Постановление о производстве обыска

Образец составления постановления

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
о производстве обыска в жилище в случаях, не терпящих отлагательства

Следователь СО ОП-7 СУ УМВД России по г. Энску, старший лейтенант юстиции Морозов А. В., рассмотрев материалы уголовного дела № 123456,

УСТАНОВИЛ:

10 сентября 2018 г. примерно в 10 ч 30 мин. Иванов И. И. с целью совершения тайного хищения чужого имущества пришел к гаражу, принадлежащему ООО «Родина», расположенному по адресу: г. Энск, ул. Серафимовича, 28. Убедившись, что за ним никто не наблюдает, Иванов И. И. находившейся у него ножовкой по металлу перепилил дужку навесного замка, закрывавшего створки ворот гаража. После этого открыл створки ворот и незаконно проник в помещение гаража, откуда тайно похитил электродрель «Зубр-1500» стоимостью 6000 рублей и ноутбук «Asus-350» стоимостью 14000 рублей, принадлежащие ООО «Родина». С похищенным имуществом Иванов И. И. с места преступления скрылся, причинив ООО «Родина» материальный ущерб на сумму 20 000 рублей.

10 сентября 2018 г. по данному факту возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

По делу производятся следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление местонахождения похищенного имущества и розыск Иванова Ивана Ивановича, 20.01.1981 года рождения, зарегистрированного и проживающего по адресу: г. Энск, ул. Волгоградская, дом № 2, кв. № 4.

Согласно рапорту оперуполномоченного ОУР ОП-7 СУ УМВД России по г. Энску Калашникова А.С. от 10.09.2010 г., имеется оперативная информация о том, что разыскиваемый Иванов И. И. в настоящее время скрывается в своей квартире.

Учитывая изложенное, имеются достаточные данные полагать, что разыскиваемый Иванов И. И. в настоящее время может находиться в квартире № 4 дома № 2 по ул. Волгоградская г. Энска. Кроме того, в жилище Иванова И. И. могут находиться орудия преступления, предметы, добытые преступным путем, а также предметы и документы, которые могут иметь значение для уголовного дела.

Производство обыска в жилище, не терпит отлагательства, так как промедление с его производством может повлечь уничтожение или сокрытие указанных предметов и документов.

В соответствии с частью первой ст. 182 УПК РФ основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.

В соответствии с частью шестнадцатой ст. 182 УПК РФ обыск может производиться в целях обнаружения разыскиваемых лиц.

В соответствии с частью пятой ст. 165 УПК РФ в исключительных случаях, когда производство обыска в жилище не терпит отлагательства, указанное следственное действие может быть произведено на основании постановления следователя без получения судебного решения.

На основании изложенного и руководствуясь частью пятой ст. 165, частями первой, второй и шестнадцатой ст. 182 УПК РФ,

ПОСТАНОВИЛ:

  1. Произвести обыск в жилище Иванова Ивана Ивановича, находящемся по адресу: г. Энск, ул. Волгоградская, дом № 2, квартира № 4 с целью обнаружения Иванова И. И., а так же обнаружения и изъятия орудий преступления, предметов, добытых преступным путем, а также предметов и документов, которые могут иметь значение для уголовного дела.
  2. О принятом решении уведомить прокурора Центрального района г. Энска и Центральный районный суд г. Энска.

Следователь (подпись)

Постановление предъявлено мне Ивановой Ирине Петровне

10 сентября 2018 г. в 16 ч 00 мин. и разъяснен порядок его обжалования. (подпись Ивановой И.П.)

Следователь (подпись)

См. другие документы связанные с обыском:

  • Образец постановления о возбуждении перед судом ходатайства о производстве обыска в жилище
  • Образец протокола обыска
  • Образец уведомления о производстве обыска в жилище

Просмотров: 8118

«Необоснованно само решение следователя о производстве обыска, а также незаконны действия лиц, проводивших указанный обыск»

В Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга

адвоката Павлова И.Ю. (196105, Санкт-Петербург, а/я 354, тел. +7 (921) 963-65-11)

представителя Регионального Общественного Учреждения Научно-Информационный Центр «Мемориал» (далее Мемориал)

ЗАЯВЛЕНИЕ

4 декабря 2008 года в офисе Мемориала по адресу: Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна, 23 кв. 103 следователем М.Г. Калгановым был проведен обыск, в ходе которого были изъяты некоторые документы и имущество.

Обыск был проведен на основании постановления того же следователя, вынесенного им 3 декабря 2008 года в рамках расследования уголовного дела, возбужденного в связи с публикацией в газете «Новый Петербургъ» статьи под названием «Вот настоящий кандидат!».

Юридическая позиция Мемориала сводится к тому, что обыск в офисе этой организации проведен необоснованно и с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства – т.е. незаконно.

1. Постановление следователя о производстве обыска является незаконным, необоснованным и немотивированным.

1.2. В соответствии с ч. 1 ст. 182 УПК РФ, основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Таким образом, российское национальное законодательство устанавливает обязанность для лица, принимающего решение об обыске располагать объемом информации, достаточным для того, чтобы сделать вывод о наличии связи между расследуемым преступлением и местом, в котором намеревается произвести обыск.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод также предъявляет достаточно высокие требования к основаниям для такого ограничения прав, как проведение обыска. В дальнейшем мною будет представлена подборка прецедентов Европейского суда по правам человека, в которых Суд предъявляет к постановлениям об обыске определенные требования, которые на наш взгляд были нарушены в настоящем деле.

Таким образом, внутреннее и международное законодательство исходит из необходимости соблюдения баланса между интересами следствия и правами конкретного лица – в данном случае организации Мемориал. В дальнейшем нами будет представлен анализ имеющихся материалов в обоснование того, что постановление следователя М.Г. Калганова о производстве обыска является незаконным и необоснованным.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ, постановления следователя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Уже сейчас ясно, что в постановлении о производстве обыска следователь не привел каких-либо мотивов и объяснений наличия связи (хотя бы косвенной) между Мемориалом и газетой «Новый Петербургъ». В постановлении не приведены те данные, которые, по мнению следователя, являются достаточными для того, чтобы полагать, что в офисе Мемориала могут находиться предметы и документы, представляющие интерес для предварительного следствия.

Кроме того, представленные следователем в прошлом судебном заседании материалы – результаты оперативно-розыскной деятельности также не давали ему достаточных оснований полагать, что в офисе Мемориала могли находиться орудия преступления или иные предметы и документы, имеющие отношение к расследуемому уголовному делу. К тому же, эти документы не могут рассматриваться судом в качестве доказательств по уголовному делу, поскольку согласно ст. 89 УПК РФ, в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам.

1.2. Кроме того, в настоящем судебном заседании мы выдвигаем дополнительное основание для признания незаконным постановления следователя М.Г. Калганова о производстве обыска. Несмотря на то, что уголовно-процессуальное законодательство России не предусматривает необходимость получать судебное разрешение для проведения обыска в служебном помещении организации, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод не делает различий в этом вопросе между жилыми и служебными помещениями. В этом смысле нормы ст. 165 и 182 УПК РФ, допускающие проведение обыска в служебном помещении без получения судебного разрешения на это следственное действие противоречит положениям Конституции России (ее статьям 19, 35, 40), а также ст. 8 Европейской Конвенции, а также ст. 1 Протокола 1 к этой Конвенции.

Мы считаем, что для проведения обыска в служебном помещении – офисе организации Мемориал следователь должен был предварительно получить решение суда, разрешающее ему проводить там обыск. Поскольку такого решения следователь не получал, то мы считаем его постановление незаконным. В дальнейшем мною также будет представлена подборка прецедентов Европейского суда по правам человека, которая подтверждает такую позицию. В рамках рассмотрения настоящего дела мы просим суд дать оценку этому аргументу, для того, чтобы Мемориал в случае неудовлетворения своей жалобы в судах общей юрисдикции имел возможность обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации и Европейский суд по правам человека.

Все вышеизложенные фактические обстоятельства в своей совокупности свидетельствуют об отсутствии у следователя достаточных данных для принятии решения о проведении обыска в офисе организации Мемориал. Мы настаиваем на том, что постановление следователя об обыске в офисе организации Мемориал является незаконным, необоснованным и немотивированным.

2. В ходе обыска были допущены нарушения уголовно-процессуального законодательства, которые состоят в следующем:

2.1. Согласно ч. 11 ст. 182 УПК РФ, при производстве обыска вправе присутствовать лицо, в помещении которого производится обыск, а также адвокат этого лица. В силу требований ч. 1 ст. 11 УПК РФ следователь обязан не только разъяснять участникам следственного действия их права и обязанности, но и обеспечивать возможность осуществления этих прав.

Таким образом, в соответствии с действующим законодательством следователь был обязан создать такие условия, при которых организация, в которой проводится обыск, могла реализовать свое право на участие в ходе этого следственного действия и своего представителя и своего адвоката. Между тем, такие условия следователем созданы не были.

Права и обязанности организации (юридического лица) осуществляются посредством органов управления, действующих на основании законодательства и учредительных документов. Согласно Уставу Мемориала к органам управления этой организации относятся Совет учредителей и директор. Между тем, обыск проводился в отсутствии законного представителя юридического лица – директора И.А. Флиге, кого-либо из учредителей организации или иного, уполномоченного доверенностью представителя. Никто из присутствующих при обыске в офисе Мемориала лиц не входил в администрацию организации и ее органы управления и не был уполномочен доверенностью на представление интересов Мемориала перед третьими лицами. Следователем не было установлено их должностное положение в организации, о чем свидетельствует сам протокол обыска. Таким образом, при производстве обыска следователь не обеспечил присутствие представителя организации Мемориал.

Приглашенный организацией адвокат Габуния И.Т., наделенный всеми необходимыми полномочиями, также не был допущен в помещение, в котором проводился обыск. Связанные с этим обстоятельства были предметом внимательного разбора в ходе прошлого судебного заседания. Уверен, что в настоящем судебном заседании мы также не обойдем их своим вниманием.

2.2. В нарушение уголовно-процессуального законодательства протокол обыска не содержит подписей всех лиц, участвующих в следственном действии.

Согласно вводной части протокола обыска кроме самого следователя Калганова М.Г., понятых и двух сотрудников ОМСН в следственном действии принимали участие четверо лиц, работающих в Мемориале, а также шестеро оперативных сотрудников. Итого десять человек.

В соответствии с ч. 10 ст. 167 УПК РФ, протокол должен содержать запись о разъяснении участникам следственного действия их прав, обязанностей, ответственности и порядка производства следственного действия, которая удостоверяется подписями всех участников следственного действия. Между тем в протоколе обыска отметка о разъяснении прав и обязанностей удостоверена подписью лишь семью из десяти, участвующих в следственном действии лиц. В частности, в протоколе отсутствует подпись Моргачевой Т.В., удостоверяющей разъяснение ей прав. Вместе с тем, в протоколе нет отметок об отказе Моргачевой Т.В. и еще двух лиц удостоверить этот факт своей подписью, а также о причинах этих отказов.

Сторона защиты имеет основания полагать, что следователем Калгановым М.Г. не были разъяснены права участвующим в следственном действии лицам.

Кроме того, сам протокол по окончании следственного действия подписан не всеми его участниками, о чем свидетельствует расхождение в количестве участников обыска с количеством подписей в протоколе даже с учетом отметки об отказе некоторых участников подписать протокол этого следственного действия.

2.3. В соответствии с ч. 13 ст. 182 УПК РФ, все изымаемые предметы, документы и ценности должны быть перечислены с точным указанием их количества, меры, веса, индивидуальных признаков и по возможности стоимости. Буквальное толкование этой формулировки предполагает обязанность следователя оформлять соответствующую часть протокола обыска в виде перечня (пронумерованного списка) изъятого имущества. Данное требование является гарантией уважения государством права собственности лица на то имущество, которое у него изымается. При таком оформлении собственнику в протоколе предоставляется подробный перечень изъятого у него имущества с его четким описанием. Однако, протокол составлен без перечисления того, что было изъято в ходе обыска. В протоколе содержится вольное изложение того, что следователь обнаружил в обыскиваемом помещении, без указания на то, что из всего обнаруженного он изъял. Таким образом, протокол не позволяет установить точный состав изъятых предметов и документов.

2.4. В нарушении п. 3 ч. 3 ст. 166 УПК РФ, в протоколе обыска не указаны фамилия имя и отчества каждого лица, участвующего в следственном действии. Так, несмотря на то, что в соответствующей графе протокола обыска отмечено участие 2-х сотрудников ОМСН ОРБ ГУ МВД по СЗФО, следователь не указал их фамилию имя и отчество. То, что следователь рассматривал сотрудников ОМСН в качестве участвующих в следственном действии лиц, свидетельствует и то обстоятельство, что в конце протокола следователь собственноручно отмечает, что от этих сотрудников не поступило никаких замечаний.

Отсутствие в протоколе данных об этих сотрудниках не только свидетельствует о нарушении процедуры проведения обыска, но и лишает нас возможностей ходатайствовать о вызове данных лиц с целью дать показания об обстоятельствах проведения этого следственного действия.

2.5. Кроме того, в настоящем судебном заседании мы выдвигаем дополнительное основание для признания незаконным обыска – проведение негласной видеозаписи в ходе обыска. Как выяснилось в ходе прошлого судебного заседания во время производства обыска присутствовавшими оперативными сотрудниками 9 отдела ЦПЭ ОРБ проводилась негласная видеозапись, с целью сбора информации о лицах, могущих быть причастными к экстремистской деятельности. Между тем, проведение негласной видеозаписи во время следственного действия является нарушением уголовно-процессуального законодательства.

Согласно ч. 5 ст. 166 УПК РФ в протоколе должны быть указаны технические средства, примененные при производстве следственного действия, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства были применены, и полученные результаты. В протоколе должно быть отмечено, что лица, участвующие в следственном действии, были заранее предупреждены о применении при производстве следственного действия технических средств. Между тем, данные требования уголовно-процессуального законодательства не были соблюдены, а потому проведение обыска следует признать незаконным.

***

Таким образом, необоснованно само решение следователя о производстве обыска, а также незаконны действия лиц, проводивших указанный обыск.

Изъятие в ходе обыска документов и предметов и их удержание в течение продолжительного времени воспрепятствует деятельности Мемориала. Следователем были изъяты архивные фонды и результаты многолетней научно-исследовательской деятельности организации и ее сотрудников, в том числе и те, которые еще не были официально опубликованы. Тем самым, организации и ее сотрудникам был причинен существенный имущественный ущерб и еще больший репутационный вред. Все изъятое в ходе обыска не имеет никакого отношения к событиям, расследуемым в рамках уголовного дела.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 123, 124, 166 и 182 УПК РФ,

ПРОШУ:

Признать незаконными постановление следователя следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного Комитета при Прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу юриста 2 класса М.Г. Калганова о производстве обыска от 3 декабря 2008 года, а также сам обыск 4 декабря 2008 года в помещении Регионального Общественного Учреждения Научно-Информационный Центр «Мемориал», а также обязать возвратить Региональному Общественному Учреждению Научно-Информационный Центр «Мемориал» все предметы и документы, изъятые в ходе этого обыска.

Постановления о производстве обыска и выемки

Основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела (ст. 182 УПК РФ).

Основанием производства выемки является необходимость изъятия определенных предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, и точная информация о том, где и у кого они находятся (ст. 183 УПК РФ).

Как обыск, так и выемка производятся на основании постановления следователя. Указанные следственные действия в жилище проводятся на основании судебного решения. Кроме того, на основании судебного решения производится выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, а также вещей, заложенных или сданных на хранение в ломбард.

В постановлении о производстве обыска (выемки) должны быть указаны: дата и место его составления; сведения о лице, его вынесшем; основание для производства обыска (выемки); место производства обыска (выемки), предметы и документы, имеющие значение для уголовного дела, которые подлежат изъятию.

До начала производства обыска (выемки) лицу, у которого производится обыск (выемка), предъявляется данное постановление, о чем в нем делается отметка за подписью этого лица.

Постановления о возбуждении перед судом ходатайства о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления, производстве их осмотра и выемки (приложение 9); о возбуждении перед судом ходатайства о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров (приложение 10); о возбуждении перед судом ходатайства о получении информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами. При возникновении необходимости наложения ареста, осмотра и выемки почтово-телеграфных отправлений, контроля и записи телефонных и иных переговоров, а также получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами следователь возбуждает перед судом ходатайство, облеченное в форму мотивированного постановления. Сами же следственные действия производятся на основании постановления суда, их разрешающего.

В постановлении о возбуждении ходатайства о наложении ареста, осмотра и выемки почтово-телеграфных отправлений содержатся: дата и место его вынесения; сведения о должностном лице, составившем постановление; основания производства следственного действия; существо ходатайства; сведения о лице, чьи почтово-телеграфные отправления подлежат аресту, осмотру и выемке, а также их виды; наименование учреждения связи, на которое необходимо возложить обязанность задерживать почтово-телеграфные отправления. В силу прямого указания ч. 7 ст. 185 УПК РФ к почтово-телеграфным отправлениям относятся электронные сообщения или иные передаваемые по сетям электросвязи сообщения.

В постановлении о возбуждении перед судом ходатайства о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров указываются: дата и место его вынесения; сведения о должностном лице, составившем постановление; основания производства следственного действия; существо ходатайства; сведения о лице, чьи телефонные и иные переговоры подлежат контролю и записи; срок осуществления контроля и записи переговоров; наименование органа, которому следует поручить техническое осуществление следственного действия.

В постановлении о возбуждении перед судом ходатайства о получении информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами указываются: дата и место вынесения; сведения о лице, его составившем; уголовное дело, при производстве по которому необходимо выполнить данное следственное действие; основание его производства; период, за который необходимо получить соответствующую информацию, и (или) срок производства следственного действия; наименование организации, от которой необходимо получить информацию о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *