Преюдиция в уголовном процессе

>Преюдиция

В России

Законодательная основа

В российском законодательстве понятие «преюдиция» установлено статьей 61 Гражданского процессуального кодекса РФ, статьей 90 Уголовно-процессуального кодекса РФ и в ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса РФ. На данный момент суд, прокурор, следователь, дознаватель не имеют права дополнительно проверять обстоятельства, установленные вступившим в силу законным судебным решением. Причем данное правило распространяется не только на приговоры (т.е. на решения по уголовным делам), но и на решения арбитражных судов и судов общей юрисдикции.

По заключению автора комментариев к процессуальным кодексам Гуева А. Н., судебная практика исходит из того, что по смыслу ст. 61 ГПК и ст. 69 АПК обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на имущество, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле. В то же время суд учитывает обстоятельства ранее рассмотренного дела о праве на спорное имущество, независимо от того, установлены ли они судебным актом. Если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы.

Похожие выводы делает Брусков П.В. при анализе преюдициальности и сравнении её в разных видах процессов. Так, ранее приговор уголовного суда имел преюдициальное значение для гражданского и арбитражного суда, в то время как решения гражданского и арбитражного суда преюдициальными для уголовного судопроизводства не являлись. Однако, после принятия закона От 29.12.2009 г. № 383-ФЗ, который внес изменения в статью 90 УПК РФ «Преюдиция», значения решений арбитражного, гражданского и уголовного судом приравнены друг к другу по силе. Это нововведение с одной стороны, ограничивает возможности доказывания по уголовному процессу, так как в уголовном процессе применяются в качестве доказательств результаты оперативно-розыскной деятельности; а в гражданском и арбитражном процессах это недопустимо. Но с другой стороны, Конституционный суд в своем постановлении от 21.12.2011 г. указал, что несмотря на новый закон, доводы решений гражданских судов не предопределяют виновность лица по уголовному процессу, обстоятельства обвинения подлежат тщательной проверке независимо от того, что они установлены решением гражданского суда.

Практика применения

Наблюдатели высказывают мнение о том, что, в случае некорректного разделения дела на несколько частей, применение принципа преюдиции может иметь негативные последствия для правосудия. По мнению известного ученого-юриста Сергея Афанасьева, такой процессуальный прием является опасным феноменом, поскольку «обвиняемые в деле, из которого выделено дело, рассмотренное в особом порядке, попадают в процессуальный капкан».

В мире

Британия

Британское толкование преюдиции в уголовном праве ближе к старому толкованию, существовавшему в России. А именно, предыдущие судебные решения имеют вес, но не лишают обвиняемого и его защиту права отрицать событие преступления и не освобождают суд от обязанности рассматривать эти заявления, а также не распространяют признание одного из обвиняемых на остальных:

Кроме того, в Британии уголовные дела подлежат юрисдикции присяжных, которые при вынесении вердикта руководствуются исключительно собственным разумом и совестью и не обязаны его мотивировать.

США

В США преюдиция обычно не распространяется на приговоры, вынесенные по упрощенной схеме в порядке сделки с правосудием.

Мнения

  • Известный юрист Карина Москаленко указывает, что распространение принципа преюдиции на приговоры, вынесенные по упрощенной схеме в порядке сделки с правосудием, противоречит положениям Европейской конвенции по правам человека (Статья 6), гарантирующей право на справедливое судебное разбирательство.
  • К преюдициональным актам не относятся различного рода отчеты и ответы на обращения граждан, в том числе, обоснования суммы иска или объяснительные записки к законопроектам, считает С. В. Максименко.

Примечания

  1. Судебная практика: понятие «преюдиции»
  2. Постатейный комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу РФ. Под ред. к.ю.н. Гуева А.Н.
  3. Брусков П.В. Преюдиция в уголовном, арбитражном и гражданском процессах
  4. Постановление Конституционного суда РФ от 21 декабря 2011 г. N 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко
  5. 1 2 3 4 5 6 Би-Би-Си: «В басманных судах преюдиция — царица доказательств»

Ссылки

  • Лыкошин А. С. Преюдициальность // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Преюдициальное значение решения суда

Понятие преюдиции

Какое значение имеет преюдиция для судебного процесса

Преюдиция в гражданском и арбитражном процессе

Преюдиция в уголовном и административном процессе

Административная преюдиция

Каковы критерии отнесения судебного акта к преюдиции

Какие акты не образуют преюдицию

Пределы преюдициальности

Соотношение преюдиции и смежных правовых институтов

Понятие преюдиции

Преюдиция относится к числу ключевых процессуальных понятий, широко используемых в правоприменительной и судебной практике. При этом законодательного определения данного термина не содержится ни в одном нормативном акте.

Более того, из всех действующих на сегодняшний день процессуальных кодексов понятием «преюдиция» оперирует только Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ст. 90, далее — УПК РФ). Нормы сходного содержания также включены в ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ), ст. 61 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ), ст. 64 Кодекса административного судопроизводства (далее — КАС РФ).

Анализируя смысл названных статей, можно сформулировать следующее определение: преюдиция — это какие-либо факты или обстоятельства, установленные ранее вступившим в законную силу судебным актом, которые не требуют доказывания и должны приниматься всеми судебными и иными органами как данность.

Например, в гражданском процессе по иску о возмещении вреда, причиненного здоровью потерпевшего в результате совершенного против него преступления, ранее вынесенный и вступивший в силу приговор в отношении лица, причинившего вред своими противоправными действиями, будет иметь преюдициальное значение. Другими словами, в ходе судебного разбирательства не требуется вновь доказывать сам факт совершения преступления и виновность совершившего его лица.

Не только преюдициальные факты не нуждаются в доказывании, есть и другие — об этом можно прочитать в статье Факты, не подлежащие доказыванию в гражданском процессе.

Значение преюдиции для судебного процесса

Как видно из определения, преюдиция тесно связана с процедурой доказывания в судебном процессе (см. статьи Предмет доказывания и Относимость и допустимость доказательств (нюансы), а также является одним из оснований освобождения участников дела от доказывания наряду с общеизвестными фактами и фактами, подтвержденными нотариально (пп. 1 и 4 ст. 69 АПК РФ, пп. 1 и 4 ст. 61 ГПК РФ). С другой стороны, преюдиция являет собой одно из свойств судебного решения.

Значение института преюдиции в судебном процессе заключается в следующем:

  • наличие преюдиционных правил существенно облегчает судопроизводство — экономит время и силы всех участников дела;
  • преюдиция также призвана предотвратить конфликт судебных актов, исключить наличие противоречащих друг другу решений;
  • преюдиция способствует последовательности рассмотрения дела и служит гарантией уверенности в непоколебимости принятого решения.

Для более глубокого понимания значения преюдиции в судебном процессе полезно изучить постановление Конституционного суда РФ от 21.12.2011 № 30-П.

Преюдиция в гражданском и арбитражном процессе

В гражданском и арбитражном процессе в понятие преюдиции вкладывается тождественный смысл — нормы звучат примерно одинаково (ст. 61 ГПК РФ и ст. 69 АПК РФ).

Главный принцип доказывания в этих двух видах судопроизводства в том, что обстоятельства, на которые ссылается истец, должны быть им же и доказаны. При этом к числу обстоятельств, освобожденных от необходимости доказывать их, относятся как решения арбитражных судов, так и акты судов общей юрисдикции (решения по гражданским делам и приговоры по уголовным).

Причем если решения по гражданским делам обязательны в части любых установленных ранее обстоятельств, то из приговоров по уголовным делам принимается как данность только сам факт совершения действий конкретным лицом (п. 3 ст. 90 УПК РФ).

Преюдиция в уголовном и административном процессе

В уголовном процессе процедура доказывания продиктована действием принципа презумпции невиновности и, как следствие, обязанностью обвинения доказывать вину лица в совершении преступного деяния. В связи с этим, устанавливая преюдициальное значение приговора суда по уголовному делу либо решения по гражданскому/арбитражному делу, законодатель делает оговорку: ранее вынесенный и вступивший в законную силу судебный акт при всем своем преюдициальном значении не может означать автоматическую виновность какого-либо иного лица, не участвовавшего ранее в рассмотрении дела.

В КАС РФ законодатель впервые вводит нормы об освобождении от доказывания фактов и обстоятельств, установленных ранее решениями судов (ст. 64 КАС РФ). Однако в аналогичных статьях других процессуальных кодексов акты по административным делам отсутствуют в перечне имеющих преюдициальное значение решений. Представляется необходимым внесение соответствующих изменений в вышеуказанные статьи АПК, ГПК и УПК РФ.

Таким образом, несмотря на особенности доказывания в каждом виде судопроизводства, институт преюдиции везде имеет схожий смысл. Он применяется в тесном межотраслевом взаимодействии: судебные акты, принятые и вступившие в законную силу в любом процессе, имеют преюдициальное значение для любого суда в любом процессе (учитывая оговорку об актах по уголовным делам).

Административная преюдиция

На стыке отраслей уголовного и административного права также существует такое правовое явление, как административная преюдиция, которая представляет собой переход ряда последовательно совершенных административных правонарушений в преступление. УК РФ содержит 36 таких составов преступлений.

Например, ст. 158.1 предусматривает уголовную ответственность за повторное совершение мелкого хищения, за которое лицу судебным решением было назначено административное наказание (ч. 2 ст. 7.27 Кодекса об административных правонарушениях РФ от 30.12.2001 № 195-ФЗ). Такое решение суда имеет преюдициальное значение при рассмотрении дела о повторном совершении этого деяния уже в уголовном процессе, в части установления факта совершения правонарушения конкретным лицом.

Каковы критерии отнесения судебного акта к преюдиции

Не каждый судебный акт и не в каждой ситуации обладает свойством преюдициальности. Можно выделить несколько критериев для преюдиции судебного решения:

  1. Решение должно быть вступившим в законную силу.
  2. Судебный акт должен касаться прав и интересов тех же лиц, которые участвуют в другом процессе, где идет речь о применении преюдиции. Если же в деле участвуют иные лица, то ранее принятое без их участия судебное решение не может иметь преюдициального значения, так как эти лица не имели возможности представить доказательства, которые могли бы повлиять на вынесение такого решения (см., например, определение Верховного суда РФ от 15.10.2014 по делу А53-16593/2013). Если в процессах участвуют разные подразделения одной и той же системы государственных органов, например региональная таможня и Федеральная таможенная служба, то состав участников считается одинаковым (см. постановление Президиума ВАС РФ от 12.05.2009 № 17440/08 по делу № А40-3479/08-79-27).
  3. Преюдиция может возникнуть только в части установления каких-либо фактов или обстоятельств, но не в части правовой оценки, юридической квалификации действий или применения норм материального права (см., например, определение Верховного суда РФ от 29.03.2016 по делу № А40-152245/2014, постановление Президиума ВАС РФ от 25.07.2011 по делу № А40-111672/09-113-880).

Какие акты не образуют судебную преюдицию

Анализ судебной практики также позволил сделать вывод, что не рассматриваются судами в качестве преюдициальных:

  • определения суда об утверждении мирового соглашения или прекращении производства по делу в связи с признанием иска, т. к. обстоятельства, выясненные в ходе таких судебных процессов, не считаются установленными (см., например, определение Верховного суда РФ от 15.10.2014 по делу № 308-ЭС14-91, А53-16593/2013);
  • приговоры, вынесенные при рассмотрении уголовного дела в особом порядке (ст. 90 УПК РФ);
  • постановления следственных органов, органов дознания, административных органов, которые оцениваются на общих основаниях как письменные доказательства (см. постановление Президиума ВАС РФ от 08.02.2002 № 7286/01 по делу № А41-К1-5047/01);
  • акты органов государственной власти (см. определение Верховного суда РФ от 26.11.2014 по делу № А40-98649/2013).

Пределы преюдициальности

Установление законодателем абсолютной преюдициальности судебных решений поставило бы под угрозу соблюдение принципа свободы оценки доказательств и независимости судей, а также лишило бы участников судопроизводства возможности преодолевать последствия неизбежных судебных ошибок либо фальсифицировать доказательства, что привело бы еще к большей противоречивости решений (см. постановление Конституционного суда РФ от 21.12.2011 № 30-П). Поэтому процессуальные законы предусматривают возможность пересмотра судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам, что и является своеобразным пределом для преюдициальности судебных актов. К числу таких обстоятельств относятся, в частности (п. 3 ст. 413 УПК ПФ, пп. 3, 4 ст. 392 ГПК РФ, ст. 311 АПК РФ):

  • заведомо ложные свидетельские показания / заключение эксперта;
  • неверный перевод;
  • сфальсифицированные доказательства (как установить факт фальсификации – см. в статье Заявление о фальсификации доказательств в арбитражном процессе);
  • противоправные действия судьи при рассмотрении дела.

С другой стороны, пределом преюдициальности также является установление правила о том, что предопределяющую роль в процессе играет установление только фактов и обстоятельств, то есть некой объективной данности, но не субъективная правовая оценка или квалификация. Связано это с тем, что в различных видах процессов эти факты или обстоятельства могут оцениваться по-разному. Так, возложение судом в гражданско-правовом порядке ответственности за причиненный ущерб ни в коем случае не может предопределять уголовно-правовую ответственность за действия данного лица и его вину.

Соотношение преюдиции со смежными правовыми институтами

Понятие преюдиции тесно граничит с такими правовыми институтами, как презумпция (читайте о ней в статье Что такое презумпция вины?) и прецедент (см. статью Что такое судебный или юридический/правовой прецедент?). Рассмотрим подробнее, как они соотносятся между собой.

Презумпция, так же как и преюдиция, предполагает некую данность, которая не требует доказательств и не подлежит оспариванию. Наиболее близка преюдиция к презумпции истинности судебного решения или приговора — они предполагаются законными до тех пор, пока не пересмотрены в установленном законом порядке.

Однако презумпция истинности — это более широкое понятие, так как любое судебное решение презюмируется истинным, но далеко не каждое решение может стать преюдициальным. Для этого необходимо соблюдение ряда условий, о которых шла речь выше (действие в отношении ограниченного круга лиц, только в отношении фактов и обстоятельств и т. д.). Преюдиция как бы базируется на принципе презумпции истинности судебного решения.

У прецедента также на первый взгляд много общего с преюдицией. Он тоже имеет большое значение при вынесении судом решения по аналогичному делу, несмотря на то, что в России не является источником права. Тем не менее общеизвестно, что суды в РФ однозначно учитывают ранее вынесенные другими судами решения, а также часто придерживаются позиций, высказанных высшими судами. Однако прецедент все же не является обязательным для других судов. Различие между ними также состоит в том, что прецедент касается не только фактов и обстоятельств, но и правовой оценки, квалификации и применения норм права.

***

Таким образом, преюдициальное значение решения суда заключается в освобождении от доказывания фактов и обстоятельств, установленных вступившим в силу судебным решением или приговором. Преюдиция имеет межотраслевое действие и распространяется только на тех лиц, которые принимали участие в процессе, где были установлены данные факты и обстоятельства. Не обладают преюдициальностью правовая оценка, юридическая квалификация и применение норм материального права, производимые судом.

Подписывайтесь на канал RUSЮРИСТ в Яндекс.Дзен!

>Пресса о ВАС РФ

Конституционный Суд заключил, что преюдиция не может быть абсолютной

Конституционный Суд РФ огласил сегодня постановление о проверке конституционности положений УПК о преюдиции. Несмотря на то, что КС не усмотрел в статье 90 УПК РФ нарушения Основного закона, в своем решении он дал ей ограничительное истолкование: указал, что преюдиция не столь неопровержима, как это считается, и что она не может быть абсолютной.

Предыстория вопроса

В 2004 году супруги Егор и Вера Власенко заключили с Галиной Чернышовой предварительный договор купли-продажи недостроенного жилого дома в Ставрополе. В 2007 году покупательница подала иск о понуждении продавцов к заключению основного договора и признания за ней права собственности на здание. Промышленный районный суд города Ставрополя удовлетворил эти требования, но в 2010 году по жалобам четы Власенко органы внутренних дел возбудили в отношении Чернышовой уголовное дело по признакам мошенничества в особо крупном размере (ч.4 ст.159 УК РФ), полагая, что для подтверждения права собственности на здание Чернышова представила фиктивные документы. Та, в свою очередь, через суд добилась признания незаконным решения о возбуждении уголовного дела: он сослался на ст.90 УПК РФ, согласно которой обстоятельства, уже установленные вступившим в законную силу решением суда, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки.

После этого супруги обратились в Конституционный Суд, оспаривая норму ст.90 УПК, которая не позволяет правоприменительным органам провести проверку определенных фактов, если ранее по ним было вынесено судебное решение, которое вступило в законную силу (принцип преюдиции). По мнению Власенко, это нарушает конституционные права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью на государственную защиту, доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Преюдицию подвергли сомнениям

В ноябре дело рассматривалось в КС. Со стороны президента тогда выступил Михаил Кротов, который и рассказал, в чем заключается основная причина принятия поправок в ст.90 УПК РФ — у законотворцев стояла задача декриминализации налоговых правонарушений, чтобы оправданный арбитражным судом налогоплательщик, выходя из здания суда, не попадал сразу в руки ОБЭП по подозрению в налоговом преступлении. Однако, по его же словам, «граждане нередко злоупотребляют своим правом на судебную защиту — не получив желаемого решения в гражданском судопроизводстве, они пытаются добиться его через уголовное».

Высший Арбитражный Суд РФ представил в КС РФ свою позицию в письменном виде. Как сообщили «Право.Ru» в ВАС, он поддержал действующую редакцию статьи УПК о преюдиции: она согласуется с принципом равенства всех перед законом и обеспечивает единство судебной практики, а также устанавливает для всех граждан обязательность вступивших в законную силу судебных актов.

Решение Конституционного Суда

Сегодня Конституционный Суд огласил решение по вопросу преюдиции. Несмотря на то, что КС не усмотрел в статье 90 УПК РФ нарушения права на судебную защиту, он дал ее истолкование. Судьи Конституционного Суда указывают в своем решении, что «осуществляя правосудие как свою исключительную функцию, суд во всех видах судопроизводства, в том числе уголовном, обязан предоставлять сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций». А преюдициальность, по мнению КС, служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности. В решении объясняется, что «отказ дознавателя, следователя или прокурора, осуществляющих уголовное судопроизводство, от признания действия преюдициальности как свойства законной силы судебного решения, принятого в рамках гражданского и административного судопроизводства, означал бы преодоление вступивших в законную силу судебных решений административными органами».

Но результатом межотраслевой преюдиции, говорится в постановлении, «может быть лишь принятие судом, рассматривающим уголовное дело, данных о наличии либо об отсутствии какого-либо деяния или события, но не о его квалификации с точки зрения уголовного закона». Например, решение по гражданскому делу, возлагающее гражданско-правовую ответственность на определенное лицо, не может приниматься другим судом по уголовному делу как устанавливающее виновность этого лица в совершении уголовно наказуемого деяния и в это смысле не имеет для уголовного дела преюдициального значения.

При этом, напоминая про существующий институт пересмотра судебных решений, КС подчеркивает, что «как признание, так и отрицание преюдициального значения окончательных судебных решений не могут быть абсолютными и имеют определенные, установленные процессуальным законом пределы». Пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам КС РФ считает единственным способом преодоления преюдиции, и указывает, что основаниями такого пересмотра могут быть заведомо ложные показания свидетеля или заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, преступления сторон или судей, совершенные при рассмотрении и разрешении дела. Что касается случая супругов Власенко, то судьи КС указывают, что установленное право собственности Чернышовой необходимо было опровергать в рамках нового уголовного дела, возбужденного по признакам фальсификации доказательств. Расследованию такого дела статья УПК о преюдиции препятствовать не будет.

Толкуя ныне действующую редакцию ст.90 УПК РФ, судьи Конституционного Суда указывают, что же она означает. «Принятые в порядке гражданского судопроизводства и вступившие в законную силу решения судов по гражданским делам не могут рассматриваться как предрешающие выводы суда при осуществлении уголовного судопроизводства о том, содержит ли деяние признаки преступления, а также о виновности обвиняемого», — говорится в постановлении КС Такие выводы должны основываться на всей совокупности доказательств по уголовному делу, в том числе на данных, указывающих на фальсификацию доказательств или подлог, не исследованных ранее при разбирательстве гражданского дела. «Такого рода доказательства исследуются в процедурах, установленных уголовно-процессуальным законом, и могут в дальнейшем повлечь пересмотр гражданского дела», — напоминает КС РФ.

«Фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности обвиняемого по уголовному делу», — приходит к выводу в своем постановлении Конституционный Суд.

Он также указывает, что решения по делу супругов Власенко подлежат пересмотру в той степени, в которой они противоречат выявленному в данном постановлении конституционно-правовому смыслу ст. 90 УПК.

При этом отдельный пассаж своего решения Конституционный Суд посвящает проблеме неисполнения его решений российскими судами. КС напоминает, что уже неоднократно подчеркивал необходимость пересмотра решений, основанных на акте, которому в ходе применения по конкретному делу суд общей юрисдикции или арбитражный суд придал истолкование, расходящееся с его смыслом, впоследствии выявленным Конституционным Судом. «Отказывая в таком пересмотре, суды фактически настаивали бы на истолковании акта, придающем ему другой смысл не соответствующий Конституции, и тем самым преодолевали бы юридическую силу решения Конституционного Суда, чего они делать не вправе».

Наталья ШИНЯЕВА, Мария КУНЛЕ

Преюдиция. Как много в этом слове для сердца юриста сплелось, как много в нем отозвалось!

Занимаясь различными категориями дел и много лет практикуя в разных процессах, я не один раз давал себе зарок разобраться с вопросом применения преюдиции и систематизировать знания в этом направлении.

Понудила меня обратиться к данной теме то ли нахлынувшая и пока не отпускающая волна ностальгии, то ли недавно случившийся факт моего 50-ти летия, заставивший оглянуться назад и подвести определённые итоги, то ли попытки построения алгоритма достижения новых горизонтов, базирующегося на использовании результатов прошлого, точно не знаю. Но не суть!

Итак, согласно ст. 90 УПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, за исключением приговора, постановленного судом в соответствии со статьей 226.9, 316 или 317.7 настоящего Кодекса, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Согласно ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом. Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 186 настоящего Кодекса, или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия.

В соответствии со ст. 69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом. Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса, или если нотариальный акт не был отменен в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством для рассмотрения заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении.

Таким образом, для облегчения процесса доказывания и увеличения шансов на выигрыш в делах, мы или наши оппоненты при первой возможности ссылаемся на преюдицию. Преюдиция позволяет не доказывать в последующих процессах уже установленные другим судом фактические обстоятельства.

Более того, устанавливать факты в каждом процессе можно с помощью определенных доказательств, что зачастую усложняет процесс доказывания. Если, к примеру, у Вас не хватает допустимых доказательств в арбитраже, но есть доказательства, которые примут в уголовном процессе либо в нем они могут быть найдены, то установление преюдициальных фактов таким образом облегчит Вам выигрыш в арбитраже. Сейчас этот подход активно используется в так называемых «банкротных» делах.

Лично для меня до настоящего времени огромный интерес представляет возможность использования установленного в особом порядке (ГПК РФ) факта, имеющего юридическое значение, в качестве преюдициального в уголовном процессе. Если у Вас, многоуважаемые коллеги, были интересные примеры на эту тему, то буду рад обсудить нюансы вопроса, как в комментариях к данной статье, так и в личке. Полагаю, что многим юристам различных специализаций такие обсуждения станут как интересными, так и полезными.

Безусловно отдельный интерес вызывает использование именно такой преюдиции, т.е. установленной в судебном акте иного вида судопроизводства, отличного от рассматриваемого, где можно использовать иные виды доказательств, способы оценки и т.д.

К примеру, при помощи коллег я успешно использовал созданную в гражданском процессе преюдицию для разрешения дела в уголовном процессе в пользу своего подзащитного.

В прошлогоднем гражданском процессе, наоборот, мой оппонент неудачно попыталась «вытащить» преюдицию из арбитражного процесса в части взыскания госпошлины с Должника и использовать её для взыскания госпошлины с Поручителя.

Надо сказать, что многие судьи весьма охотно «ведутся» на подобные ухищрения сторон, что не только затрудняет защиту интересов противоположной стороны, но приводит к вынесению судами незаконных и/или необоснованных решений.

В этом контексте хочется сказать, что стороны зачастую ссылаются на выгодные для себя выдержки из судебных решений, даже когда правовых оснований для применения преюдиции нет, т.е… пытаются использовать преюдицию там, где ей совсем не место. Главное в этом деле знать, какие аргументы можно предъявить такой стороне или как правильно самим использовать преюдицию.

Вот, к примеру, классическая ситуация: лицо выдает в качестве преюдициального не определенный факт, а правовую квалификацию отношений. Как правило, такая сторона обращает внимание только на совпадение участников дела, игнорируя тот факт, что у преюдиции, помимо субъективных, есть еще и объективные границы.

Рассмотрим в каких случаях оснований ссылаться на преюдицию нет и как убедить в этом суд. В зависимости от того, с какой стороны выступаете Вы, как представитель (защитник интересов), приведенные ниже доводы можете использовать и/или иметь в виду при разрешении дела (спора). Для простоты восприятия и изучения основные нюансы работы с преюдицией в данной статье рассмотрены на примерах одного вида судопроизводства-арбитражного процесса.

Случай 1: Преюдиция не затрагивает правовую оценку обстоятельств дела.

Первое, что нужно учитывать, работая с преюдицией: преюдициальными могут быть только фактические обстоятельства, но не их правовая оценка. АПК РФ прямо закрепляет, что не подлежат доказыванию именно обстоятельства, установленные судом по ранее рассмотренному делу (ч. 2 ст. 69). Эту позицию подтверждают и высшие инстанции (постановления Президиума ВАС РФ от 31.01.2006 № 11297/05, от 25.07.2011 № 3318/11; определения КС РФ от 06.11.2014 № 2528-О, ВС от 10.07.2018 № 307-АД18-976). При этом освобождение от доказывания фактических обстоятельств не исключает их различной правовой оценки в разных делах.

Преюдиция — процессуальный институт, относящийся к процессу доказывания. Доказательства предоставляются в целях подтверждения наличия или отсутствия именно фактов, на которых участники дела основывают свои доводы и возражения (ч.1 ст. 64 АПК РФ). Поскольку преюдиция освобождает от предоставления доказательств, то ее действие охватывает только фактические обстоятельства.

Вывод о незаключенности договора может быть обязательным для суда, рассматривающего более поздние дела, но не в силу преюдиции.

Также стоит обратить внимание, что доказывание — состязательная деятельность лиц, участвующих в деле. В отношении правовой квалификации стороны не могут состязаться (принцип jura novit curia; ч. 1 ст. 120 Конституции) — соответственно, преюдиция не может затрагивать правовую оценку обстоятельств.

Пример. Поставка определенного количества продукции в конкретную дату является вопросом факта. Поэтому в последующих спорах между покупателем и поставщиком последний вправе на основании ч. 2 ст. 69 АПК РФ не предоставлять суду доказательства поставки продукции, а просто сослаться на решение суда, в котором данное обстоятельство уже было установлено.

Однако, это не значит, что суд должен согласиться с ранее сделанным выводом о том, что поставщик надлежащим образом исполнил обязательства по договору. Такой вывод относится к правовой оценке фактических обстоятельств, которая принимается во внимание, но не обязательна для суда, рассматривающего более позднее дело.

Вывод о незаключенности договора также не может быть преюдициальным, поскольку является правовой оценкой, а не фактическим обстоятельством (постановления АС Западно-Сибирского округа от 26.06.2018 по делу № А75-13589/2017; 7ААС от 03.07.2014 по делу № А03-17911/2012).

Если бы суд, рассматривающий более позднее дело, был связан правовой оценкой фактических обстоятельств другого суда, он лишился бы значительной доли самостоятельности в оценке доказательств, предоставленной ему ч.1 ст. 75 АПК РФ.

Кроме того, такая ситуация означала бы, что определенные доказательства имеют для суда заранее установленную силу, а это недопустимо (ч.5 ст. 71 АПК РФ). Также существенно пострадало бы право, а точнее обязанность, суда самостоятельно установить подлежащие применению нормы права (п. 3 ч.4 ст. 170 АПК РФ).

Конституционный суд разъяснял, что ограничение действия преюдиции только фактическими обстоятельствами объясняется необходимостью соблюдения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений, с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства — с другой (определение КС РФ от 06.11.2014 № 2528-О).

Рекомендация. Если оппонент пытается навязать оценку доказательств или правовую квалификацию определенных отношений, ранее данную другим судом, надо указать ему и/или напомнить суду то, что преюдициальными могут быть только фактические обстоятельства. Оценка же данных доказательств и правовая квалификация отношений не могут быть преюдициальными: их производит суд по своему внутреннему убеждению. Преюдиция может освободить оппонента только от доказывания фактических обстоятельств.

Пытаясь возразить, оппонент может сослаться на абз. 3 п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 57, который предусматривает возможность учета одним судом правовой оценки обстоятельств другим судом. В соответствии с данным разъяснением при рассмотрении дела о взыскании по договору суд учитывает оценку обстоятельств другим судом по ранее рассмотренному делу об оспаривании договора.

Однако эта позиция Пленума никак не опровергает вывод о том, что преюдициальными могут быть только фактические обстоятельства. Данное разъяснение вообще не связано с преюдициальностью, поскольку распространяется на ситуации, когда субъектный состав участников дел не совпадает. А для применения преюдиции необходимо совпадение лиц, участвующих в деле.

Кроме того, из данного разъяснения следует, что суд вправе по-своему оценить обстоятельства дела и не связан ранее данной оценкой. Поэтому правовая оценка обстоятельств не обязательна для судов, рассматривающих последующие дела между теми же лицами.

Сам по себе текст ранее принятого судебного акта — не основание для применения преюдиции.

Случай 2: Преюдициальными могут быть только те обстоятельства, которые суд исследовал ранее.

Преюдиция не только освобождает от доказывания определенных обстоятельств, но и запрещает сторонам оспаривать обстоятельства, установленные по ранее рассмотренному делу с идентичным составом участников. Таким образом, преюдиция ограничивает состязательность сторон в отношении доказывания уже исследованных фактов. В этом можно усмотреть обратную сторону принципа состязательности: лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий несовершения ими процессуальных действий.

Однако ограничение одного из фундаментальных принципов цивилистического процесса должно происходить с особой осторожностью. Именно поэтому преюдициальными могут являться только факты, которые стороны выносили на обсуждение суда и которые тот проверил. Факты, не пропущенные через фильтр суда, не являются преюдициальными и подлежат доказыванию на общих основаниях.

Президиум ВАС указывал, что если факт не был предметом разбирательства и не являлся предметом доказывания по делу, то он не имеет преюдициального значения для суда, рассматривающего другое дело по спору между теми же сторонами (постановление Президиума ВАС РФ от 17.06.1997 № 5016/96).

В соответствии с другой правовой позицией Президиума ВАС ч. 2 ст. 69 АПК запрещает именно переоценку доказательств, уже оцененных судом в рамках другого дела (постановление Президиума ВАС РФ от 25.03.2008 № 12664/07).

Из этой позиции можно сделать вывод, что если доказательства, подтверждающие определенный факт, ранее не оценивал суд, то нет никаких препятствий для их оценки в новом деле.

В связи с этим для применения ч. 2 ст. 69 АПК РФ необходимо, чтобы суд по ранее рассмотренному делу с участием тех же лиц уже оценивал рассматриваемые в новом деле доказательства и доводы сторон.

Так, в одном из дел суд указал, что преюдициальное значение судебного акта следует воспринимать с учетом особенностей ранее рассмотренного дела — предмета и основания заявленных требований, предмета доказывания, доводов участников спора, выводов суда по существу спора в связи с конкретными доказательствами, представленными участниками дела и исследованными и оцененными судом (постановление АС Поволжского округа от 11.02.2015 по делу № А55-9251/2014). Подобная позиция изложена и в других судебных актах (постановления 9ААС от 28.01.2015 по делу № А40-16941/14; АС Центрального округа от 27.12.2017 по делу № 14–5347/2017; АС Восточно-Сибирского округа от 20.10.2017 по делу № А19-19565/2014; АС Западно-Сибирского округа от 24.01.2018 по делу № А46-1949/2013).

Случай 3: Указание факта в мотивировочной части судебного акта недостаточно для вывода о его преюдициальности.

Даже если суд отразил конкретный факт в тексте решения, но данный факт не был предметом спора и не входил в предмет доказывания, он не может быть преюдициальным только в силу отражения его в мотивировочной части.

Пример. Одна из сторон предоставила суду проект решения, в который включила указание на установление судом определенных обстоятельств, которые не входили в предмет доказывания и вообще не обсуждались в процессе, но установление которых было бы выгодно этой стороне в другом процессе. Суд не придал значения такому указанию и сохранил его в финальном судебном акте. Будет ли сторона освобождена от доказывания этих обстоятельств в других процессах? С учетом позиции, выраженной в постановлении Президиума ВАС РФ от 17.06.1997 № 5016/96, нет: обстоятельства, хотя и отраженные в судебном акте, могут не иметь преюдициального значения, если они не исследовались и не оценивались.

Не подлежат доказыванию только обстоятельства, существование которых установлено с соблюдением закрепленного законом порядка, то есть основанные на всестороннем и полном исследовании доказательств, подтверждающих данный факт (постановление 9ААС от 27.08.2015 по делу № А40-41254/15).

Именно потому, что определенные обстоятельства уже устанавливал суд по одному делу, они не подлежат доказыванию в другом деле: зачем проводить двойную работу? Но если обстоятельство реально не устанавливалось в одном деле, то оно не может считаться доказанным в другом. В противном случае достоверным будет признаваться факт, ни разу не прошедший сквозь фильтр судов.

В одном из дел суд прямо указал, что один лишь текст ранее принятого судебного акта не может рассматриваться как основание, необходимое и достаточное для окончательного вывода о преюдиции. Обстоятельства, хотя и отраженные в судебном акте, могут не иметь преюдициального значения, если они не исследовались, не оценивались и не входили в предмет доказывания (постановление 9ААС от 28.01.2015 по делу № А40-16941/14). Аналогичную позицию занимали и другие суды (постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.03.2014 по делу № А78-5527/2012, АС Восточно-Сибирского округа от 20.10.2017 по делу № А19-19565/2014, АС Западно-Сибирского округа от 24.01.2018 по делу № А46-1949/2013).

Рекомендация. Если при рассмотрении более раннего дела суд включил в текст решения обстоятельства, которые не входили в предмет доказывания и в отношении которых стороны не предоставляли никаких доказательств, данные обстоятельства не будут являться преюдициальными. Если оппонент пытается освободиться от их доказывания в другом процессе, ссылаясь на один лишь текст судебного акта, принесите суду все процессуальные документы по ранее рассмотренному делу для демонстрации того, что данные обстоятельства не являлись предметом судебной проверки.

Случай 4: Признание иска, отдельных обстоятельств или заключение мирового соглашения не образуют преюдицию.

Арбитражный суд проверяет признание иска на предмет его противоречия закону или наличия нарушения прав третьих лиц. В связи с этим недобросовестный оппонент может убеждать суд, что факты, положенные в основу признанного ответчиком иска, также проверялись судом и являются преюдициальными.

Однако при принятии признания иска суд не рассматривает дело по существу и не устанавливает никаких фактических обстоятельств, кроме имеющих отношение к обстоятельствам правомерности признания иска, а также не исследует соответствующие доказательства. Если суд принимает признание иска, фактические обстоятельства спора по этому делу нельзя считать установленными и они не являются преюдициальными для последующих дел между указанными лицами (постановление Президиума ВАС от 25.05.2010 № 17099/09).

Обстоятельства, установленные в определении об утверждении мирового соглашения, также не являются преюдициальными, поскольку таким определением допускается компромисс сторон, а судебная оценка доказательств и установление обстоятельств дела не осуществляются (определение ВС от 15.10.2014 по делу № 308-ЭС14-91).

Также суды приходят к выводу, что обстоятельства, признанные стороной в порядке ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ (молчаливое согласие), не могут быть преюдициальными, так как данные обстоятельства суд не устанавливает (постановление АС Московского округа от 11.09.2014 по делу № А40-61755/13). Поскольку суд не проверяет и обстоятельства, признанные сторонами на основании обоюдного согласия, то такие обстоятельства также не должны образовывать преюдицию.

Случай 5: Общеобязательность судебного акта не связывает третьих лиц фактическими обстоятельствами ранее рассмотренного дела.

У преюдициальности имеются субъективные границы: она распространяется только на лиц, участвовавших в ранее рассмотренном деле. Лица, которые не участвовали в ранее рассмотренном деле, установленными по такому делу обстоятельствами не связаны.

Пытаясь обойти субъективный критерий преюдиции, оппоненты иногда ссылаются на другое свойство судебного акта — его общеобязательность (ст. 16 АПК РФ).

Суд расценит сокрытие преюдициальных судебных актов как злоупотребление правом (постановление 2ААС от 21.04.2009 по делу № А17-4896/2008). Поэтому стройте позицию по делу с учетом всех имеющихся преюдициальных судебных актов.

В обоснование такой позиции часто приводится следующий пример, призванный продемонстрировать абсурдность противоположной позиции. Если суд установит недействительность сделки, то она будет недействительна для всех субъектов, вне зависимости от их участия в деле об оспаривании сделки. В противном случае лицо, не участвовавшее в деле о признании сделки недействительной, могло бы ссылаться на данный факт и указывать на действительность сделки в другом судебном процессе.

Однако, данный пример не подтверждает, что установленные фактические обстоятельства обязательны для лиц, не принимавших участия в деле, даже со ссылкой на общеобязательность судебных актов. Чтобы парировать данный аргумент, необходимо четко различать действие преюдиции и общеобязательности судебных актов.

Смысл общеобязательности состоит в обеспечении авторитета судебной власти и исполнимости принятых судебных актов. Общеобязательность — подчинение всех субъектов выводу суда, содержащемуся в резолютивной части судебного акта, применительно к определенному правоотношению (постановление ФАС Московского округа от 07.03.2012 по делу № А40-144731/10).

Но фактические обстоятельства, на основании которых суд вынес решение, связывают только лиц, принимавших участие в этом деле. Так, обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на имущество, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле (п. 4 постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010).

Такие лица вправе обратиться в суд с самостоятельным иском о праве на это имущество. Хотя при рассмотрении иска такого лица суд учитывает оценку обстоятельств, данную в ранее рассмотренном деле, новое лицо не связано установленными обстоятельствами и вправе предоставлять доказательства иных обстоятельств.

Таким образом, общеобязательность распространяется на действие резолютивной части решения, а преюдиция — мотивировочной части (постановление АС Дальневосточного округа от 20.03.2017 по делу № А59-6060/2015). Такое разделение процессуальных институтов поддержано окружными судами: «Обязательность есть действие судебного решения как приказа государственного властного органа и распространяется на всех субъектов, подчиненных единому правопорядку Российской Федерации. При этом обязательность — это действие резолютивной части решения, а преюдиция — мотивировочной части решения» (постановление ФАС СКО от 24.02.2011 по делу № А53-3601/2010, постановление АС ЗСО от 28.04.2015 по делу № А75-5364/2014).

Рекомендация. Если вы не участвовали в деле, на которое ссылается оппонент, обратите внимание, в какой части судебного акта содержатся обстоятельства, освободиться от доказывания которых он хочет. Фактические обстоятельства, отраженные в мотивировочной части судебного акта, подлежат доказыванию на общих основаниях.

Стоит учесть, что ссылка на общеобязательность судебного акта исправляет некоторые недостатки, свойственные преюдиции.

К примеру, нельзя со ссылкой на преюдициальность навязать суду правовую квалификацию отношений или оценку определенных доказательств. Но если правовая квалификация отношений приведена судом в резолютивной части ранее вынесенного решения, то такая квалификация обязательна для всех субъектов (постановление 9ААС от 05.11.2013 по делу № А40-103238/13).

Кроме того, общеобязательность судебного акта не имеет субъективных ограничений, свойственных преюдициальности, которая распространяется только на участников ранее рассмотренного дела.

Важно: Общеобязательность судебного акта распространяется на действие резолютивной части, а преюдиция — мотивировочной.

И последнее правило, которое надо помнить для любого случая: преодолеть преюдицию можно, только пересмотрев преюдициальное дело по вновь открывшимся обстоятельствам.

ВАС РФ указывал, что оценка судом обстоятельств по делу об оспаривании договора учитывается другим судом, рассматривающим дело о взыскании задолженности по договору. Однако суд, рассматривающий более позднее дело, вправе дать другую оценку этим же обстоятельствам (п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 57). Схожая позиция закреплена в п. 4 постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010.

Хотя в данном случае речь идет не о преюдиции, а просто о необходимости учета, причем не обязательного, выводов (а не фактов), сделанных по другому делу, некоторые суды считают, что данные разъяснения предоставляют возможность пересмотра преюдициальных фактических обстоятельств, установленных ранее.

Так, Арбитражный суд Московского округа со ссылкой на приведенные разъяснения пленумов указывает, что в ч. 2 ст. 69 АПК предусмотрена презумпция истинности фактов, установленных вступившим в законную силу судебным актом. Причем эта презумпция является опровержимой (постановление АС Московского округа от 04.12.2014 по делу № А40-71741/12). Для ее опровержения достаточно в более позднем процессе привести достоверные доказательства, опровергающие такую презумпцию.

Однако, в данном случае суды путают фактические обстоятельства и оценку, данную таким обстоятельствам. Оценка фактов принимается во внимание другим судом, но не обязательна для него. Суд, рассматривающий более позднее дело, вправе оценить преюдициальные фактические обстоятельства не так, как их оценил суд, вынесший преюдициальное решение. Таким образом, оценка обстоятельств может пересматриваться, сами обстоятельства — нет (постановление Президиума ВАС РФ от 25.03.2008 № 12664/07).

Единственным способом преодолеть преюдицию является пересмотр судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам (постановление КС от 21.12.2011 № 30-П; определения КС от 03.04.2012 № 662-О-Р; от 22.11.2012 № 2051–0). При этом новые доказательства к вновь открывшимся обстоятельствам не относятся.

Рекомендация. Не поддавайтесь на попытки оппонента доказать возможность преодоления преюдиции с помощью новых доказательств. Если нет других препятствий для применения преюдиции, то пересмотреть установленные в преюдициальном судебном акте факты можно только путем его пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам.

Кстати, обойти преюдицию можно также путем введения в процесс нового участника. Поскольку такое лицо не участвовало в ранее рассмотренном деле, оно не связано установленными в этом деле обстоятельствами и может предоставлять новые доказательства, опровергающие уже установленные фактические обстоятельства (п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 31.10.1996 № 13).

Вместе с тем, назвать этот способ преодолением преюдиции в строгом смысле её понятия нельзя, т.к. в данном случае преюдиция не применяется только в отношении нового участника спора.

Уважаемые коллеги прошу Вас делиться своим опытом или анализом практики по данному вопросу, весьма значимому не только только в процессуальном смысле, но и прежде всего в достижении целей Сторон в судах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *