Как пройти полиграф если пробовал травку

Содержание

Что делать, если вам подбросили наркотики? Инструкция

Подкинуть наркотики в России ничего не стоит — ведь полицейские знают, что их наверняка поддержит суд. Судьи традиционно считают так: раз наркотики нашли у задержанного — значит, ему они и принадлежат. Если вам подбросили наркотики, ваша задача сделать все, чтобы дело потом было проще развалить. В большинстве случаев вы сможете рассчитывать только на себя, поэтому важно знать, как действовать. «Медуза» публикует инструкцию адвоката Максима Никонова.

Запомните, что не нужно делать

Ни в коем случае не давайте признательные показания

Первые показания — самые важные, поскольку именно на них потом будет опираться судья. Даже показания, которые вы будете давать в суде, волнуют судью меньше. Поэтому важно, чтобы вы сразу отрицали вину. После признания вам может не поверить даже Европейский суд по правам человека.

Важно понимать: если вы признались, что наркотики ваши, шанса получить оправдательный приговор почти нет. Не поддавайтесь на обещания оперативников, которые часто уговаривают признаться в обмен на мягкий приговор или подписку о невыезде вместо заключения под стражу. Полицейским нельзя верить: главная задача оперативников — добиться признания. Помочь вам у них цели нет.

Если вы не согласитесь оговорить себя, следователь с большей вероятностью потребует отправить вас под стражу. Наиболее вероятно, суд с ним согласится.

Тем не менее, важно до заседания связаться с родственниками, чтобы они нашли адвоката и собрали необходимые документы: о праве собственности на квартиру, о регистрации по месту жительства, о трудоустройстве, о семейном положении, характеристики с места жительства, работы или учебы.

Все это нужно адвокату, чтобы попытаться уговорить суд не заключать вас под стражу.

Важно понимать риски

Ничего не доставайте из карманов или сумки сами

Пусть полицейские все достают сами. Вам важно не оставить свои отпечатки пальцев и следы пота на том, что они подбросили.

Не отказывайтесь подписывать протоколы

Это не имеет смысла. Напротив, имеет смысл зафиксировать в нем все нарушения. Протокол — главный документ, где можно это указать.

Не оставляйте без присмотра и не выпускайте из рук личные вещи

Если с вашими вещами проводили какие-либо манипуляции, подробно фиксируйте это в протоколах.

Запомните, что делать нужно

Сразу требуйте адвоката

Адвокат вам положен сразу: неважно, задержали вас на улице или пришли с обыском. Полицейские часто врут, что пока можно обойтись без адвоката. Это не так. Конституционный суд России еще в 2000 году четко сказал: право на адвоката у человека появляется сразу, как только ограничена его свобода. Если вам отказали в адвокате, обязательно напишите об этом в протоколе.

Помните, адвокат по назначению часто не будет вашим союзником, а может работать на руку следствию, поэтому лучше заранее найти своего адвоката. Его телефон в идеале нужно знать наизусть.

Где их берут

  • Как найти хорошего адвоката?

Если вас досмотрели не сразу — обязательно напишите об этом в протоколе

Бывает так, что человека задерживают, привозят в отделение — и долго не досматривают. Ему подбрасывают наркотики, после чего приглашают понятых и проводят досмотр. В этом случае важно указать это в протоколе, поскольку ЕСПЧ считает задержку в проведении досмотра подозрительной, а собранные в итоге доказательства — некачественными. Это можно будет использовать в суде.

Укажите в протоколе еще такие факты: кто и как подбросил вам наркотики, если вы это заметили; зачем полицейские могли это сделать (работа на «показатели», «наказание» за отказ сотрудничать, «заказ»).

В целом, правило такое: чем больше нарушений вы запишете в протоколе, тем лучше. Также будет полезно при досмотре или обыске, если есть возможность, незаметно включить на телефоне диктофон или видеокамеру.

Если требуют взятку — вступайте в переговоры, это позволит выиграть время

При таком сценарии все, что вам нужно — на какое-то время выйти из-под контроля силовиков. Можно, например, сказать полицейским, что вам необходимо время, чтобы собрать деньги. Как только вас выпустят, сразу звоните по телефону 112, либо по другим известным телефонам правоохранительных органов и детально рассказывайте о случившемся. Если попросят поучаствовать в задержании вымогателей, соглашайтесь. Этот случай — самый простой для защиты.

Если вы не употребляете наркотики — требуйте проведения медицинского освидетельствования

Освидетельствование проводится в диспансере. Чистые результаты будут вам только на руку. Также требуйте сделать смыв с рук и срезы ногтевых пластин, а еще взять образцы волос для проведения экспертиз. До этого не берите ничего, что дают вам сотрудники полиции: ни воду, ни еду, ни салфетки, ничего.

После задержания не следует слишком упирать на то, что вы не принимаете наркотики. Если у вас нашли несколько расфасованных доз или большой вес, а вы говорите, что не употребляете, следователь и суд могут усмотреть не хранение наркотиков, а более тяжкое преступление — покушение на их сбыт. В такой ситуации особенно важно сначала обсудить с адвокатом, что и как говорить в показаниях.

По статье за хранение (часть 1 или часть 2 статьи 228 УК РФ) при правильной защите есть хорошие шансы получить условный срок или даже более мягкое наказание. Если же вменяется сбыт или покушение на сбыт (статья 228.1 УК), шансы на условное осуждение минимальны, а по более тяжким частям этой статьи назначают реальное лишение свободы на длительные сроки.

Хранение и сбыт. Наказание

На случай, если наркотики у вас были, а полицейские подбросили вам еще, чтобы хватило на более тяжкое преступление, совет тот же: внимательно следите за тем, что изымается и как упаковывается. При обнаружении манипуляций — пишите замечания в протокол. В дальнейшем при ознакомлении с делом адвокат будет проверять, правильно ли оформлены передача вещества на экспертизу, его осмотр следователем и помещение в камеру вещдоков — есть вероятность, что сотрудников полиции можно будет поймать на ошибках.

При обыске или досмотре следите за обстановкой и фиксируйте нарушения

Постарайтесь уследить за всем: как и куда упаковывают полицейские изъятые наркотики, видят ли понятые, что происходит. Понятым нужно четко говорить, если вы замечаете что-то странное. Например, внимание понятых стоит обратить на то, если вас досматривают не первый раз. Полицейские могут сперва досмотреть вас «неформально» и «обнаружить» наркотики, а потом провести уже досмотр с понятыми. Об этом обязательно нужно сказать понятым и указать в протоколе. Если у вас нашли что-то при таком «неформальном» досмотре, постарайтесь запомнить, где было дело: возможно, все попало на уличные камеры.

Во время осмотра или обыска в квартире обращайте внимание понятых на те случаи, когда сотрудник полиции выпадает из их поля зрения. Если вместо понятых используется видеосъемка — требуйте, чтобы она велась непрерывно с момента проникновения полицейских в квартиру и на запись попадали действия всех сотрудников. Если кто-то из сотрудников отошел в другую комнату, выпал из кадра — громко обратите внимание на это, чтобы замечание попало на запись.

Помните: если вы снимаете квартиру с соседями — это плюс для защиты. Если наркотики нашли в квартире, а все ее жильцы отрицают принадлежность наркотиков, следователь вряд ли сможет вменить хранение всем сразу. Если наркотики подкинули в автомобиль, нужно подчеркивать, что машиной пользуются несколько человек, а иногда вы подвозите случайных пассажиров.

Материал опубликован в рамках проекта «Голунов. Сопротивление полицейскому произволу». Все статьи опубликованы на отдельной странице. За новыми публикациями можно следить в телеграм-канале.

Максим Никонов, адвокат международной правозащитной группы «Агора» и эксперт Общероссийского гражданского форума

  • Напишите нам

Дело — косяк. Как полицейские подбрасывают наркотики и почему им за это ничего не бывает

После того как с Ивана Голунова были сняты обвинения, а высокопоставленные московские полицейские освобождены от должности, общество дожидается ответа на вопрос — будут ли наказаны по суду все полицейские-исполнители, сфабриковавшие дело против журналиста и подкинувшие ему наркотики. Это особенно важно потому, что в России подбрасывание наркотиков — массовое явление, за последние 10 лет лет таких сфабрикованных дел было от 10 до 40 тысяч. При этом полицейских наказывают крайне редко, хотя есть случаи, когда фальсификаторы в погонах не только преследуются, но и подпадают под уголовную статью о сбыте запрещенных веществ. Глава юридической службы фонда «Русь сидящая» Алексей Федяров описал, как устроена система массовой фальсификации дел по 228-й статье, каков механизм «вмонтирования» наркотиков в дело и почему полицейские остаются безнаказанными.

Фальсификация проникла в суть российской правоохранительной системы. Сочиняются уголовные дела по кражам: если человек признался в одной квартирной краже, ему тут же будет «предложено» еще несколько. Огромное количество преступлений для улучшения статистики фальсифицируется на трудовых мигрантах. Массово, тысячами фальсифицируются материалы дел об административных правонарушениях, особенно наглядно это видно в делах о массовых акциях протеста. Фальсификация уголовных дел о наркотиках — это не только примитивные подбросы или «вмонтирование» наркотиков (именно глагол «вмонтировать» используется в сленге силовиков вместо режущего слух «подбросить»). Это подстрекательство и провокация, создание липовых признаков преступной деятельности и производство необоснованных оперативно-розыскных мероприятий.

Мотивы: «палочная» система и личная месть

Какова мотивация сотрудников полиции? Чаще всего — это показатели работы. Система учета статистических показателей в МВД — устаревший бюрократический механизм, имеющий мало общего с фактической криминогенной обстановкой. Вкупе с невысоким профессиональным уровнем полицейских, покровительством прокуратуры и судов, потребность «давать цифры» неминуемо приводит к фальсификациям.

Простота фальсификаций ведет к тому, что они используются и для личной мести.

Сами сотрудники правоохранительных органов, даже если знают, что их действия незаконны, считают, что поступают правильно. Мы же не кому-то там «вмонтировали», а наркоману (бандиту, убийце). Это пресловутый жегловский кошелек, как метод против Кости Сапрыкина, «вор должен сидеть в тюрьме». Образ, созданный Владимиром Высоцким в фильме по роману Вайнеров «Эра милосердия», слишком убедителен и притягателен. Хотя роман-то был именно о том, что так нельзя, но моральные построения Володи Шарапова слишком тонкокостны в сравнении с жегловскими. «Наказания без вины не бывает».

Когда полицейских все же ловят

Полицейские начинают задумываться, лишь когда примеряют будущие сроки к себе. Но рельсы, по которым полицейских увозят «столыпинские» вагоны, проложены ими самими. Вмонтированы в вековой базис российской судебной системы.

Квалифицируют их действия по-разному. Наиболее тяжкий вариант — совокупность трех статей Уголовного кодекса: 286 (превышение должностных полномочий), 303 (фальсификация доказательств) и 228.1 (сбыт наркотических средств).

Мне известны три уголовных дела подобного рода за пять лет, по двум из них приговоры вынесены, полицейские и сотрудники ФСКН приговорены к реальным срокам лишения свободы. Третье дело расследуется Следственным комитетом.

Первое дело — классический случай «повышения показателей». В начале 2014 года на совещании у начальника управления ФСКН по Саратовской области оперуполномоченные получили задачу — активизировать работу. Так это совещание описано в приговоре, фактически же начальник поставил ультиматум: или уголовные дела, или удостоверения на стол. Оперативники решили пойти самым простым путем — сфальсифицировать дела в отношении своих же агентов-наркоманов. Век такого агента недолог и стоит недорого. Один эпизод слепили, положив в карман агенту-потребителю марихуану весом 6,9 г, оформили документы: мол, вели наружное наблюдение и получили информацию о том, что имярек приобрел наркотик у неустановленных лиц и собирался в дальнейшем реализовать. Привезли человека в отдел и оформили изъятие. Второй эпизод — организация притона, статья 232 Уголовного кодекса. Эта схема оказалась технически более сложной. В течение недели агент трижды заходил в гости к своему сильно выпивающему другу и курил там марихуану, которую давали ему оперативники, после чего они возили его на медицинское освидетельствование. Все это было оформлено в деле оперативного учета и «реализовано» через три якобы имевших место осмотра квартиры с поддельными подписями понятых.

Самого агента, который помог «оформить» притон, тоже чуть позже задержали с гашишным маслом. Пикантность делу придало то, что опера использовали «клубнику, выращенную своими руками», то есть марихуану и гашишное масло собственного изготовления.

Пикантность делу придало то, что опера использовали «клубнику, выращенную своими руками»

Однако незадолго до этих событий оперативные уполномоченные ФСКН попали в сферу интересов областного управления ФСБ. Все описанное было задокументировано. Вину опера не признали, сроки им грозили большие, но получили они от 5,5 до 6,5 лет лишения свободы — минимально для такой квалификации. Разумеется, дела в отношении всех троих незаконно привлеченных к уголовной ответственности человек были прекращены.

Второй пример — дело инженера-топографа из Татарстана Ильдара Ибрагимова, типичное дело ради показателей. Как рассказывает адвокат Ильдара Анна Белоногова, в апреле 2018 года молодой человек, приехав в Москву, познакомился на вокзале с двумя очень дружелюбными молодыми людьми. Выпили. Потом Ильдару предложили амфетамин. Он согласился. После был Арбат, где за памятником Пушкину и Гончаровой Ильдару предложили взять закладку. Все это время его вели полицейские. Задержали сразу после «подъема» наркотика.

Сотрудник полиции Константин Данилочкин сейчас арестован, ему вменяются сбыт наркотических средств и превышение должностных полномочий. Дружелюбные собутыльники Ильдара сейчас свидетели обвинения по его делу.

Уголовное дело в отношении Ибрагимова было возвращено Пресненским районным судом прокурору, однако после формально проведенного дополнительного расследования вновь направлено в суд с обвинительным заключением. Это сопротивление системы. Неважно, что сотрудник полиции, сфальсифицировавший уголовное дело в отношении Ильдара, сейчас под следствием, рассмотрят дело Ильдара быстро. Следователь в обвинительном заключении указал лишь одного свидетеля — оперуполномоченного Гераськина, составившего протокол личного досмотра. Одноклеточное дело, которое решит судьбу человека.

Третье дело связано с мотивом личной мести. В декабре прошлого года судом города Электросталь был осужден бывший участковый уполномоченный городского ОВД, который, по мнению следствия и суда, решил отомстить девушке, общения с которой безуспешно добивался, путем подбрасывания ей 1,77 г амфетамина и возбуждения уголовного дела.

В этом деле характерны низкие требования к доказанности. Это свойственно вообще для случаев, связанных с наркотиками, но когда в качестве обвиняемого привлекаются сотрудники полиции, их реакция крайне болезненна. Так, в упоминаемом деле передача наркотиков потерпевшей подтверждена лишь показаниями одного его знакомого, который утверждал, что сделал это по просьбе обвиняемого. На очной ставке он изменил показания, однако суд эти его показания воспринял критически и положил в основу приговора первые, обличающие.

Почему полицейские остаются безнаказанными

Однако уголовные дела в отношении полицейских, а чуть ранее и сотрудников Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, остаются товаром штучным. Безнаказанность же при фальсификации уголовных дел обеспечивают несколько факторов.

Сложно доказать фальсификацию, уловить и зафиксировать момент «вмонтирования» наркотиков. Кроме того, система, создавшая максимально комфортные условия для фальсификации доказательств, сопротивляется возбуждению уголовных дел в отношении своих представителей.

Суды крайне редко выявляют нарушения, связанные с необоснованными оперативно-розыскными мероприятиями. Оперуполномоченные МВД и ФСБ сами готовят постановления об их проведении (обследование жилища, прослушивание телефонных переговоров). Судьям зачастую оставляют только пробел, чтобы вписать фамилию и инициалы. Абсолютно естественно, что удовлетворяется почти 100% подобных ходатайств, число отказов в рамках технической погрешности. Судьи на этой стадии не изучают материалы дел оперативного учета, не проверяют основания для производства оперативно-розыскных мероприятий, хотя и обязаны это делать. Но корень проблемы в другом. Они не делают этого и при рассмотрении дел в судах.

Прокуроры, как представители стороны обвинения, не заинтересованы в том, чтобы изучать дела оперативного учета, они ограничиваются ходатайствами о допросах оперуполномоченных, которые суд охотно удовлетворяет и ограничивается их формальными ответами о том, что основания для ОРМ имелись. Однако суды очень не любят ходатайства защиты об изучении самого оперативного дела. Между тем именно эти материалы нужно изучить, если есть подозрение в фальсификации. В некоторых случаях в делах оперативного учета скрываются данные о непричастности человека к преступлению. Оперуполномоченный уверен что никто — ни суд, ни прокурор, ни адвокат — этих материалов не увидит.

При этом, если спросить любого судью или прокурора: «Почему вы не проверили признаки подстрекательства и провокации со стороны сотрудников полиции или ФСБ, наличие оснований для ОРМ и соответствие процедур закону?» — они ответят, что суд и прокурор в суде ограничены в изучении секретных материалов дел оперативного учета.

Ссылки на секретность этих материалов смешны. Но практика закрытых и засекреченных процессов в России наработана даже в тех случаях, когда никаких оснований для этого нет.

Пока суд да дело

9 января 2013 года Верховный суд вынес единственное в своем роде кассационное определение. Он признал, что обследование жилых помещений с изъятием наркотических средств до возбуждения уголовного дела не может подменять обыск и производиться должно негласно. То есть Верховный суд признал это оперативно-розыскное мероприятие незаконным и фактически подменяющим следственное действие — обыск.

Революционное было определение. Но осталось мертвым. Именно так — обследованием жилого помещения вместо положенного обыска было оформлено изъятие наркотиков в квартире Ивана Голунова. При рассмотрении в суде ходатайства об избрании Ивану меры пресечения и прокурор, и суд, признали протокол обследования его квартиры допустимым доказательством.

И это никого не удивляет — ни позиция Генеральной прокуратуры, ни методические указания МВД, ни мнение Верховного суда не имеют никакого значения, если речь идет о человеке, которого здесь и сейчас нужно посадить в тюрьму.

Как-то один прокурор, когда я показал ему решение коллегии Генпрокуратуры, прямо противоречившее его ответу, раздраженно произнес: «Пока вы с жалобами дойдете до Генпрокуратуры, ваш злодей уже отсидит».

rovego

Я проделывал это дважды. Причем, первый раз совершенно случайно. Во второй же раз осознанно, используя изученную методу. Разумеется, методы обмана полиграфа засекречены, поскольку используются в дознавательной практике, в судах и в идиотских телерасследованиях (например, у Малахова в «Пусть говорят»). Основная цель использования полиграфа — заставить вас сознаться в содеянном, поскольку вы будете свято верить, что солгать не выйдет. Конечно, выйдет.
Я заинтересовался детектором лжи, когда он выдал неправильную реакцию на абсолютно честные мои ответы. Оказалось, что прибор этот изобретен больше ста лет назад, и сам его создатель в него не верил, утверждая, что он врет. Но популяризация полиграфа (а такой прибор человечество хочет) убедила людей, как это обычно бывает, что с помощью полиграфа можно всегда добиться правды.
Итак, самое простое.
Бессонная ночь перед исследованием даст замедленную реакцию. Кстати, бессонницей лечат даже депрессию. Наш мыслительный процесс и наши реакции тесно связаны. Если человек не выспался, его организм выдает очень слабые физиологические реакции. Человек плохо воспринимает и понимает вопросы, сама ситуация тестирования на детекторе лжи для него менее значимая, чем если бы он был в хорошем бодром состоянии. Плюс ко всему, физиологические реакции организма занижены, и выдают очень мало информации. Полиграммы в программе полиграфа становятся ровными, и не возможно определить, где вы говорите правду, а где ложь.
Подбор специальных медицинских седативных и прочих препаратов, изменяющих кровеносное давление, кожно-гальваническую реакцию – верный фармакологический способ обмануть полиграф. Но он не всегда подходит, если у вас берут кровь на анализ.
Заблокировав главный канал съема информации, вы сможете ввести полиграф в заблуждение и обмануть детектор лжи. Чтобы «заглушить» кожно-гальваническую реакцию ваших пальцев, нужно обработать их средствами, которые блокируют потовые железы. Такими средствами могут служить: дезодоранты для ног, мази от потливости типа «Рексона», а также спирт. Медицинский спирт высушивает потовые железы. То есть, подержав пальцы в медицинском спирте несколько минут, накануне проверки на полиграфе, вы уничтожите гальва-реакцию во время теста и, может быть, обманите полиграф детектор лжи. Также, для блокировки главного канала полиграфиста КГР, можно использовать салицилово-цинковую мазь, которая продается во всех аптеках России.
Те, кому не доводилось обманывать полиграф, часто советуют принять энергетики или кофе. Но, во-первых, будет заметна повышенная возбудимость, а реакция все равно будет. А во-вторых, кофе и энергетики на всех действуют по-разному.
Есть и специальные препараты для обмана полиграфа, повторюсь, но они ни к чему, если вы просто не спали две ночи (лучше — две) и обработали пальцы от повышенной потливости. Все, детектор лжи не сработает.
&***САМЫЕ ОБСУЖДАЕМЫЕ ПОСТЫ***&

  • Россию населяют карлики
  • Как я был понятым
  • Что вас останавливает от самоубийства?
  • Пожалуйста, боженька, пусть начальник моей дочери повысит ей зарплату на 5000 рублей
  • Я украл ребенка

Tags: лайфхак, полиграф

Ростовский опер рассказал, почему полицейские подбрасывают наркотики

Активные темы

  • Познавательная электрика в картинках. (23)

    Smiт Инкубатор 04:51

  • Результат охоты — атака сектантов (18+) (128)

    Насяшка Инкубатор 04:51

  • Однажды в Мексике. Дуэль на мачете! (10)

    rzhaka Инкубатор 04:49

  • Хочу сделать обрезание (293)

    tefiitefii Тексты 04:49

  • Рыбопад в Краснодаре (25)

    Краказямба Инкубатор 04:48

  • Armin van Buuren и семья короля Нидерландов (75)

    dehash Видео 04:47

  • Картошка (22)

    sonata82 Инкубатор 04:46

  • Женщины не любят, когда называешь их чужим именем.. (49)

    theQuZAR Инкубатор 04:45

  • 20 раз, когда Вселенная подбросила людям подлянку, подарив им са… (65)

    Bootsmann Картинки 04:44

  • Роспотребнадзор: В России число ВИЧ-инфицированных превысило мил… (196)

    SillyWizard События 04:44

  • Не пинайте… Просто для срача… (25)

    ALOU Инкубатор 04:44

  • Максим Галкин ходит по тонкому льду (179)

    LandCruize Видео 04:43

  • Законен ли штраф за «среднюю скорость»? (84)

    Amurru Инкубатор 04:42

  • Когда магазин «Магнит» лучше этого… (21)

    dong Инкубатор 04:42

  • Вымерли, говорили они (53)

    sergeantRRR Инкубатор 04:41

Наркотики победили полицейского

— Бывший старший оперуполномоченный по особо важным делам Карасукского межрайонного Управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по Новосибирской области сорокалетний подполковник полиции Анатолий Килин обвинялся по пяти статьям, — пояснила «Известиям» Наталья Маркасова, старший помощник прокурора Новосибирской области. — Среди них хищение наркотических средств в крупном размере, незаконный сбыт, организация незаконного приобретения и хранения наркотических средств в крупном размере с использованием служебного положения, а также превышение должностных полномочий.

Анатолий Килин являлся ответственным за прием и хранение изъятых из оборота наркотических средств. Суд установил, что подполковник похитил из камеры хранения 2,726 грамма героина. После чего стал организовывать фиктивные контрольные закупки наркотиков. Для этого он привлекал наркоманов к проведению оперативных мероприятий. В ходе контрольных закупок наркоманы по велению Анатолия Килина называли сбытчиками людей, на которых указывал сам наркополицейский.

— Результатом преступной деятельности правоохранителя явилось незаконное возбуждение двух уголовных дел против двух тридцатилетних жителей города Купино Новосибирской области. Таким образом, Анатолий Килин повышал показатели своей розыскной деятельности, выполнял план, — рассказывает Наталья Маркасова. — Лжесбытчиками оказывались те, кто тоже не всегда дружит с законом. Но в сбыте наркотиков не виновные.

В итоге двое жителей Купино незаконно осужденные за сбыт наркотических средств в крупном размере провели в следственном изоляторе более пяти месяцев, пока уголовное дело не завели на того, кто их посадил. Суд признал бывшего оперуполномоченного подполковника Анатолия Килина виновным в совершении восьми преступных эпизодов и приговорил к одиннадцати годам колонии строгого режима. Если решение суда не будет обжаловано, то приговор вступит в силу второго февраля.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *