промышленной палаты (хотя членство прекратилось за два года до рассмотрения дела) ;
  • компания, входящая в группу компаний, к которой также относится истец, опубликовала на сайте исследование, выполненное учреждением и специалистом, которые предлагались самим истцом в качестве кандидатуры экспертной организации и эксперта. Суд пришёл к выводу, что «предложенное обществом экспертное учреждение имеет доверительные и рабочие отношения с группой компаний <…>, которые могут повлиять на объективность экспертизы по настоящему делу» ;
  • по сведениям, внесённым в ЕГРЮЛ, Минмособлимущество (третье лицо по делу) является учредителем ГУП МО «МОБТИ» (экспертная организация), что свидетельствует о наличии предусмотренных п. 6 ч. 1 ст. 21 АПК РФ (находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя) оснований для отвода .

Участие при предыдущем рассмотрении дела в качестве иного лица:

  • специалист привлекался к участию в деле для дачи пояснений в суде первой инстанции, а в апелляции после перехода к рассмотрению дела по правилам первой инстанции сторона заявляет его в качестве кандидатуры эксперта ;
  • основанием для отвода эксперта, проводившего исследование о буровзрывных работах, является наличие в материалах дела его же выводов о характере этих работ, выполненных несколькими годами ранее ;
  • в основу иска были положены результаты таможенной экспертизы, проводимой региональным таможенным управлением, при этом эксперты центрального офиса учреждения были связаны выводами своего филиала, на основании которых был заявлен иск .

Отвод экспертного учреждения или экспертной организации

В практике редко, но встречаются случаи, когда суды рассматривают ходатайства об отводе именно экспертной организации или же указывают на необходимость заявления отвода экспертной организации . Более того, государственному экспертному учреждению не может быть поручено производство судебной экспертизы, а в случаях, когда указанное производство начато, оно немедленно прекращается, если установлены обстоятельства, подтверждающие заинтересованность в исходе дела руководителя данного учреждения . Следовательно, при наличии такого основания необходимо заявить об отводе именно государственного судебного учреждения, которому поручено или может быть поручено проведение судебной экспертизы.

Например, суд в деле, стороной которого являлся территориальный таможенный орган, удовлетворил ходатайство об отводе экспертного учреждения, которое непосредственно входит в структуру таможенных органов, то есть имеются основания полагать, что эксперты такого учреждения не будут беспристрастными при выполнении экспертного исследования .

Цена и сроки – это вовсе не основные критерии

Цена проведения экспертизы не является главным и основным критерием отбора судебного эксперта, экспертной организации или учреждения, что подтверждается судебной практикой . Размер вознаграждения не является определяющим фактором при выборе судом кандидатуры эксперта: размер вознаграждения эксперту может учитываться при назначении экспертизы судом, но самая низкая стоимость вознаграждения не является необходимым условием для выбора экспертного учреждения (эксперта)» . Срок проведения экспертизы не является главным и основным критерием отбора экспертной организации .

Чек-лист по проверке судебного эксперта

Для удобства анализа можно использовать специальный чек-лист, куда могут быть сведены ключевые факты и выводы при анализе экспертной организации / эксперта.

Авторы:

Владимир Лебединский
Первый вице-президент Ассоциации «СРОО «Экспертный совет»

Илья Жарский
Управляющий партнер экспертной группы VETA

Ссылки на источники:

Обзор судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам Верховным Судом Российской Федерации совместно с верховными судами республик, краевыми, областными судами и равными им судами проведено обобщение практики применения законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 14 декабря 2011 г.).

Обзор судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам Верховным Судом Российской Федерации совместно с верховными судами республик, краевыми, областными судами и равными им судами проведено обобщение практики применения законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 14 декабря 2011 г.)

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 09.09.2016 N 08АП-14/2016, 08АП-231/2016, 08АП-233/2016, 08АП-235/2016, 08АП-237/2016, 08АП-239/2016, 08АП-242/2016, 08АП-444/2016 по делу N А70-245/2015.

Постановление 16ААС от 27.05.2015 по делу № А63-10696/2013.

Определение АС Челябинской области от 20.11.2018 по делу № А76-20232/2016.

Определение АС города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 26.01.2017 по делу № А56-39945/2016.

Определение Суда по интеллектуальным правам от 07.03.2019 по делу N СИП-664/2018 «Об отводе эксперта и о назначении судебного заседания по рассмотрению вопроса о возобновлении производства по делу»

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.12.2017 N Ф07-12767/2017 по делу N А56-23735/2016

Определение АС Республики Хакасия от 16.09.2016 по делу № А74-2237/2016.

Решение АС города Москвы от 09.06.2018 по делу № А40-13789/2018.

Определение АС Московской области от 05.02.2018 по делу № А41-70863/17.

Определение 17ААС от 16.08.2018 по делу № А71-7030/2017.

Постановление 6ААС от 31.05.2018 по делу № А73-8484/2017.

Постановление 20ААС от 11.02.2014 по делу № А62-8197/2012.

Определение ВС от 19.10.2017 по делу № А40-246046/2016, постановление АС Уральского округа от 24.10.2016 по делу № А76-29461/2015.

Ст. 18 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Определение АС Красноярского края от 21.11.2018 по делу № А33-15573/2018.

Постановление Десятого ААС от 18.04.2017 №10АП-2689/2017 по делу №А41-32384/15, Постановление Восемнадцатого ААС от 13.03.2017 №18АП-1884/2017 по делу №А76-26039/2014.

Определение АС Орловской области от 16.11.2018 по делу № А48-249/2017(А).

Постановление Восемнадцатого ААС от 21.03.2018 №18АП-2691/2018 по делу №А34-7859/2014.

  • Право.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *