Обход закона

Содержание

Четыре частые схемы злоупотребления правом

Недобросовестные контрагенты могут использовать закрепленные в договоре и законе меры ответственности для извлечения необоснованной выгоды за счет другой стороны. Несмотря на формальную правомерность их действий, они преследуют цели за пределами защиты законных интересов. В этой ситуации вторая сторона может попытаться доказать, что происходит злоупотребление правом.

О добросовестности:

  • Как доказать недобросовестность контрагента
  • Добросовестность сторон в арбитражном процессе
  • Ключевые выводы о добросовестности в Постановлении Пленума ВС РФ № 25

Что такое добросовестность

На практике множество дел, когда суды усматривали или, наоборот, не усматривали в поведении сторон злоупотребление правом. И приводить примеры разной направленности можно до бесконечности. Дело в том, что нет конкретного перечня обстоятельств (случаев), когда только по внешним формальным признакам понятно, есть злоупотребление правом в конкретном деле или его нет. Каждый раз и сторонам, и суду приходится изучать обстоятельства дела, поведение сторон и самое главное — мотивы, которые сподвигли стороны на то или иное действие (бездействие).

Само по себе требование о взыскании неустойки или оспаривание договора, или же истребование документов не могут быть «плохими» или «хорошими» в отрыве от внутренних мотивов, целей сторон спора и обстоятельств дела. И все же, есть ли какие-то общие направления — критерии, которые позволяют хотя бы заподозрить злоупотребление? Да, есть, в частности, они приведены в ст. 1 и ст. 10 ГК РФ.

Согласно п.п. 3 и 4 ст. 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Следовательно, на что и указывает законодатель в ст. 10 ГК РФ, не допускается заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав, а также осуществление прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу. Причем такое поведение запрещено как в случае, когда стороны действуют в обход закона с противоправной целью, так и когда на первый взгляд закон соблюден, то есть используются внешне законные схемы.

Но что такое добросовестное поведение? Законодатель не раскрывает явно это понятие. По-видимому, имеется в виду, что добросовестное поведение — это поведение, при котором стороны соблюдает принципы гражданских правоотношений, как-то: признание равенства участников правоотношений, неприкосновенность собственности, свобода договора и др. То есть когда стороны осуществляют свои права «с оглядкой» на других, с соблюдением разумного баланса интересов всех участников правоотношений и общества в целом, тогда злоупотребления правом просто не будет.

Исходя из анализа практики, можно выявить четыре распространённых категории дел по злоупотреблению правом.

Нарушение принципа равенства сторон

АО (заказчик) и ООО (исполнитель) заключили договор оказания услуг, где допустили нарушение принципа равенства участников гражданских правоотношений (п. 1 ст. 1 ГК РФ) в части ответственности сторон. Исполняя договор, ООО допустило просрочку оказания услуг, заказчик потребовал взыскать полную неустойку за нарушение обязательств по договору. Но, несмотря на добровольность согласия сторон с заявленными условиями договора, апелляционная коллегия приняла во внимание разность условий договора относительно ответственности сторон и, учтя также другие обстоятельства, уменьшила неустойку (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2014 по делу № А81-1790/2014).

Одна сторона договора оказалась в заведомо более выгодном положении, чем другая, злоупотребление правом проявилось уже на стадии заключения договора. Добровольность исполнителя при подписании договора не означает, что свобода договора и свобода принимать на себя обязанности по договору перечеркивают обязанность действовать добросовестно для заказчика. То есть первая категория дел по злоупотреблению — нарушение принципа равенства участников сторон, когда одна сторона ставится заведомо в более выгодное положение. (Это не относится к случаям, когда закон или договор защищают более слабую сторону в отношениях.)

Извлечение необоснованной выгоды

Вторая категория дел по злоупотреблению — использование ситуации для извлечения дополнительной выгоды, способствование продолжению нарушения обязательств одной из сторон в корыстных целях. Например, в одном деле о поставке нефтепродуктов покупатель регулярно допускал ошибки при оформлении отгрузочных разнарядок. Договор предусматривал неустойку за это, поставщик знал о нарушениях, но в течение долгого времени претензий не предъявлял, а затем потребовал уплаты неустойки.

Дело решилось на уровне ВАС РФ, который обратил внимание, что от нарушения покупателем оформления разнарядок негативных последствий не наступило, и поставщик это не отрицал. Поскольку поставщик намеренно не пользовался правом, предусмотренным договором и ст. 330 ГК РФ, а затем заявил иск на сумму свыше 13 млн руб., в его действиях имеются признаки злоупотребления правом. Неустойка была снижена судом до 100 тыс. р. (постановление Президиума ВАС РФ от 01.07.2014 по делу № А40-41623/2013).

Если бы действия поставщика были добросовестными, он бы без промедления указал на неверное оформление документов и потребовал выплаты неустойки.

Создание помех исполнению обязательств другой стороной

Третья категория дел — сторона в своих целях создает условия, когда другие лица не могут исполнить свои обязательства по закону или договору.

Так, участник ООО обратился с иском об обязании предоставить копии документов, касающихся деятельности общества: финансовую (бухгалтерскую) отчетность, некоторые приказы по ООО и др. Суд первой инстанции требования удовлетворил, однако апелляция и кассация рассудили иначе: ООО не смогло предоставить истцу документы по вине самого истца. Истец ранее занимал должность директора ООО и исполнял обязанности бухгалтера, а после отстранения от должности не передал спорные документы новому руководителю.

ООО вынуждено было в рамках другого дела обратиться в суд, который обязал бывшего директора предоставить ООО документы, список которых совпадает со списком документов по рассматриваемому спору. Таким образом, истец фактически просит обязать ответчика предоставить ему документы, которые у ответчика отсутствуют и решением арбитражного суда были затребованы у самого истца. Кроме того, в иске указаны, в том числе, и документы, которые в самом запросе о предоставлении документов отсутствуют.

При таких обстоятельствах в действиях бывшего директора явно прослеживаются признаки злоупотребления правом. Истец недобросовестно осуществляет свои права, а цель иска — не защита нарушенного права (постановление АС Московского округа от 29.03.2016 по делу № А41-69463/2014).

Здесь недобросовестность состоит в том, что участник ООО специально «увел» документы, чтобы создать ситуацию, когда общество не сможет выполнить его требования о предоставлении документов. Тем самым, вероятно, он мстил ООО, пытаясь извлечь в дальнейшем и материальную выгоду.

Причинение вреда другой стороне

Четвертая категория дел — использование законных способов защиты права или реализация права с намерением причинить вред другой стороне, третьему лицу или получить необоснованную выгоду.

Например, истец требовал признать недействительными договоры купли-продажи зданий. В его изложении, крупная сделка была проведена с нарушением порядка одобрения. Но хотя нарушение порядка одобрения действительно было, суды отказали в иске со ссылкой на ст. 10 ГК РФ. Выявились злоупотребления правом и со стороны истца, и со стороны ответчика.

При рассмотрении дела выяснилось, что ответчик заключил кредитный договор с банком и передал приобретенные здания в залог как обеспечение обязательств по кредиту. Однако задолженность не гасил, а когда истец обратился в суд, уклонялся от участия в процессе и не отстаивал собственные интересы. Следовательно, бездействие ответчика свидетельствует о злоупотреблении, так как оно способствовало ситуации, когда банк утратил бы право залога на спорное имущество.

Злоупотребления истца состояли в том, что, помимо рассматриваемого иска и реституционного требования к ответчику в рамках другого дела, истец заявил о включении в реестр требований кредиторов сумму задолженности в 65 млн руб., перечисленную по спорным сделкам (в рамках дела о признании ответчика банкротом). Истец создал ситуацию, когда на его стороне оказалось бы как спорное имущество, так и уплаченные за него денежные средства. В отношении банка как кредитора ответчика это злоупотребление правом в иных формах.

Выявив злоупотребления обеих сторон спора, апелляционный суд отказал в удовлетворении иска (постановление ФАС Московского округа от 03.06.2010 по делу № А40-10921/09-131-120).

Принцип добросовестности в ГК РФ. Согласно п. 3 ст. 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ).

Действия сторон оцениваются как добросовестные или недобросовестные, исходя из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

В силу абзаца первого п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (ст. 56 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ).

В случае, если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (п. 2 ст. 10 ГК РФ).

Злоупотребление правом при совершении сделки нарушает запрет, установленный ст. 10 ГК РФ, поэтому такая сделка признается недействительной на основании ст. 10 и 168 ГК РФ.

«Обход закона» в гражданском праве: форма злоупотребления правом или самостоятельная юридическая конструкция? Текст научной статьи по специальности «Право»

УДК 347

М. В. Вронская1

Владивостокский государственный университет экономики и сервиса Владивосток. Россия

«Обход закона» в гражданском праве: форма злоупотребления правом или самостоятельная юридическая конструкция?

В статье рассматриваются феномен обхода закона в гражданском праве, основные проблемы и противоречия в понятийном аппарате данной юридической конструкции в условиях трансформации российской правовой системы и совершенствовании гражданского законодательства.

Ключевые слова и словосочетания: обход закона, злоупотребление правом, правонарушение, закон, реформа гражданского законодательства, судебное толкование, доктрина гражданского права.

M. V. Vronskaya

Vladivostok State University of Economics and Service Vladivostok. Russia

«Circumventing the law» in civil law: the form of abuse of law or an independent legal structure?

В процессе реформирования гражданского законодательства существенной переработке подверглась ст. 10 Гражданского кодекса (далее — ГК РФ) «Пределы осуществления гражданских прав». С 1 марта 2013 г. вступила в силу новая редакция ст. 10 ГК РФ, в ч. 1, 3 которой вводится запрет на обход закона с противоправной целью .

К действиям, направленным на обход закона, будут применяться те же последствия, которые установлены для злоупотребления правом, тем самым законодатель определяет действия, направленные на обход закона в качестве формы злоупотребления правом. При этом закон не раскрывает содержания термина «обход закона», что, по всей видимости, дает простор для судебного толкования и теоретических изысканий.

1 Вронская Мария Владимировна — канд. юрид. наук, доцент кафедры частного права Института права; е-mail: m.vronskaya@mail.ru

Вронская М.В. «Обход закона» в гражданском праве…

Отметим, что специфика и проблематика обхода закона настолько глубоки и неоднозначны, что становятся предметом споров не только на национальном, но и на международном уровне. В первую очередь дискуссия складывается вокруг самого понятия и природы «обход закона».

Понятие «обход закона» (frauslegi, agereinfraudemlegis, fraude a laloi, evasionoflaw, Gesetzesumgehung, fraudedeley, frodeallalegge) — многоаспектное и многозначное, истоки которого зародились в древнеримском праве. Так, Павел писал: «Contralegemfacit, quiidfacit, quodlexprohibet; infraudemvero, quisalvis-verbislegissententiameiuscircumvenit» (D. 1.3.29) («Поступает против закона тот, кто совершает запрещенное законом; поступает в обход закона тот, кто, сохраняя слова закона, обходит его смысл»). Согласно Ульпиану:»Frauslegifit, ubiquodfierinoluit, fieriautemnonvetuit, idfit: etquoddistatverbum a sententia, hocdistatfrausabeo, quodcontralegemfit» (D. 1.3.309) («Обход закона присутствует, когда делается то, чего закон не желает, но и не запрещает; и как сказанное слово отличается от мысли, так обход закона отличается от того, что противозаконно»). Данные определения можно расценивать не как юридические, а скорее обыденное. Тем не менее, очевидно, что древние философы усматривали в обходе закона именно нарушение права.

Понятие «обход закона» может использоваться в различных отраслях права. Наиболее известными сферами его применения являются гражданское, налоговое и международное частное право (в последнем используются понятия «обход собственного закона» (frauslegidomesticae) и «обход иностранного закона») (frauslegiextraneae).

Продолжая анализ, отметим также, что, в отличие от многих других юридических понятий, понятие «обход закона» обладает весьма размытым содержанием. «Понятие обхода закона не относится ни к блестящим монетам с четкой чеканкой, которые имеют хождение в судоговорении или науке права, ни к ясным юридическим конструкциям, кристаллизующимся, как только это потребуется, со всеми их сверкающими сторонами и все время остающимися неизменными ребрами и углами. Даже для посвященных видны лишь некоторые грани, и лишь слабая тенденция к четкости проявляется в окружающей ее зыбкости» .

В отношении понятия «обход закона» существуют самые разные взгляды, а для объяснения его природы выдвигались различные теории. Так, апологеты этого понятия утверждают, что оно обладает самостоятельной правовой спецификой и является весьма важным для правового регулирования, помогая нейтрализовать действия, которые с формальной точки зрения упрекнуть в незаконности нельзя, но которые, тем не менее, по своей сути являются противоправными: «Обходом закона является образ действий, нарушающий предписание закона не прямо, но подрывающий цель, на достижение которой это предписание направлено» ; «сделки, являющиеся сами по себе не противозаконными, но заведомо направленными к достижению результатов, не допускаемых законом» ; «под обходом закона понимается осуществление поведения, нарушающего интерес, обеспечиваемый обходимым законом, намеренно без вызывания действия этого закона» .

Территория новых возможностей. Вестник ВГУЭС. 2015. № 3 (30)

Это понятие используется для характеристики изобретения института доверительной собственности в праве Англии. О.С. Иоффе с его помощью описывает случай привлечения к постоянной работе под видом договора поручения работника, должность которого штатным расписанием не предусмотрена. Л.П. Короткова характеризует им фиктивные браки.

Кроме того, даже действия судов могут быть объявлены «обходом закона»: Ю.И. Свядосц указывает: «Учитывая потребности оборота, судебная практика ФРГ в обход закона разработала также институт обеспечительного присвоения…» (аналогичные примеры из мусульманского права: «Неизменность догмы религиозного права и застывшая в своем развитии доктрина привели к тому, что в судебной практике появилась масса случаев обхода закона. Например, для заключения сделки о предоставлении займа под проценты, что противоречит положению Корана о запрете ростовщичества и потому недопустимо, была разработана техника «двойной продажи». Согласно этой технике должник «продает» кредитору какой-либо предмет, который кредитор тут же «продает» обратно своему партнеру по сделке по цене выше первоначальной на сумму заранее оговоренных процентов, причем оплата должна произойти в момент истечения срока кредита. С помощью таких правовых уловок (hiyal — хияль) можно было добиться, чтобы доктрина соответствовала нормам шариата, а суды учитывали требования практики»). В чем же тогда состоит суть понятия «обход закона», если даже и суд может «обойти» закон?

В качестве ярких примеров международной судебной практики можно привести следующие постановления Европейского суда по правам человека (далее ЕПСЧ):

1. Постановление от 29 октября 1992 г. по делу OpenDoor и DublinWellWoman против Ирландии (заявления №14234/88; 14235/88). По данному делу ЕСПЧ признал, что права заявителей (женские клиники — OpenDoor и DublinWellWoman) по ст. 10 Конвенции («Свобода выражения мнения») были нарушены. Содействие клиник женщинам в получении медицинской помощи за рубежом в связи с абортами, запрещенными в Ирландии, ЕСПЧ никоим образом не связал с «обходом закона», хотя национальные суды основывали свои решения именно на том, что клиники «обходили» закон Ирландии при помощи иностранного права.

2. Постановление от 28 сентября 2007 г. по делу Вагнер и Дж. М.В.Л. против Королевства Люксембург (жалоба №76240/01). В данном деле ЕСПЧ также признал отсутствие попытки «обхода закона» со стороны незамужней подданной Люксембурга Вагнер, которая усыновила ребенка в Перу по законам этой страны (законы Люксембурга не позволяли усыновление лицам, не состоящим в браке) и затем попыталась признать усыновление со стороны властей Люксембурга, в чем ей было отказано со ссылкой на «обход закона». ЕСПЧ признал наличие нарушения ст. 14 («Запрещение дискриминации») и 8 («Право на уважение частной и семейной жизни») со стороны Люксембурга.

Российская судебная практика также не единообразна в определении природы «обхода закона» . Так, наиболее часто термин «обход» употребляется судом применительно к случаям несоблюдения законодательно установленных слу-

Вронская М.В. «Обход закона» в гражданском праве…

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

чаев несоблюдения законодательно установленных ограничений на совершение действий, а именно: определенного порядка, процедуры, формы, очередности, например, продажа государственного имущества без соблюдения ограничений, установленных законодательством о приватизации; заключение определенного договора с лицом, с которым договор не может быть заключен; погашение долга перед кредитором с нарушением порядка очередности, установленного законодательством о банкротстве, и др. Очевидно, что в указанных случаях имелось в виду нарушение пределов осуществления субъективного права или несоблюдение установленных законом запретов, что, по сути, является правонарушением. Представляется, что употребление термина «обход закона» в такого рода судебных решениях используется для констатации противоправности поведения субъектов и не имеет существенного значения для применения соответствующих юридических последствий.

В других случаях оценка такого поведения, как «обход закона», отождествляется с «притворностью» и «мнимостью».

Следует заметить, что в приведенных примерах под обходом закона понимается обход запрета. В указанных случаях субъекты стремятся избежать действия нормы, подлежащей применению.

В судебной практике встречаются и случаи использования термина «обход закона» применительно к обязывающему закону, как правило, в налоговых правоотношениях. В такой ситуации обход отождествляется со злоупотреблением правом. Указанная тенденция характерна для современной науки и судебной практики. Проблема обхода налогового закона, как правило, связывается со злоупотреблением правом в случае совершения налогоплательщиком действий, направленных на минимизацию налогообложения. Если такие действия прямо нарушают закон (сокрытие дохода, мошеннические сделки с компаниями-«однодневками» и т.п.), то поведение налогоплательщика оценивается как противоправное. Представляется, что обход налогового законодательства является обычным правонарушением, а не злоупотреблением правом.

Анализ складывающейся судебной практики употребления термина «обход закона» позволяет сделать некоторые предварительные выводы, поскольку говорить об однозначном понимании данного правового феномена рано, ведь цивили-стическая доктрина не имеет достаточно серьезных научных исследований, а юридическая практика еще не сложилась. Во-первых, как обход закона оцениваются действия участников правоотношений, совершенные с намерением устранить действие закона, подлежащего применению, либо, напротив, применить закон, не подлежащий применению, путем создания видимости наличия субъективного права. Во-вторых, под обходом закона понимают обход законодательно установленного запрета или, что встречается реже, неисполнение обязанности. Следовательно, обход закона должен оцениваться как правонарушение, и обсуждать следует нарушение обходимого закона.

Исходя из вышеизложенного, полагаем, что обход закона и злоупотребление правом — самостоятельные категории. В любом случае особая роль в толковании данного феномена отводится суду, который с учетом конкретных обстоятельств

Территория новых возможностей. Вестник ВГУЭС. 2015. № 3 (30)

дела должен выявить симуляцию в действиях субъекта. Следует помнить, что одним из значений слова «обойти» в русском языке является «обмануть».

В завершение следует также согласиться с Е.Н. Трубецким, который связывает понятие «обход закона» с проблемой толкования правовых норм, а, следовательно, отсутствие конкретной формулировки понятия «обход закона» в ГК РФ возможно было бы восполнить путем соответствующих разъяснений судами высшей инстанции. В этом плане включение в гражданское законодательство новой правовой конструкции «обход закона», а также ее судебного усмотрения и толкования в действиях субъектов в целом подтверждает тенденции развития феномена «бюрократизация права» российской системы права . 1 2 3 4 5 6 7

1. ФЗ от 30.12.2012 № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 ч. 1 ГК РФ» . — Режим доступа: http://www.pravo.gov.ru (дата обращения 31.12.2012).

2. Vetsch, J. Die Umgehung des Gesetzes. — Zurich, 1917. — S. 2.

4. Энциклопедия государства и права / отв. ред. П. Стучка и др. — М.: Изд-во Коммунистической Академии, 1925-1926. — Т. 1. — Ст. 1339.

5. Суворов, Е.Д. Обход закона. Сделка, оформляющая обход закона / Е.Д. Суворов. — М.: Издат. дом В. Ема, 2008.

6. Сазонова, И.В. Обход закона в свете проекта изменений Гражданского кодекса Российской / И.В. Сазонова // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2012. -№8.

7. Кравченко, А.Г. Феномен бюрократизации права: постановка проблемы / А.Г. Кравченко, А.Ю. Мамычев // Власть. — 2010. — №3. — С. 102-104.

Обход закона как одна из форм злоупотребления правом

Шишкова Юлия Юрьевна,
ЧОУ ВПО Омская Юридическая Академия, г.Омск

«Поступает против закона тот, кто совершает запрещенное законом; поступает в обход закона тот, кто, сохраняя слова закона, обходит его смысл»
(Юлий Павел. Дигесты Юстиниана).

Общество зачастую сталкивается со злоупотреблением правом, что является причиной нарушения гражданских прав и свобод, это и недобросовестное осуществление гражданских прав, и использование гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также действия в обход закона с противоправной целью.

Остановимся поподробнее на последнем. На наш взгляд проблема обхода закона является одной из самых актуальных на сегодняшний день. Законодательно запрещено обходить закон, однако правонарушители постоянно используют пробелы и коллизии закона, в частности Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), чтобы достичь корыстных целей.
Для начала необходимо разобраться в том, что же такое «обход закона»? Существует множество понятий отражающих сущность данного термина. Например, один из них взят эпиграфом к данной статье.
Согласно Ульпиану «Обход закона присутствует, когда делается то, чего закон не желает, но и не запрещает; и как сказанное слово отличается от мысли, так обход закона отличается от того, что противозаконно»
В германской литературе под обходом закона понимался «образ действий, нарушающий предписание закона не прямо, но подрывающий цель, на достижение которой это предписание направлено».
Что же об «обходе закона» говорит нам российское законодательство?

Данное понятие появилось сравнительно недавно в Гражданском кодексе РФ. Изменения в ст. 10 были внесены Федеральным Законом от 30 декабря 2012 года № 302 ФЗ:
«1.Не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом)». Получается, что «обход закона» — это одна из форм злоупотребления правом. Но законодатель не раскрыл понятие «действие в обход закона», возможно, это было сделано специально, т.к. невозможно предусмотреть весь перечень действий и ситуаций, при которых факт наличия «обхода закона» можно считать установленным.
Кроме того к действиям, направленным на обход закона с противоправной целью (далее — обход закона), теперь должны применяться те же последствия, что и при злоупотреблении правом, если иное не указано в Гражданском кодексе РФ . В случае не соблюдений требований, предусмотренных пунктом 1 ст. 10, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывают лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, т.е. суду предоставляется право выносить вердикт исходя из обстоятельств рассматриваемого дела.
Правонарушители зачастую прибегают к таким действиям, чтобы обойти закон, чтобы достичь противоправных целей.

Начнем с довольно простого житейского примера. Допустим, имеется объект, на который не разрешается заходить, т.к. нахождение на нем является опасным для жизни. Он огорожен стеной или забором, на входе висит табличка «Входить запрещено». Какой-то человек обязательно захочет туда попасть. Вопрос, как же он это сделает? Естественно, перелезет через забор! Когда нарушитель будет пойман, то встанет вопрос, а совершил ли он правонарушение? Он будет упираться, мотивировав свой ответ тем, что под табличкой «Вход запрещен» он не входил, а надписи о том, что нельзя пролезать через забор просто не было.
Вот один из нашумевших примеров. Как известно, в магазинах запрещено продавать крепкий алкоголь позже 22.00. Жители Москвы нашли способ обойти «сухой закон» — была придумана схема доставки алкоголя на дом. Для этого нужно было зарегистрироваться на сайте, а затем купить любой товар, а алкогольную продукцию дадут в подарок. Изящество и дерзость, с которыми обходят закон удивляет.
В ГК РФ согласно ч.4.п.1. ст. 575 коммерческим организациям запрещено заключать договоры дарения, однако они могут заключить договор безвозмездного пользования (ст. 690 ГК), кроме тех лиц, которые являются их учредителями, участниками, руководителями, членами ее органов управления или контроля. Получатся, что у коммерческих организаций есть возможность обойти закон.
Вот еще любопытный факт. Известно, что для строительства объекта недвижимости в соответствии со ст. 51 Градостроительного кодекса РФ необходимо получить разрешение на строительство. Такое разрешение получить очень сложно, т.к. требуется большой пакет документов. Но для регистрации права на жилой дом (не свыше 3-х этажей) такого разрешения не требуется. Собственнику земельного участка достаточно получить кадастровый паспорт на возведенный объект и подать соответствующее заявление с правоустанавливающими документами и кадастровым паспортом в Росреестр. В последующим собственник в порядке гл. 3 ЖК РФ свободно может перевести такое жилое помещение в нежилое.

Построенные жилые дома бывают довольно внушительных размеров и всем понятно, что застройщик в таком доме жить не будет, а строит с изначальной целью как нежилое здание, но строит как жилое с целью обойти обязанность получения разрешения на строительство.
Обойти закон возможно при помощи фидуциарных сделок (т.е. с использованием подставных лиц). Такие сделки распространены в современной экономической жизни. К примеру, некоторые недобросовестные чиновники покупают имущество на родственников или переводят на них результат своей предпринимательской деятельности .
Итак, обход закона – это всегда обход какого-либо установленного, действующего запрета лицом, которое преследует противоправную цель. Нарушитель всегда, пользуясь узким толкованием норм права, намеренно упускает реальное содержание нормы. Данное лицо поступает недобросовестно, нечестно, лицемерно. Как же бороться с данной формой злоупотребления правом?
Конечно, нет сомнения в том, что необходимо повышать уровень правовой культуры при помощи правового воспитания. Для этого необходима целенаправленная деятельность государственных органов, общества в целом по формированию у граждан правосознания, умений, знаний в правовой сфере, а также стремление действовать соответствии с ними.

Но стоит заметить, что действия в обход закона зачастую связаны с несовершенством законодательства. Социальные отношения с каждым днем усложняются все больше. Государство издает множество нормативных актов, которые должные регулировать общественные отношения. Но далеко не всегда законодателю удается охватить те или иные сферы жизни. В таких ситуациях и возникают пробелы в праве.
Нарушители зачастую обходят закон, пользуясь частичным или полным отсутствием нормы. С этим необходимо бороться. Пробелы в праве должны устраняться законодателем при случае их обнаружения, но пробел возможно преодолеть и в процессе реализации права (аналогия права, аналогия закона).

Обход закона – одна из форм злоупотребления правом. Действия, совершаемые в обход закона — это «сделки, являющиеся сами по себе не противозаконными, но заведомо направленными к достижению результатов, не допускаемых законом» . Они проявляются в использовании лицом норм права в ущерб их внутреннему смыслу и назначению в системе права. Таким образом, лицо «отменяет» для себя общепринятую норму права, совершая при этом сделки, прикрывая свои действия своим собственным толкованием.

Список используемых источников:

  1. Vetsch J. Die Umgehung des Gesetzes. Zurich, 1917. S. 12
  1. Бартошек М. Римское право. Понятия, термины, определения. — М.: Юрид. литература, 1989.
  2. КонсультантПлюс: Правовые новости. Специальный выпуск «Изменения положений Гражданского кодекса о добросовестности, злоупотреблении правом, государственной регистрации сделок и прав и др. (Федеральный закон от 30.12.2012 N 302-ФЗ)» // Доступ из СПС «КонсультантПлюс»
  1. Овдиенко Е.Б. Общая характеристика понятия «обход закона» в договорном праве // Юрист. 2013. N 22. С. 21 — 25.
  • Стучка П. Энциклопедия государства и права / (отв. ред.) и др. — М.: Изд-во Коммунистической Академии, 1925—1926. Т. 1.

Практика применения института действий в обход закона с противоправной целью

Ссылки на источники1. Федеральный закон от 30.12.2012 №302ФЗ (ред. от 04.03.2013) «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2012. № 53 (ч. 1). Ст. 7627.2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51ФЗ (ред. от 31.01.2016)// СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.3. Муранов А.И. Против «обхода закона» (разнообразные тезисные соображения), 2011. ‬URL: http://mlogos.ru/img/Muranov_2.docx4. Егоров А.В. Обход закона: использование дозволенной правом формы ради запрещенной правом цели‬URL: http://mlogos.ru/img/Egorov.doc5. Дигесты Юстиниана // Пер. с лат. Т.IV. М.: Статут, 2004. С.113.6.Проект Концепции совершенствования общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации (утв. на заседании Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 11 марта 2009 г.) // URL: privlaw.ru/wpcontent/uploads/2015/10/concep_OPGK.rtf7. Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 7.04.2015 № Ф03912/2015 по делу № А5118020/2014 // URL: http://kad.arbitr.ru8. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 12.03.2015 №306ЭС144369 по делу №А5535485/2012 // URL: http://kad.arbitr.ru.9. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2013 № 18045/12 по делу №А4037822/1255344 // URL: http://kad.arbitr.ru.10. Федеральный закон от 07.05.2013 N 100ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2013. № 19. Ст. 2327. 11. Волков А.В. Понятие «обход закона» в доктрине и практике гражданского права // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. №1.12. ОбзорКонсультантПлюс. Правовые новости. Специальный выпуск «Изменения положений Гражданского Кодекса о добросовестности, злоупотреблении правом, государственной регистрации сделок и прав и др. (Федеральный закон от 30.12.2012 N 302ФЗ)» // СПС «КонсультантПлюс».13. Постановление Федерального Арбитражного Суда СевероКавказского округа от 23.12.2011 по делу №А323596/2010 // URL: http://kad.arbitr.ru.14. Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 27.10.2015 по делу №336639/15 // URL: http://kad.arbitr.ru.15. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».16. См. п.9 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.11.2008 №127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» // URL: http://www.arbitr.ru/as/pract/vas_info_letter/20412.html.17. П.3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитныхдоговоров» // URL: http://www.arbitr.ru/as/pract/vas_info_letter/39104.html18. Федеральный закон от 08.03.2015 N 42ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2015. № 10. Ст. 1412.19. Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 25.01.2016 №Ф098923/2015 по делу № А072497/2015 // URL: http://kad.arbitr.ru20. Определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации №18КГ 1495 от 10.09.2014 // URL: http://вс.рф/stor_pdf.php?id=608544

Нововведения в Гражданский Кодекс : способы защиты нарушенного права расширились, но адвокатов ждёт переосмысление многих незыблемых аспектов взаимоотношений с клиентом.

Уважаемые коллеги!
Нововведения в ГК РФ 2013 и 2014 г. г. настолько всеобъемлющи, что сейчас даже невозможно с достоверностью предвидеть последствия их применения на практике в совокупности с действующими нормами, к которым мы все привыкли, выработали по ним правовые позиции, успешно применяем.
С одной стороны, такое «новое» в законе — хорошо, не даёт расслабиться, и успокоится, так сказать «почивать на лаврах», а с другой, трудно работать в сфере оказания правовой помощи при принятии субъектами права распорядительных решений при осуществлении деятельности в рамках их правоспособности.
Ведь предсказать негативные последствия принятых решений, да теперь, и сам характер этих последствий, в связи с появлением новых норм в ГК, станет очень трудно. Если не сказать — невозможно.
И, здесь, хотелось бы поделится мыслями о нововведениях ч.1 ст.10 ГК РФ.
Эту статью я всегда очень «жаловала», в отличие от многих судов, которые упорно не хотели, и не знали, как без «Обзоров» и «Постановлений Пленумов», применять.
Прежняя редакция звучала так:»1. Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке». А новое видение выглядит следующим образом: «1. Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.» «Действия в обход закона с противоправной целью»- как красиво звучит. Прямо завораживающе.
К действиям, направленным на обход закона с противоправной целью, теперь должны применяться те же последствия, что и при злоупотреблении правом, если иное не указано в ГК РФ.
Последствие злоупотребления правом — это полный или частичный отказ суда в защите права, а также иные меры, предусмотренные законом (п. 2 ст. 10 ГК РФ). Иные меры – это меры, применяемы к тем, кто злоупотребил правом, а в суд за защитой этого права не пошёл.
Хотя, ранее, ст.10 прямо не рассматривала действия в обход закона, как влекущее последствия в виде запрета на защиту этого права, но в практике арбитражных судов, и даже судов общей юрисдикции, это проскальзывало.
В одном из решений суда апелляционной инстанции ( г. Вологда ) было указано :»Из содержания ст.10 ГК следует, что под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему гражданского права, сопряженное с нарушением установленных в статье 10 ГК пределов осуществления гражданских прав, причиняющее вред третьим лицам или создающее условия для наступления вреда.К злоупотреблению правом относятся, в том числе заведомо или очевидно недобросовестное поведение субъекта права, недобросовестные действия участников оборота в обход закона, приводящие к неблагоприятным последствиям для иных лиц, в связи с чем, никто не может извлекать выгоды из своего незаконного или недобросовестного поведения.» Это было сказано применительно к ситуации, когда неплательщик по договору газоснабжения обратилась с иском о признании незаконным отключения газа, и ей было отказано в связи с злоупотреблением правом.
Т.е. обход закона суды и тогда относили к виду «злоупотребления» правом.
А новелла, которой термин «обход закона» введён в ГК — не просто игра слов.
Полагаю, это вообще новый взгляд на регулирование гражданско-правовых отношений, заявка на ограничение принципа автономии воли и свободы договора.
Термин «обход закона» применительно к новой редакции ст.10 ГК РФ, значительно шире того, что, возможно, будут пытаться под него подогнать.
Уверена, что будут попытки упростить ситуацию и свести все просто к прямому нарушению закона.
Но это – не так. «Нарушение закона» — это прямое нарушение нормы права, предусматривающей что-либо, либо регулирующей правоотношения.
А «обход закона» — не просто нарушение нормы права, формально субъект может выполнить все положения нормы ( либо совокупности таких норм), но на самом, деле – действует он в обход закона, преследуя свои ( либо своих заказчиков) противоправные цели.
Целиком и полностью поддерживаю определение, данное «злоупотреблению правом» древнеримским юристом первой половины III века н. э Юлием Павлом:
«Поступает против закона тот, кто совершает запрещенное законом; поступает в обход закона тот, кто, сохраняя слова закона, обходит его смысл».В этом – вся суть, на мой взгляд, нововведения.
Если внешне у тебя, вроде, все законно ,»Буква закона соблюдена», но » дух» закона не соблюден, поскольку изначально цели твои были противоправными, то твои действия не допускаются,т.е. запрещены.
Не случайно выделила- «запрещены».
Это – императив, и ему коррелирует — «разрешено то, что не запрещено», как основной принцип частного права ( в отличие от публичного).
Чтобы было понятно,почему я полагаю, что «обход закона» как императивный запрет, не должен сводится просто к несоблюдению закона или совокупности законов, чтобы иметь способность вызвать негативные последствия для нарушителя, а должен быть самостоятельным основанием для признания сделок недействительными, а действий незаконными,постараюсь объяснить на следующем примере.
В соответствии с п.4 ст.111 ФЗ «О несостоятельности ( банкротстве»)» «часть имущества должника, балансовая стоимость которого на последнюю отчетную дату до даты утверждения плана внешнего управления составляет менее чем сто тысяч рублей, продается в порядке, установленном планом внешнего управления.»Вроде бы три строчки, а последствия — словами не описать.
При внешнем управлении государственного предприятия управляющий имеет право продать часть имущества, не занятого в производственном цикле.
И вся фишка в том, что на балансе государственных предприятий, которые могут иметь такое расположение в черте города, что имущество в них ( из-за права на предоставления земельного участка под строением, который «на выходе» может стоить сотни миллионов), такое «имущество» ( строения и т.п.), стоит по «нулевой» стоимости. Т.е. – как в ст.111 — «менее 100 тысяч рублей».
И управляющий продаёт — иногда даже и без оценки по рыночной стоимости ( если так решило собрание кредиторов, а при банкротстве «гос. предприятия» они, как правило, кроме ИФНС, всегда свои), без торгов.
Так вот просто – из рук в руки.
И что интересно, всё соответствует ст.111 ФЗ «О несостоятельности( банкротстве»)».
Суды стоят на позиции законности действий управляющего — закон разрешает при соблюдении некоторых условий продать без торгов, по «бросовой» цене.
При этом, ВАС сделана небольшая оговорочка, которая сути практически бесплатного перехода прав на очень ликвидные и дорогостоящие объекты, не меняет :» Под балансовой стоимостью имущества должника, которое может быть продано без проведения торгов, подразумевается стоимость объекта по отдельной сделке, а не совокупная стоимость имущества, подлежащего продаже в соответствии с планом внешнего управления (пункт 43 Постановления от 15.12.2004 N 29 Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»). Вроде что-то хотели исправить, а получилось как всегда.
Бесплатная ваучерная приватизация государственной собственности сменилась на «законную» торговлю по «смешным» ценам государственным имуществом арбитражными управляющими.
Оспаривания сделок по продаже имущества ни к чему не приводят ( см. прикреплённое Постановление Тринадцатого апелляционного арбитражного суда от 2 октября 2012 г. по делу N А21-5070/2009).
Всё в рамках закона.
При этом все понимают, что это ненормально, и не соответствует ни бытовой, ни правовой логике. Но норме закона соответствует.
Недавно столкнулась с ситуацией, когда недвижимость была продана за несколько тысяч, а перепродана тут же за несколько сот миллионов.
И вот к таким ситуациям, полагаю, и надо прямо применять запрет на «обход закона» в противоправных целях.
Ведь продажа государственного имущества за копейки, явно противоречит праву, верховенство которого над законом никто не оспаривает, наоборот, практически все решения КС РФ продиктованы именно тем, что применяемый закон противоречит праву, и потому подлежит изменению.
Запрет на действия в «обход закона» в противоправных целях» должен стать новым самостоятельным инструментом по защите гражданских прав, самостоятельным основанием для предъявления иска. А не только «подспорьем» при оспаривании сделок в силу их ничтожности (в том числе притворности, мнимости), при признании их недействительности и применении последствий такой недействительности.
Приведённый мной пример в части банкротства является довольно специфическим, не все занимаются банкротными делами.
Приведу более понятный пример — право преимущественной покупки ( ст.250 ГК РФ). Как продать, не предлагая сособственнику. Знают все – подарить
А признать договор дарения притворной сделкой трудно — нужны доказательства возмездности.
Как доказать? Чаще всего никак.
Вряд ли вам процессуальный противник расписку принесет, да, и понимая последствия, эти деньги, как правило, со счёта на счёт не переводят. Да и «правдивого» ответчика можно с собой в суд не брать, ведь формально можно вести дела чрез представителя, не являясь в суд. Так что всем всё ясно, но всё «законно», и всё тут.
Вот в таких ситуациях и надо применять введённый ст.10 ГК самостоятельный инструмент по защите гражданских прав», тем более, что ст.12 ГК РФ предусматривает открытый перечень способов защиты гражданских прав: «защита…… осуществляется путем……….., и иными способами, предусмотренными законом.».
А если запрет на действия в «обход закона» в противоправных целях установлен, то последствия таких действий в виде совершенных сделок, должны признаваться недействительными ( точные формулировки исковых требований надо еще проработать).
И это должно применяться ко всем действиям – направленным и на возникновение, и на изменение, и на прекращение гражданско-правовых отношений.
Где это можно будет применить?
Да практически во всех ситуациях, в которых «жонглирование» нормами и манипулирование законом в угоду разных заинтересованных групп, стало нормой.
Введение этого запрета, полагаю, отражением в ГК принципа верховенства права на законом, который как «суслик»- есть, но попробуй применить его на первой инстанции.
«Де юре», наконец-то,введен общий «принцип добросовестности».
Из текста п. 2 ст. 6 ГК РФ следует, что законодатель приравнивает требования добросовестности, разумности и справедливости к общим началам и смыслу гражданского законодательства, что, по сути, означает ожидание правопорядком проявления этих качеств каждым субъектом любого гражданского правоотношения.
Но правила о добросовестности были «раскиданы» по ГК.
И не случайно разработчики Концепции развития гражданского законодательства РФ, подготовленной во исполнение Указа Президента РФ от 18 июля 2008 г. N 1108 «О совершенствовании ГК РФ», и, одобренной решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, от 7 октября 2009 г., отметили тогда отсутствие в ГК РФ общего принципа добросовестности в качестве недостатка, нуждающегося в устранении.
В концепции предлагалось распространить «принцип добросовестности» на действия (поведение) участников оборота при установлении прав и обязанностей (ведение переговоров о заключении договоров и т.д.); при приобретении прав и обязанностей; при осуществлении прав и исполнении обязанностей; при защите прав.
Оценка содержания прав и обязанностей сторон, по мнению разработчиков Концепции, также должна подчиняться принципу добросовестности.
Думаю, что ст.10 в новой редакции — это реализация Концепции со всеми вытекающими.
И теперь, полагаю, с введением новой редакции ст.10 ГК РФ «принцип добросовестности» при реализации гражданских прав и исполнении обязанностей, закреплен в отдельной норме.А ст.10 ГК РФ рассматривает добросовестность как противовес неограниченной свободе договора и автономии воли сторон.
А всё это, в совокупности, даёт основание считать, чтонесоблюдение этого принципа во всех действиях, может являться поводом для обращения в суд. Причем, поводом самостоятельным, который мы имеем право выбирать по своему усмотрению.
Для нас наступают новые интересные времена.
Можно, в связи с появлением нового способа защиты нарушенного права, менять подходы к доказательной базе, творчески подходить к «правовой позиции», вносить элемент «нравственности» даже в арбитражные дела.
С другой стороны, станет труднее и в суде.
То ли дело, почитал решения и пошёл по проторённой дороге. А тут такой простор открывается. Ведь «добросовестность» не совместима с формальным применением права так, как его уже всегда применяли и ко всему привыкли.
Во всём субъективный момент можно отыскать, по «противоправности» цели пройтись. Вглубь взаимоотношений сторон зайти, не ожидая услышать – «не входит в предмет доказывания».
Тяжело придётся «договорникам» и тем, кто только сделки привык сопровождать. Там уж точно никаких гарантий на «100% результат».
Есть ещё один аспект, который хотелось бы осветить.
Но это – чисто профессиональный аспект, абстрагированный от приветствий по поводу нового самостоятельного способа зашиты права.
Полагаю, чтодля адвокатов увеличатся риски ведения адвокатской деятельности, и каждый раз адвокат должен обдумывать, ведется ли она надлежащим образом, не направлена ли на потакание противоправным целям «клиента».
И более того, адвокатам чаще всего и платят не за разъяснение того, как жить правильно, не за «зачитывание» норм права и за «духовничество» (за этим наши клиенты, как правило идут в другое место), а за то, как более качественно и эффективно и с наименьшими затратами, «обойти» закон.
«Чтобы у нас всё было, но нам за это ничего не было».
Как мне сказал один очень предприимчивый и удачливый «господин», балансирующий «на грани» всю жизнь – «мне бы твои знания». Уж таким-то точно рассказы о неправильности «противоправной цели» не интересны, и деньги они не за это платят.
Статья 9 Кодекса профессиональной этики адвоката» «Адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя» Пункт 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката :
«Закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы или указания доверителя, направленные к несоблюдению закона или нарушению правил, предусмотренных настоящим Кодексом, не могут быть исполнены адвокатом».
Статья 8 «Кодекса профессиональной этики адвоката»: » при осуществлении профессиональной деятельности адвокат «честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет свои обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом» И как найти баланс между всем этим, какова должна быть степень нашей активности?
«Адвокат активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами» — как это соотносится со ст.10 ГК в новой редакции?
Остаётся только внушить клиенту, какой он нехороший, и как плохо искать лазейки в законе, чтобы уйти от негативных последствий. И будешь всегда в бесконечном поиске, потому как клиенты тебя могут не понять.
А в рамках предпринимательской деятельности, где государство отстаивает в основном свои интересы, связанные с наполнением бюджета, и запретительные меры в невиданных нигде более размерах, обход закона- норма.
И что там делать. Сидеть и обсуждать, как помочь государству в «обирании» своих граждан?
Здесь у меня довольно философский подход — этот принцип уже введён. И чтобы мы не говорили и как не возмущались по поводу того, как теперь во многих сферах, в которых само государство явно действует в обход закона и в противоречии с Конституцией, провозгласившей РФ «социальным государством», отстаивать интересы клиента, это не поможет.
Надо искать более гибкие формы, проявлять более высокую изощрённость «в придумывании позиции», больше знать, наконец.
Правила изменились, надо это учитывать.
Но при этом не надо думать, что до этого совсем «вольница» была.Этот пробел успешно восполняли правоохранительные органы.
И запрет на обход закона, если он всё же будет применяться так, как указала в статье, многих адвокатов заставит повысить и свой нравственный, и образовательный уровень, не допускать много из того, что стало почти нормой.
Недавно мне один следователь, которого я нашла человеком довольно умным, проницательным, и нестандартно мыслящим, увлечённым своей работой, сказал, в чем он видит задачу адвоката в уголовном деле — на развалить на «недопустимых доказательствах», и на неправильно оформленных действиях ОРМ и следственных органов, и в итоге сделать так, чтобы клиент избежал уголовной ответственности,а добиться, чтобы этот конкретный человек больше не захотел совершать преступления.
Не больше, не меньше.
Идеализм? Наверное.
Но мне вдруг захотелось вести уголовные дела.
Вот так и с рассматриваемым «обходом закона».
В целом, введение запрета на » действия в обход закона с противоправной целью» оцениваю положительно.
Но придется поработать. Вчера пришлось повозиться с » договором об оказании правовой помощи». Раньше это был шаблон, а теперь в каждой конкретной ситуации буду оценивать клиента, его «противоправные наклонности и цели», и, соответственно, вносить изменения в договор.
Того же и всем коллегам советую.

Примеры злоупотребления правом в гражданском праве

Теория гражданского права дает разъяснение многим терминам, понятиям, ситуациям, но вот такой феномен, как «злоупотребление правом», до сих пор полноценной характеристики не получил. Опытные юристы и профессора спорят о том, что может быть признано правонарушением в этом вопросе и какие формы реализации преступного права могут существовать.

Неспециалистам и людям, далеким от правовой сферы, это понятие может показаться неинтересным и совсем не нужным, но все же стоит иметь хотя бы общее представление о формах злоупотребления правом в гражданском праве. Попытаюсь раскрыть понятие максимально полно, и для этого использую примеры.

Определение понятия и разные подходы к трактованию термина

В юридической литературе вопрос с определением понятия «злоупотребление правом» (ЗП) до сих пор остается открытым. Вместе с тем, можно выделить несколько подходов к рассмотрению термина, а точнее:

  1. Понятие определяется через признаки – причинение вреда и совершение действий, наносящих вред, умышленно.
  2. Осуществление права субъективного порядка в противоречии с совестью и добрым нравом.
  3. Описывается как особый тип гражданских правонарушений, совершаемых правомочным лицом при осуществлении им права, связанного с применением конкретной формы, но в рамках существующего поведенческого типа.

В судебной практике выделяются разновидности злоупотребления правом, но для этого необходимо знать признаки. В частности, можно выделить умысел и использование права в качестве средства для злоупотребления, и исключительные действия, описанные в ст. ГК РФ.

Что такое средство злоупотребления правом и как они квалифицируются?

Средство ЗП – это само гражданское право, на которое опирается нарушитель. Фактически человек использует свои обязанности как инструмент для воплощения в действительность преступного умысла. Могут быть задействована одна норма, совокупность или часть норм. Существует специальная классификация, которая образует четыре группы средств ЗП. В список входят злоупотребления:

  • вещными правами;
  • обязательственными, особенно правом на свободу заключения договоренностей и формирования их условий;
  • гражданско-правовыми обязанностями;
  • правом на защиту.

Данное распределение необходимо для более четкого понимания проблема, а также для упрощения квалификации подобных преступлений и для оформления соответствующих документов.

Пример злоупотребления вещного права

В этой группе часто приводится пример, когда продавец заключает с покупателем договор купли-продажи на объект недвижимости. Переход права еще не зарегистрирован, поэтому продавец заключает соглашение с другим лицом – тоже покупателем. В итоге единственная ответственность, которую несет продавец, — это уплата неустойки и возмещение убытков за несоблюдение условий сделки.

Согласно закону, владелец жилья злоупотребляет вещным правом. Первый покупатель не может стать собственником, потому что есть претензии от второго лица, купившего имущество. Второй не может получить жилье, поскольку владелец — это первый покупатель.

Пример злоупотребления права на защиту

Бывает, что кредитор, обратившись в суд, в ответ получает иск от должника, который просто желает затянуть разбирательство. Заемщик может потребовать признания договора недействительным на основании крупности или заинтересованности сделки. Правового интереса в этом вопросе нет, а единственная причина подачи иска – искусственное затягивание дела, чтобы склонить контрагента к мировому соглашению.

Классификация форм ЗП с учетом целей

Это разделение видов нарушений вызывает особый интерес у правозащитников, поскольку именно скрытая, незаконная цель образует важнейшие признаки совершенного преступного деяния.

Итак, с учетом целей можно выделить злоупотребление права с целью:

  • причинения вреда другому лицу. Эта форма имеет название «шикана». Данная форма свойственна для психически нездоровых людей;
  • получения выгоды, материального обогащения. Преступник преследует лишь одну цель – обогатиться, и ему безразлично состояние (психическое или материальное) пострадавшего лица;
  • во избежание и для уклонения от своих обязанностей. Обычно речь идет о случаях, когда нарушитель пользуется отдельными пунктами договоров, указывая их в качестве законного права не исполнять взятые ранее обязательства, хотя по факту такую возможность он имеет.

Классическим примером ЗП стало причинение вреда другому лицу намерено. Такой вариант описывается в учебниках по теории гражданского права, но есть и другие формы.

Пример злоупотребления правом получения выгоды

Самый простой пример – это аренда земельного участка. Временный пользователь эксплуатирует землю так, чтобы получить один урожай. Дальнейшая судьба участка его не интересует. После интенсивного и недобросовестного использования земля теряет свою плодородность.

Арендатор получает выгоду в виде урожая, а арендодатель – участок с землей плохого качества. Получается, что арендатору не важно, что получит в результате владелец земли, главное, что он извлечет прибыль.

Завершить представленный материал можно выводами:

  1. Термин «злоупотребление права» до сих пор не имеет полноценного определения и в разных юридических пособиях трактуется с позиции характерных признаков.
  2. Существуют разные формы, определяющиеся с учета целей и признаков правонарушения.
  3. Для понятия реализации этого нарушения на практике стоит ознакомиться с подробными примерами из судебной практики.

Что значит злоупотребление правом и недобросовестное поведение

(Недобросовестное бездействие, действия с целью причинения вреда (шикана), ограничение конкуренции, злоупотребление процессуальным правом, ответственность)

Наряду с понятием противозаконного поведения существует понятие недобросовестного поведения (статья 1 ГК РФ). Причем недобросовестное поведение приравнивается законодателем к злоупотреблению правом (статься 10 ГК РФ). Что же такое недобросовестное поведение, злоупотребление правом и чем эти действия отличаются от незаконного поведения, законодатель не объяснил. Но можно заметить, что само словосочетание «недобросовестное поведение» говорит о том, что лицо поступает не по доброй совести, и делает это сознательно

Конституционный суд указывает, что запрет на злоупотребление правом в любых формах и правовые последствия злоупотребления, направлены на реализацию принципа, закрепленного в статье 17 Конституции РФ о том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (Определение Конституционного Суда РФ от 17.07.2014 № 1808-О).

Несмотря на то, что закон различает незаконное и недобросовестное поведение, высший судебный орган говорит, что злоупотребление правом имеет место, когда субъект поступает вопреки норме, предоставляющей ему соответствующее право, а также не соотносит поведение с интересами общества и государства, не исполняет корреспондирующую данному праву юридическую обязанность (Определение Верховного Суда РФ № 32-КГ14-17 от 03.02.2015).

Действительно, недобросовестное поведение часто бывает одновременно незаконным. В пример можно привести притворные сделки, которые совершаются для достижения какого-либо корыстного результата в отсутствие прямой необходимости в их совершении (статья 170 ГК РФ).

Формы злоупотребления правом

Формы злоупотребления правом могут быть совершенно различными:

1. Использование права с единственной целью причинить вред другому лицу («шикана»);

2. Действия в обход закона с противоправной целью;

3. Ограничение конкуренции и злоупотребление доминирующим положением на рынке;

4. Недобросовестное бездействие;

5. Заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав. Например:

  • распоряжение правом с незаконной целью;
  • распоряжение правом незаконными средствами;
  • действия, в результате которых другая сторона не может реализовать принадлежащие ей права.

В общем, любая форма злоупотребления — это использование принадлежащих лицу прав недозволенными способами, противоречащими назначению права, либо с недозволенной целью, в результате чего наносится ущерб другим лицам. Именно этой позиции придерживаются суды, констатируя факт злоупотребления.

Шикана в чистом виде встречается очень редко. Обычно эта форма злоупотребления сочетается с другими, так как следствием злоупотребления правом одной стороной отношений становится вред для другой стороны. Так, заключение сделки на особо выгодных для стороны условиях неизбежно влечет неблагоприятные последствия для другого лица (Определение Арбитражного суда республики Башкортостан по делу от 2014 года). Или другое дело, в ходе которого судом было установлено, что ставка свыше 500 процентов годовых за пользование суммой займа может привести к неосновательному обогащению кредитора и нарушать принципы разумности и добросовестности (Определение Верховного Суда РФ по делу от 2016 года).

Отличить обход закона и законное поведение довольно затруднительно. Всем известно правило: что не запрещено законом, то разрешено. Поэтому выбор конкретного метода реализации поставленной законной цели не дает повода говорить об обходе закона.

Наиболее показательным примером является взыскание поставщиками (исполнителями, подрядчиками) неосновательного обогащения (иначе говоря, оплаты за поставленный товар, выполненные работы) в отсутствие госконтракта, когда необходимость его заключать предусмотрена Законом о контрактной системе (Определение Верховного Суда РФ по делу от 2015 года).

Федеральный закон «О защите конкуренции» от 26.07.2006 N 135-ФЗ определяет конкретные составы злоупотребления (статья 10). Среди них:

  • навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора;
  • включение в договор дискриминационных условий.

Причем ограничение конкуренции не допускается не только доминирующим на рынке субъектом, но и другими компаниями (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 2013).

Злоупотребление бездействием происходит, когда лицо имеет право, но не использует его, вследствие чего причиняется вред другому лицу.

В качестве примера злоупотребления правом недозволенными средствами можно привести ситуацию, когда организации закладывают в договор выгодные для себя дефекты (Определение Верховного суда РФ от 2014 года).

Злоупотребление правом может быть вызвано такими действиями лица, в результате которых другая сторона не могла реализовать принадлежащие ей права. Например, сокрытием сведений, вследствие чего другое лицо пропустило срок исковой давности.

Последствия злоупотребления правом

Закон запрещает действовать недобросовестно и тем более извлекать выгоду таким путем. Недобросовестное поведение запрещено не просто так. В случае его обнаружения недобросовестное лицо будет нести ответственность за свои действия в виде последствий, определенных законом.

Надо сказать, что суды практически не ограничены в мерах, которые применяются к недобросовестному лицу. Несмотря на то, что такие меры могут быть предусмотрены только законом, судебной практикой вырабатываются и другие способы для пресечения злоупотреблением правом. При этом учитываются характер и последствия злоупотребления.

Самым распространенным последствием недобросовестного поведения является полный или частичный отказ в удовлетворении исковых требований с целью защиты потерпевшей от злоупотребления стороны (Определение Верховного суда РФ по делу от 2016 года). Причем суды не ставят своей задачей наказать виновное лицо. Поэтому одного лишь факта злоупотребления правом недостаточно для отказа в иске. Судам нужно представить и другие весомые аргументы.

Другими мерами могут стать, например:

  • запрет совершать определенные действия;
  • прекращение использования права без лишения этого права;
  • отказ в применении срока исковой давности (Определение Верховного суда РФ от 16.05.2016 № 304-ЭС16-3710);
  • непринятие доводов злоупотребившего лица;
  • признание сделки недействительной (статья 168 ГК РФ, Постановление Пленума Верховного Суда РФ №25 от 04.03.2015).

Злоупотребление процессуальным правом

Злоупотреблять правами можно не только в сфере гражданских правоотношений, но и в судебном процессе. Это делается, понятно, для затягивания сроков исполнения обязательств или с целью попытаться выиграть спор. Таким образом, чаще всего именно в судебном процессе реализуется форма злоупотребления правом с недозволенной целью вполне допустимыми средствами:

  • подачей ходатайств (об отводе судей, о приостановлении производства по делу, об отложении судебного разбирательства);
  • незаблаговременным представлением документов;
  • подачей очевидно необоснованного иска (например, с намерением приостановить уже рассматриваемое дело);
  • обжалованием судебных актов, не подлежащих обжалованию.

Другой формой злоупотребления процессуальными правам может быть бездействие:

  • невыполнение требований суда;
  • непредставление доказательств;
  • неявка в судебное заседание.

При этом, не предъявление кредитором иска в течение длительного времени не может рассматриваться как злоупотребление им правом (Постановление Восьмого Арбитражного апелляционного суда от 11.07.2014 № 08АП-3660/2014).

Злоупотребление процессуальными правами также влечет неблагоприятные последствия для лица, нарушившего запрет (статья 41 АПК РФ, статья 35 ГПК РФ):

  • возложения на злоупотребившее правом лицо обязанности по уплате денег (например, уплаты судебных издержек — статья 111 АПК РФ, штрафа – статья 66, статья 225.12 АПК РФ, статья 57 ГПК РФ);
  • отказа судом в совершении действий, о которых заявлено ходатайство или требование (постановление Президиума ФАС Северо-Западного округа от 01.11.2002 № 56).

Заключение

Как видно, запрет на злоупотребление правом распространяется на различные правоотношения: договорные, внедоговорные, процессуальные. Несмотря на то, что добросовестность субъектов предполагается, никто не застрахован от столкновения со злоупотреблением. Однако доказать недобросовестность бывает достаточно непросто. Поэтому, если есть подозрения, что контрагент поступает недобросовестно, лучше обратиться к опытному юристу.

Если же у самого лица появился соблазн поступить недобросовестно, ему следует проконсультироваться с юристом, чтобы получить представление о возможных последствиях своих действий. Они могут оказаться более невыгодными, чем последствия добросовестного поведения. Кроме того, юрист сможет подсказать другие, приемлемые способы для достижения нужного результата.

Анна Полетаева
Статья подготовлена специально для
юридической компании «Эра права»

предыдущая следующая

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *