Связь безопасность России ликвидация

Я работаю охранником в ФГУП «СВЯЗЬ-безопасность», мне 65 лет, пенсионер.

Указ Президента РФ от 25.10.2018 N 606 «О реорганизации федерального государственного унитарного предприятия «Охрана» Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации»

В целях совершенствования организации охраны объектов и имущества постановляю:

1. Принять предложение Правительства Российской Федерации о реорганизации федерального государственного унитарного предприятия «Охрана» Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации (г. Москва) в форме присоединения к нему федерального государственного унитарного предприятия «СВЯЗЬ — безопасность» (г. Москва).

2. Правительству Российской Федерации в 6-месячный срок:

а) обеспечить в установленном порядке осуществление мероприятий, предусмотренных пунктом 1 настоящего Указа;

б) привести свои акты в соответствие с настоящим Указом.

3. Настоящий Указ вступает в силу со дня его подписания.

Распоряжение Правительства РФ от 20.11.2018 N 2514-р

Во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 25 октября 2018 г. N 606 «О реорганизации федерального государственного унитарного предприятия «Охрана» Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации»:

1. Реорганизовать федеральное государственное унитарное предприятие «Охрана» Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации (г. Москва) в форме присоединения к нему федерального государственного унитарного предприятия «СВЯЗЬ — безопасность» (г. Москва).

2. Росимуществу совместно с Росгвардией и Минкомсвязью России до 1 апреля 2019 г. обеспечить осуществление в установленном порядке мероприятий, связанных с реорганизацией, предусмотренной пунктом 1 настоящего распоряжения.

При изменении подведомственности (подчиненности) организации, а равно при ее реорганизации (слиянии, присоединении, разделении, выделении, преобразовании) трудовые отношения с согласия работника продолжаются (часть 5 статьи 75 ТК РФ).

Таким образом, согласно части 5 ст 75 ТК РФ реорганизация в форме присоединения ФГУП «СВЯЗЬ-безопасность»к ФГУП «Охрана» Росгвардии РФ не является основанием для вашего увольнения Реорганизация в форме присоединения не прекращает ваши трудовые отношения Ваш возраст здесь не имеет значения потому что вы не являетесь государственным служащим, которым ограничено пребывание на госслужбе возрастом 65 лет, тоже самое касается и погашенной судимости

В данной ситуации вас могут уволить только по сокращению п.2 ст 81 ТК РФ с обязательным уведомлением не менее чем за за два месяца о предстоящем увольнении ст 180 ТК РФ и с выплатой компенсации согласно ст 178 ТК РФ.

«Золотые парашюты» для бывших охранников

От присоединения к росгвардейской «Охране» казенного предприятия «Связь-Безопасность» семь уволенных работников структуры только выиграли, получив очень щедрые отступные от государства в 15 млн. рублей.

Это заметили проверяющие уже объединенного ФГУП, с чьей подачи было открыто уголовное дело для расследования факта злоупотребления должностными полномочиями. Казалось бы, таким делом Россию не удивить, но за ним могут скрываться нюансы, связанные с переделом на рынке услуг госохраны, пишет издание «Известия».

Официальной причиной для расторжения контрактов было названо нежелание сотрудников продолжать работу на объединенном предприятии в связи со сменой собственника. Следствие считает, что решение о выплате выходных пособий в таком случае должна была принимать так называемая «принимающая» сторона, которой является ФГУП «Охрана».

По словам информированного собеседника «Известий», фамилий фигурантов в деле пока нет, есть только фамилии тех, кто получил необоснованные «золотые парашюты», именно Тихонов – 6,5 млн, Колесов – 3,7 млн, Толданов — 894 тыс., Казаков — 390 тыс., Чернышев — 1,8 млн., Корженевская — 4,1 млн., Колнооких — 637 тыс. рублей. соответственно).

Самую крупную компенсацию, как указано выше, получил Тихонов В.Г. Человек с этой же фамилией и инициалами был советником гендиректора компании «Связь-безопасность», а еще возглавлял подразделение в Нижегородской области и Поволжском федеральном округе. Он работал над получением тендеров и был, в частности, недоволен тем, что предприятию не дают участвовать в аукционах. Он даже писал жалобы об этом, и в одном из заявлений трехлетней давности заявил протест против монополизации рынка услуг, которые предоставляют структуры госохраны. В роли монополиста все видели ФГУП «Охрана», подведомственное Росгвардии. Конфликт разорался и было принято решение присоединить все ведомственные охранные организации и занять жесткую позицию на тендерах, где разыгрывалось право охранять «спорные» объекты.

В 2017 году стартовали грандиозные ревизии ведомственных охранных структур, которые контролировала все та же Росгвардия. В результате оказалось, что ведомство, само имеющее в подчинении крупное охранное предприятие, смогло держать под контролем потенциальных конкурентов. Проверки охватили целый ряд ведомств, занимающихся охраной промышленных объектов, объектов связи, Центробанка и прочих. В Росгвардии тогда сказали, что целью проведения ревизий является желание упорядочить сферу услуг безопасности.

Проверки выявили целый список недостатков в работе ведомственных охран, что привело к волнениям, так как не всем хотелось терять независимость, а с ней и прибыль, то есть солидные премии, ведь ежегодные доходы игроков рынка исчислялись миллиардами рублей. Начались споры и тяжбы в судах. Одним из таких стал процесс, запущенный представителями ФГУП «Связь-безопасность». Они боролись за право охраны любых гособъектов, а не только тех, что находились в ведении Минкомсвязи.

Кстати, интересы мятежного ФГУП представляла юрист Ирина Колнооких. Ее фамилия тоже есть в материалах следствия, в списке тех, кому якобы незаконно начислили отступные. Напомним, напротив Колнооких указана сумма в 637 тыс. рублей.

Победителем из противостояния вышла Росгвардия, и в середине прошлой осени был подписан указ, согласно которому «Связь-безопасность» присоединилась ко ФГУП «Охрана». Последнее, в свою очередь, через суд отказалось от претензий к самому себе как к правопреемнику.

Уголовное дело о «золотых парашютах», эксперту, опрошенному «Известиями», представляется несколько странным, так как обычно для разрешения подобных споров предприятия идут в суд или занимаются ими в дисциплинарном порядке. То, что у дела есть маркер «уголовное», по мнению главы коммерческой практики юркомпании BMS LawFirm Дениса Фролова, является скорее исключением нежели правилом.

По словам адвоката, грань между причинением убытков в гражданско-правовом или криминальном поле довольно тонкая, поэтому органы следствия такими делами обычно не занимаются, ведь они нередко разваливаются или в процессе расследования, или в ходе судебного процесса, отмечает Денис Фролов.

Нельзя и исключать и момент с производственной ошибкой кадровика при выборе основания для увольнения работника, добавляет эксперт.

Григорий Сидоров

Проект указа Президента Российской Федерации «О реорганизации федерального государственного унитарного предприятия «Охрана» Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации» (далее – проект указа) разработан в целях исполнения поручения Президента Российской Федерации от 22 июня 2018 г. № Пр-1075. Предметом правового регулирования проекта указа являются общественные отношения, направленные на проведение мероприятий по реорганизации ФГУП «Охрана» Росгвардии в форме присоединения к нему ФГУП «СВЯЗЬ — безопасность».

В этой связи проектом указа принимается предложение Правительства Российской Федерации о реорганизации ФГУП «Охрана» Росгвардии в форме присоединения к нему ФГУП «СВЯЗЬ — безопасность» и дается поручение Правительству Российской Федерации на проведение указанных мероприятий. Проект указа соответствует положениям Договора о Евразийском экономическом союзе, а также положениям иных международных договоров Российской Федерации, не влияет на достижение целей государственных программ Российской Федерации, его реализация не окажет влияния на доходы или расходы федерального бюджета.

О реорганизации федерального государственного унитарного предприятия «Охрана» Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации

В целях совершенствования деятельности по охране объектов и имущества, а также исключения дублирующих функций постановляю:
1. Принять предложение Правительства Российской Федерации о реорганизации федерального государственного унитарного предприятия «Охрана» Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации (г. Москва) в форме присоединения к нему федерального государственного унитарного предприятия «СВЯЗЬ — безопасность» (г. Москва).
2. Правительству Российской Федерации в 6-месячный срок:
а) обеспечить в установленном порядке осуществление мероприятий, предусмотренных пунктом 1 настоящего Указа;
б) привести свои акты в соответствие с настоящим Указом.
3. Настоящий Указ вступает в силу со дня его подписания.

Президент
Российской Федерации В. Путин

Москва, Кремль

Сторожевые шашни: реформа ведомственной охраны вылилась в скандал

Казенное предприятие «Связь-Безопасность» во время реструктуризации (присоединения к ФГУП «Охрана» Росгвардии) выписало при увольнении семерым сотрудникам выплаты на общую сумму около 15 млн. рублей. Щедрые отступные из госбюджета заметили ревизоры вновь образованной структуры и инициировали возбуждение уголовного дела по факту злоупотребления должностными полномочиями. Казалось бы, рутинное дело, но у расследования может быть и скрытая подоплека, связанная с переделом рынка услуг государственной охраны. Подробности — в материале «Известий».

В июне подразделением по расследованию особо важных дел СУ СКР по ЦАО было возбуждено дело о злоупотреблении должностными полномочиями по факту необоснованно высоких выплат выходного пособия в связи с увольнением работников. Официальная причина расторжения контрактов — нежелание работников продолжать трудовые отношения из-за смены собственника (п.6 ч.1 ст. 77 Трудового кодекса). Но по мнению следствия, на такие решения полномочна «принимающая» сторона, то есть ФГУП «Охрана».

— Выплата выходных пособий производится исключительно вновь созданным в результате реорганизации юридическим лицом после внесения соответствующих сведений в ЕГРЮЛ, — говорится в материалах дела, сообщил источник «Известий», близкий к следствию. Он уточнил, что в расследовании пока нет фигурантов, однако известны фамилии работников, которым, как считает следствие, были необоснованно выплачены «золотые парашюты» — Тихонов, Колесов, Толданов, Казаков, Чернышев, Корженевская, Колнооких (6,5 млн., 3,7 млн., 894 тыс., 390 тыс., 1,8 млн., 4,1 млн., 637 тыс. рублей соответственно).

Битва за гособъекты

Самая существенная сумма, которую, по мнению следствия, незаконно начислили при увольнении, полагалась Тихонову В.Г. — больше 6,5 млн. рублей. «Известия» выяснили, что человек с такой же фамилией и инициалами занимал должность советника гендиректора ФГУП «Связь-безопасность», а также руководил филиалом в Нижегородской области и Поволжском федеральном округе. Он занимался работой по получению тендеров. Его претензии, в частности, были связаны с тем, что предприятие было лишено права на участие в аукционах. Согласно одной из жалоб в Управление антимонопольной службы по Нижегородской области, подписанной Тихоновым, его филиал пытался оспорить отстранение от участия в конкурсе на оказание услуг по охране Верховного суда Татарстана. «Связь-Безопасность» лишилась контракта из-за того, что «здание суда не является сооружением или объектом связи, находящимся в ведении Министерства связи и массовых коммуникаций РФ». Участнику указали на отсутствие полномочий на охрану здания суда несмотря на то, что ФГУП соответствовало положениям закона №77-ФЗ «О ведомственной охране». Тихонов посчитал, что действия конкурсной комиссии противоречат законодательству РФ. «Учредительные документы ФГУП «Связь-безопасность» не содержат запрета на охрану силами ведомства Минкомсвязи России объектов, не находящихся в прямом ведомственном подчинении органа исполнительной власти, имеющего право на ее создание. Кроме того, законодательство в принципе не предусматривает ограничений на охрану организациями ведомственной охраны объектов, не находящихся в прямом ведении органов исполнительной власти, имеющих право на ее создание», — писал Тихонов.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко

В этой жалобе 2016 года, по сути, был сформулирован протест против монополизации рынка услуг, предоставляемых государственными охранными структурами. На роль монополиста, по мнению других участников рынка, тогда, как и сейчас, претендовало ФГУП «Охрана» — структурное подразделение Росгвардии. В дальнейшем конфликт только усиливался. В Росгвардии был взят курс на присоединение всех ведомственных охранных организаций и жесткую позицию на конкурсах за право охраны «спорных» объектов.

Не доверяй и проверяй

Два года назад начались масштабные проверки ведомственных охранных структур. Росгвардия, представляющая собой ведомство, созданное на базе отделившихся от МВД служб и подразделений, получила функцию контроля за лицензионно-разрешительной деятельностью — в том числе и полномочия по надзору в сфере охранных услуг. Сложилась ситуация, когда ведомство, имеющее в своей структуре мощную охранную организацию (ФГУП «Охрана»), получило контроль над потенциальными конкурентами.

В 2017-м ревизии коснулись ФГУП «Ведомственная охрана промышленных объектов» Минпромторга, ФГУП «Связь-безопасность» и ФГУП «Главный центр спецсвязи» Минкомсвязи, а также предприятия «Росинкас» Центробанка. Летом 2018-го проверки начались в Росрезерве, «Атом-охране», МЧС, ФГУП «Почта России», писало информагентство «Индустрия безопасности».

В Росгвардии уточнили, что цель проверок — лишь навести порядок в сфере услуг безопасности.

— Такие же предписания об устранении нарушений получает и ФГУП «Охрана», которое хотя и является предприятием при Росгвардии, тем не менее проверяется так же и даже строже, чем и все остальные участники отрасли,— объяснил «Коммерсанту» советник директора Росгвардии Александр Хинштейн. Он также уточнил, что решение о существовании той или иной ведомственной охраны будет принимать правительство «по результатам максимально открытого обсуждения».

Фото: ТАСС/Митя Алешковский

Проверки, в результате которых были выявлены недостатки в ряде ведомственных охран, привели к противостояниям — далеко не все горели желанием потерять независимость, а вместе с этим и прибыль в виде солидных премий (выручка игроков достигала в среднем несколько миллиардов рублей в год). Начались судебные тяжбы и споры в инстанциях. Один из таких процессов инициировали представители ФГУП «Связь-безопасность», отстаивавшие право охранять любые гособъекты, а не только те, которые отнесены к ведению Минкомсвязи.

Представляла интересы опального ФГУП юрист Ирина Колнооких, чья фамилия также фигурирует в расследовании о якобы незаконных начислениях при увольнении. По данным следствия, ей было начислено при увольнении около 640 тыс. рублей.

Ее фамилия фигурирует в качестве заявителя в арбитражном процессе об оспаривании «Связь-безопасностью» предписания от Росгвардии. Ведомство потребовало от руководства ФГУП отказаться от охраны объектов, не отнесенных к сфере ведения Минкомсвязи. В предписании фигурировали 190 объектов, ключевые из которых — объекты ПАО «Ростелеком». Суд встал на сторону Росгвардии, но ФГУП пыталось обжаловать это решение вплоть до своего поглощения ФГУП «Охрана». При этом ФГУП «Связь-безопасность» было мощным игроком на рынке охранных госуслуг — выручка в 2017 году составила 4,8 млрд. рублей, а чистая прибыль — 51 млн.

В противостоянии в итоге победила Росгвардия. В октябре прошлого года был подписан указ о присоединении предприятия «Связь-безопасность» к ФГУП «Охрана». Это решение было принято в связи с принятием «Концепции развития вневедомственной охраны на период 2018–2021 годов и далее до 2025 года», утвержденной Росгвардией. В июне 2019 года сразу в несколько судов поступили ходатайства от правопреемника «Связи-безопасности» — ФГУП «Охраны» Росгвардии об отказе от претензий к себе самой.

Ошибка или умысел

Но странность ситуации в том, что обычно споры о неосновательном обогащении и причинении убытков предприятию решаются в судебном или дисциплинарном порядке.

— Уголовные дела о злоупотреблении служебными полномочиями — скорее исключение из общего правила. Обычно в ситуации, когда руководитель выплачивает необоснованно высокие премии или отступные (так называемые «золотые парашюты»), а такое довольно часто встречается в бизнесе, он отвечает за это рублем. То есть с него могут взыскать убытки на ту сумму, которую он переплатил. Например, руководитель решил премировать своего работника на круглую сумму, и об этом становится известно собственнику либо новому руководителю. Начинается разбирательство, устанавливается факт, что особых успехов премированный работник не достиг, собираются объяснения от заинтересованных лиц. С этими данными собственник или новый гендиректор идет в суд, где в гражданском порядке добивается возмещения ущерба как убытков для предприятия. Уголовная составляющая появляется, как правило, когда деньги — бюджетные либо околобюджетные. Но возбудить дело по такой фактуре очень сложно, — рассказывает адвокат, руководитель коммерческой практики юридической компании BMS Law Firm Денис Фролов. По словам юриста, такие дела редко доходят до суда и остаются так называемыми «висяками».

Фото: ТАСС/Александр Тарасенков Описание картинки

— Доказать, что руководитель заведомо хотел умышленно нанести имущественный ущерб компании, которой он руководит, очень непросто. Обвиняемый, по сути, должен расписаться в том, что его истинной целью было причинить убытки. Единственный случай в моей практике, где удалось возбудить уголовное дело по незаконному премированию — мы доказали, что лица, получившие выплату, затем вернули ее директору, — говорит Фролов.

По закону руководителю предоставлено право премирования работников, вопрос размера премий и отступных для каждой компании индивидуален.

— Грань между гражданско-правовым нарушением (причинением убытков) и преступлением довольно тонкая, поэтому следственные органы обычно не берутся за такие дела. Они часто разваливаются либо на стадии следствия, либо в суде, — считает адвокат.

Не исключена также и производственная ошибка кадровика в выборе основания при увольнении сотрудников. Следствие подчеркивает, что выплаты были произведены незадолго до прекращения деятельности ФГУП «Связь-безопасность», хотя сделать это, как считает следствие, должно было руководство ФГУП «Охрана». Многое в этой истории зависит от хронологии событий — что и предстоит доказать следствию.

— В любом случае окончательное решение принимает руководитель предприятия, он несет ответственность, — говорит Денис Фролов. По данным ФНС России, последним руководителем недействующего на сегодняшний день предприятия, имевшим право действовать от имени юрлица, был Юрий Колесов. Впрочем, отзывы о ФГУП «Связь-безопасность» от рядовых сотрудников на различных тематических форумах чаще негативные. Главные претензии — мизерная зарплата и хамское отношение к персоналу.

Повторение пройденного

Разворачивающееся уголовное преследование бывших менеджеров охранных ФГУП в период присоединения к «Охране» — не первое за последние годы. Лица, фигурирующие в текущем расследовании, могут повторить судьбу экс-командира спецгруппы «Вымпел» генерал-майора ФСБ Владимира Подольского. Он возглавлял ведомственную охрану Минпромторга (ФГУП «Ведомственная охрана промышленности РФ»), которая одной из первых, в феврале 2017 года, была поглощена ФГУП «Охрана». Подольского обвинили в мошенничестве в особо крупном размере. Громкое обвинение сводилось к похожим на историю с менеджментом охраны Минкомсвязи кадровым спекуляциям. По версии ГВСУ СКР, Подольский в соучастии с советником главы Минпромторга, бывшим руководителем отдела Службы экономической безопасности ФСБ Сергеем Горбуновым и Татьяной Литягиной фиктивно устроил на работу Владимира Белого без ведома последнего. Мужчина числился полтора года (с 2012-го по октябрь 2013 года) в штате, ему, в общей сложности, была начислена зарплата в 3,3 млн. рублей, которую тратили обвиняемые. У бывшего спецназовца Подольского также нашли во время обыска 100 патронов от пистолета Ярыгина и ПМ. Полковнику Горбунову ставили в вину использование в личных целях служебного транспорта.

Фото: ТАСС/Интерпресс/Владимир Кондратов

Генерал Подольский и полковник Горбунов получили по четыре года колонии. После приговора бывшему спецназовцу инкриминировали еще один эпизод хищений, связанный с фиктивным трудоустройством родственников другого военного отставника — Андрея Польщикова.

Присоединение ведомственной охраны к ФГУП «Охрана» Росгвардии: стратегия, план, перспективы Текст научной статьи по специальности «Право»

11.3. ПРИСОЕДИНЕНИЕ ВЕДОМСТВЕННОЙ ОХРАНЫ К ФГУП «ОХРАНА» РОСГВАРДИИ: СТРАТЕГИЯ, ПЛАН, ПЕРСПЕКТИВЫ

Квасов Владимир Борисович, полковник полиции. Должность: старший преподаватель. Место работы: Тюменский институт повышения квалификации сотрудников МВД России. Подразделение: кафедра организации охраны общественного порядка. Е-mail: VladKwasov@yandex.ru

Аннотация: Статья посвящена анализу проблем, существующих в сфере деятельности ведомственной охраны. Выделена тенденция увеличения числа субъектов, обладающих правом создания ведомственной охраны, передача такого права негосударственным организациям. При этом указано, что многие положения Закона «О ведомственной охране», ранее регулировавшего деятельность исключительно государственных организаций, создаваемых федеральными органами исполнительной власти, остаются неизменными. Проанализированы сложности в определении компетенции органов ведомственной охраны, возникшие в результате неоднозначного толкования законодательных норм. Обоснована необходимость реформирования ведомственной охраны и присоединения ее к ФГУП «Охрана» Росгвардии. Автором разработаны предложения касательно плана такого присоединения, очерчены перспективы объединения ведомственной охраны под началом ФГУП «Охрана» Росгвардии.

Ключевые слова: охранная деятельность, ведомственная охрана, охранное предприятие, Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации (Росгвардия), компетенция, законодательство.

ACCESSION OF DEPARTMENTAL SECURITY TO THE FSUE «OKHRANA» OFROSGVARDIYA: STRATEGIES, PLANS, PROSPECTS

Keywords: security activity, departmental security, security company, Federal Service of Troops of the

National Guard of the Russian Federation (Rosgvardiya), competence, legislation.

Ведомственная охрана представляет собой совокупность создаваемых имеющими право на создание ведомственной охраны федеральными государственными органами и организациями органов управления, сил и средств, предназначенных для защиты охраняемых объектов от противоправных посягательств.

На сегодняшний день ведомственная охрана занимает особое место в системе органов и организаций, занимающихся охраной важных государственных объектов, включенных в Перечень объектов, на которые частная охранная деятельность не распространяется.

Современная ведомственная охрана является преемницей военизированной охраны (ВОХР), функционировавшей в СССР и предназначенной для охраны объектов государственной собственности, инфраструктуры, имеющих важное государственное значение, а также грузов и иного имущества. Сотрудники ВОХР входили в штатный состав организаций, учреждений, промышленных и транспортных предприятий, воинских частей, имущество которых подлежало охране силами и средствами ВОХР. Через некоторое время после распада Советского Союза система военизированной охраны в России была переформирована в ведомственную, основное отличие которой от военизированной состоит в том, что ее работники не служат, а выполняют работу согласно трудовому договору с работодателем, на них распространяется трудовое законодательство. При этом, следует отметить, что во многих странах постсоветского пространства военизированная охрана в различных формах существует и по сей день.

Изначально ведомственная охрана создавалась исключительно федеральными органами исполнительной власти, однако позже полномочиями по ее созданию были наделены и другие федеральные органы власти, а также государственные и негосударственные организации, что получило свое отражение в легальном определении ведомственной охраны, закрепленном в Федеральном законе от 14 апреля 1999 г. № 77-ФЗ «О ведомственной охране» (далее — Закон «О ведомственной охране») .

Расширение числа субъектов осуществления ведомственной охраны, несомненно, требует совершенствования правового регулирования ее деятельности, однако ключевые положения Закона «О ведомственной охране», определяющие ее административно-правовой статус, остаются практически неизменными.

В настоящее время можно выделить три вида субъектов, имеющих право на создание ведомственной охраны:

1. Федеральные органы исполнительной власти, перечень которых утвержден Постановлением Правительства РФ от 12 июля 2000 г. № 514 «Об организации ведомственной охраны» .

2. Государственные корпорации:

— Государственная корпорация «Росатом» (в 2003 году создано ФГУП «Атом-охрана». В соответствии с Указом Президента РФ от 20 июля 2017 г. № 328 подлежит преобразованию в акционерное общество);

— Государственная корпорация «Роскосмос» (в состав корпорации, созданной в августе 2015 г., входит ФГУП «Научно-технический центр «Охрана» (создано 18 октября 1991 г.), которое с 2001 года находилось в ведении Федерального космического агентства);

— Государственная корпорация «Ростех» (АО «СИБЕР». Охранная организация является негосударственной, поскольку законодательством, регламентирующим деятельность госкорпорации «Ростех», не предусмотрено создание государственных предприятий или учреждений).

3. Негосударственные организации:

— Центральный банк Российской Федерации (Банк России) (Российское объединение инкассации);

— ПАО «Газпром» (ООО ЧОО «Газпром Охрана»);

— ПАО «Роснефть» (ООО ЧОО «РН Охрана»);

— ПАО «Транснефть» (ООО «Транснефть-Охрана»);

— АК «АЛРОСА» (наделена правом создания ведомственной охраны с 2016 г.).

Ведомственная охрана всех вышеуказанных субъектов, согласно текущему законодательству, обладает равными правами и полномочиями, что, с нашей точки зрения, несет в себе ряд противоречий. Как можно заметить, право на создание ведомственной охраны имеют негосударственные организации, которые, соответственно, создают ведомственную охрану в форме частных охранных предприятий. Деятельность частных охранных предприятий (ЧОП) должна регулироваться Законом РФ от 11 марта 1992 г. № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации». Однако если ЧОП получают статус ведомственной охраны, их деятельность начинает регулироваться Законом «О ведомственной охране», что вносит путаницу и неопределенность в правовое регулирование. При этом объекты, которые охраняют данные ЧОП, как правило, содержатся в Перечне объектов, на которые частная охранная деятельность не распространяется. Возникает логическое противоречие — ведь частные охранные организации и осуществляют частную охранную деятельность.

К тому же ведомственная охрана является видом государственной охранной деятельности, поэтому ее сотрудники обладают широкими полномочиями, в том числе по использованию боевого оружия, административному задержанию правонарушителей и др. Но насколько законно будет обладание такими же полномочиями частными охранными организациями, создаваемыми акционерными обществами и компаниями? К сожалению, данные проблемные вопросы до сих пор не получили полноценного научного исследования, хотя и волнуют многих практикующих специалистов.

Безусловно, право на создание ведомственной охраны получают лишь организации, имеющие высокое стратегическое значение для государства, и охрана объектов этих организаций является важной задачей. Однако многочисленные недостатки и пробелы охранного законодательства, которое не отвечает современным потребностям общества и государства, свидетельствуют о необходимости реформирования данной сферы.

Нередко возникают сложности с определением компетенции органов ведомственной охраны, связанные с признанием либо отрицанием их права осуществлять охрану объектов, не относящихся к ведению создавшего их федерального органа власти. При обосновании данного права органы ведомственной охраны ссылаются на ст. 8 Закона «О ведомственной охране», в которой указано, что «защита охраняемых объектов иных форм собственности, находящихся в сфере ведения соответствующих федеральных государственных органов, осуществляется в соответствии с заключенными договорами» . Данная норма может толковаться расширительно, что на практике вызывает наличие широкого спектра мнений касательно полномочий ведомственной охраны по охране объектов.

Так, в Уставе ведомственной охраны Министерства связи и массовых коммуникаций РФ ФГУП «СВЯЗЬ-безопасность» указано, что данное предприятие осуществляет защиту охраняемых объектов (в том числе объектов, подлежащих государственной охране), являющихся государственной собственностью и находящихся в сфере ведения соответствующих федеральных органов исполнительной власти в области информационных технологий, электросвязи и почтовой связи, массовых коммуникаций и средств массовой информации, печати, издательской и полиграфической деятельности, обработки персональных данных, оказания государственных услуг в сфере информационных технологий, а также охраняемых объектов иных форм собственности, в соответствии с заключенными договорами.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Мы полагаем, что в ст. 8 Закона «О ведомственной охране» ясно указано, что охраняемые объекты иных форм собственности должны находиться «в сфере ведения соответствующих федеральных государственных органов». В Уставе ФГУП «СВЯЗЬ-безопасность» такое уточнение отсутствует, вследствие чего предприятие считает возможным охранять любые объекты.

На практике различные инстанции (УФАС, судебные органы) во многих случаях признавали право ведомственной охраны Минсвязи охранять объекты за пределами ее компетенции, причем трактовка полномочий ФГУП «СВЯЗЬ-безопасность» также не являлась однозначной: в одних случаях признавалось право предприятия охранять объекты как государственной, так и частной собственности (не находящиеся в ведении каких-либо органов власти), а также объекты, подлежащие государственной охране. В других случаях на основании еще одного варианта толкования ст. 8 Закона «О ведомственной охране» указывалось, что ведомственная охрана может осуществлять защиту любых объектов, являющихся государственной собственностью и (или) находящихся в сфере ведения соответствующих федеральных государственных органов.

По нашему мнению, наличие союзов «и» и «или» в данном случае предполагает, что объекты, находящиеся в сфере ведения соответствующих федеральных государственных органов, могут находиться не только в государственной, но и в частной собственности. Например, в соответствии с Положением о ведомственной охране Министерства сельского хозяйства Российской Федерации, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2002 г. № 239, «охрана объектов иных форм собственности, находящихся в сфере ведения Министерства сельского хозяйства Российской Федерации, осуществляется ведомственной охраной на договорной основе» . А в Положении о ведомственной охране Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 2 октября 2009 г. № 775, и вовсе указано, что «ведомственная охрана создается Министерством связи и массовых коммуникаций Российской Федерации и предназначается для защиты охраняемых объектов, являющихся государственной собственностью и находящихся в сфере ведения Министерства и подведомственных ему федеральных органов исполнительной власти» . Таким образом, существует наличие явных противоречий в Положении о ведомственной охране Минсвязи и Уставе данной охраны, а также различия норм в положениях о ведомственной охране федеральных органов власти, которые, взяв за основу положения Закона «О ведомственной охране», тем не менее по своему излагают многие его нормы, что ведет к различному их толкованию.

Ученые, затрагивающие деятельность ведомственной охраны в своих работах, как правило, не уделяют большого внимания рассматриваемому вопросу. Как пишет О.Н. Ма-ликова, охрану объектов, являющихся государственной собственностью, находящихся в сфере ведения соответствующих федеральных органов исполнительной власти, осуществляют создаваемые ими подразделения ведомственной охраны. При этом автор не приводит дополнительных обоснований или разъяснений своей точки зрения, полагая, что достаточно того, что она основана на ст. 8 Закона «О ведомственной охране» .

Аналогичную позицию занимает А.А. Ульянов, верно указывающий, что ведомственная охрана «осуществляет защиту охраняемых объектов, в том числе и на основе заключенных договоров, являющихся государственной собственностью, либо иных форм собственности, но находящихся в сфере ведения соответствующих федеральных органов исполнительной власти, имеющих право на создание ведомственной охраны» .

Функции регулятора в сфере ведомственной охраны с 2016 г. были переданы новой структуре — Федеральной службе войск национальной гвардии (далее — Росгвардия),

которая предпринимает попытки привести осуществление данного вида охраны в соответствие с законодательством. Однако возможность различного толкования правовых норм значительно затрудняет деятельность контрольно-надзорного ведомства, в силу того что многие субъекты имеют собственное понимание статуса ведомственной охраны. Так, судебные органы довольно часто принимают сторону Росгвардии: согласно позиции Верховного Суда РФ ФГУП «СВЯЗЬ-безопасность» имеет право осуществлять охрану только тех объектов, которые находятся в сфере ведения Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации и подведомственных ему федеральных органов исполнительной власти .

Тогда как Федеральная антимонопольная служба полагает, что Росгвардия, указывая на отсутствие у ведомственной охраны права охранять объекты, которые находятся вне ведения создавшего ее органа власти, пытается ограничить конкуренцию в этой сфере, которую предприятия ведомственной охраны создают для ФГУП «Охрана» Рос-гвардии . Представляется, что для осуществления государственной охраны объектов приоритетное значение имеет не конкуренция между различными охранными структурами, а эффективность такой охраны, которая обусловлена, в частности, последовательностью правового регулирования и четкостью в определении субъекта охраны. Конкуренция между государственными охранными структурами, по нашему мнению, неуместна в принципе, это свидетельствует о разобщенности действий различных органов власти, отсутствии единой политики в сфере государственной охраны. К тому же рыночная экономика в России на данный момент находится лишь на этапе своего становления, поэтому конкуренция не способна оказывать такой же положительный экономический эффект, как в более развитых странах.

Анализ вышеуказанных проблем свидетельствует о необходимости кардинальных изменении в деятельности ведомственной охраны. Мы полагаем, что данные изменения должны проводиться на фоне реформирования всего охранного законодательства, а также должны быть отражены в новом законе, который регулировал бы осуществление государственной охранной деятельности. В настоящее время правовое регулирование деятельности различных субъектов государственной охраны (ведомственной охраны, вневедомственной охраны, ФГУП «Охрана Росгвардии) регулируется Законом «О ведомственной охране», что не является юридически корректным, в особенности учитывая то, что вневедомственная охрана осуществляет инспектирование ведомственной охраны.

По нашему мнению, одним из вариантов устранения имеющихся проблем в деятельности ведомственной охраны является присоединение предприятий ведомственной охраны к ФГУП «Охрана» Росгвардии. Само создание Рос-гвардии как органа исполнительной власти, наделенного специальными функциями и полномочиями в сфере охраны, показывает, что законодатель осознает необходимость централизации государственной охраны. Присоединение ведомственной охраны к ФГУП «Охрана» будет служить логическим продолжением данного процесса, тем более что его начало уже положено: в 2017 г. ведомственная охрана объектов промышленности присоединилась к ФГУП «Охрана» в качестве структурного подразделения этого предприятия.

Присоединение предприятий ведомственной охраны к ФГУП «Охрана» Росгвардии позволит улучшить ситуацию в данной сфере сразу по нескольким направлениям:

1) разрешение правовых пробелов и противоречий в законодательстве о ведомственной охране;

2) освобождение федеральных органов власти от несвойственных им функций и полномочий по охране объектов;

3) выполнение требования Президента РФ об усилении контроля за оборотом оружия;

4) централизация государственной охранной деятельности, предполагающая проведение единой политики в сфере государственной охраны;

5) осуществление ведомственной охраны в соответствии с современными социально-экономическими потребностями.

При этом следует учитывать, что присоединение ведомственной охраны к ФГУП «Охрана» — это весьма сложный и трудоемкий процесс, детали которого должны быть четко проработаны заранее. Поэтому в первую очередь необходимо составление плана или «дорожной карты» этого процесса. Термин «дорожная карта» в последние годы стал все чаще использоваться в нормативных правовых актах и документах. Как пишет Д.А. Колесников, дорожная карта -это наглядное представление пошагового сценария развития определённого объекта — отдельного продукта, класса продуктов, некоторой технологии, группы смежных технологий, бизнеса, компании, целой отрасли, индустрии и даже плана достижения политических, социальных целей .

Процесс составления «дорожных карт» называется дорожным картированием — оно связывает между собой ожидания от идеи, стратегию и план развития процесса, а также выстраивает основные шаги процесса во времени по принципу «прошлое-настоящее-будущее».

Стратегия присоединения ведомственной охраны к ФГУП «Охрана» должна быть четкой и хорошо продуманной. Для этого, по нашему мнению, требуется участие в ее разработке различных сторон — государства, представителей субъектов государственной охраны, важно привлечение ученых и экспертов. То же самое касается и плана мероприятий. На сегодняшний день многие аспекты правового регулирования государственной охранной деятельности требуют более детального изучения, а также обсуждения с участием всех заинтересованных сторон.

План присоединения ведомственной охраны к ФГУП «Охрана» должен стать частью общей Концепции развития государственной охранной деятельности, необходимость разработки которой назрела уже давно.

Осуществление данного плана в связи с наличием большого числа субъектов, осуществляющих ведомственную охрану, должно проводиться в несколько этапов. Мы представим данные этапы в общем виде, поскольку детали, как уже говорилось выше, требуют обсуждения и проработки.

Полагаем, что присоединение ведомственной охраны к ФГУП «Охрана» следует начать с небольших предприятий ведомственной охраны, созданных федеральными органами власти (например, ФГУП «Ведомственная охрана Мин-сельхоза России»).

Отсутствие у данных предприятий большого количества филиалов и работников позволит облегчить процесс их присоединения к ФГУП «Охрана»: во-первых, завершить его в короткий срок, во-вторых, должным образом проработать осуществление этого процесса, выявить возможные проблемы и недостатки.

На следующем этапе, по нашему мнению, следует присоединить оставшиеся предприятия ведомственной охраны, созданные федеральными органами власти и государственными корпорациями, за исключением наиболее крупных — к примеру, ведомственная охрана железнодорожного транспорта по своей численности и объемам деятельности сопоставима с ФГУП «Охрана», и в данном случае речь должна идти не о присоединении, а о слиянии, которое в настоящее время представляется нецелесообразным. Также следует оставить в прежнем виде функционирование ведомственной охраны, созданной в виде структурных подразделений органа исполнительной власти — ведомственная охрана Министерства обороны РФ.

Мы считаем, что не все предприятия ведомственной охраны могут положительно воспринять смену статуса: так, ФГУП «Связь-Безопасность» является давним конкурентом ФГУП «Охрана» и вряд ли заинтересовано в присоедине-

нии в качестве структурного подразделения к конкурирующей структуре. Поэтому для подобных случаев следует разработать возможные альтернативы будущего предприятия — например, приватизация с переформированием в частное охранное предприятие, которое потеряет статус ведомственной охраны, однако сможет продолжать осуществлять охрану объектов по заключенным договорам, если эти объекты не являются подлежащими государственной охране. Объекты, подлежащие государственной охране, будут переданы под охрану ФГУП «Охрана» Росгвардии.

Весьма неоднозначным является положение частных охранных предприятий ведомственной охраны. Их присоединение к ФГУП «Охрана» вряд ли возможно, однако процесс реформирования должен затронуть и их деятельность. Росгвардия, как регулятор в сфере ведомственной охраны и частной охранной деятельности, может предложить различные варианты изменения их статуса, наиболее мягким из которых является внесение поправок в Закон «О ведомственной охране», ограничивающих полномочия частных охранных предприятий ведомственной охраны, в той части, где они пересекаются с полномочиями, присущими исключительно государственным органам и организациям.

Механизм присоединения ведомственной охраны к ФГУП «Охрана» предлагаем рассмотреть на основании уже имеющегося опыта такого присоединения, осуществленного в январе 2017 года. Согласно Распоряжению Правительства Российской Федерации от 18 января 2017 г. № 28-р ФГУП «Ведомственная охрана объектов промышленности РФ» вошло в состав ФГУП «Охрана» Росгвардии . Целями такой реорганизации были названы исключение дублирующих функций, повышение качества услуг указанных охранных предприятий, а также реализация государственной политики в сфере контроля за оборотом оружия.

На базе ФГУП «Ведомственная охрана объектов промышленности России» в структуре ФГУП «Охрана» Рос-гвардии создан Центр охраны объектов промышленности, к которому в порядке правопреемства перешли обязательства по более чем 400 заключенным договорам на охрану объектов и имущества предприятий промышленности. После перехода в Росгвардию у всех работников ведомственной охраны была сохранена заработная плата, льготы и надбавки в ранее установленном размере.

Центр охраны объектов промышленности получил статус структурного подразделения (филиала) ФГУП «Охрана» Росгвардии, целью которого является обеспечение охраны объектов различных отраслей промышленности. При этом у Центра охраны объектов промышленности имеются свои филиалы, расположенные по всем девяти федеральным округам. Как указано на официальном сайте нового филиала ФГУП «Охрана», Центр охраны объектов промышленности оказывает комплексные услуги по защите объектов промышленного назначения, в том числе находящихся в ведении Минпромторга России . Таким образом, бывшая ведомственная охрана Минпромторга получила возможность расширить свою деятельность за счет охраны не только объектов, находящихся в ведении создавшего ее министерства, но и любых других промышленных объектов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Подводя итог вышесказанному, отметим, что присоединение ведомственной охраны к ФГУП «Охрана» способно оказать положительный эффект на повышение безопасности важных объектов, подлежащих ведомственной охране, но лишь при условии тщательной проработки всех деталей, касающихся этого присоединения. Текущая ситуация в сфере ведомственной охраны, безусловно, требует изменений, следует исключить возможность заниматься охранным бизнесом для министерств и ведомств, которая никак не соотносится с возложенными на них задачами и функциями и создает почву для коррупционных проявлений. Сосредоточение охранных функций в конкретном органе исполнительной власти, обладающем соответствующими полномочиями в сфере охраны, позволит унифицировать

правовое регулирование, осуществлять единую и целенаправленную государственную политику.

Список литературы:

1. Федеральный закон от 14 апреля 1999 г. № 77-ФЗ «О ведомственной охране» // Доступ из СПС «КонсультантП-люс».

2. Постановление Правительства РФ от 12 июля 2000 г. № 514 «Об организации ведомственной охраны» // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

3. Приказ Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации от 26 декабря 2014 г. № 497 // Доступ из СПС «Консультант Плюс».

4. Постановление Правительства РФ от 15 апреля 2002 г. № 239 «О ведомственной охране Министерства сельского хозяйства Российской Федерации» // . — URL: http://sbornik-zakonov.ru/141 177.html (дата обращения: 15.12.2017).

5. Постановление Правительства РФ от 2 октября 2009 г. № 775 «Об утверждении Положения о ведомственной охране Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации» // ГАРАНТ.РУ: http://www.garant. ru/products/ipo/prime/doc/96418/#ixzz5526dwhrI (дата обращения: 15.12.2017).

6. Маликова О.И. Административно-правовое регулирование охраны имущества в России: дисс. … канд. юрид. наук. — М., 2009. — 206 с.

7. Ульянов А.А. Правовые основы деятельности вневедомственной охраны / А.А. Ульянов // Пролог: журнал о праве. — 2014. — № 3. — С. 69-73. DOI: 10.15727/23136715.2014.2.3.69-73.

8. Определение Верховного Суда РФ от 17 июля 2017 г. № 302-ЭС17-8484 по делу № А19-8214/2016 // . — URL:http://legalacts.ru/sud/ opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-17072017-n-302-es17-8484-po-delu-n-a19-82142016/ (дата обращения: 12.09.2017).

9. Определение Верховного Суда РФ от 16 июня 2017 г. № 304-КГ17-7041 // . — URL: http://sudact.ru/vsrf/doc/BjcyNL5e5tdb/ (дата обращения: 17.11.2017).

10. Письмо ФАС России от 13 октября 2017 г. № ИА/70852/17 «По вопросу о заключении государственных контрактов на охрану зданий» // Доступ из сПс «Консультант Плюс».

11. Колесников Д.А. Границы «дорожной карты» / Д.А. Колесников // Научный альманах. — 2017. — № 4-1 (30). -С. 130-133. DOI: 10.17117/na.2017.04.01.130.

12. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 18 января 2017 г. № 28-р «О реорганизации ФГУП «Охрана» Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации в форме присоединения к нему ФГУП «Ведомственная охрана объектов промышленности Российской Федерации» // . — URL: http://publication.pravo. gov.ru/Document/View/ 0001201701190001 (дата обращения 17.12.2017).

13. Центр охраны объектов промышленности (филиал) ФГУП «Охрана» Росгвардии: официальный сайт // . — URL: http://rosprom-security.ru/ (дата обращения 17.12.2017).

Статья прошла проверку системой «Антиплагиат»; оригинальность текста — 86,43%

В погоне за миллиардами — как Золотов устраняет конкурентов

Фото Кирилл Каллиников / РИА Новости

Федеральная служба войск национальной гвардии РФ неумолимо стремится к тому, чтобы монополизировать рынок услуг по охране государственного имущества. В Росгвардии прямо заявляют, что хотят поглотить все ведомственные охранные службы, присоединив их к своему ФГУП «Охрана». Мотивация довольна банальна — деньги. Сейчас десяток служб делят между собой «куски пирога» — госконтракты на сотни миллионов и миллиарды рублей, — тогда как Росгвардия во главе с Виктором Золотовым хочет себе весь «пирог».

Главный сторож

Наступление на ведомственную охрану со стороны Росгвардии началось с 2016 года, когда президент Владимир Путин передал ФГУП «Охрана» МВД в руки своему бывшему охраннику главе Росгвардии Виктору Золотову. При наличии готовой структуры с филиалами в 80 субъектах России ФГУП «Охрана» Росгвардии уже в 2016 году освоила 17,55 млрд рублей, в 2017 году — уже 20,7 млрд рублей. Штатная численность предприятия составляет 53 тыс. человек.

В том же 2016 году появилась информация, что под крыло Росгвардии уйдет ведомственная охрана Минпромторга — ФГУП «Ведомственная охрана объектов промышленности Российской Федерации» с 18 тысячами сотрудников. Слияние с «Охраной» Росгвардии произошло в январе 2017 года. Ведомство Золотова посчитало опыт удачным, а замглавы Росгвардии Сергей Лебедев заявил, что надеется на скорое присоединение к ФГУП «Охрана» всех служб ведомственной охраны. От выражения надежд гвардейцы быстро перешли к захвату конкурентов.

Так, в октябре 2018 года Росгвардия добилась поглощения ФГУП «Связь-безопасность» (штат в 15,5 тыс. человек), которое охраняло объекты Минкомсвязи, объяснив это целями по «улучшения качества охраны». А ровно через год произошло еще одно крупное поглощение — под натиском Золотова сдались ФГУП «Ведомственная охрана» Минэнерго России (более 18 тыс. сотрудников) и ФГУП «Ведомственная охрана Минсельхоза России». Оба предприятия пали жертвой Росгвардии после того, как несколько раз выигрывали на конкурсах тендеры на охрану гособъектов, обойдя подчиненных Золотова по цене. Например, Ведомственная охрана Минсельхоза с начала 2019 года получила контракты на 257 млн рублей, а Ведомственная охрана Минэнерго — на 275 млн рублей. Теперь эти контракты ушли в ФГУП «Охрана».

Выгодные проверки

Во всех случаях слиянию очередного охранного предприятия с ФГУП «Охрана» Росгвардии предшествовали атаки со стороны гвардейцев. Атаки выглядели как многочисленные массированные проверки конкурентов. Это звучит абсурдно, но Росгвардии, которая оказывает коммерческие охранные услуги, при этом является контролером рынка охранных услуг — устанавливает правила игры для как для своего ФГУП, так и для его соперников, и имеет право проверять и наказывать охранные предприятия. Со стороны это выглядит как прямой конфликт интересов, тем более, что на кону стоят многомиллионные госконтракты.

Например, «Связь-безопасность» пережила десятки проверок со стороны Росгвардии, которая неизменно находила у конкурента нарушения, наиболее частым из которых являлось «охрана объектов, не относящихся к сфере деятельности профильного министерства». Нарушением это является только по мнению Росгвардии. В борьбе за миллиарды все средства хороши, поэтому против бывшего руководства «Связи-безопасности» были возбуждены уголовные дела из-за выплаты «золотых парашютов». До своего присоединения «Связь-безопасность» имела суммарную годовую выручку в размере 4,6 млрд рублей.

Аналогичная схема сработала и при поглощении ведомственной охраны Минпромторга. Сперва Росгвардия нашла у ФГУП более сотни нарушений (только за февраль 2017 года), а затем против главы охранного предприятия Владимира Подольского возбудили уголовное дело о «мертвых душах» и посадили его на четыре года. Призом Росгвардии стали 5 млрд рублей годовой выручки.

Минтранс не сдается

Следующей целью Росгвардии стала ведомственная охрана Минтранса. Как сообщает издание Baza, транспортники отказались сдаваться «золотовцам» без боя и вступили в отчаянное противостояние — на конкурсах, где разыгрываются контракты, и в судах, где Управление охраны Минтранса оспаривает результаты многочисленных проверок со стороны Росгвардии.

«С начала 2018 года и до октября нынешнего охрана Минтранса выступила конкурентом Росгвардии в 43 тендерах на общую сумму 215 млн рублей. В итоге управление Минтранса выиграло 30 тендеров, Росгвардия — только 9. Причем Управление Минтранса выигрывает тендеры на охрану не только транспортной системы (аэропортов, например), но и других гособъектов: зданий судов, Роспотребнадзора, музеев», — отмечает Baza.

Всего с начала года Управление заработало на госзакупках 3,4 млрд рублей. В то же время ФГУП «Охрана» — 2,9 млрд рублей (не считая выручки других, поглощенных предприятий).

Для мести за поражения на тендерах Росгвардия использует не раз опробованный способ: за последнее время Росгвардия проверила Управление ведомственной охраны Минтранса 148 раз. То есть ревизоры из Росгвардии заходят в разные филиалы Управления Минтранса 1–2 раза в неделю. Усердие дает результаты — найдено 565 нарушений, в большинстве случаев мелких.

Как и в случае с другими ведомственными службами охраны, Росгвардия пытается зацепиться за то, что предприятия охраняют непрофильные объекты. Но если с предыдущими жертвами это срабатывало, то охрана Минтранса дошла до Верховного суда, где доказала — ведомственная охрана может охранять любую государственную собственность.

«Иное бы противоречило целям создания ведомственной охраны, в частности, когда при создании нового объекта у государственного заказчика не будет возможности обеспечить его защиту до момента внесения объекта в перечень», — говорится в решении суда.

Ранее Росгвардия также пыталась подмять под себя «нефтяной сектор», но получила отпор — в 2018 году «Лукойл», «Газпром нефть», «Татнефть» и «Сибур», пожаловались в Совет безопасности России на попытки Росгвардии монополизировать услуги по охране их предприятий. После этого Золотов несколько поумерил аппетит.

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях в Росгвардии и других силовых структурах — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *