Можно ли вести аудиозапись без предупреждения

Производство и использование аудиозаписи в отношении граждан и должностных лиц

В наш век современных технологий, пожалуй, нет человека, у которого бы не было мобильного телефона и соответственно диктофона. Разберем, когда аудиозапись разговора является необходимостью, а когда внедрение в частную жизнь

Статьей 23 основного российского закона Конституцией РФ гарантировано, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

А Уголовным кодексом РФ ст. 137 предусмотрена уголовная ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни. Наказание достаточно серьезное.

Согласно ст. 24 Конституции РФ сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Однако, случаются ситуации, когда единственным способом доказать то или иное обстоятельство возможно только путем аудиозаписи разговора, выполненной, в том числе, без ведома собеседника.

Верховный суд РФ определением от 6 декабря 2016 года по делу № 35-КГ16-18 разрешил использовать в качестве доказательства аудиозапись, сделанную без согласия участника разговора. При этом ВС РФ указал, что представление аудиозаписи в качестве доказательства возможно, только при условии, что содержащаяся в ней информация относится к деловым отношениям, а не к частной жизни.

Так путем аудиозаписи в судебном порядке возможно подтвердить следующие факты: факт наличия/отсутствия долга; угрозы физической расправой, убийства; факт вымогательства; факт оскорблений и т.п.

Таким образом можно сделать следующие выводы:

  • сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия допускается только в целях установления обстоятельств, в рамках деловых взаимоотношений;
  • в случае сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия возможно привлечение к уголовной ответственности

Следовательно, при намерении произвести аудиозапись беседы, затрагивающей темы частного характера, необходимо поставить об этом в известность собеседника, т.е. предупредить его. Данное предупреждение должно присутствовать в произведенной записи разговора.

Следует отметить, что после предупреждения и отсутствия выраженного словесного согласия собеседника, запись разговора производится без ограничений. Почему спросите вы? Ответ прост: ваш собеседник предупрежден о производстве аудиофиксации разговора и в этом случае, либо беседа не состоится, т.к. собеседник откажется беседовать с вами, либо беседа продолжится, но уже с молчаливого согласия собеседника, потому как он зная, что ведется запись разговора продолжает беседу.

Не требуется получения разрешения для производства аудиозаписи и в судах судебной системы Российской Федерации, потому как любой гражданин, в том числе представитель СМИ может присутствовать в открытом судебном заседании. Граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства (ч. 7 ст. 10 ГПК РФ). Таким образом соблюдается один из принципов судопроизводства – принцип гласности.

Что же касается аудиозаписи беседы с должностными лицами государственных и муниципальных органов, то в данном случае предупреждение о намерении вести аудиозапись не требуется.

Опять же, почему?

Во-первых, на сегодняшний день не существует закона, запрещающего вести аудио или видео запись разговора с должностным лицом или чиновником. Наоборот с глобализацией Интернета и развитием всякого рода онлайн аудио/видео сервисов большинство государственных и муниципальных учреждений таким образом устанавливают обратную связь с гражданами, что предполагает ведение с помощью технических средств аудио и видеофиксации переговоров.

Во-вторых, становясь должностным лицом, это лицо становится публичным и должно быть готово к тому что любое его действие (бездействие), слова или речи будут под пристальным вниманием граждан, которые вправе фиксировать встречи с такими лицами как на диктофон, так и на видеокамеру без ограничений.

В-третьих, должностное лицо — это не частное лицо. Вряд ли вы будете беседовать с чиновником или инспектором ГИБДД о его личной жизни. Имеется принципиальная разница между частной жизнью человека и публичностью должностного лица. Все заявления, обращения, претензии к государственным или муниципальным служащим как правило связаны с осуществлением последними своих полномочий, поэтому могут быть записаны, в том числе и скрытно, поскольку не содержат сведений о частной жизни собеседника – должностного лица.

В заключении подытожу, что даже если Вы абсолютно добропорядочный и законопослушный гражданин, никто не застрахован от действий недобросовестных лиц, наделенных полномочиями. Ведь как говориться: «Бережённого Бог бережет». Поэтому советуем Вам активно пользоваться благами цивилизации и по возможности фиксировать любые спорные ситуации, путем аудио или видео записи.

Медико-социальная экспертиза

Ответ:
Здравствуйте, Мелисса.
Согласно пункту 8(1) Приказа Минтруда России от 11.10.2012 N 310н (ред. от 28.06.2018) «Об утверждении Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы» (этот пункт вступил в силу с 10.02.2017):
8(1). При проведении медико-социальной экспертизы граждан используются средства аудио- и видеофиксации.
Руководитель главного бюро (Федерального бюро) определяет порядок и условия использования средств аудио- и видеофиксации при проведении медико-социальной экспертизы граждан с учетом требований законодательства Российской Федерации о защите персональных данных и в сфере охраны здоровья граждан.
Как следует из вышеизложенного, при проведении МСЭ используются (точнее — ДОЛЖНЫ использоваться) средства аудио- видеофиксации, т.е. должна проводиться аудио- видеофиксация процесса проведения МСЭ.
Насколько мне известно из общения с коллегами по регионам РФ — уже практически во всех бюро МСЭ проводится аудио- видеофиксация процесса проведения МСЭ (при освидетельствовании в больных непосредственно в бюро МСЭ).
Что касается освидетельствования граждан на дому, то тут на сегодняшний день (24.07.2019) пока еще не во всех регионах этот вопрос решен.
Есть еще регионы, в которых аудио- видеофиксация процесса проведения МСЭ при освидетельствовании больных на дому пока еще НЕ проводится.
Но уже есть регионы, в которых приказом руководителя-Главного эксперта по МСЭ соответствующего региона определен порядок проведения аудиофиксации процесса проведения МСЭ при освидетельствовании больных на дому (руководителю бюро МСЭ выдается служебный диктофон, на который он обязан записывать процесс проведения МСЭ на дому — начиная от момента захода в квартиру больного до момента выхода из нее).
Конкретно в моем бюро МСЭ видеокамера с микрофоном установлена непосредственно над входной дверью в зал заседания.
В зону ее обзора попадает весь кабинет (все рабочие места врачей-экспертов и руководителя бюро МСЭ), за исключением угла комнаты, который закрыт раздвижной ширмой (там находится кушетка, на которой больные и раздеваются для осмотра).
Так что даже если и допустить теоретическую возможность утечки этих видеоматериалов (в результате чьей-то небрежности, халатности, хакерской атаки, несанкционированного проникновения в серверную бюро МСЭ и т.д.), то обнаженных граждан на этих видео не будет.
На двери зала заседания у нас размещена табличка, информирующая граждан о том, что ведется аудио и видеофиксация процесса проведения МСЭ (со ссылкой на вышеприведенный пункт 8(1) Приказа Минтруда России от 11.10.2012 N 310н).

>Аудиозапись на рабочем месте в офисе при работе с клиентами> Вопрос

Имеет ли право работодатель проводить аудиозапись на рабочем месте в офисе? На рабочем месте при работе с клиентами?

Ответ

сообщаем следующее: Да, имеет.

Исходя из действующей практики сама по себе установка записывающих устройств на официальном рабочем месте (в офисе) не является нарушением Закона о защите персональных данных, а также не нарушает иных норм закона. Поэтому установка записывающих устройств (видеокамер, аудиоустройств) в офисе не запрещена законом.

В любом случае чтобы обезопасить себя от претензий и судебных разбирательств с сотрудниками перед установкой записывающих устройств сделайте следующее:

— утвердите локальный акт с правилами видеосъемки, аудиозаписи;

— ознакомьте работников с актом под роспись;

— предупредите работников за 2 месяца о введении видео-, аудио- наблюдения.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Кадры», «Системы Охрана Труда».

1. Ситуация: Можно ли в рабочих кабинетах установить системы видеонаблюдения

«Да, можно, но по общему правилу с согласия сотрудников.

Видеонаблюдение в кабинетах – один из случаев обработки персональных данных сотрудников. В связи с чем в общем случае требуется согласие сотрудников на такую обработку (ст. 86 ТК РФ, ст. 9 Закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ). Исключение могут составлять ситуации, когда наличие видеоконтроля предусмотрено, например, нормами законодательства или связано с непосредственным выполнением трудовой функции сотрудников. Подробнее о случаях, когда согласие сотрудников на обработку персональных данных не требуется, см. в перечне исключений.

После получения согласия сотрудников и установления систем видеонаблюдения работодатель обязан обеспечить защиту полученной с помощью видеокамер информации и не допускать ее несанкционированного разглашения (ст. 19 Закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ).

Следует помнить, что негласное наблюдение за сотрудниками может быть расценено как нарушение гарантированной статьями 23, 24 Конституции РФ неприкосновенности частной жизни (см., например, определение Верховного суда РФ от 14 сентября 2006 г. № КАС06-326). Ведение скрытого, без информирования сотрудников, видеонаблюдения может повлечь для работодателя административную и уголовную ответственность (ст. 13.11 КоАП РФ, ст. 138.1 УК РФ).

При введении видеонаблюдения после заключения трудового договора Роскомнадзор в своих разъяснениях от 2 сентября 2013 г. рекомендует уведомлять сотрудников о нововведении за два месяца и оформить дополнительные соглашения к трудовому договору в порядке изменений организационного или технологического характера (ст. 74 ТК РФ).

В то же время суды при рассмотрении данного вопроса занимают противоположную позицию (см., например, апелляционное определение Алтайского краевого суда от 15 октября 2013 г. № 33-8403/2013), что предупреждать сотрудников о введении видеонаблюдения за два месяца не требуется. По мнению суда, наличие или отсутствие видеонаблюдения на рабочих местах не относится к существенным условиям трудового договора и введение видеонаблюдения никак не влияет и не изменяет трудовую функцию сотрудника и не сказывается на его рабочем процессе (ст. 57 ТК РФ). Достаточно внести изменения в Правила трудового распорядка или в иной локальный документ, регулирующий обустройство офисных помещений, и ознакомить с ним сотрудников.

С учетом указанного, чтобы минимизировать риски судебных разбирательств, работодателям следует придерживаться более безопасной первой позиции, то есть предупреждать сотрудников за два месяца до введения системы видеонаблюдения».*

2. Статья: Директор установил камеры и ввел электронные пропуска. Что отвечать защитникам персональных данных

Работники все чаще заявляют в суде о том, что работодатель нарушил их права при обработке персональных данных. Такой аргумент они используют, когда оспаривают дисциплинарные взыскания, включая увольнения или невыплату премии. Но практика показывает, что в большинстве случаев суды скептически относятся к таким заявлениям. Если суд и удовлетворяет требования работника, то не из-за ссылки на закон о персональных данных, а по другим основаниям.

Видеозапись может стать основанием для взыскания

Работодатели часто используют видеозапись, когда привлекают сотрудников к дисциплинарной ответственности. Такое доказательство наглядно подтверждает нарушение. Когда сотрудники оспаривают приказ о взыскании, то заявляют, что работодатель незаконно обрабатывал персональные данные.

Но в таких случаях суды встают на сторону работодателя. По их мнению, работодатель вправе обрабатывать персональные данные, чтобы:

— контролировать количество и качество выполняемой работы, соблюдение ПВТР;

— обеспечить безопасность и сохранность имущества.

При этом суды ссылаются на ст. 86 ТК РФ и ст. 6 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» (далее — Закон № 152-ФЗ).*

Судебная практика

Сотрудницу вневедомственной охраны уволили за неоднократное неисполнение обязанностей. Основанием стали данные системы видеонаблюдения. Работодатель проверил, как сотрудница несла службу, и установил, что она нарушила инструкции. Досматривала автотранспорт с автоматом за спиной, а не на груди, больше получаса досмотра не проводила или делала это частично.

Суд указал, что проведение скрытой проверки несения службы нельзя считать нарушением положений законодательства о защите персональных данных. Согласно п. 1 ст. 86 ТК РФ обработка таких данных с целью контроля качества выполняемой работы и обеспечения сохранности имущества допускается (кассационное определение Пермского краевого суда от 06.06.2011 по делу № 33–5439).

К аналогичному выводу пришел и Саратовский областной суд: видеозапись рабочего процесса не раскрывает персональные данные работника (апелляционное определение от 18.10.2012 по делу № 33–5946/2012).*

Но у электронных доказательств есть ограничение. Нельзя принимать решение о наложении взыскания на работника только на основании видео-или аудиозаписи (п. 6 ст. 86 ТК РФ, п. 1 ст. 16 Закона № 152-ФЗ). Работодателю необходимо рассматривать и иные материалы и доказательства, которые подтвердят дисциплинарный проступок сотрудника. Например, его объяснения, докладные записки коллег и руководителя и т. д.

Как ввести видеонаблюдение в компании*

  1. Утвердите локальный акт с правилами видеосъемки
  2. Ознакомьте работников с актом под роспись
  3. Предупредите работников за 2 месяца о введении видеонаблюдения**

* Разъяснения Роскомнадзора «О вопросах отнесения фото-и видеоизображения, дактилоскопических данных и иной информации к биометрическим персональным данным и особенности их обработки».

** Суды не всегда считают нужным применять ст. 74 ТК РФ (кассационное определение Московского городского суда от 08.05.2014 № 4г/2–4507/14)».

«Препятствия видеонаблюдению — повод для замечания или выговора

Сотрудники, которых не устраивают камеры на рабочих местах, мешают съемке. За это можно применить взыскание. Оспорить его не удастся.

Машинисту метро объявили выговор за то, что он в кабине закрыл объектив видеокамеры. Суд посчитал взыскание законным, так как работник препятствовал видеонаблюдению. Работодатель не нарушил п. 3 ст. 86 ТК РФ, поскольку камера на рабочем месте обеспечивает безопасность и не является источником получения персональных данных по смыслу Закона № 152-ФЗ.

Также суд не признал установку системы видеонаблюдения изменением условий трудового договора. Предупреждать работника в порядке ст. 74 ТК РФ за 2 месяца о своем решении работодатель был не обязан (кассационное определение Московского городского суда от 08.05.2014 № 4г/2–4507/14).*

В другом деле видеосъемке мешал врач-стоматолог, которая закрывала камеру воздушными шарами. Она объясняла свои действия тем, что защищает право на личную жизнь (свою и пациентов). Работодатель объявил врачу выговор, так как видеосъемка проводилась на основании локального акта. Врач оспорила выговор в суде.

Суд оставил взыскание в силе. Видео- и аудиофиксация не нарушали конституционные права работника. Видеозапись рабочего процесса не раскрывает персональные данные и не используется, чтобы установить обстоятельства частной жизни (апелляционное определение Оренбургского областного суда от 03.12.2014 по делу № 33–7039/2014)».

3. Ситуация: Законна ли установка видеокамер над рабочими местами сотрудников, если это не оговаривалось в трудовых договорах?

«Без согласия работников видеонаблюдение за ними незаконно. Законодательством предусмотрено много ограничений, касающихся установки видеокамер.

Часть 1 ст. 23 Конституции РФ установлен запрет на видеосъемку в раздевалках, туалетных комнатах, врачебных кабинетах (медпункте), т. е. там, где человек раздевается. Установка видеокамер в таких местах будет нарушать право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Ст. 24 Конституции РФ устанавливает запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия. Поэтому необходимо указать в трудовом договоре или локальном акте об используемой на предприятии системе видеонаблюдения, что позволит доказать, что работник не только осведомлен о ней, но и согласен работать в подобных условиях.*

Норма ст.11.6 Закона РФ от 11 марта 1992 г. № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» указывает, что при использовании видеонаблюдения в процессе оказания охранных услуг в виде обеспечения внутриобъектового и (или) пропускного режимов персонал и посетители объекта охраны должны быть уведомлены о ведении видеонаблюдения. Таким образом, надо разместить информацию о наличии на территории видеонаблюдения в местах, обеспечивающих гарантированную видимость в дневное и ночное время, до входа на охраняемую территорию. Информация должна содержать сведения об условиях внутриобъектового и пропускного режимов.

Положения ст. 22 ТК РФ устанавливают обязанность работодателя соблюдать право работников на полную информацию об условиях и охране труда на рабочем месте.

Поэтому работник при введении системы видеонаблюдения должен быть ознакомлен под личную подпись с распорядительным документом о введении данной системы и с локальным актом, регулирующим процесс ведения видеонаблюдения».*

Разрешили ловить на слове

Пять лет назад жительница Тверской области Анна С. дала в долг своей дальней родственнице и ее мужу полтора миллиона рублей. Предполагалось, что супруги возьмут деньги под двадцать процентов годовых и будут расплачиваться в течение трех лет. Но вскоре все пошло не так: должники отдали лишь небольшую часть и разбежались. В том смысле, что их семья распалась, а платить они перестали. Конечно, сам долг был оформлен распиской, но в суде, куда обратилась Анна С., возникла дилемма: кто именно должен отдавать долги?

Было два варианта: либо муж, либо муж и жена пополам. Дело в том, что расписка была оформлена на мужчину. Однако, как рассказывала истица, вторая половинка семьи присутствовала при заключении договора займа, была согласна с условиями, даже обсуждала возможность возврата долга товаром. Кроме того, женщина-должница переводила Анне С. деньги в счет погашения займа. А значит, по правовой логике, долг надо делить пополам между бывшими супругами.

Человек вправе фиксировать свои деловые переговоры без разрешения

В суде ответчица заявила, что о долге ничего не знает, а муж якобы брал для себя. Окажись это правдой, с должницы были бы взятки гладки. Но она, мягко говоря, лукавила, и Анна С. достаточно легко разоблачила ее, дав судьям послушать аудиозапись своих телефонных переговоров с должницей.

В наши дни мы порой упускаем из виду тот факт, что слово действительно не воробей. Его легко можно зафиксировать на пленку, и это часто делается без нашего ведома. Так и в данном случае: для ответчицы было большим сюрпризом услышать в зале суда свой же голос двухлетней давности, утверждавший совершенно другое.

Никаких сомнений в реальности записи не было: и голос принадлежал ответчице, и такой разговор в действительности происходил. «Истицей суду были представлены исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи», говорится в материалах Верховного суда. Даже должница подтвердила, что ее, по сути, поймали на слове.

Вопрос только в том, мог ли приобщить суд к делу диктофон в качестве доказательства. Ответчица протестовала. По ее мнению, раз ее не уведомили о записи разговора и своего согласия она не давала, доказательство надо признать недопустимым. Адвокаты ответчицы ссылались на закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации», запрещающий собирать информацию о частной жизни гражданина помимо его воли.

Нижестоящая инстанция с таким подходом согласилась и не приняла запись. А, значит, решать дело надо было так, будто судьи этого разговора не слышали. Однако Верховный суд России отменил решение апелляции и вернул дело на новое рассмотрение, потребовав все-таки прислушаться к пленке. По мнению Верховного суда, запись должна стать самым настоящим доказательством.

«Запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, — говорится в определении Верховного суда России. — В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется».

Иными словами, Анна С. никого не подслушивала, не собирала информации о чьей-то чужой жизни. Она фиксировала свою частную жизнь: о том, что кто-то ей должен и не отдает. И, следовательно, имела полное право записывать свои разговоры.

«Как сказано в Гражданском процессуальном кодексе, лицо, представляющее аудиозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, — пояснил «РГ» адвокат Вячеслав Голенев. — Таким образом, аудиозаписи отнесены ГПК к самостоятельным средствам доказывания. Поэтому и в данном деле истица в обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, вправе ссылаться на аудиозапись беседы с ними. Именно так и решил Верховный суд».

Конечно, когда деньги даются в долг, лучше оформлять его документально. А еще лучше — заключать договор у нотариуса. В таком случае потом даже не придется обращаться в суд: если должник перестанет платить, можно принести документы нотариусу, тот сделает исполнительную надпись — и этого будет достаточно, чтобы в дело вступили судебные приставы. Но в крайних случаях, поясняет адвокат, и диктофонная запись может стать доказательством долга.

Вопрос-ответ: легитимность аудиозаписи

Вопрос:

Легитимность аудиозаписи разговора в случае, если собеседник не знал о её осуществлении. Так же признание допустимым доказательством аудиозаписи переговоров в случае, если не предупредили о её осуществлении

Ответ:

Эксперты разъясняют, что запись на диктофон переговоров является правомерным. Суды признают аудиозапись, произведенную без согласия собеседника, надлежащим доказательством при условии, что запись фиксирует факты деловой жизни, а не личной.
{Вопрос: Возможна ли запись переговоров на диктофон без предварительного уведомления и согласия другой стороны? Будет ли являться нарушением законодательства запись телефонных разговоров работников организации с клиентами и иными лицами? (Консультация эксперта, 2017) {КонсультантПлюс}}

В рассматриваемых ситуациях не прослеживается какого-либо нарушения действующих норм законодательства. Однако следует обратить особое внимание на то, что запись, хранение и любые иные операции с информацией, содержащей персональные данные, осуществляется только с согласия субъекта таких данных.

{Статья: Записываю без предупреждения (Мишина А.) («Расчет», 2017, N 2) {КонсультантПлюс}}

Верховный Суд оправдал использование в качестве судебного доказательства аудиозаписи, сделанной без предупреждения об этом собеседника (тогда как раньше такие доводы были бы, скорее всего, признаны недопустимыми). Служители Фемиды разграничили сферы частной жизни и деловой.

Эксперты в отношении позиции Верховного Суда РФ разъясняют следующее.
{Статья: Тайную аудиозапись признали явным доказательством (Фадеев Ю.) («Практическая бухгалтерия», 2017, N 3) {КонсультантПлюс}}

Несмотря на обилие различных норм, вопрос о доказательствах в виде аудиозаписей в гражданском и арбитражном процессах является спорным, судебная практика неоднозначна.

Понятное дело, что запись оппонента на диктофон производится тайно, иначе это действо потеряло бы всякий смысл. Но в этой связи противники использования аудиодоказательств очень любят ссылаться на Закон от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» (далее — Закон N 149-ФЗ), запрещающий собирать информацию о частной жизни гражданина помимо его воли.

Именно поэтому недавнее Определение Верховного Суда РФ от 06.12.2016 по делу N 35-КГ16-18, делу, казалось бы, довольно будничному, житейскому, имеет очень важное значение для того, в каком направлении будет в дальнейшем развиваться судебная практика.

Суть спора такова: жительница Твери требовала возврата 1,5 млн руб. с семейной пары, которой она в далеком 2011 году дала в долг. Заем оформили на мужа, но требовался он для бизнеса жены, поэтому истица указала в заявлении обоих ответчиков. Общность долга она решила подтвердить аудиозаписью телефонного разговора с заемщицей.

Первая инстанция удовлетворила требование в полном объеме, однако в апелляции сочли аудиозапись недопустимым доказательством — она была получена без согласия заемщицы, что нарушает нормы процессуального права о представлении доказательств.

Дело дошло до Верховного Суда РФ, который решил, что в данном случае этот запрет не работает. Апелляция не учла, что запись телефонного разговора произвел один из его участников и касалась она обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, отметили судьи ВС РФ.

Разумеется, данное решение верховных судей не снимет всех разногласий относительно принятия аудиозаписи в качестве допустимого доказательства, но это шаг в правильном направлении.

{Статья: Записываю без предупреждения (Мишина А.) («Расчет», 2017, N 2) {КонсультантПлюс}}

Верховный Суд оправдал использование в качестве судебного доказательства аудиозаписи, сделанной без предупреждения об этом собеседника (тогда как раньше такие доводы были бы, скорее всего, признаны недопустимыми). Служители Фемиды разграничили сферы частной жизни и деловой. Во втором случае, подчеркнули судьи, запрет на скрытую фиксацию информации, установленный в ст. 24 Конституции, а также п. 8 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», не распространяется (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. N 35-КГ16-18).

законе нет обязательного требования предупреждать окружающих о том, что вы производите звукозапись. Это нужно сделать только в том случае, если беседа носит личный характер. Ну и, конечно, для записи нельзя использовать особые спецсредства, предназначенные для негласного получения информации оперативными работниками (см. ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», далее — Закон N 144-ФЗ). В остальных случаях прямого запрета на скрытую запись разговора нет. А значит, она может быть признана допустимым доказательством даже без уведомления». Таким образом, если сделанная вами запись не касается чьей-то личной (именно личной) жизни, то вы не нарушаете закон (это следует из абз. 6 ст. 6 Закона N 144-ФЗ). К частной жизни человека ни переговоры с сотрудниками и компаньонами в рабочее время (в том числе и телефонные), ни беседы с чиновниками касательно вопросов труда и бизнеса не относятся! И если все участники записанного диалога находились на работе, то довод о том, что представленная в суд запись, сделанная в течение рабочего времени, является частной жизнью, скорее всего, будет признан несостоятельным. А если кто-то из присутствующих на аудиозаписи будет настаивать, что в ней содержится коммерческая, служебная или иная охраняемая законом тайна, то он может ходатайствовать, чтобы дело полностью или частично слушалось в закрытом заседании (п. 16.2 Постановления Пленума ВАС РФ N 61, ч. 2 ст. 11 АПК РФ).

подавая ходатайство о приобщении к делу аудиозаписи, следует четко изложить, почему она, даже несмотря на то что сделана без ведома собеседника, является важным и даже необходимым доказательством для правильного разрешения спора (Постановления Второго арбитражного апелляционного суда от 22 июня 2007 г. по делу N А82-16545/2006-9 и Девятого арбитражного апелляционного суда от 5 марта 2010 г. N 09АП-2057/2010-ГК). Там же рекомендуется написать, что диктофонная запись была произведена исключительно в целях самозащиты согласно ст. 12 Гражданского кодекса РФ (см. Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 10 ноября 2010 г. по делу N А33-10388/2010)

Кроме всего вышеперечисленного, нужно представить суду текстовую расшифровку аудиозаписи, а также пояснить арбитрам, когда, кем и при каких условиях сделана запись.

Итак, приобщить к доказательствам аудиозапись, сделанную без предупреждения, компания могла и раньше. Но теперь судьи, в том числе и арбитражные, будут относиться к «секретным» уликам более спокойно.

Подобная позиция встречалась и в практике других судов.

Статья: Аудио- и видеозаписи как доказательства в трудовом споре (Нижегородцев О.) («Кадровая служба и управление персоналом предприятия», 2018, N 7) {КонсультантПлюс}

Судебная практика. Истец обратился в суд с заявлением о восстановлении на работе, поскольку был уволен по собственному желанию под давлением работодателя. В обоснование своих слов он представил диктофонную аудиозапись разговора с руководителем. Ответчик считал, что запись не является допустимым доказательством, поскольку произведена скрытно, без его согласия. Также работодатель сообщил, что место записи и лица, участвующие в записи, не установлены. Суд удовлетворил требования работника и указал, что аудиозапись как доказательство отвечает требованиям относимости и допустимости, установленным ГПК РФ, и подтверждает обстоятельства, на которые ссылается истец в обоснование заявленных требований. Материалы дела содержат информацию о времени, месте и условиях, при которых осуществлялась запись, сведения о выполнявшем ее лице. При этом в материалы представлена стенограмма записи с указанием временного промежутка звуковой дорожки. Таким образом, из аудиозаписи можно сделать вывод о том, что указанные доказательства относятся к событиям настоящего спора. Ответчик не привел доказательства о подложности аудиозаписи, ходатайство о проведении фоноскопической экспертизы аудиозаписи не заявлял. Также суд отметил, что аудиозапись произведена истцом в рабочее время и на рабочем месте исключительно для фиксации нарушения его трудовых прав в целях защиты своих интересов. Запись не затрагивает прав на неприкосновенность частной жизни лиц, личной и семейной тайны, защиты чести и доброго имени и иных охраняемых законом тайн лиц, участвующих в диалоге (апелляционное определение Кировского областного суда от 27.04.2016 по делу N 33-1658/2016).

Подчеркнем: в рассмотренном деле кроме аудиозаписи имелись свидетельские показания коллеги истца.

Если же при рассмотрении спора сторона заявит, что голос на записи ей не принадлежит и такого телефонного разговора никогда не было, придется доказывать обратное. Чтобы не допустить этого, обеим сторонам нужно представиться. Или сделать так, чтобы собеседник подтвердил, что именно он участвует в разговоре. Важно, как мы уже сказали, проговорить дату, время и место беседы.

Обзор подготовлен специалистами Линии Консультирования ГК «Земля-СЕРВИС»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *