Субсидиарная ответственность директора по долгам

Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО по долгам в 2019 годуЧто такое субсидиарная ответственность, кто и чем будет отвечать по долгам 2019 года?

Ранее мы писали о выплате дивидендов учредителям ООО в 2019 году, сегодня же поговорим об обратной стороне медали ведения бизнеса — об ответственности до долгам ООО. В прошлом году несколько раз вносились изменения в Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности». В целом, изменения направлены на защиту прав кредиторов, снижение недоимок по налогам и сборам с обанкротившегося налогоплательщика, а также повышение ответственности учредителя по долгам своей фирмы.

Уходят в прошлое времена, когда учредители или директора ООО по долгам отвечали лишь своей долей в уставном капитале. Всем известная статья 87 ГК РФ осталась в силе только для благополучных компаний. Если же фирме «светит» признание в несостоятельности, то реалии меняются: субсидиарная ответственность при банкротстве юридического лица стала нормой, и хозяевам бизнеса стоит задуматься о перспективах их личного имущества.

Получить бесплатную консультацию от специалиста ►

Содержание

Что такое субсидиарная ответственность

Субсидиарная ответственность – это ответственность директора и учредителей перед кредиторами и государством за долги фирмы. Если юрлицо не может самостоятельно рассчитаться по своим обязательствам, то долг в полном финансовом объеме ложится на плечи лиц, привлеченных к субсидиарной ответственности. Ее можно возложить на директора, учредителя, главного инженера или главбуха, да и вообще на любого гражданина, принимавшего решения или отвечавшего за деятельность должника.

Кроме того, введен новый термин – контролирующее должника лицо. Это физлицо, которое фактически руководило деятельностью фирмы, давало указания или определяло действия исполнителей. По устоявшемуся в России выражению — «хозяин фирмы». При этом необязательно быть связанным с фирмой юридически; если установлен и доказан факт управления — привлечение к субсидиарной ответственности неизбежно.

К субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц привлекаются граждане, которые пытались контролировать деятельность ООО различными способами:

  • Непосредственно отдавали обязательные для исполнения указания;
  • Путем убеждения или принуждения должностных лиц совершали действия «их» руками;
  • Оказывали влияние на руководителя и других принимающих решения лиц.

☑ При этом факт отдачи распоряжений или факт оказания влияния рассматривается за период до трех лет перед объявлением компании банкротом.

​Условия для возникновения субсидиарной ответственности

Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО по закону возникает только при наличии убытков у учрежденной компании. Если активов хватает для удовлетворения требований кредиторов, то к субсидиарной ответственности никого привлечь нельзя.

В противном случае необходимо выполнить следующие условия:

  1. Привлекаемое лицо должно иметь право давать указания, обязательные к выполнению компанией, либо иным образом влиять на ее действия.
  2. Должна быть проведена процедура банкротства (далее — процедура) или получено заявление должника о несостоятельности.
  3. Должна быть доказана причинная связь между действиями привлекаемого лица и разорением компании. Только противоправность действий ведет к субсидиарной ответственности. При этом презумпция невиновности директора или контролирующего должника лица не действует — им нужно доказать свою невиновность, если в их отношении поступит заявление о привлечении к субсидиарной ответственности.

☑ Кроме того, мотивом для возникновения субсидиарной ответственности директора или учредителя по долгам является факт неподачи или несвоевременной подачи заявления о банкротстве. При наличии обстоятельств, перечисленных в ст. 9 и ст.224 Федерального закона № 127-ФЗ, руководитель компании обязан самостоятельно заявить о банкротстве в течение 1 месяца.

В свою очередь, субсидиарная ответственность директора по долгам ООО возникает при утрате, искажении или сокрытии бухгалтерской документации должника.

Кто может инициировать процедуру?

  • Должник
  • Кредиторы
  • ФНС

Банкротство по инициативе должника

В ряде случаев должнику самому выгодно обратиться в Арбитражный суд с заявлением о признании банкротом. Преимущество заключается в том, что он может в этом случае участвовать в процедуре: выбрать «управляемого» арбитражного управляющего, блокировать требования кредиторов в отношении имущества компании и при этом продолжать деятельность до момента ликвидации юридического лица.

Должник, инициировавший банкротство, обязан представить признаки неплатежеспособности (например, невозможность ведения бизнеса из-за наложенного на имущество взыскания или невозможность удовлетворения требований кредиторов, превышающих активы компании).

В п.1 ст.9 Закона № 127-ФЗ перечислены случаи, когда у руководителя компании возникает обязанность самостоятельно подать заявление о признании несостоятельности:

  • После расчетов с несколькими кредиторами компания не сможет рассчитаться с остальными кредиторами и (или) уплатить налоги;
  • Органы управления ООО (собрание учредителей), рассмотрев отчет руководителя о финансовом состоянии компании, приняли решение о возбуждении дела о банкротстве;
  • Если для расчетов с кредиторами (уплаты налогов) ООО будет вынуждено продать свое имущество и не сможет далее осуществлять хозяйственную деятельность;
  • ООО отвечает признакам неплатежеспособности, т.е. не хватает денег для уплаты налогов и расчетов с кредиторами;
  • У ООО недостаточно имущества (активов), чтобы погасить кредиторскую задолженность.

Попробуйте наш калькулятор банковских тарифов:
Передвигайте «ползунки», раскройте и выберите «Дополнительные условия», чтобы Калькулятор подобрал для Вас оптимальное предложение по открытию расчетного счета. Оставьте заявку и Вам перезвонит менеджер банка.

Подать заявление правильнее в период ликвидации ООО. Тогда возбуждается завершающая стадия — конкурсное производство, и должник ликвидируется по упрощенной процедуре. На этом экономится время и деньги.

☑ При этом субсидиарная ответственность при банкротстве юридического лица не зависит от того, кто инициировал процедуру. Для руководителя должника (или контролирующего лица) самостоятельная подача заявления не дает никаких гарантий относительно личных средств и имущества.

Банкротство по инициативе кредиторов

Инициировать процедуру вправе кредитор, при чем — не каждый. Закон 127-ФЗ использует понятие конкурсного кредитора, то есть кредитора по денежным обязательствам. Если вам должны деньги, то вы — конкурсный кредитор. Если должник недопоставил товар или не выполнил услуги, то конкурсным кредитором вы не являетесь. Денежным обязательством считаются различные неоплаты (за переданные товары, оказанные услуги или выполненные работы), суммы заемов (с процентами), а также задолженности по причине нанесенного вреда имуществу кредитора или противоправных действий должника. В сумму денежного требования конкурсные кредиторы не включают штрафы, пени, проценты за просрочку платежа и убытки в виде упущенной выгоды.

Конкурсный кредитор при подаче заявления о признании должника банкротом должен следовать требованиям закона:

  1. С момента возникновения прошло минимум 3 месяца.
  2. Долг исчисляется в размере не менее 300 тыс. руб.
  3. Подтверждение долга отражено во вступившем в силу решении суда.

☑ Кредиторы должны быть готовы нести расходы по процедуре. Обычно у должника на судебные расходы и оплату арбитражного управляющего уже нет средств. Вернуть понесенные расходы удается, если в ходе дела представители должника привлекаются у субсидиарной ответственности.

Банкротство по инициативе ФНС

Худший вариант для должника — это инициирование процедуры уполномоченными органами (прокуратурой или ФНС). Закон о банкротстве наделил ФНС особыми правами, которые позволяют обращаться с заявлением без вступившего в силу судебного акта. В отличие от обычных кредиторов, ИФНС достаточно оформить решение о взыскании задолженности за счет денежных средств или имущества налогоплательщика. А далее — спустя 30 дней ФНС подает иск в суд.

Надо заметить, что ФНС подает иск лишь в том случае, если уверена в наличии имущества у должника. Связано это с тем, что суды требуют установить факты о наличии имущества, чтобы было кому оплатить судебные издержки и работу арбитражных управляющих. Если сведений об имуществе нет, то инспекция приложит все усилия для его поиска, обратится с запросами в Росреестр, к судебным приставам, в ГИБДД и др. государственные органы. То же самое касается и субсидиарной ответственности — налоговики соберут доказательства на бенефициаров, и только тогда обратятся с иском о банкротстве.

Порядок привлечения к субсидиарной ответственности

Чтобы привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, нужно четко соблюсти порядок, изложенный в ФЗ № 127. Привлекать виновных лиц к субсидиарной ответственности можно только в ходе конкурсного производства, когда имущество обанкротившейся компании реализовано и произведены расчеты с кредиторами.

Сначала арбитражный управляющий рассматривает дело о банкротстве и устанавливает обстоятельства, которые к нему привели. Он собирает информацию об имуществе должника, а также причастных к банкротству лиц. Управляющий может затребовать назначение экспертизы, если имеет сомнения в «правдивости» банкротства. При обнаружении признаков преднамеренного или фиктивного банкротства управляющий после признания компании банкротом может подать иск о привлечении виновных к субсидиарной ответственности. Подача иска — исключительное право арбитра. Если же он не считает нужным этого делать, то инициатива подачи заявления переходит к конкурсным кредиторам.

Судебная практика

Судебная практика по делам о привлечении к субсидиарной ответственности крайне противоречива. Отметим несколько знаковых решений судов разных инстанций.

  1. Контролирующие должника лица обязаны сами доказать обоснованность и разумность своих действий, если другой стороной представлены аргументы против их добросовестности. В противном случае, «хозяева» предприятия несут субсидиарную ответственность по его обязательствам. Презумпция виновности подтверждена определением Верховного Суда РФ от 09.03.2016 № 302-ЭС14-147.
  2. Неподача заявления и вред, причиненный кредитору, взаимосвязаны. Верховный Суд РФ считает, что в этом случает по определению имеется причинно-следственная связь между действиями (бездействием) представителя должника и убытком кредитора или государства в лице уполномоченного органа. Об этом вынесено определение от 31.03.2016 № 309-ЭС 15-16713.
  3. Должностные лица, которые вовремя не инициировали процедуру, могут быть дисквалифицированы на срок от 6 месяцев до 3 лет. Особенно это касается руководителей, допустивших повторные нарушения процедуры банкротства. Об этом указал Арбитражный суд Белгородской области в решении от 09.06.2016 по делу № А08-2321/2016.
  4. Ответственные лица должника, не передавшие документацию конкурсному управляющему, будут привлекаться к субсидиарной ответственности (решение Арбитражного суда Свердловской области по делу № А60-45815/2014).
  5. Задолженность в 300 тыс. руб. позволяет налоговому органу обратиться с иском о банкротстве. В эту сумму не должны входить требования по уплате НДФЛ. Они относятся к требованиям второй очереди, не учитывающейся при определении признаков банкротства. Об этом вынесены постановления АС Волго-Вятского округа от 14.03.2016 № Ф01-311/2016 и от 16.10.2015 № Ф01-4117/2015.

Схема «учредить ООО — назначить номинального руководителя — управлять самому» уже не является гарантией ухода от ответственности. Перед ФНС поставлена задача повысить сбор налогов в казну, и налоговики получили достаточно инструментов для ее выполнения. Круг контролирующих должника лиц практически не ограничен, и каждый из них может стать мишенью для привлечения к субсидиарной ответственности.

Параллельно ведется работа по защите кредиторов от «контролируемого банкротства» недобросовестных должников. Виновные в преднамеренном банкротстве рискуют не только своими денежными средствами, но и дисквалификацией, а в худшем случае — свободой. По мнению экспертов, российский бизнес входит в стадию повышенного контроля со стороны государства, и к этому нужно быть готовым.

Мы разобрались, когда наступает субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО по долгам в 2019 году, как ее можно предотвратить и разрешить. Это основной и самый частый случай, в котором наступает ответственность учредителя за деятельность ООО в 2019 году. Если вы взвесили все за и против и готовы открыть ООО или создать трудовой договор с директором, в этом вам поможет бесплатный сервис регистрации бизнеса:

Сделать документы в бесплатном сервисе ►

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать анонсы новых статей про малый бизнес в РФ:

Субсидиарная ответственность руководителя

В народе иногда вспоминают выражение, которое однажды сказал Б. Франклин «Если одолжишь деньги врагу — то ты приобретешь друга; а одолжи деньги другу — и ты потеряешь его».

Проблема должника и кредитора всегда очень актуальна, но если дать другу сто рублей это одно, то обязательства, возникающие между юридическими лицами это совсем другое. Вот представим ситуацию, две фирмы заключили договор на несколько миллионов рублей по поставке какого-либо товара. Первая фирма выполняет свои обязательства и перечисляет предоплату, при этом вторая просто «забывает» осуществить поставку, типичная ситуация. Когда дело доходит до спора, вторая фирма начинает «кормить завтраками», обещает в скором времени исполнить свои обязательства, но время идет и ничего не происходит. Первая фирма подает в суд, взыскивает сумму предоплаты в несколько миллионов рублей, получает исполнительный лист и идет к приставу, где оказывается, что на второй фирме имущества нет, на счетах пусто, работники голодают без зарплаты, налоги не платятся, а коммуналку в офисе давно отключили за долги. В общем, как с недавних пор говорят в народе — «денег нет, но вы держитесь».

В итоге, на руках есть решение суда, исполнительный лист, а по факту деньги ушли в «яму». Товара нет, денег нет, а зарплату, налоги, коммунальные услуги платить нужно. И тут назревает вопрос: как бороться с недобросовестными контрагентами? Какие меры принять, чтобы все же вернуть свои деньги, особенно если фирма является «однодневкой», а генеральный директор вообще номинальная фигура? Как все же исполнить решение суда? В этом мы и будем разбираться в данной статье.

Что говорит Верховный суд РФ

Огромное количество фирм «однодневок» наносит серьезный ущерб по экономике в целом. При этом, директора и учредители практически не несут никакой ответственности за действие ООО и своим имуществом по долгам ООО не отвечают. Однако, в нашем законодательстве есть такое понятие — «субсидиарная ответственность». Субсидиарная ответственность представляет собой ответственность директора, учредителя, либо иного лица, который непосредственно управлял ООО перед кредиторами за возникшие долги. Если фирма не может вернуть деньги, то ответственность наступит для руководителя.

В конце 2017 года Верховный суд РФ обратил особое внимание на данную ситуацию. С целью дополнительной защиты прав и законных интересов кредиторов, 21 декабря 2017 года было принято Постановление Пленума ВС РФ №53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих лиц к ответственности при банкротстве». В данном Постановлении было четко расписано понятие «контролирующее должника лицо». Одной из главных особенностей признание лица контролирующим должника – это подтверждение фактического контроля над фирмой — должником, т.е. право давать обязательные для исполнения приказы и распоряжения.

Также, в Постановлении были отражены условия, при которых для контролирующего должника лица наступает субсидиарная ответственность за долги фирмы. Рассмотрим более подробно основные моменты.

В каком случае наступает субсидиарная ответственность

Итак, чтобы иметь возможность заставить руководителя или учредителя заплатить по неисполненным обязательствам фирмы, нужно наличие определенных оснований, которые отражены вПостановлении Пленума ВС РФ №53. К таким основаниям относятся:

  • Если лицо добровольно не подало заявление в Арбитражный суд о признании фирмы — должника банкротом. В силу п.1 ст. 9 ФЗ №127 «О несостоятельности (банкротстве)»руководитель задолжавшей организации обязан подать заявление в суд при наличии указанных в данном пункте оснований. Все они сводятся к тому, что должник уже не может исполнять имеющиеся обязательства в связи с отсутствием имущества, которое можно продать, чтобы вернуть долги кредиторам, слабая финансовая деятельность, отсутствие доходов и т.п. При этом, в силу п.2 ст. 9 ФЗ №127 на это дается один месяц. Таким образом, если руководитель уклоняется от подобной обязанности, то он рискует из своего кармана оплатить долги фирмы. Данная мера предусмотрена ст. 61.12. ФЗ №127 о банкротстве.
  • Если полное погашение требований кредиторов невозможно. Здесь все зависит от того, как контролирующее лицо осуществлял управление фирмой. Если при рассмотрении дела, суд решит, что фирма оказалась на грани банкротства из-за ошибочного управления и по вине руководителя, то такой руководитель может наравне с компанией — должником отвечать по имеющимся долгам. Например, директор решил купить 100 ящиков пива для реализации по цене 140 рублей за бутылку, когда средняя рыночная цена на такое пиво меньше 100 рублей, т.е. была заключена явная невыгодная сделка. Также, суд оценивает эффективность управление организацией.
  • Если руководитель умышленно не платит налоги. Неуплата налогов подразумевает крайне негативные последствия для организации. Из-за просрочки обязательного платежа наступает ответственность в виде пени, штрафа и т.п. Соответственно, если будет установлено умышленное уклонение от такой обязанности, что привело к ухудшению финансового состояния компании, то такое руководство смело можно привлекать к субсидиарной ответственности.

Анализ судебной практики

Начнем с того, что в последнее время все чаще стали выноситься положительные решения для кредиторов. Это привело к тому, что недобросовестные руководители фирм — должников стали привлекаться к субсидиарной ответственности. Если верить официальной статистике, подставных фирм однодневок действительно становится меньше.

Особо успешно действуют налоговики, которые привлекают руководство к субсидиарной ответственности, инициируя в суде процедуру банкротства. Рассмотрим так же ряд судебных актов, относящихся к данному вопросу.

Согласно разъяснению суда, руководители фирм должны сами доказывать свою невиновность и то, что предпринимали разумные и обоснованные действия по эффективному управлению, если против них указаны обстоятельства против их добросовестности и действиям в ущерб фирме. В данном случае смело можно говорить о презумпции виновности. Такое разъяснение указал Верховный суд в своем Определении от 9 марта 2016 года N 302-эс14-1472 по делу N А33-1677/13.

Если «хозяева» фирмы должника не сочли нужным передать необходимую информацию конкурсному управляющему, то такое действие даст возможность привлечь их к субсидиарной ответственности. Об этом указано Арбитражным судом Белгородской области в своем решении по делу № А08-2321/2016 от 09.06.2016 года.

Верховным судом так же установлено, что нарушение своего обязательства по подаче заявления о банкротстве может быть напрямую связано с причинением вреда кредитору. Такая позиция отражена в Определении Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ от N 309-ЭС15-16713 по делу N А50-4524/2013 от 31.03.2016 года.

При анализе судебной практики можно сделать вывод, что для кредиторов намечается положительная тенденция. Ранее весьма популярной была следующая схема:

— Физическое лицо открывает ООО с уставным капиталом в 10 000 рублей, назначает фиктивного генерального директора зицпредседателя Фунта, но самостоятельно осуществляет руководство. При этом, учредителя было крайне сложно привлечь как-то заставить отвечать за свои неправомерные действия. Однако, сегодня судебная практика пошла по тому пути, что объектом пристального внимания может стать неограниченный круг лиц, при наличии признаков фактического управления юридического лица. Таким образом, кредиторам становится проще привлечь все больше лиц для того, чтобы наконец-то вернуть свои кровно заработанные деньги.

Как ведут себя директора и учредители

Никто не хочет отдавать свои деньги и отвечать своим имуществом, поэтому при привлечении контролирующего должника лица к ответственности по долгам ООО, с противоположной стороны будет серьезный отпор. Изучив практику и поведение таких лиц, можно примерно обобщить, как пытаются защититься горе — директора.

  1. Достаточно частым способом уйти от ответственности является утверждение директора, что он вообще никаких решений не принимал, а директором стал случайно, подписав какой-то документ, как он думал о его премировании. А по факту он там водитель, грузчик и т.п. Соответственно, никакой ответственности на нем не лежит.

  2. Директор утверждает, что делал то, что ему прикажет учредитель, как непосредственный работодателя и весь спрос только с создателя фирмы.

  3. Во время процедуры банкротства, директора и учредители стараются переложить ответственность друг на друга. При рассмотрении таких споров степень вины и ответственности уже будет решать суд исходя из фактических обстоятельств дела.

Как мы заметили выше, исходя из судебной практики, если есть аргументы вины лица, которое контролирует организацию, то обязанность доказать невиновность ложится на это лицо. Если убыточные сделки подписывал директор, то ему будет очень трудно «отбиться» от обвинений. А вот доказательствами фактического руководства компанией сейчас активно занимаются налоговые службы, которые заинтересованы в надлежащей уплате налоговых платежей, ибо в стране не лучшие времена и деньги нужны.

Резюме

Как мы уже выяснили, утверждение о том, что если фирма банкрот без имущества и денег – то долги уже никак не вернуть, является заблуждением. Потихоньку начинает работать механизм по привлечению третьих лиц к дополнительной ответственности за долги фирмы, которой эти лица руководят. Подтверждением тому является судебная практика последних нескольких лет.

Таким образом, кредитору нужно принимать все меры, чтобы руководителя должника, либо учредителя заставить отвечать за свои действия и вернуть все долги кредиторам. Причем именно эти лица должны доказывать отсутствия оснований для их привлечения.

В любом случае, нужно тщательно проверять своего контрагента перед тем, как заключить значимый контракт. Но в условиях нашей экономики не застрахован никто, поэтому морально нужно всегда быть готовым отстаивать свои интересы и готовиться вернуть свои собственные средства.

Будем надеяться, что в будущем проблем с невозвратными долгами станет заметно меньше, а количество недобросовестных лиц будет сокращаться. Ведь долг платежом красен.

Юрист сайта Правовед.RU Бабкин Михаил

Эта статья участвует в Конкурсе на лучшую бизнес-статью.

Номинальный руководитель организации. О (НЕ)возможности избежать субсидиарной ответственности

Центр
структурирования бизнеса и налоговой безопасности
taxCOACH

— «Вы понимаете, что вас используют в качестве номинального директора?»

— «Подтверждаете ли Вы, что фактически финансово-хозяйственную деятельность не осуществляете, документы и отчетность не подписываете, то есть являетесь «номинальным» руководителем?»

— «Осознаете ли Вы, что несете полную ответственность (=субсидиарную) по долгам создаваемого Вами юридического лица?»

С подобными вопросами сейчас сталкиваются не только асоциальные граждане, которых опрашивают о непричастности к деятельности 100500 юридических лиц, якобы учрежденных ими, но и добросовестные предприниматели, намеревающиеся создать или возглавить юридическое лицо.

Сегодня порассуждаем, может ли директор / учредитель ссылаться на свой «номинальный» статус в компании, дабы избежать субсидиарной ответственности по долгам такого юридического лица. На тему нас натолкнул все чаще возникающий вопрос: а каковы пределы субсидиарной ответственности того «хорошего парня», который согласился носить гордое название «директор» или «учредитель».

Анализ судебной практики позволяет оценить витиеватость сюжетных линий по перекладыванию субсидиарки друг на друга:

  • учредители (участники, акционеры) на директора и обратно;

  • новый директор на предшественников и наоборот;

  • и, наконец, конкурсный управляющий пытается привлечь всех сразу — и учредителей, и предыдущих руководителей.

Напомним, что в результате очередных изменений порядка привлечения к субсидиарной ответственности летом 2017 года, в законе «О несостоятельности (банкротстве)» впервые использован народный термин «номинальный руководитель».

Считается, что лицо осуществляло функции органа управления номинально, если оно докажет, что фактически не оказывало определяющего влияния на деятельность юридического лица.

На основании п.9 ст.61.11 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

Номинальный руководитель имеет шансы избежать субсидиарной ответственности, однако для этого он должен:

  • содействовать установлению настоящего контролирующего лица

И / ИЛИ

  • найти его сокрытое имущество или имущество компании — банкрота.

Комментируя изменения в закон, ФНС России не могла обойти вниманием этот пункт:

Предоставление данной возможности номинальным руководителям финансово мотивирует их представлять суду доказательства, раскрывающие схему вывода имущества должника, подтверждающие наличие статуса контролирующего лица у иного лица, а также сведения о его имуществе, что позволит впоследствии исполнить судебный акт о привлечении к субсидиарной ответственности. Кредиторы получают преимущество от того, что номинальные руководители, действуя в своих интересах (уменьшая размер субсидиарной ответственности), содействуют наиболее полному погашению долга.

С момента внесения упомянутых изменений прошло уже достаточно времени, чтобы подвести промежуточные итоги.

Во-первых, по вопросу высказались ФНС России и Верховный суд, добавив характеристик к описанию фигуры номинального руководителя. Доказательствами номинального статуса могут стать:

(А) оформление генеральной доверенности на управление другому лицу;

(Б) принятие ключевых решений исключительно по указанию или при наличии явно выраженного согласия третьего лица, не имевшего соответствующих формальных полномочий (фактического руководителя).

Во-вторых, номинальный руководитель в конечном счете несет ответственность за свои решения, поэтому не может быть освобожден от субсидиарной ответственности.

Важно! По общему правилу фактический и номинальный руководители несут субсидиарную ответственность солидарно, то есть вместе.

Конечно, и ФНС, и Верховный суд, выражая свое мнение о практическом применении законодательства о банкротстве, подтвердили и наличие возможности для «номинала» избежать ответственности полностью или частично, однако скорее как исключение, после выполнения обязательных условий, а именно:

  • раскрытая информация должна быть неизвестна ранее и недоступна третьим лицам;

  • за счет найденного имущества должна быть удовлетворена хотя бы часть претензий кредиторов.

Таким образом, недостаточно просто указать на некое лицо и даже представить доказательства того, что именно оно являлось фактическим руководителем.

Однако возможна и обратная ситуация: номинальный руководитель, не обладая значимым имуществом, готов принять весь «удар» на себя, не раскрывая фактического руководителя и его имущество. В результате требования кредиторов остаются неудовлетворенными. Единственное, о чем стоит помнить в этом случае, что долги по субсидиарной ответственности — навсегда. Они не погашаются даже по результатам личного банкротства физического лица.

Анализ судебной практики по конкретным делам опасен необъективностью: мы можем судить только о доводах, изложенных судьей в решении. За кадром остаются очень многие обстоятельства. И тем не менее посмотрим, что говорят суды о субсидиарной ответственности номинала.

В одном из дел нам встретился список типичных характеристик номинального руководителя. Проверяем:

  • смена директора осуществлена в период наличия у должника признаков несостоятельности или неплатежеспособности или в период, предшествующий обращению с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом);

  • после смены руководителя осуществляются мероприятия по выводу активов должника;

  • номинальные руководители в период «исполнения» возложенных на них обязанностей занимались иной деятельностью — учились, работали по иному месту, проживали в ином городе;

  • «номинальные руководители» не осуществляют самостоятельной финансово-хозяйственной деятельности, поскольку не принимают самостоятельных решений;

  • свидетели — работники должника подтверждают, что с руководителем не знакомы и никаких производственных вопросов с ним не решали, все переговоры велись с другим лицом;

  • «номинальный руководитель» не обладает полной и достоверной информацией об осуществляемой от его имени деятельности.

Такой перечень может стать подспорьем для «номинала», однако ему не следует забывать, что помимо доказывания своего статуса, необходимо помочь найти фактического руководителя и конкретное имущество для погашения требований кредиторов.

В другом деле директор пытался избежать субсидиарки, ссылаясь на свою номинальность и отсутствие вины в банкротстве:

  • именно учредитель принял решение о ликвидации и последующем переходе к несостоятельности (банкротству), а значит именно он должен нести всю полноту ответственности;

  • не получал оплату за исполнение полномочий директора. На это суд отметил, что это не соответствует статусу номинала, для которого характерно получение оплаты за подписание документов, не вдаваясь в их содержание;

  • предоставлял займы Обществу для уплаты текущих налогов и сборов. Этот довод суд также оценил иначе, указав, что директор принимал участие в финансировании деятельности Общества, что противоречит его номинальному статусу.

В результате директору не удалось ни избежать присвоения статуса контролирующего лица, ни снизить размер субсидиарной ответственности.

Практика уменьшения размера ответственности тоже начала складываться. В частности, есть пример уменьшения ее размера в 3 раза, поскольку благодаря раскрытой номиналом информации удалось установить контролирующих лиц и место нахождения документов организации — должника.

Вывод напрашивается однозначный: с учетом изменения законодательства номинальному руководителю уже недостаточно доказать, что он не имел отношения к реальному управлению компанией, чтобы избежать ответственности по ее долгам. Логика законодателя прозрачна: согласившись стать номинальным директором или учредителем, человек должен предполагать возможные отрицательные последствия своего решения. И чтобы их избежать, нужно помочь установить тех, кто причастен к банкротству. То есть пойти на сделку с судом… и совестью.

Суд объяснил, за что накажут номинального директора

Нельзя полностью освободить номинального директора от субсидиарной ответственности, даже если он помог найти «теневого» бенефициара, решил АС Уральского округа в деле о банкротстве компании «СтальПром». В 2016 году в этом деле суд привлек к субсидиарной ответственности на 43 млн руб. гендиректора фирмы Николая Кулашева, который не передал управляющему Андрею Кузьмину документы фирмы. А через некоторое время фактического руководителя этой и других компаний Дмитрия Кибо осудили за мошенничество. Как писал «Коммерсант», Кибо похитил 122 млн руб. у граждан и банков под видом займов на развитие бизнеса, но не собирался возвращать эти деньги. Он действовал через фирмы, открытые на других лиц. В итоге суд приговорил Кибо к восьми годам лишения свободы и обязал компенсировать потерпевшим 46 млн руб.

В этом сюжете

  • Растрата и расплата: пять дел о привлечении к субсидиарной ответственности 14 декабря, 11:27
  • Границы риска: как ужесточилась субсидиарная ответственность в 2017 году 8 января, 18:54
  • Пленум о субсидиарной ответственности: революционные новеллы и перспективы их применения 27 ноября, 17:20

«СтальПром» была одной из компаний под контролем преступника. Учредителем и директором числился Кулашев, который не хотел выплачивать 43 млн руб. по чужим долгам. Дождавшись приговора Кибо, он добился пересмотра арбитражного спора по новым обстоятельствам. Две инстанции освободили Кулашева от ответственности, опираясь на факты из уголовного дела. В нем было установлено, что именно осужденный довел «СтальПром» до банкротства. Документация фирмы была у Кибо, а значит, нельзя наказывать «номинала» за ее непередачу, пришли к выводу два суда. Кулашеву удалось убедить в том, что он не знал о мошенничествах и лишь выполнял указания фактического руководителя. Также суды приняли во внимание, что он помог выявить виновное лицо и раскрыл недоступную другим информацию. Это уменьшает ответственность номинального руководителя согласно п. 6 постановления Пленума ВС от 21 декабря 2017 № 53. К тому же со «СтальПрома» в любом случае нечего было взять: активов за ним не числилось.

Ни один из этих аргументов не убедил АС Уральского округа. По его мнению, нельзя полностью освободить «номинала» от субсидиарной ответственности. Тот же п. 6 постановления Пленума № 53 говорит, что формальный глава сохраняет возможность влиять на работу фирмы. Со дня учреждения «СтальПрома» в 2007 году Кулашев знал о своем номинальном статусе, подписывал по указанию Кибо кредитные договоры и бухотчетность, обратила внимание «тройка» кассации под председательством Юлии Оденцовой. Кроме того, ей было неясно, какие именно сведения раскрыл Кулашев и как это помогло привлечь к субсидиарной ответственности Кибо. Вину последнего установили следствие и уголовный суд. С такими замечаниями кассация направила на новое рассмотрение спор в деле № А76-23547/2013.

Что дальше?

Суд первой инстанции, скорее всего, привлечет Кулашева к ответственности – или солидарно с Кибо, или в меньшем размере, полагает советник Saveliev, Batanov & Partners Saveliev, Batanov & Partners Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство Профайл компании × Юлия Михальчук. По наблюдениям арбитражного управляющего Анны Ловкиной, правоприменительная практика карает не только конечных бенефициаров, но и «номиналов». Такой подход нужен для того, чтобы отвадить желающих заработать в качестве «номинала», рассуждает партнер независимой юргруппы «Стрижак и партнеры» Стрижак и партнеры Федеральный рейтинг IV группа Банкротство × Вячеслав Косаков. Решение суда о привлечении к ответственности вряд ли поможет расплатиться с кредиторами, ведь у «номиналов» обычно нет никакого ценного имущества, говорит Косаков.

Может ли «номинал» полностью освободиться от ответственности?

Многие формальные руководители уверены, что им нечего бояться, раз они не управляют делами компании и не принимают важных решений. Но это совсем не так, говорит партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа Банкротство 21 место По размеру выручки на юриста 35 место По размеру выручки 29-31 место По количеству юристов × Магомед Газдиев. В группе мошенников «номинал» играет роль ширмы, которая позволяет обманывать контрагентов, разъясняет юрист. Именно по этой причине суды редко полностью освобождают их от ответственности, даже если те доказали свой формальный статус и помогли выявить реального бенефициара (п. 9 ст. 61.11 закона о банкротстве). Если «номинал» действительно формальная фигура, то он не может иметь доступа к документам, сотрудникам и так далее, поясняет Ловкина. И наоборот, если «номинал» рассказал суду о том, как был устроен бизнес – значит, он имел доверительные отношения с бенефициаром, наверняка осознавал свою роль в компании и принимал участие в сомнительных схемах, рассуждает Ловкина.

Самый громкий случай освобождения номинальных контролирующих лиц относится к 2012 году, когда суд обязал теневого владельца «Уралснабкомплекта» Николая Максимова выплатить более 6 млрд руб. по долгам своего предприятия (подробнее см. «Николай Максимов обжалует свою субсидиарную ответственность в 6,4 млрд рублей»). Тогда номинальный учредитель рассказал, что не вносил долю в уставный капитал и не подписывал никаких документов. Бывают и другие случаи, когда формальному директору не удавалось доказать причастность «теневого бенефициара». Михальчук приводит в пример постановление АС УО от 10 марта 2017 года по делу № А50-6344/2014. В нем бывшая руководитель компании не смогла предъявить письменных доказательств, а указанный ею человек в заседании сказал, что впервые ее видит.

  • Арбитражный процесс

Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО по долгам в 2019 году

Многие нерадивые управленцы, специально вводящие вверенное им ООО в состояние банкротства, полагают, что никакая ответственность за это им не грозит. Впрочем, в 2019 году распространена практика привлечения директора ООО к субсидиарной ответственности по долгам хозсубъекта, вследствие чего он погашает образовавшиеся по его вине задолженности перед контрагентами из своих средств. О правилах и алгоритме привлечения к такой ответственности – далее в статье.

Понятие субсидиарной ответственности и перечень лиц, которые к ней привлекаются

Субсидиарная ответственность (или СО) – разновидность ответственности, предполагающая привлечение третьего лица к ликвидации задолженности обанкротившегося юрлица перед кредиторами (причем, не всеми, а только конкурсными, то есть перед которыми имеются денежные обязательства) в случае, если возможности погасить ее за счет активов хозсубъекта нет.

К ней, согласно ст. 61.11 ФЗ от 26.10.2002 № 127 «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – ФЗ № 127) привлекаются лица, осуществляющие контроль хозсубъекта-должника. Как гласят положения п. 4 ст. 61.10 упомянутого ФЗ, таковыми, до момента доказательства обратного, являются субъекты, единолично или совместно с иными гражданами распоряжающиеся:

  • половиной и более голосующих акций (актуально для АО);
  • половиной и более долей УК (в случае с ООО);
  • половиной и более голосов в общем собрании.

Либо же данные субъекты имели право назначать управленца юрлица.

Кроме них, субсидиарными должниками, согласно гражданскому законодательству, могут стать:

  • главбух, что обусловлено ведением им бухотчетности, а также финдиректор (п. 2 ст. 61.10 ФЗ № 127);
  • полные товарищи, ставшие участниками Общества в течение 2 лет после преобразования юрлица;

В рамках СО он ответственен всем имуществом (п. 2 ст. 68 ГК).

  • участники полного товарищества;

Субъект ответственен собственным имуществом по долгам обанкротившегося юрлица (п. 1 ст. 75 ГК).

  • полные товарищи-участники товарищества на вере (п. 2 ст. 82 ГК);
  • собственники имущества казенных предприятий в случае, если объем активов субъектов не покрывает долг перед кредиторами (абз. 3 п. 6 ст. 113 ГК);
  • собственники имущества субъектов иных форм собственности в этом же случае (п. 3 ст. 123.21 ГК);
  • поручители, отвечающие по обязательствам, обеспеченным их поручительством;

Его обязательства равны обязательствам основного должника, а СО возникает, когда последний не исполняет их. В этом случае применяются соответствующие меры (п. 1 ст. 363 ГК).

  • субъекты, передавшие свои активы с обременением (например, рентой) другим субъектам в собственность. Вторые лица в этом случае выступают основными должниками перед первыми по их требованиям.

Вместо СО законодательством допустимо установление солидарной (п. 2 ст. 586 ч. 2 ГК РФ).

  • пользователь коммерческой концессии за вред, нанесенный правообладателю вторичными пользователями (ст. 1029 ч. 2 ГК).

Лица могут привлекаться к СО только в ходе конкурсного производства, после реализации активов обанкротившегося юрлица и расчетов с кредиторами.

Субсидиарная ответственность учредителя при банкротстве

Согласно ст. 87 ГК РФ, учредители и директор ООО отвечают по его долгам только своей долей УК. Впрочем, это положение не актуально при их умышленном введении Общества в состояние банкротства.

СО учредителя обусловлена:

  • его действиями, повлекшими неспособность погашения юрлицом своими активами задолженности перед кредиторами;
  • полным отсутствием каких-либо действий с его стороны;
  • доказанной причинно-следственной связью между вышеперечисленным и причиненным конкурсным кредиторам ущербом.

Также, согласно ст. 61.12 ФЗ № 127 от 26.10.2002 г. (далее – ФЗ № 127), он привлекается к ней, если решение об официальном объявлении финансовой несостоятельности юрлица не было принято в требующих того случаях (приведенных в ст. 9 ФЗ № 127).

Субсидиарная ответственность директора ООО при банкротстве

Директор ООО (как действующий, так и уволившийся) привлекается к субсидиарной ответственности, если:

  • его недобросовестные и неразумные действия обусловили невозможность полного погашения юрлицом своих задолженностей (ст. 61.11 ФЗ № 127);

В ходе оценивания добросовестности и разумности принимаемых управленцем решений определяется необходимость и полнота применяемых им мер по достижению поставленных перед ООО целей.

  • он проигнорировал необходимость подачи заявления о несостоятельности юрлица в требующих этого случаях (ст. 9 ФЗ № 127), либо подал его с опозданием.

В этом случае размер его СО равняется долгам ООО, накопившимся на протяжении просрочки, то есть с момента возникновения данной обязанности и до возбуждения дела о банкротстве Общества (ст. 61.12 ФЗ № 127).

Так, управленец обязан самостоятельно подать заявление о признании вверенного ему юрлица банкротом, если:

  • после рассмотрения его отчета о финансовом положении ООО органами управления юрлица принято решение возбудить дело дела о несостоятельности;
  • расчеты по долгам с частью кредиторов обусловили невозможность погашения задолженности перед остальными и уплаты требуемых налогов;
  • имущества юрлица недостаточно для аннулирования задолженности перед контрагентами и уплаты налогов, и единственным выходом является реализация его активов, вследствие чего оно не сможет более осуществлять свою деятельность.

Подавать заявление следует в период ликвидации юрлица, на завершающей стадии — конкурсном производстве. Тогда должник ликвидируется по упрощенной схеме.

Условия наступления СО управленца в случае банкротства ООО:

  • вред интересам конкурсных кредиторов причинен его действиями или бездействием и доказана причинно-следственная связь между первым и вторыми;
  • доказана его вина согласно положению ст. 61.12 ФЗ № 127.

Директор может избежать привлечения к СО, если докажет отсутствие своей вины в невозможности погашения долгов ООО.

При отсутствии совокупности приведенных условий привлечь директора к СО невозможно.

Нюансы привлечения к субсидиарной ответственности учредителя и директора ООО по долгам

Порядок привлечения к СО контролирующих должника лиц регламентируется ФЗ № 127. Прежде всего, арбитражный (конкурсный) управляющий ознакомляется с делом о банкротстве, собирает и анализирует сведения об активах должника, и определяет факторы, обусловившие финансовую несостоятельность, в том числе причастие к ней тех или иных лиц.

В его компетенцию входит затребование назначения специальной экспертизы, подтверждающей или опровергающей его догадки касаемо неправомерности действий контролирующих лиц.

Если факт преднамеренного или фиктивного банкротства подтвердится, после признания юрлица несостоятельным арбитражный управляющий может подать иск о привлечении выявленных виновных к СО.

Подача иска — исключительное право арбитра.

Если он этого не сделал, инициатива подачи передается конкурсным кредиторам.

Прежде чем привлекать к СО соответствующих лиц, конкурсный кредитор должен предъявить имеющиеся у него требования в письменном виде основному должнику (п. 1 ст. 399 ч. 1 ГК РФ), учитывая следующие аспекты, касающиеся задолженности:

  1. ее размер составляет более 300.000 руб. (налоги и сборы в бюджет также включены в эту сумму);
  2. с момента ее возникновения прошел квартал;
  3. она подтверждена вступившим в силу судебным решением.

Если от должника не последует ответа в требуемый срок, либо он откажется от своих обязательств, кредитор вправе затребовать у лица, несущего субсидиарную ответственность, аннулировать образовавшуюся задолженность за счет собственных средств (п. 53 постановления Пленума ВС РФ от 01.07.1996 № 6, Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 № 8 «О некоторых вопросах…»).

При этом, предъявлять субсидианту свои требования кредитор может только в случае, если долги не могут быть аннулированы путем взыскания средств с основного должника или зачета встречных требований к нему (п. 2 ст. 399 ч. 1 ГК РФ).

При этом следует иметь в виду, что на имущество, определенное в ст. 79 ФЗ № 229 от 02.10.2007 г., взыскание не обращается. Таковым считаются:

  • единственное жилье привлеченного к СО лица и участок земли, на котором оно построено;
  • личные вещи, не рассматривающиеся, как предметы роскоши;
  • инструменты осуществления профдеятельности;
  • иные активы, упомянутые в ст. 446 ГПК РФ.

Также следует учесть, что судебная инстанция, не имея доказательств невозможности погашения кредиторской задолженности за счет ОД, может отказать в иске конкурсного кредитора к субсидианту.

Субсидиарная ответственность главбуха при банкротстве

Действия главбуха, согласно подп. 2 п. 2 и п. 4 ст. 61.11 ФЗ № 127, являющиеся основанием для его привлечения к СО, следующие:

  • отсутствие обязательной к составлению отчетности;
  • отсутствии в ней законодательно предусмотренных сведений об имущественных объектах (к примеру, недвижимого имущества, находящегося в собственности юрлица);
  • намеренное искажение данной информации.

Результатом этих действий должно быть затруднение проведения процедур, предусмотренных при банкротстве.

Главбуха нельзя привлечь к СО при банкротстве юрлица, если не доказано, что именно его действия обусловили невозможность формирования конкурсной массы.

Примеры из судебной практики по привлечению лиц к субсидиарной ответственности

На практике, учредители, чаще всего, привлекаются к СО за:

  • проведению сделки или сделок, повлекших причинение вреда имущественным правам конкурсных кредиторов;
  • отказ в передачи документации и печати юрлица;
  • отсутствие мер по назначению нового управленца субъекта и принятию дел от уволившегося.

Руководитель юрлица привлекается к СО при:

  • выбытии активов по условиям сделки, впоследствии признанной недействительной;
  • несвоевременной передаче документации вверенного ему хозсубъекта, вследствие чего конкурсная масса не была сформирована.

Судебная практика по привлечению к СО главбуха на данный момент еще не сформирована, поскольку данная его ответственность введена относительно недавно.

Привлечение к субсидиарной ответственности без процедуры банкротства

Исходя из положений ст. 21.1 ФЗ № 129 от 08.08.2001 г., исключение юрлица из ЕГРЮЛ возможно по решению налоговой инстанции в следующих случаях:

  • несдача отчетности в течение года;
  • отсутствие за указанный период операций по банковскому счету.

В этом случае, согласно п. 3.1 ст. ФЗ № 14 от 08.02.1998 г. СО по обязательствам исключенного юрлица несут лица из пп. 1–3 ст. 53.1 ГК РФ, чьи неразумные или недобросовестные действия привели к принудительному исключению, то есть:

    • учредители юрлица;
    • управленец и иные лица, действующие от имени ООО;
    • члены коллегиального органа, принявшие решения, нанесшие вред;
  • лица, фактически контролирующие деятельность ООО.

Новшества привлечения к субсидиарной ответственности учредителя и директора ооо по долгам в 2019 г.

29 июля 2017 года ФЗ № 266 были внесены определенные изменения в нормативные акты, затронувшие также привлечение к СО при банкротстве субъектов хозяйствования. Основной корректировкой стало введение спецглавы III.2, дополняющей нормы, содержащиеся в ст. 10 ФЗ № 127.

Новая глава содержит такие положения:

  • Дефиниция понятия «контролирующее должника лицо». Из нее следует, что СО несут также уволившиеся управленцы и иные субъекты, влияющие на деятельность юрлица последние 36 месяцев перед его банкротством;

То есть подобное лицо может и не быть связано с банкротом юридически.

  • Право судебной инстанции на признание лица контролирующим на иных, не упомянутых в законодательном акте, основаниях.

Если единственное основание определить лицо, как контролирующее – владение им менее одной десятой УК юрлица, субъект не может считаться таковым.

  • Перечень дополнительных действия контролирующих лиц, определившие невозможность погашения всех долгов юрлица (например, отсутствие или подмена документации, обязательное наличие и хранение которой регламентируется законодательством, непредставление или искажение сведений, включаемых в ЕГРЮЛ и т.д.).

Также в ней присутствуют положения о дополнительных мерах ответственности директора или участника обанкротившегося и исключенного из ЕГРЮЛ ООО, владеющего 50 % и более УК юрлица. В течение 3 лет (а не года, как было ранее) они не смогут:

  • зарегистрировать иное юрлицо;
  • выкупить долю участия,
  • возглавить хозсубъект.

Кроме того, с 28 июня 2017 года действуют такие корректировки в привлечении к СО (абз. 5 п. 5 ст. 3 ФЗ № 488от 28.12.2016 г.):

  • в заявлении более необязательно указывать объем ответственности контролирующего лица;
  • о своем желании привлечь гендиректора к СО кредиторы могут заявить после завершения дела о несостоятельности, если их требования не были удовлетворены, а также вне его, если оно не было возбуждено по причине отсутствия средств на процедуру (об этом – ниже);

Начиная с лета 2017 г., рассмотрение их заявлений будет заканчиваться выдачей каждому кредитору исполнительного листа с отметкой о причитающейся ему сумме задолженности и очередности взыскания.

  • срок исковой давности для заявления о СО директора пролонгирован и составит 3 года.

Помимо этого, был расширен список оснований для исключения юрлица из ЕГРЮЛ. В него были добавлены следующие (новый п. 5 ст. 21.1 ФЗ № 129 от 08.08.2001 г.):

  • невозможность ликвидации юрлица по причине отсутствия средств на данную процедуру и отсутствие у учредителей возможности покрыть данные расходы. Так, до осени 2017 года на практике были распространены ситуации, когда дело о несостоятельности не может быть возбуждено либо доведено до конца в связи с отсутствием денег, вследствие чего лица не привлекались к СО.
  • наличие в ЕГРЮЛ записи о недостоверности сведений в течение более чем полугода с момента ее внесения. Одно из излюбленных оснований для внесения подобной записи налоговой инспекцией – юрлицо не было обнаружено ею по указанному в ЕГРЮЛ адресу, либо адрес некорректен.

Также был дополнен п. 4 ст. 10 ФЗ «О банкротстве», содержащий перечень оснований для привлечения к СО, вследствие чего налоговые органы-кредиторы получили дополнительные привилегии. Теперь управленец или иное контролирующее лицо может привлекаться не только за доказанные противоправные действия, обусловившие банкротство компании, но и за налоговые правонарушения. Причем, пока не доказано иное, данные субъекты априори считаются виновными в несостоятельности, если налоговые требования составляют более половины задолженности, отмеченной в реестре кредиторов.

Из вышеизложенного следует, что к СО привлекаются те лица, чьи умышленные действия (или, наоборот, полное бездействие) повлекли за собой невозможность расплатиться по долгам юрлица, а также те, кто не подал или подал с опозданием заявление о несостоятельности юрлица в предусмотренных законом случаях и те, кто не принял решение об обращении в судебную инстанцию с заявлением о банкротстве. Таковыми являются учредители, гендиректор (как действующий, так и уволенный), главбух. Они ответственны по долгам юрлица, исключенного из ЕГРЮЛ, всем своим имуществом, за исключением того, на которое запрещено обращать взыскание.

Архипова Ольга Сергеевна

Верховный Суд РФ изменил практику о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя организации по её долгам.

Новое толкование закона, данное Президиумом Верховного Суда РФ является важным прежде всего для руководителей организаций, так как они могут быть привлечены к ответственности по крупным долгам своей организации.

Ранее на нашем сайте, подробно затрагивалась тема о привлечении руководителя организации к субсидиарной ответственности по причине несвоевременной подачи заявления в арбитражный суд о признании организации — должника банкротом, которой он руководит. Из сложившейся судебной практики в арбитражных судах следовало, что привлечь руководителя организации к субсидиарной ответственности на основании п. 2 ст. 10 Закона о несостоятельности (банкротстве) фактически было невозможно. Были приведены в обоснование данной позиции судебные акты арбитражных судов округа, в том числе определения Верховного Суда РФ.

Верховный Суд РФ в «Обзоре судебной практики № 2 (2016 г.), утвержденным Президиумом Верховного Суда РФ существенно изменил толкование норм и практику применения п. 2 ст. 10 Закона о несостоятельности (банкротстве). Верховный суд дал толкование, что презюмируется вина и основание для привлечения руководителя организации по её долгам в деле о банкротстве. Высшая судебная инстанция раскрыла подробные критерии для привлечения руководителей организации к субсидиарной ответственности.

8(967)028-81-18

Адвокат, Александр Ватолин.

«Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2016)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 06.07.2016)

  1. Практика применения положений законодательства о Банкротстве.
  1. В силу п. 2 ст. 10 Закона о несостоятельности (банкротстве) презюмируется наличие причинно-следственной связи между противоправным и виновным бездействием руководителя организации в виде неподачи заявления о признании должника банкротом и вредом, причиненным кредиторам организации из-за невозможности удовлетворения возросшей перед ними задолженности.

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) общества налоговый орган обратился в суд с заявлением о привлечении на основании п. 2 ст. 10 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по непогашенным должником обязательным платежам.

Заявитель ссылался на то, что в период, в который образовалась недоимка, общество отвечало признакам неплатежеспособности и недостаточности имущества, поэтому руководитель должен был подать в суд заявление о признании общества несостоятельным (банкротом). Эта обязанность не была им исполнена. Дело о банкротстве общества возбуждено через год по заявлению конкурсного кредитора.

Удовлетворяя требование уполномоченного органа о привлечении руководителя к субсидиарной ответственности, суды первой и апелляционной инстанций признали его бездействие неправомерным.

Отменяя судебные акты нижестоящих судов, арбитражный суд округа указал на то, что возникновение обязанности общества по уплате обязательных платежей не обусловлено противоправным бездействием руководителя, выразившемся в неподаче в арбитражный суд в срок до заявления о признании общества банкротом, а вызвано объективными обстоятельствами — наличием налогооблагаемой базы по налогу на добавленную стоимость (операций по реализации товаров (работ, услуг)) и объекта обложения страховыми взносами (выплат в пользу работников общества в рамках трудовых отношений). В связи с этим арбитражный суд округа пришел к выводу об отсутствии причинно­-следственной связи между допущенным руководителем нарушением (его неправомерным бездействием) и негативными последствиями в виде неперечисления должником в бюджет и государственные внебюджетные фонды обязательных платежей.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила названные судебные акты и направила дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Исходя из положений ст. 10 ГК РФ, руководитель хозяйственного общества обязан действовать добросовестно не только по отношению к возглавляемому им юридическому лицу, но и по отношению к такой группе лиц, как кредиторы. Он должен учитывать права и законные интересы последних, содействовать им в том числе в получении необходимой информации.

Применительно к гражданским договорным отношениям невыполнение руководителем требований Закона о банкротстве об обращении в арбитражный суд с заявлением должника о банкротстве свидетельствует о недобросовестном сокрытии от кредиторов информации о неудовлетворительном имущественном положении юридического лица.

Подобное поведение руководителя влечет за собой принятие несостоятельным должником дополнительных долговых реестровых обязательств в ситуации, когда не могут быть исполнены существующие, заведомую невозможность удовлетворения требований новых кредиторов, от которых были скрыты действительные факты, и, как следствие, возникновение убытков на стороне этих новых кредиторов, введенных в заблуждение в момент предоставления должнику исполнения.

Хотя предпринимательская деятельность не гарантирует получение результата от ее осуществления в виде прибыли, тем не менее она предполагает защиту от рисков, связанных с неправомерными действиями (бездействием), нарушающими нормальный (сложившийся) режим хозяйствования.

Одним из правовых механизмов, обеспечивающих защиту кредиторов, не осведомленных по вине руководителя должника о возникшей существенной диспропорции между объемом обязательств должника и размером его активов, является возложение на такого руководителя субсидиарной ответственности по новым гражданским обязательствам при недостаточности конкурсной массы.

При этом из содержания п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве следует, что предусмотренная этой нормой субсидиарная ответственность руководителя распространяется в равной мере как на денежные обязательства, возникающие из гражданских правоотношений, так и на обязанности по уплате обязательных платежей.

Момент подачи заявления о банкротстве должника имеет существенное значение и для разрешения вопроса об очередности удовлетворения публичных обязательств. Так, при должном поведении руководителя, своевременно обратившегося с заявлением о банкротстве возглавляемой им организации, вновь возникшие фискальные обязательства погашаются приоритетно в режиме текущих платежей, а при неправомерном бездействии руководителя те же самые обязательства погашаются в общем режиме удовлетворения реестровых требований (п. 1 ст. 5, ст. 134 Закона о банкротстве).

Таким образом, не соответствующее принципу добросовестности бездействие руководителя, уклоняющегося от исполнения возложенной на него Законом о банкротстве обязанности по подаче заявления должника о собственном банкротстве (о переходе к осуществляемой под контролем суда ликвидационной процедуре), является противоправным, виновным, влечет за собой имущественные потери на стороне кредиторов и публично-правовых образований, нарушает как частные интересы субъектов гражданских правоотношений, так и публичные интересы государства. Исходя из этого, законодатель в п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве презюмировал наличие причинно-следственной связи между неподачей руководителем должника заявления о банкротстве и негативными последствиями для кредиторов и уполномоченного органа в виде невозможности удовлетворения возросшей задолженности.

В предмет доказывания по спорам о привлечении руководителей к ответственности, предусмотренной п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве, входит установление следующих обстоятельств:

  • возникновение одного из условий, перечисленных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве;
  • момент возникновения данного условия;
  • факт неподачи руководителем в суд заявления о банкротстве должника в течение месяца со дня возникновения соответствующего условия;
  • объем обязательств должника, возникших после истечения месячного срока, предусмотренного п. 2 ст. 9 Закона о банкротстве.

При исследовании совокупности указанных обстоятельств следует учитывать, что обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель в рамках стандартной управленческой практики должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, упомянутых в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве.

Источник: Официальный сайт Верховного Суда РФ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *