Добросовестное заблуждение

Оспаривание сделки в связи с заблуждением: перспективы применения нормы в российской юрисдикции

Новая редакция ряда норм Гражданского кодекса РФ о недействительности сделок вступила в силу 1 сентября 2013 г. Среди новелл можно выделить обновленную редакцию ст. 178 ГК об оспаривании сделки в связи с заблуждением. Чуть ранее ряд важных разъяснений в отношении применения ст. 178 ГК дал Президиум ВАС РФ в Информационном письме № 162. Данная статья ГК РФ применяется российскими арбитражными судами не так часто. Но периодически и в российской практике возникают судебные споры об аннулировании сделок по этому основанию. Каковы перспективы данного основания недействительности: превратится ли оно в инструмент дестабилизации оборота или важный корректор пороков воли? Об этом шла речь на круглом столе «Оспаривание сделки в связи с заблуждением: проблемные вопросы применения ст. 178 ГК РФ», организованном Юридическим институтом «М-Логос» весной текущего года.

Круглый стол, о котором пойдет речь в этом репортаже, был посвящен анализу новой редакции ст. 178 ГК РФ, выявлению критериев допустимости аннулирования сделок по основанию ошибки, а также путей возможного развития практики. Тема, как отметил модератор дискуссии Артем Карапетов, д.ю.н., директор Юридического института «М-Логос», профессор Высшей школы экономики, интересная, хотя и может показаться маргинальной на первый взгляд — судебная практика по применению ст. 178 ГК РФ пока еще не наработана. Да, ВАС РФ в известном письме попытался придать динамики этой практике (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 № 162, далее — Письмо № 162, Информационное письмо), но если смотреть на сегодняшние реалии, все-таки нечасто сделки признаются судами недействительными по этому составу. Тем не менее, потенциал у этой статьи, безусловно, есть: заблуждение часто присутствует при заключении тех или иных сделок.

Неопределенность нормы или маневр для суда?

В 2013 г. Федеральным законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» в ГК РФ были внесены изменения, в результате которых в ст. 178 ГК РФ появилась норма (п. 5) о том, что суд может отказать в признании сделки недействительной, если контрагент является добросовестным и не мог распознать заблуждение противной стороны. Неопределенность данной нормы заключается как раз в слове «может». И возникает простой очень вопрос: можно ли говорить о том, что ст. 178 «Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения» может быть применима только в тех случаях, когда контрагент понимал или должен был понимать, что его партнер находится в состоянии заблуждения?

Мотивы, которыми руководствовался законодатель, разрабатывая существующую ныне редакцию нормы, разъяснил Андрей Егоров, к.ю.н., первый заместитель руководителя Исследовательского центра частного права им. С.С. Алексеева при Президенте РФ, директор и профессор Российской школы частного права, член рабочей группы по подготовке реформы ГК РФ.

Дополнительный критерий, направленный на сохранение стабильности оборота и учета интересов стороны, с которой другое лицо вступает в сделку под влиянием собственного заблуждения, предусматривается итальянским правом. Откуда и был заимствован. Задача стояла так: формулировки старой редакции ст. 178 ГК РФ были крайне неудачными, фактически «мертвыми». И хотя общая идеология реформы гражданского законодательства заключалась в том, чтобы сократить возможности оспаривания сделок, в отношении ст. 178 стояла другая задача — сделать так, чтобы норма все-таки заработала. А поскольку, как выразился А. Егоров, у нас страна крайностей, то законодатель ввел в ст. 178 своеобразный сдерживающий фактор, тот самый п. 5, который ныне вызывает столь много вопросов.

Пятый пункт как критерий «распознаваемости»

В защиту позиции законодателя выступил и Олег Гутников, к.ю.н., заместитель заведующего отделом гражданского законодательства и процесса Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ. По его мнению, положение п. 5 ст. 178 ГК не только не свидетельствует о невозможности аннулирования сделки при добросовестности контрагента, а наоборот, подтверждает, что по общему правилу при добросовестности контрагента сделка под влиянием заблуждения признается недействительной. П. 5 ст. 178 ГК РФ предусматривает лишь возможность суда отказать в признании сделки недействительной в тех случаях, когда заблуждение было нераспознаваемо для контрагента.

Основной акцент при толковании смысла всей ст. 178 ГК РФ следует делать на том, что она рассчитана на аннулирование сделок, в том числе при добросовестности контрагента. Как считает О. Гутников, это следует из всего содержания данной статьи.

Так, согласно п. 1—3 ст. 178 для признания сделки недействительной в расчет принимаются исключительно обстоятельства, из которых исходила заблуждавшаяся сторона. А отношение к этим обстоятельствам контрагента заблуждавшейся стороны, его знание о заблуждении или «распознаваемость» заблуждения для признания сделки недействительной никакого юридического значения не имеют.

Единственный случай, когда «распознаваемость» заблуждения имеет значение для признания сделки недействительной — это подп. 5 п. 2 ст. 178 ГК РФ, когда некие дополнительные обстоятельства, не относящиеся к существу сделки, становятся существенными условиями и должны быть распознаваемы либо в силу положений самой сделки, либо в силу иных причин очевидных для другой стороны.

Пункт 4 ст. 178 ГК РФ также рассчитан в первую очередь на случаи, когда контрагент в сделке был добросовестным, не знал и не должен был знать о заблуждении, но при этом ему дается шанс оставить сделку в силе, если он согласится на условия, которые имела в виду заблуждавшаяся сторона.

Из добросовестности контрагента при заблуждении исходит и расположение норм в п. 6 ст. 178 о последствиях недействительности сделок с заблуждением.

В первую очередь, закон по общему правилу обязывает заблуждавшуюся сторону возместить своему контрагенту реальный ущерб (предполагая, что контрагент добросовестный) и исключает эту обязанность в случаях недобросовестности контрагента (если докажет, что другая сторона знала или должна была знать о наличии заблуждения, в т.ч. если заблуждение возникло вследствие зависящих от нее обстоятельств). И лишь если заблуждение возникло по обстоятельствам, за которые отвечает контрагент, заблуждавшаяся сторона не обязана возмещать ущерб, и более того, вправе потребовать от своего контрагента возмещения убытков.

Нормы о заблуждении призваны защитить лицо, заблуждавшееся в существенных обстоятельствах для сделки, и при добросовестности контрагента. Правило п. 5 ст. 178 позволяет оставлять сделки с заблуждением при добросовестности контрагента в силе в порядке исключения лишь в случаях, когда в отношении конкретной сделки (с учетом присущих только ей свойств и особенностей) достоверно установлено, что контрагент никак не мог распознать заблуждение в данном конкретном случае.

Контрагент должен быть безупречен

В необходимости слишком рьяно защищать заблуждавшуюся сторону сделки усомнились А. Карапетов и Всеволод Байбак, к.ю.н., доцент, партнер компании Tomashevskaya & partners. Их рассуждения таковы.

Опасность ст. 178 ГК РФ состоит в том, что оспаривание сделки одной из ее сторон из-за допущенной ею ошибки создает серьезные риски для другой стороны. Контрагент же мог положиться на факт совершения сделки, понести расходы на подготовку исполнения или исполнение, заключить договоры с третьими лицами в надежде на исполнение оспариваемого контракта и т.п. А значит, при безупречности поведения контрагента аннулирование сделки по общему правилу допускаться не должно. Доверие такого контрагенту факту совершения сделки должно защищаться.

А. Карапетов и В. Байбак сформулировали критерии, по которым можно выявить упречность участника договора:

  • контрагент ввел партнера в заблуждение путем неосторожного предоставления недостоверной информации;

  • контрагент иным образом по неосторожности спровоцировал возникновение заблуждения у другой стороны (частным примером является ситуация, когда контрагент спровоцировал заблуждение тем, что нарушил установленные в законе, укоренившиеся в обычаях или вытекающие из принципа добросовестности требования в отношении полноты раскрываемой на преддоговорном этапе информации);

  • контрагент пошел на заключение сделки, имея все основания знать о заблуждении своего партнера, но не предостерег контрагента, а воспользовался этой ошибкой.

При этом важно оговориться: если контрагент точно знал о заблуждении партнера, но не сообщил ему об этом, впору говорить об умышленном обмане умолчанием по п. 2 ст. 179 ГК РФ.

Но вот, если контрагент был безупречен в своих действиях, повторим тезис А. Карапетова и В. Байбака, сделка «рушиться» не должна.

Логичным закреплением данного подхода является п. 5 ст. 178 ГК РФ, предусматривающий, что оспаривание сделки, по общему правилу, может быть заблокировано, если контрагент не только не вводил сторону в заблуждение, но и не знал и не должен был знать о заблуждении другой стороны (то есть ошибка была нераспознаваема). Смысл критерия распознаваемости заключается в том, что глубоко скрытые от другой стороны ошибки не будут рассматриваться как основание для оспаривания сделки, сколько б существенным это заблуждение не было. Это связано с тем, что человеческие представления о мире столь многообразны и порой причудливы, что право не может их учитывать, перекладывая последствия их ошибочности на контрагента.

Самым наглядным примером этого утверждения могла бы быть анекдотичная уже история про кота и микроволновую печь. Если бабушка покупает микроволновку для того, чтобы сушить в ней домашнего любимца после мойки, то продавец явно не может предугадать ее ожидания от сделки купли-продажи. Если же покупательница спросит у продавца совета о том, какая микроволновка лучше сушит животных, то если продавец не просветит бабушку о невозможности такого использования электрического прибора, вряд ли его поведение может быть расценено как добросовестное.

И здесь важно учесть, что при распознаваемости ошибки оспаривание возможно только тогда, когда контрагент, имевший основания подозревать о заблуждении партнера, воспользовался ошибкой вопреки принципу добросовестности. Дело в том, что в ряде случаев обычаи оборота и стандарт добросовестности могут допускать эксплуатацию неосведомленности контрагента (информационной асимметрии). Например, если между двумя профессиональными инвесторами заключается договор купли-продажи акций некоей компании, а покупатель имеет основания подозревать, что продавец не обладает какой-то важной информацией, характеризующей деятельность компании и способной сказаться на стоимости ее акций в самом ближайшем времени, но сам покупатель приобрел это информационное преимущество за счет использования своего высокого профессионализма и инвестиций в сбор и аналитическую обработку информации, вряд ли было бы целесообразно и справедливо обвинять покупателя в недобросовестном умолчании и допускать оспаривание сделки. Иначе это бы лишило профессиональных коммерсантов стимулов к тому, чтобы наращивать свой профессионализм и информированность.

Касаясь же п. 5 ст. 178 ГК РФ, А. Карапетов и В. Байбак сошлись на том, что использование в данной норме слова «может» в отношении правомочия суда отказать в иске об оспаривании при нераспознаваемости заблуждения намекает на то, что в каких-то случаях все-таки допускается признание сделки недействительной даже при добросовестном незнании контрагента об ошибке. В каких случаях такое возможно? Как представляется, мыслимы только две ситуации, в которых суд может проигнорировать добросовестность контрагента и признать сделку недействительной по правилам ст. 178 ГК РФ. Во-первых, это — обоюдная, двусторонняя ошибка, то есть ситуация, когда обе стороны совершали сделку в условиях существенного заблуждения, и ни одна из сторон не совершила бы сделку или совершила бы ее на принципиально иных условиях, знай она о реальном положении вещей (например, два бизнесмена заключают соглашение о совместной деятельности по разработке некого месторождения, опираясь на ошибочную информацию о масштабах открытого месторождения). Во-вторых, это ситуация, когда имело место невиновное введение в заблуждение (то есть контрагент спровоцировал ошибку своими заявлениями или поведением, но при этом вменить это в вину контрагенту нельзя). Последняя ситуация может иметь место, в частности, тогда, когда заблуждение было спровоцировано получением от контрагента недостоверной информации, но при этом предоставивший информацию контрагент не только сам не знал, но и не мог знать о ее недостоверности.

В ходе дискуссии, завязавшейся на круглом столе, возник и еще один вопрос, связанный с ограничителем, сформулированным ВАС РФ в его Информационном письме.

Так, в п. 5 Письма № 162 указано, что суд должен отказывать в признании сделки недействительной по ст. 178 ГК РФ, если «истец не проявил должной осмотрительности при совершении спорной сделки». Соответственно, для признания заблуждения существенным необходимо установить, что заблуждавшаяся сторона вела себя разумно и объективно оценивала ситуацию. Если заблуждение является следствием (как минимум) грубой неосторожности самого заблуждавшегося лица, его заблуждение неизвинительно, и это лицо не может рассчитывать на применение ст. 178 ГК РФ. В частности, нереалистичные, фантастические представления и ожидания сторон сделки не могут быть квалифицированы как существенное заблуждение, порочащее сделку, даже в том случае, если сторона, имевшая такие ожидания и представления, не совершила бы сделку в отсутствие заблуждения. Признание сделки недействительной по правилам ст. 178 ГК РФ возможно только тогда, когда ошибка извинительна. При определении извинительности заблуждения следует принимать во внимание стандарт разумного участника оборота, обладающего сходными характеристиками с заблуждавшейся стороной. Если речь идет о коммерсанте, естественно, стандарт разумного поведения намного выше, чем в случае с обывателем; соответственно, коммерсанту намного сложнее доказать извинительность своего заблуждения, чем такому обывателю. К категории неизвинительного заблуждения следует отнести и ситуацию, когда контрагент, обнаружив заблуждение партнера, предупредил его об этом, но тот, упорствуя в своем заблуждении, решил пойти на совершение сделки. Такое легкомысленное поведение не может поощряться.

Свое мнение по поводу данного разъяснения ВАС РФ высказал и О. Гутников.

Сама идея о невозможности аннулировать сделку, если лицо заблуждалось по собственной неосторожности, разумна, однако применять ее следует с учетом ряда оговорок. Многие случаи заблуждения как такового (например, очевидные оговорка, описка, опечатка) в самом своем составе представляют собой проявления неосторожности, являющиеся непосредственным основанием для оспаривания сделки.

Кроме того, стандарт осмотрительности должен применяться с учетом поведения другой стороны и обстоятельств совершения конкретной сделки. Если другая сторона сделки создала условия для заблуждения, то неосмотрительность заблуждающегося, пусть и имевшая место, не должна полностью блокировать возможность оспаривания сделки.

В этом смысле нельзя согласиться с позицией ВАС РФ в конкретном примере, указанном в Информационном письме. В данном примере арендатору было отказано в иске о признании недействительным договора аренды, заключенного по результатам аукциона. Отказано на том основании, что истец не проявил должную осмотрительность и не проверил расположение сдаваемого в аренду помещения, которое располагалось по условиям договора на цокольном этаже здания, а на самом деле — в подвале и было непригодно для использования по назначению, предусмотренному в договоре аренды. Из данного примера следует, что сведения о расположении помещения на цокольном этаже содержались в конкурсной документации, а также в техническом паспорте на здание, предоставленных истцу арендодателем. Истец, исходя из общей презумпции добросовестности контрагента, вполне мог полагаться на данные, содержащиеся в конкурсной документации и в техпаспорте. Более того, в данном конкретном случае можно вообще вести речь об обмане со стороны арендодателя путем сообщения заведомо недостоверных сведений в конкурсной документации и при подписании договора аренды о месте расположения помещения.

Поэтому требование о необходимости проявлять осмотрительность и осторожность при заключении сделки следует поддержать, однако, напоминает О. Гутников, его нельзя возводить в абсолют и полностью исключать возможность оспаривания сделки. Требование осмотрительности следует применять в конкретных обстоятельствах, с учетом поведения и особенностей обеих сторон сделки, а также существенности самого заблуждения для данной сделки.

***

Мероприятия, подобные тому, о котором шла речь в репортаже, Юридический институт «М-Логос» проводит в благотворительном формате, собирая средства на лечение детей, страдающих от рака крови. В последние годы участники мероприятий вносили небольшие взносы, которые направляли в фонд «Подари жизнь». Если тема данного репортажа покажется вам полезной или просто интересной, просим самостоятельно сделать любое посильное пожертвование в вышеуказанный фонд.

Заключение

В римском праве, а также в современном гражданском праве можно выделить добросовестных владельцев, заблуждающихся относительно наличия у них какого-либо вещного права (права собственности, аренды или узуфрукта). Таким образом, добросовестным владельцем будет лицо, которое считает себя обладателем любого вещного права.

Двойственность понятия добросовестности отмечалась еще в римском гражданском праве. Указанная категория рассматривалась как объективная, т. е. некое требование к поведению участников правоотношений, в основном в обязательственном праве, а также как субъективная, т. е. заблуждение субъекта относительно обстоятельств, имеющих значение для приобретения права, в основном в вещном праве.

Так как категория добросовестности обладает двойственным характером, то для удобства и во избежания путаницы, следовало бы принцип назвать — «принципом доброй совести», а для характеристики отношения субъектов гражданского оборота к своему поведению сохранить употребление термина «добросовестность».

Переход субъекта из недобросовестности (знания) в добросовестность (незнание) невозможен, однако если поведение не соответствует принципу добросовестности, то впоследствии оно может измениться и осуществляться, согласно этому принципу.

Принципом добросовестности является обязанность субъекта, приобретающего и реализующего свои права и обязанности проявлять должную заботливость о правах и интересах других участников гражданского оборота. Действие данного принципа проявляется в первую очередь в регулировании многосторонних отношений, где стороны должны учитывать взаимные интересы. В связи с этим указанный принцип ограничивает действие принципа свободы договора.

К наиболее важным функциям принципа доброй совести следует отнести выступление его в качестве оценочного критерия поведения участников гражданско-правовых сделок, а также в качестве одного из источников права, необходимого для выяснения содержания отношений между субъектами гражданского права.

Злоупотребление правом является частным случаем нарушения принципа доброй совести. Категория добросовестности выступает в области злоупотребления в двух качествах: объективной и субъективной категории. Принцип доброй совести выступает как предел осуществления прав, но нарушение указанного принципа недостаточно для признания злоупотребления правом, необходимо также указанное право осуществлять недобросовестно (добросовестность в субъективном смысле), т. е. с намерением причинить вред.

В действующем законодательстве нет нормы, устанавливающей презумпцию добросовестности приобретателя. Добросовестность давностных владельцев предполагается в случае защиты ими своего владения от третьих лиц, но она не действует при приобретении права собственности по давности владения: в таком случае лицо не нуждается в защите.

Добросовестность в субъективном смысле следует определять как извинительное незнание о нарушении прав других субъектов правоотношений. Указанное определение характеризует оценочную категорию, поэтому является приблизительным, не отражающим всей ее многогранности.

Для признания субъекта добросовестным в субъективном смысле следует установить наличие следующих признаков:

  • 1. нарушение субъективных прав других участников гражданских правоотношений, при котором закон связывает наступление определенных последствий с наличием добросовестности субъекта
  • 2. незнание (заблуждение) субъекта об обстоятельствах (не о праве), которое в результате приводит к нарушению субъективных прав. Владение, приобретенное с нарушением формы сделки, нельзя признать добросовестным, т. к. ошибка в праве непростительна и влечет ничтожность сделки;
  • 3. заблуждение должно возникнуть в отсутствии вины субъекта (без умысла и неосторожности любой степени).

Добросовестное заблуждение должно иметь место в момент совершения действий, нарушающих права других лиц; если неправомерные действия имеют длящийся характер, то в течение указанных действий.

При наличии добросовестности субъекта, т.е. его незнание о нарушении им прав других субъектов права, наиболее распространенным последствием является неприменение в отношении него мер гражданско-правовой защиты (ст. ст. 46, 173, 174, 253, 302, 303, п. 1 ст. 1107 ГК РФ). Добросовестность субъекта является основанием освобождения от ответственности (ст. ст. 171, 172, 175, 176, 177, 1105, п. 1 ст. 461, п. 2. ст. 1107 ГК РФ).

Если же речь идет о добросовестности субъекта как о соответствии его поведения принципу доброй совести, то в данном случае нет места его ошибке, потому что речь идет о наделении субъекта правом за его правомерное поведение (ст. ст. 157, 220, 234 ГК РФ).

Указанные последствия возможны только для случаев, прямо указанных законом.

> Проблемы уголовно-правовой характеристики клеветы и оскорбления

Заведомость как ключевой элемент субъективной стороны клеветы

Субъективная сторона клеветы характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный заведомо сознает ложность сообщаемых им сведений, а также то, что распространяемые им сведения порочат честь, достоинство и репутацию другого лица, и желает предать их огласке. Добросовестное заблуждение лица относительно подлинности распространяемых им сведений исключает ответственность по ст. 129 УК. Мотивы могут быть самые разнообразные (месть, зависть, карьеризм, ревность и т.п.), но на квалификацию деяния они влияния не имеют Уголовное право России. Особенная часть. Под ред. Л.Л. Кругликова. М., 2006. // СПС Консультант Плюс..

Особый интерес при рассмотрении интеллектуального момента вины в форме прямого умысла в составе клеветы вызывает категория «заведомо». В уголовном праве понятие заведомой лжи встречается довольно часто. Так, в соответствии со ст. 129 УК РФ клеветой признается распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. В качестве уголовно наказуемых деяний Особенная часть УК РФ рассматривает заведомо ложный донос (ст. 306), заведомо ложные показания свидетелей, заведомо ложное заключение эксперта и заведомо неправильный перевод (ст. 307). С заведомой ложью непосредственно связано совершение таких преступлений, как фальсификация доказательств (ст. 303), служебный подлог (ст. 292).

Понятие «заведомость» соотносится не только с ложью, оно применимо также к другим понятиям, например к достоверности, к знанию. Именно в этом смысле употребляется «заведомость» в ст. 63 УК РФ, признающей обстоятельством, отягчающим наказание, совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности.

Несмотря на то что заведомость на протяжении нескольких столетий выполняет важную роль в уголовном судопроизводстве по отграничению преступного поведения от непреступного, до настоящего времени данный признак состава преступления является одним из наименее исследованных.

В соответствии с господствующим в юридической литературе взглядом, заведомость является самостоятельным признаком субъективной стороны преступления. Как считает один из приверженцев этой позиции А.В. Наумов, «помимо вины субъективную сторону преступления характеризует мотив, цель, аффект, заведомость…» Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996. С. 201 — 203, 232 — 233..

В теории уголовного права не разработано четких юридических критериев определения заведомости, отсутствует даже ее понятийное толкование. Детально рассматривая мотив, цель, эмоции, аффект — ближайших соседей заведомости по положению в составе преступления, — самой заведомости исследователи касаются весьма скромно, если не вообще обходят ее стороной.

Обделенная вниманием теории уголовного права, заведомость «напоминает о себе» на практике, вызывая массу ошибок при квалификации связанных с ней общественно опасных деяний.

Заведомость относится к внутренним психологическим характеристикам преступного поведения и потому крайне сложна для доказывания. Положение усугубляется тем, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, пытается замаскировать заведомость ошибкой или добросовестным заблуждением.

Исследуя вопросы привлечения к уголовной ответственности за преступления против чести и достоинства, диссертант непосредственно столкнулся с некоторыми проблемами заведомости и, в частности, с проблемами квалификации заведомой ложности при клевете. Исследуем эту проблему подробнее.

По определению С.И. Ожегова, заведомая ложность — это хорошо известная, несомненная для клеветника ложь. Под ложью С.И. Ожегов понимает искажение истины, обман Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1998. С. 201, 231..

Применительно к клевете юридическое толкование заведомой ложности распространяемых сведений заключается в том, что клеветник на момент распространения порочащих честь и достоинство другого лица сведений должен быть осведомлен об их несоответствии действительности.

Понимая заведомую ложность как осведомленность распространителя клеветнических сведений об их недостоверности (ложности), многие авторы отмечают, что заведомость предполагает прямой умысел, то есть осознание виновным ложности распространяемых им сведений и желание их распространить.

Из этого следует, что любая другая форма вины или невиновное распространение таких сведений исключают заведомость. Действительно, практически во всех юридических источниках подчеркнуто, что ошибка и добросовестное заблуждение относительно подлинности сведений уголовную ответственность за клевету не влекут Уголовное право. Особенная часть. Под ред. Н.И. Ветрова. М., 1997. С. 116..

Что считать ошибкой и добросовестным заблуждением? Под ошибкой в уголовном праве понимают неправильное представление (заблуждение) лица о реальном юридическом или фактическом характере совершенного им действия или бездействия и его последствий Якунин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение. Казань, 1998. С. 41..

Юридическая ошибка, то есть неправильное представление субъекта о преступности или непреступности совершенного им деяния и его последствий, нас не интересует, поскольку анализируется только отдельный признак состава, который сам по себе преступления не образует.

Фактическая ошибка в юридической литературе понимается как неверное представление лица о фактических обстоятельствах содеянного, относящихся к объекту и объективной стороне совершенного преступления и определяющих его характер и степень общественной опасности.

Фактическая ошибка относительно подлинности распространяемых сведений может наблюдаться в двух противоположных вариациях. Если распространяемые субъектом сведения достоверны, но он считает их ложными и путем их распространения порочит честь и достоинство другого лица, то согласно правилам квалификации фактической ошибки, содеянное должно квалифицироваться по направленности умысла, то есть признаваться покушением на клевету. В реальной жизни вряд ли встретятся факты привлечения к уголовной ответственности за подобные деяния, но даже теоретическая возможность их существования заставляет с большей долей осторожности подходить к утверждению о том, что ошибка в подлинности распространяемых сведений исключает уголовную ответственность за клевету.

Если субъект полагает, что порочит честь и достоинство другого лица, распространяя о нем правдивые сведения, а они в действительности являются ложными, то данное деяние не может считаться клеветой, так как отсутствует ее обязательный признак — заведомая ложность. Подобная ошибка в характере распространяемых сведений может быть неосторожной или случайной. Неосторожная ошибка имеет место, когда распространитель сведений по легкомыслию или небрежности считает их правдивыми. Под добросовестным заблуждением, скорее всего, понимают невиновное (случайное) распространение ложных сведений, то есть когда распространитель не осознает и по обстоятельствам дела не может и не должен осознавать ложный характер сообщаемых им сведений.

Сложность установления заведомой ложности клеветнических сведений отнюдь не устраняется после определения содержания ошибки и добросовестного заблуждения. Рассмотрим для наглядности несколько примеров из судебной практики.

В суд с заявлением о привлечении Г. к уголовной ответственности за клевету обратился офицер С. Он обвинял Г. в том, что тот в присутствии сослуживцев высказал свое подозрение, что С. вел стрельбу из огнестрельного оружия по окнам его квартиры Рудый Н.К. Уголовно-правовая характеристика клеветы. // Российский судья 2002 № 8. // Консультант Плюс..

Военная коллегия признала решение судьи об отказе в возбуждении уголовного дела законным и обоснованным, считая, что, поскольку факт стрельбы из огнестрельного оружия по окнам квартиры Г. имел место и обвиняемый лишь высказал своим сослуживцам предположение, что в числе совершивших мог быть и С., в действиях Г. отсутствует основной признак состава, предусмотренного ст. 129 УК РФ, — заведомая ложность распространенных им сведений.

Такой подход к определению заведомой ложности сведений достаточно спорен, так как дает возможность безнаказанно высказывать любые порочащие измышления о нарушении другим лицом общепринятых моральных принципов или законодательных норм, не имея при этом реальных оснований для подобных предположений и пользуясь тем, что истинное положение дел распространителю не известно. Проанализируем вышеприведенный случай из судебной практики.

Утверждение «С. стрелял» представляет собой:

заведомую ложь — если распространитель достоверно знает, что С. не стрелял, но намеренно сообщает лживую информацию;

ошибку (неосторожную) — если распространитель уверен, что С. стрелял, хотя при необходимой внимательности и критическом отношении к основаниям, приведшим его к такому выводу, он мог бы определить ложность сделанного им утверждения;

добросовестное заблуждение — если распространитель не знает, что С. не стрелял, но имеет достаточные основания (конечно же, ошибочные) считать обратное, например, показания очевидцев, указывающие на С Рудый Н.К. Уголовно-правовая характеристика клеветы. // Российский судья 2002 № 8. // Консультант Плюс..

Если же распространитель достоверно не знает, что С. не стрелял, и оснований считать обратное не имеет (сам факт стрельбы по окнам никак не указывает на С.), то здесь нельзя вести речь об ошибке или добросовестном заблуждении. Распространитель, осознавая, что истина о случившемся ему не известна, допускает, причем с большой долей вероятности, что его утверждение может быть ложным. Как же расценивать данную ситуацию? Сделанное обвиняемым Г. утверждение не вписывается ни в одну из трех рассмотренных нами схем.

Как показывает практика, такое утверждение не единично. Приведем другой пример. В течение полугода ирландский ученик размещал в сети Internet материал клеветнического характера о своем учителе, в котором утверждал, что учитель страдает педофилией. По данным британского издания The Register, суд вынес приговор по данному делу о тюремном заключении обвиняемого на 30 месяцев.

Педофилия — это вид полового извращения, заключающийся в половом влечении к детям. Согласно логике Верховного Суда РФ утверждение об обвинении в педофилии преподавателя будет заведомо ложным для клеветника, если он точно знает о несоответствии его действительности. Однако люди, страдающие педофилией, обычно не демонстрируют эту свою склонность окружающим, напротив, всячески ее скрывают. Поэтому вряд ли у ученика была абсолютная уверенность в отсутствии педофилии у опороченного им учителя. Возможно даже, он имел какие-то, по его мнению, достаточные основания предполагать о наличии такой склонности у педагога — тот погладил кого-то из учеников по голове, отнесся к кому-то из них с особой доброжелательностью и т.д. Тем не менее, виновный отдавал себе отчет, что поведение педагога может объясняться и другими причинами, что прямых доказательств сделанного им утверждения он не имеет и что оно может быть ложным. Едва ли распространение таких сведений может рассматриваться как ошибка или добросовестное заблуждение. Обвинительный приговор британского суда по данному делу говорит о том, что суд расценил распространяемые обвиняемым сведения как заведомо ложные Рудый Н.К. Уголовно-правовая характеристика клеветы. // Российский судья 2002 № 8. // Консультант Плюс..

Из сказанного следует, что заведомая ложность не ограничивается случаями, когда виновный, зная истину, намеренно ее искажает. К подобному выводу приходили и российские суды при рассмотрении конкретных уголовных дел. Уже признано, что заведомо ложными сведениями могут быть как сведения, являющиеся результатом собственных измышлений распространителя, так и сведения, авторство которых принадлежит другим лицам. Так, в практике Верховного Суда РСФСР рассматривалось дело по обвинению в клевете Ш. Она, придя на работу, сообщила начальнику отдела о том, что К. застали в помещении учреждения вместе с мужчиной в интимной обстановке. Ш. отрицала наличие у нее прямого умысла на распространение ложных сведений. По ее словам, сообщая информацию о К., она лишь проверяла имевшие место слухи и просила начальника отдела никому об этом не рассказывать Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1981 — 1988 гг. М., 1989. С. 204 — 205..

Верховный Суд не согласился с этим утверждением, исходя из следующего: из обстоятельств дела следовало, что Ш. получила неопределенную и сомнительную информацию, умышленно ее исказила, сообщив конкретные сведения в отношении определенного лица — К., то есть распространила заведомо ложные порочащие К. измышления.

Как видим, и в данном случае ложность клеветнических сведений не была для обвиняемой несомненной, она не знала истинной обстановки и допускала, что имевшие место слухи основываются на реальной почве. Тем не менее Верховный Суд нашел в ее действиях признак заведомости. На этой же позиции стоят и некоторые ученые. По мнению Н.И. Ветрова, заведомо ложными являются несоответствующие действительности сведения, как придуманные самим виновным, так и основанные на слухах и сплетнях Уголовное право. Общая часть / Под ред. Н.И. Ветрова. М., 1997. С. 242..

Тогда какими же критериями руководствоваться при установлении заведомой ложности распространенных порочащих сведений?

Большинство ученых (Ветров Н.И., Здравомыслов Б.В., Наумов А.В. и др.) считают, что клевета характеризуется прямым умыслом, то есть виновный осознает, что распространяет ложные, порочащие другое лицо сведения, и желает это сделать. В соответствии с другой точкой зрения клевета возможна как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Первое утверждение основывается на выработанном в теории уголовного права правиле, по которому преступления с формальным составом могут быть совершены только с прямым умыслом. Психическое отношение виновного в этом случае устанавливается лишь по отношению к факту его общественно опасного действия и выражается в сознании общественной опасности этого действия и желании совершить его.

Однако следует учитывать, что, определяя деяние как совершенное с той или иной формой вины, мы даем целостную характеристику преступления. В действительности же эта целостная характеристика является сложной, поскольку она складывается из психического отношения субъекта к отдельным объективным признакам состава.

Так, формальный состав клеветы по своей конструкции предусматривает совершение двух действий: а) распространение заведомо ложных сведений и б) унижение чести и достоинства или подрыв репутации человека путем распространения порочащей информации.

Вторая часть деяния является наиболее существенной для характеристики его как преступления. Ее формальный состав предполагает направленность действий на причинение вреда чести и достоинству, что возможно только при прямом умысле виновного. Последствия клеветы могут и не наступить. Например, сделано клеветническое сообщение одному человеку, который посчитал его сомнительным и не распространил дальше. Потерпевший о факте клеветы не знает, следовательно, не ущемлено его достоинство. Негативная информация не стала достоянием широкой общественности, поэтому не отразилась на публичной оценке потерпевшего и, следовательно, не затронула его чести. Однако это не исключает уголовную ответственность для распространителя клеветы Парфенова М.В. К вопросу о возбуждении уголовных дел частного обвинения. // Мировой судья 2007 № 3. // Консультант Плюс..

Совсем иная ситуация складывается по первому из составляющих состав клеветы действию — распространению заведомо ложных сведений. Его нельзя рассматривать только как физическое действие (высказывание, написание текста) без отрыва от последствий — самого факта распространения заведомо ложной информации, то есть факта, что ложная информация стала известна одному или нескольким гражданам.

Для установления на практике признака заведомой ложности клеветнических сведений диссертант предлагает обособить деяние, заключающееся в распространении заведомо ложных, порочащих сведений, и рассматривать его как отдельный материальный состав преступления.

Теперь определимся с формой вины. Наличие в данном деянии прямого умысла не вызывает сомнений. Действуя с прямым умыслом, лицо осознает общественную опасность распространения ложных сведений, осознает, что распространяемые им сведения являются ложными, предвидит возможность или неизбежность огласки ложной информации и желает ее наступления Рудый Н.К. Уголовно-правовая характеристика клеветы. // Российский судья 2002 № 8. // Консультант Плюс..

Как известно, главное различие между прямым и косвенным умыслом лежит в волевом моменте. При косвенном умысле лицо предвидит реальную возможность распространения им ложной информации (то есть предвидит, что распространяемая им информация может быть ложной), не желает, но сознательно допускает такое распространение или безразлично к нему относится. Виновный может даже надеяться, что распространяемые им сведения соответствуют действительности. Но если эта надежда не связана с расчетом на конкретные реальные обстоятельства и лицо рассчитывает на какую-либо случайность (а вдруг педагог действительно педофил), нельзя говорить о неосторожной вине и добросовестном заблуждении, налицо заведомая ложность. Как правильно отмечал А.А. Пионтковский, «надеяться на «авось» — значит ни на что не надеяться».

Таким образом, de-facto в отношении заведомой ложности у виновного может быть как точное, так и предположительное знание. В то же время желание опорочить честь, достоинство или репутацию другого человека (волевой момент) определяет только прямой умысел в данном составе преступления.

Такой же подход используется при определении заведомой ложности клеветнических сведений в судебной практики Соединенных Штатов Америки. Здесь выработан принцип, что уголовной ответственности за клевету подлежат только такие лица, которые умышленно распространяют клеветнические сведения, «в высокой степени» отдавая себе отчет в их клеветническом содержании. При этом для осуждения лица за клевету недостаточно доказать ложность распространяемых сведений — необходимо установить, что клеветническое заявление было сделано с «фактическим злым умыслом», то есть «со знанием того, что оно было лживым, или с беспечным пренебрежением к тому, было ли оно лживым или нет». Таким образом, американское уголовное законодательство признает наличие в распространении заведомо ложных сведений обеих форм умышленной вины — прямого и косвенного умысла Мишин А.А., Власихин В.А. Конституция США: Политико-правовой комментарий. М., 1985. С. 182 — 183..

Примененный при рассмотрении категории «заведомо» метод деления формального состава на отдельные действия и определение формы вины в каждом из них не является изобретением соискателя. Его применяют при характеристике субъективной стороны различных преступлений В.Н. Кудрявцев, А.И. Бойко и др. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999.. Однако, справедливости ради, следует отметить, что есть криминалисты, которые полагают, что психическое отношение лица к отдельным объективным признакам состава не образует умышленной или неосторожной вины, поскольку закон употребляет эти понятия лишь для обобщенной характеристики деяния в целом.

Надо полагать, что применительно к клевете заведомость будет иметь место при двух последних характеристиках осознания ложности распространяемых сведений — вероятности и неизбежности, что соответствует косвенному и прямому умыслу.

Все вышесказанное свидетельствует о необходимости особо тщательного отношения судей при рассмотрении конкретных уголовных дел о клевете к анализу субъективной стороны и, в частности, к установлению осознания виновным ложности распространенных им порочащих сведений. К сожалению, чаще всего на практике к данному вопросу подходят поверхностно. Исключения не составляют и высшие судебные инстанции. Ярким подтверждением этому является анализируемое нами выше дело о привлечении к уголовной ответственности за клевету офицера Г. В качестве другого примера судейской небрежности можно назвать рассмотрение дела о клевете Копьевой.

Суть данного дела заключалась в следующем. Белорецким городским судом Республики Башкорторстан Копьева осуждена по ч. 3 ст. 129 УК РФ за распространение в отношении А. заведомо ложных сведений о совершении им убийства ее сына. По утверждению Копьевой, сделанному 13 мая 1996 в присутствии посторонних, А. утопил ее сына и представляет серьезную опасность для других его сверстников.

После прохождения через судебные инстанции данное дело 21 июля 1998 г. было рассмотрено Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ, где был сделан вывод об отсутствии в действиях Копьевой состава преступления.

Судебная коллегия посчитала, что в деле отсутствуют доказательства, свидетельствующие об умысле Копьевой на распространение заведомо ложных сведений.

Как видно из материалов дела по факту смерти сына Копьевой, было вынесено несколько постановлений о прекращении дела, которые впоследствии отменялись по заявлениям матери. Последнее такое постановление было принято 20 марта 1997 г., то есть уже после высказывания Копьевой необоснованных обвинений.

Эти обстоятельства были оценены коллегией следующим образом: «…в течение всего времени, пока велось следствие по данному делу, ни Копьевой, ни органам следствия не были известны истинные причины гибели ее сына.

Поэтому Копьева, высказывая свои мысли об убийстве сына, добросовестно заблуждалась, поскольку не знала о ложности распространяемых ею сведений в отношении А.» Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 4. С. 9 — 10..

То есть в логике суда явно прослеживается старая схема — если не знаешь правду, можешь говорить что угодно. Судом не исследовано, какие данные привели Копьеву к выводу о виновности А. в смерти ее сына. Являлись ли эти данные достаточными, чтобы в сознании Копьевой сформировалось твердое убеждение, которое она неоднократно высказывает окружающим, что А. виновен в смерти ее сына. Или Копьева осознавала шаткость своих выводов, допускала, что может ошибиться, и тем не менее распространяла об А. порочащие его честь и достоинство сведения. Именно эти обстоятельства, а не данные о наличии нескольких постановлений о прекращении уголовного дела по факту смерти сына Копьевой имеют решающее значение для правильной квалификации деяния подсудимой.

Таким образом, достаточные основания считать соответствующими действительности распространяемые порочащие сведения имеются у обвиняемого в клевете лица тогда, когда факты и обстоятельства, которые ему известны, достаточны сами по себе, чтобы у разумного и осторожного человека появилось убеждение в их подлинности или о подлинности сделанных на их основе выводов. Естественно, что такой подход потребует большой кропотливой работы сотрудников правоохранительных и судебных органов по доказыванию психического отношения виновного к подлинности распространяемых им сведений клеветнического характера. Однако, как показывает анализ судебной практики, без использования принципа «достаточных оснований» квалифицированно решить вопрос о привлечении к уголовной ответственности обвиняемого в клевете невозможно Рудый Н.К. Уголовно-правовая характеристика клеветы. // Российский судья 2002 № 8. // Консультант Плюс..

Наши предложения:

  1. Статья. Добровольная подмена
  2. Статья. Классификация врачебных преступлений в законодательстве различных стран
  3. Статья. Проблемы эффективности форм защиты прав потребителей лекарственных средств (на примере Республики Татарстан)
  4. Статья. Правовые вопросы содержания учредительных документов государственных и муниципальных учреждений здравоохранения
  5. Статья. Актуальные правовые проблемы современной трансплантологии в России
  6. Статья. Обеспечение прав пациентов при проведении медико-психологической реабилитации ветеранов войн
  7. Статья. Россия нуждается в глобальной реформе медицины
  8. Статья. Влияние эмоциональных состояний на криминальную агрессию женщин
  9. Статья. Дисквалификация как мера юридической ответственности фармацевтического работника
  10. Статья. Об уголовно-правовой защите человеческого плода в процессе внутриутробного развития и родов
  11. Вопрос: Согласно административному кодексу, если доказано, что невозможно соблюсти норму закона, то наказание не назначают (ч. 2 ст. 2.1 КоАП). В ходе проверки установлено, что в аптеке не обеспечен минимальный ассортимент лекарственных средств (отсутствуют 8 препаратов), что является грубым нарушением лицензии, и влечет
  12. Статья. Во всю ширь полномочий Росздравнадзор пойдет на борьбу с фальсификатом
  13. Статья. Расплата за грехи
  14. Статья. Конкуренцию восстановили законными мерами
  15. Письмо Росздравнадзора от 03.07.2009 N 01И-375/09
  16. Статья. Страхование профессиональной ответственности медицинских работников в Российской Федерации
  17. Статья. Юридический статус эмбриона в международном праве (правоприменительная практика)
  18. Приказ Минздравсоцразвития РФ от 29.06.2009 N 377
  19. Статья. Сергей Колесников: право первой ночи ушло к исполнительной власти
  20. Статья. Пациент всегда прав
  21. Статья. Страхование ответственности врачей как система противоречий и конфликтов интересов
  22. Статья. Добросовестное заблуждение
  23. Статья. Тюрьма — палата. Дело подольских фармацевтов не завершилось после суда
  24. Вопрос: Какой орган и на каком основании решает, на кого следует наложить штраф: на юридическое или на должностное лицо? И на кого из должностных лиц: заведующего отделом, заведующую аптекой или директора сети?
  25. Вопрос: Является ли фармацевт аптеки, занимающий определенную должность, обязанности которого закреплены в должностной инструкции, должностным лицом с точки зрения Кодекса об административных правонарушениях?
  26. Статья. Перепутаницы не вышло. Иск Росздравнадзора к Сотексу отклонен
  27. Вопрос: В ходе местных проверок Росздравнадзором наше предприятие было оштрафовано за то, что работник первого стола отпустила рецептурный препарат без рецепта врача. Штраф был наложен на юридическое лицо, т.е. предприятие. У нас вопрос: почему штрафные санкции выписаны сразу на юр. лицо, а не на физическое? Ведь свои
  28. Вопрос: Организация А имеет лицензию на оптовую торговлю лекарственными средствами. Организация Б имеет лицензию на розничную торговлю лекарственными средствами. Вопрос: могут ли организации А и Б заключить между собой посреднический договор (договор комиссии, агентский договор) на закуп товара, по которому организация Б
  29. Статья. Если фармспециалист — иностранец (окончание)
  30. Статья. Организационно-правовые проблемы, связанные с соблюдением врачебной тайны в пенитенциарном учреждении
  31. Статья. Судебно-медицинская экспертиза по делам о врачебных преступлениях
  32. Письмо Росздравнадзора от 18.03.2009 N 01И-132/09
  33. Письмо Росздравнадзора от 18.03.2009 N 01И-131/09
  34. Статья. Ответственность предложено ужесточить
  35. Статья. Инициатива наказания
  36. Вопрос: Поясните порядок учета и уничтожения специальных рецептурных бланков не верно заполненных врачами в ЛПУ. Необходимо ли включать в комиссию по уничтожению специальных рецептурных бланков представителей ФСНК и органов окружающей среды?
  37. Статья. Юридическая ответственность сотрудников аптечных организаций за нарушения в сфере обращения ЛС
  38. Письмо Росздравнадзора от 13.01.2009 N 01И-5/09
  39. Письмо Росздравнадзора от 13.01.2009 N 01И-4/09
  40. Письмо Росздравнадзора от 13.01.2009 N 01И-3/09
  41. Статья. Сильнодействующее законодательство (окончание)
  42. Статья. О необходимости передачи сети бюро судебно-медицинских экспертиз под ведомство Росздравнадзора
  43. Статья. Медицинская тайна в законодательстве Украины: проблемы уголовно-правовой охраны
  44. Статья. К вопросу об административной ответственности, обусловленной безлицензионной медицинской деятельностью
  45. Статья. Автомобильные аптечки зависли в судебной невесомости
  46. Статья. С точностью на оборот. Фармкомпании призвали сплотиться с государством в борьбе с фальсификатом
  47. Статья. О декриминализации фармацевтического рынка
  48. Статья. Правовые и организационные аспекты охраны служебной, коммерческой и врачебной тайны в лечебно-профилактическом учреждении
  49. Приказ Росздравнадзора от 24.10.2008 N 8433-Пр/08
  50. Приказ Росздравнадзора от 18.09.2006 N 2070-Пр/06
  51. Статья. Нужен ли государственный контроль за реактивами двойного назначения?
  52. Приказ Росздравнадзора от 29.09.2008 N 7740-Пр/08
  53. Статья. Лекарственное пиратство в России: пути решения задач
  54. Статья. Оценки за знания, а не за деньги
  55. Вопрос: Посоветуйте как поступить в такой ситуации. Моя коллега уволилась, и заведующая аптекой попросила меня поработать за нее, пока не найдут замену. Уже несколько месяцев я, по сути, работаю с двойной нагрузкой — выполняю свои и чужие обязанности (бесплатно!). Как это соотноситься с трудовым законодательством?
  56. Статья. Понятие и правовая природа медицинских услуг
  57. Статья. Права пациента на личную неприкосновенность и их исполнение в системе муниципальных лечебно-профилактических учреждений
  58. Статья. Уголовное дело врача Н.Ч.
  59. Статья. Правовые основы профессиональной этики медицинских работников
  60. Статья. Медицинская тайна гражданина после его смерти
  61. Статья. Характеристика дефектов оказания медицинской помощи по материалам комиссионных судебно-медицинских экспертиз
  62. Статья. Клонирование человека как правовая категория
  63. Статья. О методике экспертного анализа неблагоприятных исходов лечения, обусловленных закономерным развитием заболеваний
  64. Приказ Департамента здравоохранения г. Москвы от 25.08.2008 N 646
  65. Приказ Департамента здравоохранения г. Москвы от 26.02.2008 N 119
  66. Вопрос: В аптеке наркоконтроль сделал контрольный закуп БАД Вечная молодость. А за 2 недели нам пришло письмо с Роспотребнадзора как информационное, где перечислялся перечень добавок Китайского производства и говорилось о том, что были случаи выявления в них сильнодействующего вещества сибутрамина. Мы, прочитав это письмо,
  67. Статья. Картельный приговор. ФАС готовится к борьбе с антиконкурентными соглашениями
  68. Приказ Росздравнадзора от 11.08.2008 N 6460-Пр/08
  69. Статья. Как защитить рынок от фальсифицированных лекарств
  70. Статья. Борьба с фальсифицированными лекарственными средствами
  71. Письмо Росздравнадзора от 31.07.2008 N 01И-484/08
  72. Статья. Две стратегии информирования пациента и получения добровольного согласия при осуществлении медицинского вмешательства
  73. Статья Как создать систему
  74. Вопрос: На организацию был наложен штраф за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 8.41 КоАП РФ, выразившегося в пропуске срока платы за загрязнение окружающей природной среды, в размере 100 000 руб. Какой код бюджетной классификации РФ следует указать в платежном поручении на уплату указанного штрафа в
  75. Вопрос: На руководителя организации наложен штраф за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 6.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях, выразившегося в незаконном хранении психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации ограничен. Какой код бюджетной классификации следует применить в данном
  76. Статья. Тайное становится явным… и наказуемым
  77. Статья. Если в аптеке произошла кража
  78. Статья. Обнаружен фальсификат. Как действовать?
  79. Статья. Добровольное медицинское страхование и право личности на врачебную тайну
  80. Статья. Проблема эвтаназии: с позиции за и против
  81. Статья. Влияние трансплантологии на развитие уголовного законодательства Российской Федерации
  82. Статья. Суррогатное материнство: правовое и нравственное измерение проблемы
  83. Статья. Основные черты конфликта, возникающего при оказании медицинских услуг
  84. Статья. Юридические аспекты деятельности по распространению лекарственных средств
  85. Статья. О правоотношениях, возникающих при применении принудительных мер медицинского характера
  86. Статья. Сравнительно-правовой анализ зарубежного законодательства о проведении искусственного прерывания беременности
  87. Статья. Медико-правовая оценка рубцов кожи как показатель ненадлежащего ведения медицинской документации
  88. Статья. Последствия врачебных ошибок при ненадлежащем оказании стоматологической помощи
  89. Статья. Правовое регулирование реализации БАД
  90. Статья. Рынок лекарств выстроят по правопорядку
  91. Вопрос: В учреждении здравоохранения выявлено хищение по подложным документам денежных средств районного бюджета (бюджетная деятельность). Как оформить операции по перечислению судебными органами задолженности по недостачам на лицевой счет учреждения, чтобы закрыть задолженность по счету 209 00 000? На какой лицевой счет
  92. Статья. С фармрынка хотят спороть фальшивки
  93. Статья. Законы путаны и противоречивы? — Ответственных нет!
  94. Статья. Административная ответственность за нарушение законодательства о размещении государственных и муниципальных заказов
  95. Статья. В Воронежской области выявили лжефармацевта
  96. Вопрос: Можно ли закупать, хранить, реализовывать населению лекарственные средства Редуксин (Сибутрамин), в аптечных учреждениях при наличии лицензии на фармацевтическую деятельность без права работы с сильнодействующими и ядовитыми веществами, согласно списков ПККН? Является ли уголовным нарушением по статье 234 УК РФ
  97. Статья. Ответственность за неоказание помощи не отменяется!
  98. О порядке применения Административного регламента Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека исполнения государственной функции по государственной регистрации впервые внедряемых в производство и ранее не использовавшихся химических, биологических веществ и изготовляемых на их
  99. О порядке применения Административного регламента Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека исполнения государственной функции по лицензированию деятельности, связанной с использованием возбудителей инфекционных заболеваний, деятельности в области использования источников
  100. О порядке применения Административного регламента Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по исполнению государственной функции по информированию органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов
  101. О порядке применения Административного регламента Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по исполнению государственной функции по осуществлению в установленном порядке проверки деятельности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и граждан по выполнению
  102. Статья. Соблюдение прав пациента как критерий правовой грамотности медицинского персонала лечебно-профилактических учреждений
  103. Статья. Юридическая оценка этического поведения врача
  104. Статья. Критерии повышенной опасности при осуществлении медицинской деятельности
  105. Статья. Росздравнадзор ухватился за острые вопросы отрасли
  106. Статья. Платить придется по письму
  107. Статья. Перед природоохранным законодательством все равны
  108. Вопрос: Какие санкции могут применяться контролирующими органами к аптеке, которая в настоящее время реализует сильнодействующий препарат Меридиа по рецепту, но при отсутствии лицензии на право розничной торговли сильнодействующими? Ведь в ФЗ О лицензировании отдельных видов деятельности наличие такой деятельности не
  109. Статья. Гражданско-правовая ответственность лечебных учреждений за вред, причиненный несовершеннолетним пациентом
  110. Вопрос: Прокуратурой 17 января 2008 года было возбуждено дело об административном правонарушении по следующим основаниям: В декабре 2007 года прокуратурой и Территориальным отделом Управления Роспотребнадзора была проведена совместная проверка исполнения законодательства о защите прав потребителей при реализации
  111. Вопрос: В ходе проверки аптеки представителями Росздравнадзора было выявлено нарушение условий хранения ряда лекарственных средств в отделе готовых лекарственных форм: препараты, требующие условий хранения не выше +25, хранились при температуре +27. В результате был составлен протокол об административном правонарушении.
  112. Статья. Равнение на право!
  113. Статья. Страхование врачебных рисков: нужен закон
  114. Статья. Проблемы информированности и получения добровольного согласия при осуществлении медицинского вмешательства пациентам из уязвимых групп населения
  115. Статья. Отпускные — без изъятий!
  116. Статья. Проблема определения правового статуса эмбриона в международном и российском праве
  117. Статья. О комплексе мер по обеспечению врачебной тайны
  118. Статья. Проблемы уголовно-правовой охраны медицинской тайны
  119. Статья. Проблемы реализации права пациента на информированное добровольное согласие при медицинском вмешательстве
  120. Вопрос: При проверке оптовой фармкомпании территориальным Управлением Росздравнадзора был выявлен факт не уничтожения лекарственного препарата, признанного фальсифицированным Росздравнадзором (г. Москва) (есть соответствующее Письмо Росздравнадзора о признании ЛС фальсифицированным, необходимости его изъятия из
  121. Статья. Борцов с фальсификатом не поддержали в Госдуме
  122. Вопрос: Если при проверке формирования цен в аптеке будут обнаружены нарушения, а именно завышение торговой надбавки выше максимально разрешенной нормативными актами, какая ответственность грозит юридическому лицу (предприятию), руководителю предприятия и должностному лицу (специалисту, ответственному за ценообразование
  123. Приказ Роспотребнадзора от 11.12.2007 N 360
  124. Статья. Опасная тенденция
  125. Статья. Депутаты берут свои фамилии обратно
  126. Статья. Росздравнадзор обратился к врачам. Ведомство намерено усилить контроль деятельности ЛПУ
  127. Статья. Законные требования
  128. Статья. Закон определяет и жестко регулирует
  129. Статья. В интересах пациента
  130. Статья. ДЛО попало под прокурорский надзор
  131. Статья. Фальсифицированные ЛС: МВД информирует
  132. Приказ Минздравсоцразвития РФ от 19.10.2007 N 658
  133. Приказ Минздравсоцразвития РФ от 19.10.2007 N 656
  134. Статья. Принцип ЕГАИС хотят опробовать на фармрынке
  135. Письмо Роспотребнадзора от 02.10.2007 N 0100/9924-07-32
  136. Статья. Следственно-судебная практика по делам о врачебных преступлениях
  137. Статья. Проблемы уголовно-правовой охраны медицинской тайны (сообщение 1)
  138. Статья. Менеджмент качества медицинской помощи: классификация дефектов оказания акушерско-гинекологической медицинской помощи
  139. Письмо Роспотребнадзора от 17.09.2007 N 0100/9469-07-32
  140. Статья. Росздравнадзор о ситуации с подделкой лекарственных средств. Пресс-релиз
  141. Статья. БАД: продвижение и ответственность
  142. Письмо Департамента здравоохранения г. Москвы от 03.08.2007 N 32-16-13530
  143. Письмо Роспотребнадзора от 25.07.2007 N 0100/7470-07-32
  144. Приказ Минздравсоцразвития РФ от 20.07.2007 N 487
  145. Статья. За фиктивные медосмотры отправляют под суд
  146. Статья. Как защитить права пациента? (окончание)
  147. Статья. Материальная ответственность работника аптеки
  148. Определение Конституционного Суда РФ от 19.06.2007 N 483-О-О
  149. Статья. Права пациента и способы их защиты (начало)
  150. Статья. Грядет эра медицинского права
  151. Статья. Административная и уголовная ответственность аптеки (окончание)
  152. Статья. Административная и уголовная ответственность аптеки (начало)
  153. Вопрос: Я владею сетью аптечных пунктов, зарегистрированных как ПБОЮЛ. На 4 аптечных пункта я получила лицензию в марте 2004 г. (сроком до 03.2009), на один — 06.05 до 06.2010. При внеплановой проверке представители Росздравнадзора, сославшись на п. 4ж Постановления Правительства РФ 416 от 06.07.06, заявили, что я не имею права
  154. Статья. Этико-правовая культура врача как фактор качества медицинской помощи
  155. Вопрос: Аптечный пункт имеет лицензию на розничную реализацию лекарственных средств. Занимается фасовкой таблеток (Но-шпу из 100 таблеток фасуют по 10). Является ли фасовка технологической операцией процесса изготовления? Занимается ли аптечный пункт деятельностью без лицензии? Какое наказание понесет в данном случае
  156. Статья. О совершенствовании законодательства
  157. Статья. Аптеку проверяют сотрудники милиции
  158. Статья. Методика расследования врачебных преступлений против жизни и здоровья пациентов
  159. Статья. Ранняя неонатальная смерть: уроки одного гражданского дела
  160. Статья. Актуальные вопросы правовой оценки и расследования преступлений, связанных с дефектами оказания медицинской помощи
  161. Статья. Биоэтика — нетрадиционный источник медицинского права
  162. Статья. Имеет ли глава государства право на медицинскую тайну?
  163. Статья. Правовое регулирование отношений установления отцовства и материнства при применении методов вспомогательных репродуктивных технологий
  164. Статья. Правовое регулирование суррогатного материнства
  165. Статья. Проверка: инструкция по выживанию
  166. Статья. Ответственность в сфере декларирования лекарственных средств
  167. Статья. Административная ответственность руководителей аптечных организаций в сфере лицензионной деятельности
  168. Приказ Минздравсоцразвития РФ от 24.01.2007 N 62
  169. Статья. Административная ответственность за нарушения условий хранения ЛС
  170. Статья. Врачебная тайна: гарантии сохранения и ответственность за нарушение
  171. Статья. Правовые основы проведения мероприятий по проверкам аптечных организаций: проверки органами милиции (продолжение)
  172. Приказ Росздравнадзора от 12.12.2006 N 2733-Пр/06
  173. Статья. Какое законодательство заслуживаем, такое и имеем
  174. Статья. Ответственность за фальсификацию ужесточится
  175. Вопрос: Обращение ОТС-препарата на российском рынке сопровождается лишь одним видом инструкции по применению — для специалистов. Имеет ли право потребитель, купивший средство без назначения врача и пострадавший в результате нерационального применения этого лекарственного средства, потребовать возмещения ущерба от
  176. Вопрос: За грубые нарушения условий медицинской деятельности, предусмотренных лицензией, организация привлечена к административной ответственности. Ее работа приостановлена на 70 дней. Как за этот период рассчитываться с медицинским персоналом, не работающим в это время, и сотрудниками административного отдела (работают по
  177. Вопрос: В связи с вступлением в силу ст. 6 Федерального закона от 16 октября 2006 г. N 160-ФЗ были внесены изменения в п. 3 ст. 46 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ О наркотических средствах и психотропных веществах. Насколько значительны эти изменения?
  178. Статья. Учреждение может покупать медтехнику без конкурса
  179. Статья. Убытки от предоставления льгот медработникам
  180. Статья. Фонду не удалось взыскать ущерб с больницы
  181. Статья. Закон о правах и ответственности пациента — надежная защита от противоправных посягательств
  182. Статья. К вопросу о юридической ответственности медицинских работников
  183. Статья. Объем и принципиальное содержание права на здоровье в международных нормативно-правовых актах
  184. Статья. Био-медицинское право России
  185. Статья. Фармацевтический рынок: взгляд в будущее
  186. Статья. Фальсификат: свобода по понятиям
  187. Вопрос: Каковы особенности уголовной ответственности должностных лиц в сфере здравоохранения?
  188. Вопрос: Каковы особенности письменного оформления согласия на медицинское вмешательство или отказа от него несовершеннолетних, не достигших 15 лет?
  189. Вопрос: Существует ли перечень обстоятельств, исключающие преступность деяния в сфере профессиональной медицинской деятельности, которые могли бы служить основаниями для освобождения от уголовной ответственности медицинских работников?
  190. Вопрос: Могут ли быть применены какие-либо наказания к аптечной организации, если материалы, содержащие рекламную информацию о рецептурных препаратах и, соответственно, адресованные исключительно специалистам, находятся в ней в зоне зрительного доступа для покупателей?
  191. Статья. Консультация в месте продаж: что можно, что нельзя?
  192. Приказ Росздравнадзора от 01.09.2006 N 1951-Пр/06
  193. Статья. Соблюдает ли аптека Закон о защите прав потребителей?
  194. Статья. Новое положение о лицензировании
  195. Статья. Фармконсультация
  196. Статья. Лицензирование: игра по новым правилам
  197. Статья. Функции обязательств вследствие причинения вреда здоровью или жизни пациента
  198. Статья. Нормативно-правовая база страхования профессиональной ответственности медицинских работников в современных условиях
  199. Статья. Проблемы правового регулирования применения методов вспомогательных репродуктивных технологий

Части:

Принцип добросовестности в Гражданском праве. Обход закона и злоупотребление правом (ст 1, 10 ГК РФ)

Соответствующие поправки в ГК РФ были внесены ФЗ от 30.12.2012г. вступили в силу с 01 марта 2013 г.

Принцип добросовестности был установлен среди основных начал гражданского законодательства.

П 3 ст 1 ГК: при установлении осуществлении и защите гражданских прав участники гражданского оборота должны действовать добросовестно.

Ранее предполагалось что если лицо действует разумно, то значит лицо действовало добросовестно.

Теперь презумпция добросовестности как норма – принцип прямо закреплена в ГК.

П 5 ст 10 ГК РФ: добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагается.

Вводится еще одно правило, раскрывающее принцип добросовестности в гражданском праве: никто не вправе извлекать преимущества из своего недобросовестного поведения.

Данные поправки основаны на положениях Европейского законодательства – прежде всего законодательства стран входящих в Европейский союз.

До реформы ГЗ судебная практика ВАС столкнулась с делами в которых действия сторон участников гражданских правоотношений формально не нарушали какую-либо норму закона, но судьи очень часто видели что по сути данные действия участников сторон направлены на нарушение; на обход законодательства; действия одной из сторон направлено на причинение вреда другой стороне обязательства; действия сторон направлены на причинение вреда третьим лицам.

Угроза систематичности этих действий повлекла необходимость данных изменений. ВАС РФ так начал вырабатывать определенные правила которые заключали в себе критерий того являются ли определенные действия совершаемые участниками гражданского оборота добросовестными и разумными.

Принцип добросовестности распространяется на поведение участников гражданского оборота при:

1) Установлении прав и обязанностей (ведение переговоров о заключении договора);

2) Приобретение прав и обязанностей (заключение договора);

3) Осуществление прав и исполнение обязанностей (исполнение обязательства);

4) Защите гражданских прав.

Значение принципа добросовестности, его законодательного закрепления:

1) Добросовестность является объективным основанием регулирования гражданских отношений и субъективным критерием оценки поведения субъектов гражданского права. Принцип добросовестности непосредственно связан с таким институтом как злоупотребление гражданскими правами (ст 10 ГК – пределы осуществления гражданских прав). ГК не раскрывает понятия «злоупотребление правом» но дан перечень деяний, которые могут быть рассмотрены как злоупотребление правом.

Примеры:

1 — случай когда сторона договора аренды недвижимого имущества ссылается на его незаключенность – Суд сказал что в данном случае договор не зарегистрирован, но он исполнялся сторонами в течение длительного времени, а значит указание на незаключенность – используется как способ уйти от исполнения;

2 — совершение платежа в отсутствие договора. Заключен договор о поставке, заранее уплачена сумма по договору поставки, но стороны так и не заключили договор. В итоге срок исковой давности истек на что и сослался ответчик в суде. Суд решил что на лицо недобросовестное поведение ответчика;

3 — обход законодательства о гос закупках. Случай когда бюджетное учреждение заключало договор подряда о выполнении определенных работ, данный контракт заключен в нарушение законодательства о гос закупках причем стороны об этом знают. Затем подрядчик шел в суд и взыскивал неосновательное обогащение (т.е. сбережение имущества за счет незаконных действий) т.к. договор ничтожен. В данном случае суды отказывали в иске о взыскании неосновательного обогащения так как действия изначально направлены на обход законодательства о гос закупках

2) Правило о добросовестности является естественным противовесом правилам о свободе договора и автономии воли сторон;

3) Закрепление данного принципа позволило обеспечить более эффективную защиту участников гражданского оборота (потерпевших) (п. 9 ППВАС №16 от 14.03.2014 «О свободе договора и ее пределах»);

4) Действия в нарушение принципа добросовестности могут повлечь за собой отказ в применении сроков исковой давности;

5) Принцип добросовестности позволяет распределить бремя доказывания в процессуальном праве (ч1 ст 65 АПК ч 1 ст 56 КПК) п 1 ППВАС от 30.07.2013 № 62. Если ответчик действует недобросовестно то это позволяет возложить на него бремя доказывания;

6) Закрепление данного принципа привело к тому что появилась большая роль судейского усмотрения – т.к. принцип добросовестная – это относительная, оценочная категория.

Вопрос на экзамене : злоупотребление правом – рассказать ст 10 ГК.

Последствия злоупотребления гражданскими правами:

1) Отказ в защите права если истец идет в суд с иском когда формально его дей-я является правомерными но они направлены на нанесение ущерба противоположной стороне;

2) Потерпевший вправе взыскать убытки с лица злоупотребляющего своими правами;

3) Иные последствия могут быть установлены в ФЗ (в настоящее время ФЗ-ны таких иных последствий не содержат).

Согласие на совершение сделки.

Новелла ГК РФ – введение Ст 157.1 ГК РФ — Согласие на совершение сделки.

Иные правила устанавливают иные ФЗ:

1) ФЗ об акционерных обществах – правила об одобрении крупных сделок и сделок с заинтересованностью;

2) ФЗ об общества с ограниченной ответственности — правила об одобрении крупных сделок и сделок с заинтересованностью;

3) ФЗ о банкротстве – одобрение сделок в процедуре наблюдения одобрение сделок временным управляющим сделок должника если стоимость сделки более 6%; одобрение сделок общим собранием кредиторов.

В законе установлены виды согласия:

1. Предварительное согласие: в предварительном согласии необходимо указать предмет сделки

2. Последующее одобрение: в нем указывается сделка, которая уже была совершена (это обязательства сторон сделки и ее существенные условия). Молчание не считается согласием на совершение сделки, если иные правила не установлены законом

Т.о. цель введения данной статьи в кодекс является унификация требований к согласию для совершения сделки для различных отношений (для корпоративных отношений, для обязательственных отношений, для отношений по управлению гос собственностью и др)

Юридически значимые сообщения. (ст 165.1 ГК РФ)

Впервые в гражданском законодательстве установлены специальные правила регулирования юридически значимых сообщений, при этом обращает внимание на себя тот факт, что данная новая статья появилась именно в Общей части кодекса, т.о. она имеет широкое применение практически ко всей сфере гражданского оборота.

Сообщения – различные письма, запросы, претензии, рекламации, переписка меняющая условия договора – т.е. различные юридически значимые сообщения прежде всего для целей гражданского оборота.

Юр значение данного сообщения возникает – с момента получения сообщения лицом или его представителем.

Сообщение считается доставленным и в тех случаях когда оно поступило адресату, но по обстоятельствам зависящим от него не получил его или не ознакомился с ним.

Мето нахождения юр лица – это муниципальное образование.

Адрес юр лица – конкретный офис, дом, улица где находится юр лицо.

Правила установленные ст 165.1 являются диспозитивными.

Стороны могут договориться о любом виде обмена сообщениями, + судебная практика говорит чтобы обязательно данное сообщение шло от стороны.

Общие положения о недействительности сделок.

В ГК РФ существенным образом изменено правовое регулирование признания сделок недействительными и последствий такого признания. Главная цель которую преследовал законодатель – обеспечение стабильности гражданского оборота

Для реализации данной цели произошло значительное снижение возможностей оспаривания сделок даже если сделка обладает юридическими дефектами. (Т.к. АС-ы были завалены массой исков об оспаривании сделок по различным основаниям)

В ГК ст 168 изложена в новой редакции. Ранее этой статьей была закреплена презумпция ничтожности сделки противоречащей требованиям закона либо иного правового акта. Так если сделка противоречила какому-либо пункту постановления правительства – такая сделка являлась ничтожной (такая сделка является ничтожной в силу закона а значит не порождающей никаких последствий). С 1 сентября 2013 г действует иная презумпция о том что сделка противоречащая требованиям закона является оспоримой

В общих положениях о недействительности сделок предусмотрены правила о конвалидации (- это «исцеление» сделки):

1. Сторона из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки не вправе оспаривать сделку по основанию о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.

2. Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности: если его поведение после заключения сделки давало основания другим лицам полагаться на действительность сделки.

3. Лицо которое знало или должно было знать о недействительности оспоримой сделки после признания этой сделки недействительной не считаются действовавшими добросовестно.

Ограничения в оспаривании сделок еще проявляются в следующем (новые правила введенные в кодекс):

— Впервые в ГК закреплено правило о том что лицо которое оспаривает ничтожную сделку должно доказать свою материально-правовую заинтересованность (ч1 ст 4 АПК РФ, ч 1 ст 3 ГПК РФ) и должно доказать то каким образом оспаривание сделки приведет к восстановлению его нарушенных прав.

Достижению цели ограничения в оспаривании сделок служит правило об ограничении судейского усмотрения в части применения последствий недействительности сделок. Если раньше суд был вправе применить последствия недействительной (ничтожной) сделки по собственной инициативе, то с 1 сентября 2013 г это возможно в 2х случаях:

1 — если это необходимо для целей защиты публичных интересов по приватизационным сделкам. Иск зама Ген прокурора РФ к Башнефть в 1992 г акции РФ выбыли из владения РФ помимо ее воли

3 — если это предусмотрено ФЗ-ом.

Добросовестное заблуждение по ст. 306 УК РФ или клевета?

Виктор,добрый день! Вы подробнее описывайте свою ситуацию и что Вы имели в виду ? Статья 306 УК РФ предусматривает- Заведомо ложный донос о совершении преступления —

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с искусственным созданием доказательств обвинения, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до шести лет.

Таким образом для привлечения к уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ нужно доказать прямой умысел, а не заблуждение человека.

Объективная стороны клеветы предусматривает совершенно другое…..

Доктринальное толкование категорий «ошибка» и «заблуждение»



В статье рассматриваются различные подходы к пониманию таких самостоятельных категорий как «ошибка» и «заблуждение» в доктрине уголовного права. На основе анализа указанных категорий делаются выводы об их соотношении.

Ключевые слова: вина, ошибка, заблуждение, уголовное право.

Современное уголовное законодательство России не соотносит виновность лица с пониманием им юридической природы своего поведения. С позиции принципа вины, тем самым, непонимание лицом противоправности содеянного не имеет уголовно-правового значения, независимо от того, какие уважительные причины назовет подсудимый. В то же время, количество и динамика изменения законов и в особенности подзаконных правовых актов в России превышает пределы гарантированной информированности граждан. Это способствует неправильному осознанию субъектом уголовной противоправности совершаемых деяний.

В современном уголовном праве вопрос доктринального толкования категорий «ошибка» и «заблуждение» всегда являлся актуальным. Это обусловлено тем, что это вопрос о субъективной стороне преступления, весьма противоречиво рассматриваемый наукой уголовного права, что вызывает массу трудностей в обосновании пределов уголовной ответственности, а также в квалификации преступлений.

Большие затруднения вызывают исследования вопроса об ошибке субъекта преступления. Принцип субъективного вменения вины заключается во вменении виновному конкретных обстоятельств, тех, которые он осознавал во время совершения преступления. При этом ответственность за преступление, признаков которого субъект не осознавал исключается.

Но ответственность за такое преступление и наказание за него не исключается и не предполагает автоматическое освобождение от уголовной ответственности

В уголовном законодательстве большей части зарубежных стран активно используется алгоритм привлечения субъекта к ответственности при допущенной ошибке за неосторожное причинение вреда, если совершенные деяния содержат признаки неосторожного преступления. В других случаях уголовная ответственность лица при фактической ошибке исключается.

При совершении преступных деяний лицо может ошибаться в тех или иных его обстоятельствах, и «ошибка» может существенно влиять на содержание вины, а значит она влияет на пределы уголовной ответственности.

То есть «ошибка» субъекта-причинителя вреда может оказать существенное влияние на квалификацию деяния, так как охватывается признаками субъективной стороны совершенного преступления, определяет его характер и содержание. Поэтому, мнение некоторых авторов, считающих, что «ошибка» — это, прежде всего, отношение лица к своему деянию и его общественно опасным последствиям в психическом смысле весьма обоснована.

Так, по мнению З. Г. Алиева, «ошибка означает психическое отношение лица к своему поведению и его последствиям, имеющее в интеллектуальном и (или) волевом моменте порок, обусловленный заблуждением относительно положений уголовного закона, касающихся преступности деяния, а также объективных свойств, относящихся к элементам состава преступления, либо обстоятельств, исключающих преступность деяния» .

По мнению В. Ф. Кириченко «ошибка есть неверное представление лица относительно общественной опасности совершаемого им деяния» .

Подобной позиции придерживается и Т. В. Кондрашова, считающая, что «ошибка есть не что иное, как заблуждение лица относительно характера и степени общественной опасности совершенного им деяния и его противоправности» .

По мнению Т. И. Безруковой, «возможность допущения ошибки изначально заложена в человеческом сознании, поскольку процесс восприятия с участием памяти полностью обусловливает человеческое сознание, делая его всего лишь механическим отражателем реальности» .

Существование ошибки обусловлено тем, что сознание представляет собой отражение действительности, ее образ, а всякий образ несёт отпечаток как того, что в нем отражается, так и того материала, на котором снимок отпечатывается, и свойств того аппарата, которым он сделан, поэтому в процессе деятельности сознания особое значение имеют различные психологические установки, ориентации лица, налагаемые его общественным положением, а также прошлым жизненным опытом.

В уголовно-правовой литературе российских правоведов предложены и иные определения ошибки.

Например, «заблуждение лица относительно фактических и юридических признаков содеянного»; «неверное, неправильное представление (знание) лица о фактических и юридических признаках или свойствах совершенного деяния и его последствий»; «неверная оценка лицом своего поведения» и другие.

Отличия указанных подходов к пониманию категории «ошибка» заключаются исключительно в выборе авторами того или иного ключевого слова, которое, по их мнению, более точно передают понятие и сущность фактической ошибки.

Однако, при всех возможных различиях в терминах, все они достаточно полно и верно раскрывают понятие ошибки.

Заключим, что на наш взгляд, ошибкой является неверное знание субъекта преступления, которое сформировалось у него под воздействием неправильного понимания объективных и субъективных признаков совершенного им противоправного деяния, в том числе неверного толкования обстоятельств, исключающих его противоправность.

Обратимся к пониманию «заблуждения» в уголовном праве. С гносеологической точки зрения понятия «ошибка» и «заблуждение» не являются тождественными. Однако, это не так.

Заблуждение, как и преднамеренная ложь является искажением истинной действительности в познании субъекта. В уголовном праве заблуждение проявляется в неправильной интерпретации либо неправильной оценке субъектом преступления положений уголовного закона, а также объективных свойств, относящихся к элементам состава преступления, либо обстоятельств, исключающих преступность деяния.

Так, по мнению З. Г. Алиева, заблуждение выступает как неправильная мыслительная деятельность, связанная с совершением преступления, и является следствием порока в интеллектуальном и (или) волевом моментах .

Заблуждение заключается в действительном отсутствии осознания лицом наличия уголовно-правового запрета и которая, следовательно, должна учитываться в качестве обстоятельства, исключающего уголовную ответственность, можно называть добросовестным заблуждением лица относительно запрещенности совершенного им деяния или извинительной юридической ошибкой в запрете.

Ситуации, в которых возможно такое добросовестное заблуждение, довольно многообразны, в связи с чем их необходимо систематизировать. Представляется, что при этом следует использовать два критерия, каждый из которых предполагает по два варианта проявления: причина заблуждения (дефект правотворчества либо дефект восприятия лицом установленных нормативных требований), а также характер ошибки (незнание самого факта наличия уголовно-правового запрета либо незнание его содержания).

По мнению А. Д. Дорогина «варианты проявления заблуждения формируют различные разновидности заблуждения» .

Первую разновидность заблуждения в запрете образуют какие-либо нарушения деятельности государства по изданию нормативных правовых актов, что «выводит» ситуацию из-под действия презумпции знания закона. Предписание, не получившее в установленном порядке надлежащей формы, не имеет юридической силы и не может порождать соответствующих правовых последствий.

В известном смысле можно утверждать, что нет самого закона, знание которого могло бы презюмироваться. Это вызвано дефектом правотворчества и относится к факту наличия уголовно-правового запрета.

Вторая группа ситуаций добросовестного заблуждения относительно запрещенности содеянного связана с неопределенностью содержания положений нормативных правовых актов, которые по этой причине не могут быть правильно восприняты адресатами — субъектами регулируемых общественных отношений.

Именно в этих случаях наиболее ярко проявляется несовершенство презумпции знания закона. Это обусловлено дефектом правотворчества и характеризует незнание содержания уголовно-правового запрета.

Третьей разновидностью выступает ситуация, в которой действующее лицо не могло узнать о существовании уголовно-правового запрета и ознакомиться с его содержанием.

Четвертая группа ситуаций добросовестного заблуждения относительно запрещенности содеянного состоит в том, что лицо имело теоретическую возможность ознакомиться с уголовно-правовым запретом, однако в действительности не понимало его содержания.

Таким образом, на наш взгляд заблуждением считается неадекватное представление, понимание действительности, имеющее для субъекта познания видимость истинного знания. Выявление заблуждения осуществляется посредством преодоления видимости его истинности.

Проанализировав толкования категорий «ошибка» и «заблуждение» различными авторами, можно заключить, что «ошибка» и «заблуждение» часто отождествляются, мы же придерживаемся мнения, что которые «ошибка» и «заблуждение» — это самостоятельные феномены, которые могут существовать друг без друга. Наш взгляд категория «заблуждения» является более широким понятием, включающим в себя категорию «ошибка».

Литература:

  1. Алиев З. Г. Ошибка как особое обстоятельство оценки поведения субъекта преступления и ее уголовноправовое значение / Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Специальность 12.00.08 — Уголовное право и криминология; Уголовно-исполнительное право. Работа выполнена на кафедре уголовного права и криминологии Сургутского государственного университета ХМАОЮгры. Москва: Институт международного права и экономики им. А. С. Грибоедова, 2007.
  2. Безруков Т. И. Фактическая ошибка: вопросы классификации и квалификации / Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Специальность 12.00.08 — Уголовное право и криминология; Уголовно-исполнительное право. Екатеринбург: Уральская государственная юридическая академия, 2008.
  3. Дорогин Д. А. Разновидности юридической ошибки, исключающей уголовную ответственность // Lex Russica. 2019. № 8 (153). С. 74–85.
  4. Кириченко В. Ф. Значение ошибки по советскому уголовному праву. Изд. Академии наук СССР. М., 1952.
  5. Кондрашова Т. В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности // Изд. Гуманитарного ун-та. Екатеринбург, 2000.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *