Под влиянием обмана

Юридические услуги в Курске — Юрист Умеренков О.Н.

ВАС РФ РАЗЪЯСНИЛ ОСОБЕННОСТИ ОСПАРИВАНИЯ СДЕЛОК, СОВЕРШЕННЫХ ПОД ВЛИЯНИЕМ СУЩЕСТВЕННОГО ЗАБЛУЖДЕНИЯ, ОБМАНА, УГРОЗЫ, НАСИЛИЯ И НЕБЛАГОПРИЯТНЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ (ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДИУМА ВАС РФ ОТ 10.12.2013 N 162)

1. Выбор между требованием о признании сделки недействительной на основании ст. ст. 178 или 179 ГК РФ и другими способами защиты принадлежит стороне, чье право нарушено >>>
2. Приведены не перечисленные в ст. 178 ГК РФ обстоятельства, при которых заблуждение может быть основанием недействительности сделки >>>
2.1. Допущение стороной технической ошибки при заключении договора может быть основанием признания сделки недействительной >>>
2.2. Заблуждение относительно отдельных качеств стороны сделки может быть основанием недействительности, если они имели существенное значение для другой стороны при заключении договора >>>
3. Разъяснены основания отказа в признании сделки недействительной, как совершенной под влиянием заблуждения >>>
3.1. Заблуждение относительно правовых последствий сделки не является основанием ее недействительности >>>
3.2. Сделка не может быть признана недействительной, если при ее заключении сторона не заблуждалась относительно обстоятельств, на основании которых теперь оспаривает сделку >>>
3.3. Сделка не может быть признана недействительной, как совершенная под влиянием заблуждения, если истец не проявил обычную для деловой практики осмотрительность >>>
4. Чрезмерное превышение цены договора относительно других договоров такого вида может свидетельствовать о заключении сделки на крайне невыгодных условиях >>>
5. Разъяснены основания и последствия недействительности сделки, совершенной под влиянием угрозы >>>
5.1. Если заявление участника о выходе из ООО признается недействительным, как односторонняя сделка, совершенная под влиянием угрозы, участник считается не вышедшим из общества >>>
5.2. Сторона, оспорившая сделку, совершенную под влиянием угрозы, вправе требовать возмещения убытков по общим правилам, установленным для возмещения вреда >>>
5.3. Угроза осуществить право является основанием для признания сделки недействительной, если под влиянием этой угрозы сторона совершила сделку, не связанную с указанным правом >>>

ВАС РФ дал разъяснения в Обзоре практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации, утвержденном Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 162 (далее — Обзор, утвержденный Информационным письмом N 162). Рекомендации касаются норм о недействительности сделок, совершенных под влиянием существенного заблуждения (ст. 178 ГК РФ), а также сделок, совершенных под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств (ст. 179 ГК РФ).

Положения названных статей Гражданского кодекса РФ изменились с 1 сентября 2013 г. в связи с принятием Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ. В результате этого некоторые выводы арбитражных судов получили закрепление на законодательном уровне, другие, напротив, утратили актуальность и теперь расходятся с действующим Гражданским кодексом РФ. ВАС РФ разъяснил, в частности, в каких случаях, помимо перечисленных в ст. 178 ГК РФ, заблуждение стороны сделки можно считать существенным, а также в каких случаях сделка считается кабальной, а угроза — достаточной для того, чтобы сделку, совершенную под ее влиянием, признали недействительной.

Подробнее об изменении положений ст. ст. 178 и 179 ГК РФ см. ! КонсультантПлюс: Правовые новости. Специальный выпуск «Изменения положений Гражданского кодекса РФ о сделках, представительстве, решениях собраний, исковой давности и др. (Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ)».

1. Выбор между требованием о признании сделки недействительной на основании ст. ст. 178 или 179 ГК РФ и другими способами защиты принадлежит стороне, чье право нарушено

Нередко основанием оспаривания сделок является заблуждение или обман стороны относительно качеств предмета сделки, например если покупатель заблуждался или был обманут по поводу приобретенного товара. В таком случае возникает вопрос конкуренции способов защиты нарушенного права: требовать признания сделки недействительной (ст. ст. 178, 179 ГК РФ) или применения последствий передачи товаров ненадлежащего качества? ВАС РФ разъяснил, что выбор принадлежит заблуждавшейся (обманутой) стороне. Данный подход представляется оправданным, поскольку рассматриваемые сделки являются оспоримыми, то есть могут сохранять юридическую силу, если не будут признаны судом недействительными. Логично предоставить потерпевшей стороне право выбора — сохранить сделку и применить обязательственно-правовые способы защиты или потребовать признания сделки недействительной. Однако важно помнить, что сторона, которая добилась признания недействительности сделки вследствие заблуждения, не только должна вернуть (и получить) все исполненное по сделке, но и в некоторых случаях обязана ! возместить другой стороне реальный ущерб (п. 6 ст. 178 ГК РФ).

До изменения ст. 178 ГК РФ (до 1 сентября 2013 г.) в том случае, если сторона заблуждалась относительно обстоятельств, не перечисленных в этой статье, следовало предъявлять требования, вытекающие из нарушения обязательства, например требование о применении последствий передачи товара ненадлежащего качества (ст. 475 ГК РФ). В признании сделки недействительной, как совершенной под влиянием заблуждения, суды в таких случаях отказывали.

Об этом свидетельствуют примеры практики судов общей юрисдикции и арбитражных судов (Определения ВС РФ от 04.10.2011 N 81-В11-4, ВАС РФ от 29.10.2012 N ВАС-11960/12, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 14.01.2003 N Ф04/189-1157/А46-2002).

Об иных правах покупателя при передаче ему некачественного товара, кроме предусмотренных п. 1 и п. 2 ст. 475 ГК РФ, см. Путеводитель по судебной практике. Купля-продажа. Общие положения. Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 475 ГК РФ.

О требованиях к качеству нового товара и применении последствий, предусмотренных ст. 475 ГК РФ в случае поставки товара ненадлежащего качества, см. Путеводитель по договорной работе. Поставка. Рекомендации по заключению договора.

2. Приведены не перечисленные в ст. 178 ГК РФ обстоятельства, при которых заблуждение может быть основанием недействительности сделки

Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана недействительной по иску заблуждавшейся стороны. Обязательным условием для признания сделки недействительной является существенный характер заблуждения. В п. 2 ст. 178 ГК РФ приведен открытый перечень обстоятельств, при которых заблуждение предполагается достаточно существенным. ВАС РФ разъяснил, при каких еще обстоятельствах, помимо перечисленных в данной норме, заблуждение может признаваться существенным, а при каких, напротив, не может.

Изменение ст. 178 ГК РФ открывает более широкие возможности для оспаривания сделок, совершенных под влиянием заблуждения. До 1 сентября 2013 г. список обстоятельств, при которых заблуждение признавалось существенным, был значительно уже и являлся закрытым. Как следствие, арбитражные суды и суды общей юрисдикции отказывали в признании сделки недействительной, если сторона ссылалась на заблуждение по поводу обстоятельств, не включенных в абз. 2 п. 1 ст. 178 ГК РФ в прежней редакции.

Суды полагали, что «неправильное представление о любых других обстоятельствах, помимо перечисленных в законе, не может быть признано заблуждением и не может служить основанием для признания сделки недействительной».
+ Судебная практика:
— Определение Верховного Суда РФ от 17.01.2012 N 9-В11-8;
— Определение Верховного Суда РФ от 04.10.2011 N 18-В11-51;
— Определение ВАС РФ от 06.12.2012 N ВАС-15764/12;
— Определение ВАС РФ от 29.10.2012 N ВАС-11960/12;
— Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20.08.2013 N А67-7819/2012;
— Постановление ФАС Поволжского округа от 18.07.2013 N А06-5824/2012;
— Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.08.2013 N А21-8836/2012;
— Постановление ФАС Северо-Западного округа от 22.01.2013 N А42-3419/2011;
— Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 27.04.2012 N А32-588/2011;
— Постановление ФАС Уральского округа от 01.11.2013 N Ф09-10729/13 по делу N А07-23356/2012;
— Постановление ФАС Уральского округа от 13.12.2012 N Ф09-11979/12 по делу N А60-15496/2012;
— Постановление ФАС Центрального округа от 23.07.2012 N А64-9171/2011.

ВАС РФ подчеркнул, что в новой редакции ст. 178 ГК РФ перечень таких обстоятельств носит примерный характер.

Об отличии понятия и содержания существенного заблуждения в действующей и прежней редакциях ст. 178 ГК РФ см. Правовые новости. Специальный выпуск «Изменения положений Гражданского кодекса РФ о сделках, представительстве, решениях собраний, исковой давности и др. (Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ)».

2.1. Допущение стороной технической ошибки при заключении договора может быть основанием признания сделки недействительной

Пункт 1 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162

Такая ошибка может быть допущена, в частности, в отношении суммы, составляющей цену договора. Например, при заключении договора сторона ошибочно указала одну цену, а реально подразумевала другую. В Обзоре, утвержденном Информационным письмом N 162, приведен пример технической ошибки в отношении цены контракта, заключенного с обществом, выигравшим торги в форме открытого аукциона. В извещении о проведе! нии торгов начальная максимальная цена контракта была обозначена как «2.7 млн руб.», тогда как победившее на торгах общество предложило поставить товары всего за «2.3 руб.», то есть более чем в миллион раз дешевле. В этом случае суд признал, что общество допустило техническую ошибку.

Отметим, что в арбитражной практике ранее существовал подход, согласно которому допущение участником аукциона технической ошибки при подаче предложения о цене контракта (которая явно меньше, чем начальная максимальная цена контракта) не может рассматриваться как основание для признания сделки недействительной по ст. 178 ГК РФ (см., например, Определение ВАС РФ от 30.09.2010 N ВАС-13020/10).

Это связано, в частности, с тем, что до 1 сентября 2013 г. определенный в ст. 178 ГК РФ перечень случаев, когда заблуждение являлось существенным, был закрытым и включал лишь заблуждение:
— относительно природы сделки;
— относительно тождества предмета;
— относительно таких качеств предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению.

Теперь в подп. 1 п. 2 ст. 178 ГК РФ указано, в частности, что очевидные описка, опечатка также могут признаваться существенным заблуждением. Это открытый перечень, поэтому указание ВАС РФ на техническую ошибку не противоречит смыслу п. 2 ст. 178 ГК РФ. Интересно, что в Обзоре, утвержденном Информационным письмом N 162, ВАС РФ не пояснил, каково соотношение технической ошибки и опечатки.

2.2. Заблуждение относительно отдельных качеств стороны сделки может быть основанием недействительности, если они имели существенное значение для другой стороны при заключении договора

Пункт 2 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162

Одним из оснований признания сделки недействительной теперь является заблуждение в отношении лица, с которым сторона вступает в сделку (подп. 4 п. 2 ст. 178 ГК РФ). ВАС РФ разъясняет, что основанием недействительности может стать заблуждение не только относительно личности контрагента в целом, но даже относительно его отдельных качеств. Такие качества должны иметь существенное значение для другой стороны. Например, наличие у поставщика исключительного права на импорт товаров в РФ имеет существенное значение д! ля покупателя. Отсутствие такого права может повлечь повышенные риски, наложение обеспечительных мер на товары, снижение скорости реализации товаров.

3. Разъяснены основания отказа в признании сделки недействительной, как совершенной под влиянием заблуждения

Среди таких оснований ВАС РФ назвал случаи, когда сторона, оспаривающая сделку, при ее заключении:
— заблуждалась относительно правовых последствий заключения сделки (п. 3 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162);
— не заблуждалась относительно обстоятельства, на основании которого теперь оспаривает сделку (п. 4 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162);
— не проявила обычную для деловой практики осмотрительность (п. 5 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162).

Все эти основания отказа в признании сделки недействительной следуют из смысла ст. 178 ГК РФ, однако прямо в ней не названы.

Об основаниях, по которым сделка, совершенная под влиянием заблуждения, должна быть или может быть признана действительной, см. Правовые новости. Специальный выпуск «Изменения положений Гражданского кодекса РФ о сделках, представительстве, решениях собраний, исковой давности и др. (Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ)».

3.1. Заблуждение относительно правовых последствий сделки не является основанием ее недействительности

Пункт 3 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162

ВАС РФ разграничил природу сделки и ее правовые последствия.

Если сторона имела неправильное представление о том, какие права и обязанности возникнут по сделке (заблуждалась относительно правовых последствий), этого недостаточно для признания сделки недействительной. Однако если сторона пыталась заключить одну сделку, а в итоге вследствие заблуждения заключила другую (заблуждалась относительно природы сделки), то сделка может быть признана недействительной.

Таким образом, ВАС РФ фактически указал, что под природой сделки понимается ее тип. Такой подход в целом согласуется с распространенной в судебной практике позицией.
+ Судебная практика
— Определение ВАС РФ от 22.10.2010 N ВАС-14081/10;
— Постанов! ление ФАС Волго-Вятского округа от 18.03.2011 N А79-4411/2010;
— Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22.01.2013 N А42-3419/2011;
— Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21.02.2008 N! А27-1021/2007-1;
— Постановление ФАС Центрального округа от 23.07.2012 N А64-9171/2011.

В других случаях арбитражные суды под природой сделки понимали:
— содержание договорного обязательства (см., например, ! Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 06.04.2007 N А79-2559/2006);
— существенные условия сделки (см. Постановления ФАС Московского округа от 29.04.2010 N А40-103938/09-124-323, ФАС Уральского округа от 16.03.2009 N А50-13677/2008-Г28).

Заблуждение относительно природы сделки является существенным и выступает основанием для признания ее недействительной (подп. 3 п. 2 ст. 178 ГК РФ; аналогичная норма содержалась и в абз. 2 п. 1 ст. 178 ГК РФ в прежней редакции). Однако в Гражданском кодексе РФ значение данного термина не раскрыто.

В правовой литературе под юридической природой сделки понимается, в частности, совокупность свойств (признаков, условий), характеризующих ее сущность. Установление природы сделки позволяет отличать один тип сделки от другого <*> .

————————

<*> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: в 3 т. Т. 1: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт-Издат, 2007.

3.2. Сделка не может быть признана недействительной, если при ее заключении сторона не заблуждалась относительно обстоятельств, на основании которых теперь оспаривает сделку

Пункт 4 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162

Если стороны ранее заключали договор по поводу этого же предмета, а в новом договоре качества предмета были указаны неверно, можно считать, что сторона осведомлена о действительном положении дел и не заблуждается. Формальное отражение в договоре информации о предмете еще не говорит о том, что одна из сторон не понимает реального положения дел.

Президиум ВАС РФ привел следующий пример. Арендатор повторно заключил договор аренды одного и того же помещения. В договоре была указана общая площадь объекта, но на практике использовать можно было лишь половину. Суд установил, что арендатор ранее уже арендовал данный объект и был осведомлен о его реальной полезной площади. При таких обстоятельствах существенное заблуждение относительно действительных качеств предмета сделки (арендуемого объекта) отсутствует.

О последствиях расхождения характеристик объекта аренды, согласованных в договоре, с характеристиками фактически переданного в аренду объекта см. Путеводитель по судебной практике. Аренда. Общие положения. Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 607 ГК РФ.

О последствиях несоответствия сведений, указанных в кадастровом паспорте, иных документах на объект аренды (состояние, площадь, месторасположение и др.), фактическим характеристикам этого объекта см.: Путеводитель по договорной работе. Аренда зданий и сооружений. Рекомендации по заключению договора.

С 1 сентября 2013 г. изменились положения ст. 178 ГК РФ о том, заблуждение по поводу каких именно качеств предмета сделки может послужить основанием для признания ее недействительной. Ранее существенным считалось заблуждение только по поводу тех качеств, которые значительно снижают возможность использования предмета сделки по назначению. Теперь принимается во внимание заблуждение относительно любых качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные (подп. 2 п. 2 ст. 178 ГК РФ). Таким образом, новая редакция ст. 178 ГК РФ предоставляет более широкие возможности для оспаривания сделок по данному основанию, посколь! ку в обороте существенными могут признаваться различные качества, их перечня в законе нет.

Ранее под существенным заблуждением относительно качеств предмета сделки, которые значительно снижают возможность его использования по назначению, арбитражные суды, в частности, понимали:
— заблуждение арендодателя относительно технического состояния арендованного имущества при продаже его арендатору. В действительности имущество находилось в лучшем состоянии, чем предполагал арендодатель (см. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 17.06.2003 N Ф03-А37/03-1/1338);
— заблуждение стороны относительно технического состояния объекта недвижимости. Состояние объекта было таково, что произошло обрушение объекта. «Информированность истца о наличии здания на момент совершения договора не исключает в то же время заблуждения истца относительно технических свойств здания — в данном случае таких свойств, от которых зависит само существование объекта договора» (см. Постановление ФАС Московского округа от 11.08.2006 N А40-77921/05-50-650).

3.3. Сделка не может быть признана недействительной, как совершенная под влиянием заблуждения, если истец не проявил обычную для деловой практики осмотрительность

Пункт 5 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162

Примером неосмотрительности может служить ситуация, когда истец после заключения договора аренды нежилого помещения выяснил из выписки из ЕГРП, что упомянутое помещение не может быть использовано в соответствии с назначением, указанным в договоре. Сторона не была лишена возможности узнать о состоянии, расположении и иных особенностях названного помещения до заключения договора, поэтому оснований для признания договора недействительной сделкой суд не нашел.

О последствиях расхождения описаний объекта в договоре аренды и документах учета см. Путеводитель по судебной практике. Аренда. Общие положения Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 607 ГК РФ.

О последствиях проявления неосмотрительности арендатора в отношении качеств объекта аренды при заключении договора см.:
— Путеводитель по договорной работе. Аренда. Общие положения. Рекомендации по заключению договора.
— Путеводитель по договорной работе. Аренда зданий и сооружений. Рекомендации по заключению договора.

4. Чрезмерное превышение цены договора относительно других договоров такого вида может свидетельствовать о заключении сделки на крайне невыгодных условиях

Чрезмерная цена сделки не является обязательным обстоятельством для признания ее недействительной, как совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой.

В примере, приведенном в Обзоре, утвержденном Информационным письмом N 162, крайне невыгодные для заемщика условия выражались не только в завышенной цене договора. Суд учел также размер процентной ставки по договору займа и срок, на который такой договор был заключен. Кроме того, заимодавец не доказал, что такие невыгодные для заемщика условия были обусловлены какими-либо особенностями именно этой с! делки.

О последствиях установления завышенной процентной ставки за пользование суммой займа см. Путеводитель по судебной практике. Заем. Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 809 ГК РФ.

Арбитражные суды в качестве обстоятельств, подлежащих установлению для признания сделки недействительной, как кабальной, называют:
— нахождение лица, совершающего сделку, в тяжелых обстоятельствах;
— совершение сделки на крайне невыгодных для стороны условиях;
— причинно-следственную связь между стечением у стороны тяжелых обстоятельств и совершением сделки на крайне невыгодных для нее условиях;
— осведомленность другой стороны о перечисленных обстоятельствах и использование их к своей выгоде.

Суды указывают, что каждый из признаков сам по себе не является основанием для признания сделки недействительной, как кабальной. Для признания сделки кабальной необходимо одновременное наличие всех вышеперечисленных обстоятельств.
+ Судебная практика:
— Определение ВАС РФ от 02.02.2009 N 574/09 по делу N А40-1919/08-47-21;
— Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 03.04.2009 N А17-4988/2008;
— Постановление ФАС Поволжского округа от 25.03.2013 N А55-12713/2012;
— Постановление ФАС Поволжского округа от 08.11.2012 N А65-20313/2011;
— Постановление ФАС Поволжского округа от 04.10.2012 N А12-23649/2011;
— Постановление ФАС Северо-Западного округа от 23.11.2012 N А56-4084/2012;
— Постановление ФАС Северо-Западного округа о! т 29.04.2010 N А56-3444/2009;
— Постановление ФАС Уральского округа от 23.07.2013 N Ф09-6021/13 по делу N А76-20058/2012;
— Постановление ФАС Центрального округа от 07.08.2012 N А62-1425/2011.

5. Разъяснены основания и последствия недействительности сделки, совершенной под влиянием угрозы

5.1. Если заявление участника о выходе из ООО признается недействительным, как односторонняя сделка, совершенная под влиянием угрозы, участник считается не вышедшим из общества

Пункт 13 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162

ВАС РФ рассматривает возможность оспаривания односторонних сделок, совершенных под влиянием угрозы, на примере оспаривания заявления участника о выходе из ООО. В этом случае факт угрозы может быть подтвержден, в частности, письмами других участников общества в адрес участника и свидетельскими показаниями.

Обычно для подтверждения факта угрозы суды используют свидетельские показания. Понятие угрозы определяется судами следующим образом:
— противоправное психическое воздействие на другую сторону, заключающееся в предупреждении о причинении ему или его близким существенного вреда в будущем, во избежание чего потерпевший вынужден совершить сделку (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 05.10.2009 N А11-9877/2008);
— психологическое воздействие на волю лица посредством заявлений о причинении ему какого-либо зла в будущем, если оно не совершит сделку (Постановление ФАС Поволжского округа от 21.10.2008 N А06-1125/08-9).

Ранее суды отмечали, что угроза может считаться основанием недействительности сделки, если она стала причиной несоответствия воли, выраженной в сделке, подлинной воле лица, ее совершившего (см. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 14.10.2008 N А31-4888/2007-22). Данное разъяснение не противоречит выводам, содержащимся в Обзоре, утвержденном Информационным письмом N 162.

О квалификации заявления участника о выходе из ООО как односторонней сделки см. Путеводитель по корпоративным спорам. Вопросы судебной практики: Выход участника из общества с ограниченной ответственностью.

5.2. Сторона, оспорившая сделку, совершенную под влиянием угрозы, вправе требовать возмещения убытков по общим правилам, установленным для возмещения вреда

Пункт 13 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162

В ст. 179 ГК РФ указано, что при признании сделки недействительной, помимо применения общих последствий недействительности (реституция по ст. 167 ГК РФ), должны быть возмещены убытки потерпевшего. ВАС РФ разъяснил, что в этом случае возмещение убытков происходит согласно ст. 1064 ГК РФ. Эта статья определяет, в частности, общие правила возмещения вреда, причиненного личности и имуществу гражданина, а также вреда, причиненного имуществу юридического лица.

Убытки подлежат возмещению при условии представления суду доказательств их наличия и обоснования их размера. Доказательствами причиненного реального ущерба могут служить, например, оплаченные счета на оказанные услуги частного охранного предприятия за соответствующий период.

5.3. Угроза осуществить право является основанием для признания сделки недействительной, если под влиянием этой угрозы сторона совершила сделку, не связанную с указанным правом

Пункт 14 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162

Сделка может быть признана недействительной, если она заключена не в результате самостоятельного свободного волеизъявления, а под влиянием угрозы, выражавшейся в возможности совершения другой стороной правомерных действий, и повлекла нежелательные для потерпевшего последствия.

Угроза правомерными действиями может выражаться, например, в сообщении намерений:
— обратиться в органы прокуратуры в целях информирования об уклонении стороны от уплаты налогов в случае отказа от заключения сделки. Если воля стороны при заключении сделки была в значительной степени деформирована этой угрозой, это является достаточным обстоятельством для признания сделки недействительной по ст. 179 ГК РФ;
— обратиться в суд с правомерным требованием о взыскании задолженности и наложении обеспечительных мер на имущество истца, если он не заключит сделку.

Ранее в судебной практике встречалось мнение, согласно которому угроза представляет собой нереализованное обещание совершить действие, которое может быть как неправомерным, так и правомерным. Не является угрозой уже реализованное обещание, например, правомерное обращение в органы прокуратуры с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении руководства компании-должника за уклонение от исполнения решения арбитражного суда (см. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.09.2003 N А26-980/03-15).

Признание сделки кабальной, совершенной под влиянием заблуждения, обмана или насилия

Публикации подготовлена с использованием норм закона по состоянию норм закона на 15.12.2013

Сделка, совершенная под влиянием заблуждения

В соответствии с базисными положениями российского закона, сделка может быть признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, если истцом будет доказано, что при заключении договора им была допущена техническая ошибка. В этом случае заблуждавшаяся сторона обязана возместить другой стороне причиненный ей реальный ущерб, если только не будет доказано, что другая сторона знала или должна была знать о наличии заблуждения.

Пример: государственное учреждение разместило лот о проведении торгов на покупку дорогостоящего технического оборудования с ценой контракта 1,5 млн.руб. В данных торгах из-за технической ошибки победила организация, предложившая цену 1.4 руб.

Перечень обстоятельств, оцениваемый законом как существенные заблуждения, содержится в части 2 статьи 178 ГК РФ, но он носит лишь общий характер. Так, заблуждение может касаться личности другой стороны сделки и являться основанием для признания сделки недействительной.

Например, при заключении сделки аренды земли одна заблуждающаяся сторона заключила контракт с иным предприятием, имеющим идентичное наименование, но отличный ОГРН. Такая сделка может быть признана недействительной, поскольку заблуждение относительно личности стороны сделки имело существенное значение при заключении сторонами спорного договора.

В тоже время, заблуждение относительно правовых последствий сделки не является основанием для признания ее недействительной.

Пример, гражданин передал в качестве уставного вклада в общество принадлежащий ему автомобиль, который в силу закону стал предметом пользования данного общества. Гражданин не сможет признать эту сделку недействительной под предлогом того, что он не знал о таких правовых последствиях.

Не может быть признана недействительной сделка, если сторона объективно не могла заблуждаться относительно обстоятельства ее совершения, качества приобретаемого предмета, иными словами, если «заблуждающаяся» сторона не проявила должной осмотрительности при совершении сделки, не изучила всех её деталей.

Сделка, совершенная под влиянием обмана

В правовом понимании обман – это умолчание об обстоятельствах, о которых добросовестная сторона должна была сообщить при совершении сделки.

Пример, гражданин А. продал гражданину Б. автомобиль, которой он ранее приобрел у частного лица. Во время владения гражданин А узнал, что автомобиль находится в розыске, как ранее угнанный у законного владельца. Совершение такой сделки может быть признано совершенной под влиянием обмана.

Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана недействительной, только если обстоятельства, относительно которых потерпевший был обманут, находятся в причинной связи с его решением о заключении сделки. Если гражданин обратился в суд с требованием признать сделку купли-продажи недействительной на том основании, что продавец сообщил ему неверный адрес и номер телефона, то суд не удовлетворит подобные требования, поскольку эти сведения не имеют существенного значения для принятия решения о покупке товара.

Судебная практика также свидетельствует о том, что сделка, совершенная органом юридического лица от имени последнего, может быть признана недействительной как совершенная под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной.

Пример, ООО обратилось в арбитражный суд с иском к ЗАО о признании договора поставки недействительным, заключенным в результате злонамеренного соглашения между директором ООО и ЗАО.

Закон предусматривает, что при решении вопроса об ответственности директора за недобросовестные действия, он выступает в качестве самостоятельного субъекта ответственности, а именно за убытки, причиненные юридическому лицу. Таким образом, если злонамеренное соглашение приводит к убыткам для этого юридического лица, оно может быть признано недействительным.

Кабальная сделка

В соответствии со статьей 179 ГК РФ кабальной сделкой является сделка, заключенная на крайне невыгодных условиях, например, явное превышение цены договора. В тоже время высокая цена не всегда может быть признана достаточным основанием для признания сделки недействительной.

Вместе с тем наличие этого обстоятельства не является обязательным для признания недействительной сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной.

Предприниматель, занимающийся грузоперевозками, после совершения ДТП, во избежание банкротства с целью приобретения нового автомобиля был вынужден заключить договор займа денежных средств под 100% годовых, что по сути является для него крайне невыгодной сделкой. Судебная практика показывает, что суд может признать подобный договор недействительным на основании статьи 179 ГК РФ.

Сделка, совершенная под влиянием насилия

Стоит отметить, что для признания сделки совершенной под влиянием насилия или угрозы применения насилия заинтересованная сторона не обязана доказывать наличие уголовного дела по данному факту, поскольку закон подобных требований не предъявляет.

Рассмотрим примеры судебной практики, содержащиеся в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 декабря 2013 г. №162. В случае признания арбитражным судом заявления участника ООО о выходе из состава участников недействительным ввиду оказания на него угрозы насилия со стороны других участников, такое лицо считается не вышедшим из состава ООО, и оно вправе требовать возмещения причиненных ему убытков. Данная правовая позиция строится на том, что признание заявления истца о выходе из состава участников общества недействительным означает, что сделка не привела к правовым последствиям, на которые была направлена (выход из состава участников ООО), а в соответствии со статьей 179 ГК РФ потерпевший вправе на основании статьи 1064 ГК РФ требовать возмещения причиненных ему убытков.

Пример: ООО обратилось в суд с иском к ИП о признании недействительным договора купли-продажи нежилого помещения, как заключенным под влиянием угрозы, а именно ИП угрожал ООО тем, что в случае отказа от сделки обратится в органы прокуратуры в целях информирования об уклонении ООО от уплаты налогов.

При рассмотрении дела, суд апелляционной инстанции сослался на то, что хотя угроза ИП и заключалась лишь в возможности совершения действий, являющихся правомерными, воля ООО при заключении оспариваемой сделки тем не менее была в значительной степени деформирована поступившей угрозой, а это в свою очередь является достаточным обстоятельством для признания сделки недействительной на основании статьи 179 ГК РФ. Поскольку не желаемые потерпевшей стороной правовые последствия совершения оспариваемой сделки наступили в результате угрозы, а не самостоятельного свободного волеизъявления, требования истца о признании такой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности подлежат удовлетворению.

В другом деле ИП обратился в арбитражный суд с иском к ЗАО о признании недействительным договора купли-продажи принадлежавшего предпринимателю пакета голосующих акций ОАО на основании статьи 179 ГК РФ как заключенного под влиянием угрозы и о применении последствий недействительности сделки. В данном случае ЗАО в течение длительного срока предлагало ИП продать акции ОАО. Получив отказ от ИП, ЗАО совершило ряд сделок по скупке дебиторской задолженности ИП, после чего угрожало ИП обращением в суд с требованием о взыскании задолженности. Впоследствии ЗАО обратилось в суд и добилось наложения ареста на акции ОАО. ИП был вынужден согласиться с требованием ЗАО и продать акции ОАО. В последствии, погасив дебиторскую задолженность перед ЗАО, предприниматель обратился в суд иском о признании договора купли-продажи акции ОАО недействительным, как совершенным под влиянием угрозы. Суд, удовлетворил исковые требования и признал спорный договор купли-продажи акций недействительным, постановив, что при заключении спорной сделки МП был лишен возможности в полной мере самостоятельно устанавливать свои права и обязанности своей волей и в своем интересе (пункт 2 статьи 1 ГК РФ).

За правовыми консультациями, связанными с совершением кабальных сделок или осуществленными под влиянием насилия, Вы можете обратиться к адвокатам Бюро по телефону (495) 646-86-11

Признание договора, совершенного под влиянием обмана, недействительным

Все мы с детства знаем, что обманывать нехорошо. Однако люди продолжают обманывать друг друга, особенно, когда это к приносит выгоду.

Согласно п. 2 ст. 179 ГК РФ, сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего. Следует учитывать, что закон не связывает оспаривание сделки на основании пунктов 1 и 2 статьи 179 ГК РФ с наличием уголовного производства по фактам обмана.

Что такое обман?

Обман приводит к тому, что сторона сделки совершает ее в условиях наличия у нее недостоверной информации, но само это заблуждение возникло в силу намеренного, умышленного поведения другой стороны договора или третьих лиц.

Обман может касаться характеристик объекта имущественного предоставления, финансового положения контрагента, его семейного статуса, согласия третьих лиц на совершение сделки, наличия судебных споров с третьими лицами и т.п. Речь идет о любой информации, которая может оказать влияние на решение одной из сторон совершить сделку или условия сделки, на которую она соглашается.

Апелляционное определение Московского городского суда от 06.12.2018 по делу N 33-53565/2018:

Обман представляет собой умышленное введение другой стороны в заблуждение с целью вступить в сделку. Заинтересованная в совершении сделки сторона преднамеренно создает у потерпевшего, не соответствующие действительности представление о характере сделки, ее условиях, личности участников, предмете, других обстоятельствах, влияющих на его решение. При совершении сделки под влиянием обмана формирование воли потерпевшего происходит не свободно, а вынужденно, под влиянием недобросовестных действий контрагента, заключающихся в умышленном создании у потерпевшего ложного представления об обстоятельствах, имеющих для заключения сделки.

Кто может быть обманщиком?

Обман позволяет оспорить сделку:

• если он исходил от другой стороны по сделке;

• если обман совершает третье лицо при условии, что другая сторона сделки знала или должна была знать об обмане.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»:

Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки (пункт 2 статьи 179 ГК РФ).

Активный обман

Классический обман происходит в активной форме. Активный обман имеет место в ситуации, когда сторона сделки или третье лицо перед совершением оспариваемой сделки сообщает стороне, совершающей сделку, недостоверную информацию с целью подтолкнуть ее к совершению этой сделки. Такая информация может предоставляться в рамках преддоговорной переписки, инвестиционного меморандума, рекламных брошюр и иных материалов, устных переговоров и т. п.

Но активный обман имеет место и тогда, когда те или иные обстоятельства подтверждены в рамках заверений, включенных в текст договора (например, об отсутствии у сделки крупного характера, о наличии всех необходимых согласований, о цепочке бенефициаров контрагента и т. п.), либо в виде условий договора, характеризующих те или иные обязательства (например, при описании качественных характеристик вещи, подлежащей отчуждению).

Апелляционное определение Московского городского суда от 30.10.2018 по делу N 33-47676/2018:

Разрешая заявленные требования по существу, суд правомерно применил к спорным правоотношениям положения вышеуказанных правовых норм, оценил имеющиеся доказательства в совокупности, и, учитывая, что оспариваемый договор купли-продажи спорной квартиры был заключен Б.С. под влиянием обмана, поскольку сотрудники ООО «Э» и Л. убедили истца в том, что путем заключения договора купли-продажи оформляется выдача займа под залог квартиры и что договор купли-продажи носит формальный характер.

Пассивный обман

Сторона договора, осознавая, что другая сторона находится или может находиться в неведении о неких важных обстоятельствах, не раскрывает ей соответствующую информацию и извлекает выгоду.

Апелляционное определение Московского городского суда от 20.09.2018 по делу N 33-41687/2018:

Обманом считается не только сообщение информации, не соответствующей действительности, но также и намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Причинно-следственная связь между обманом и совершением сделки

Только тот обман позволяет оспорить сделку, который действительно повлиял на решение стороны совершить сделку.

Апелляционное определение Московского городского суда от 02.10.2015 по делу N 33-33839/2015:

ЗАО «М» обратилось в суд с иском к С.Т. о признании недействительным договора страхования от 17 июля 2014 г., заключенного между С.Т. и ЗАО «М», мотивируя требования тем, что по указанному договору страхования, застрахованными лицами являлись С.Т. и С.. При заключении договора страхования С. заполнил анкету, в которой на вопросы о заболеваниях ответил отрицательно. Однако из выписки из медицинской карты следует, что С. находился на стационарном лечении в ГКБ N 81 с диагнозом «***», следовательно, С. на момент заключения договора страхования сообщил страховщику заведомо ложные сведения о состоянии здоровья.

Разрешая заявленный спор, учитывая положения ч. 2 ст. 179, ст. 944 ГК РФ, суд исходил из того, что обязательным условием для применения нормы о недействительности сделки является наличие умысла страхователя, направленного на сокрытие обстоятельств или предоставление ложных сведений, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления.

При этом при признании сделки, совершенной под влиянием обмана, недействительной, обстоятельства, относительно которых потерпевший был обманут, должны находиться в причинной связи с решением потерпевшего о заключении сделки.

Наличие в действиях страхователя умысла, а также причинно-следственной связи между сообщенными С. сведениями о состоянии здоровья и наступившим страховым случаем, судом при рассмотрении дела не установлено.

Апелляционное определение Московского городского суда от 06.12.2018 по делу N 33-53565/2018:

Д.Ю. обратился в суд с иском к С. о признании договора дарения недействительным, мотивируя свои требования тем, что 06 августа 2011 года между истцом и ответчиком был заключен договор дарения квартиры, по условиям которого истец подарил принадлежащую ему квартиру по адресу: * своей дочери — С. При заключении договора дарения истец действовал под влиянием заблуждения, т.к. полагал, что впоследствии за ним будет сохранено право пользования жилым помещением, как за членом семьи дочери, если бы он знал, что ответчица его выгонит, он не стал бы дарить ей квартиру, в связи с чем, считает, что ответчица обманула его, умолчав о том, что не намерена сохранять за ним право пользования квартирой.

В настоящее время в квартире зарегистрированы истец и ответчик, собственником квартиры является ответчик.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что истцом не представлено относимых и допустимых доказательств в обосновании заявленных требований.

Таким образом, в предмет доказывания по спору о признании сделки недействительной как совершенной под влиянием обмана, входит, в том числе факт умышленного введения недобросовестной стороной другой стороны в заблуждение относительно обстоятельств, имеющих значение для заключения сделки.

Вместе с тем, истцом не представлено доказательств, подтверждающих, что ответчик умышленно ввела истца в заблуждение относительно предмета сделки.

Из текста договора дарения от 06.08.2011 года следует, что он заключен в простой письменной форме, подписан собственноручно сторонами, на сохранение за истцом права пользования квартирой указано в договоре дарения (п. 3.1).

Апелляционное определение Московского городского суда от 02.10.2018 по делу N 33-37646/2018:

К. обратилась в суд с иском к ООО «А» о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки, мотивируя свои требования тем, что 14.12.2016 г. между сторонами заключен договор об оказании юридических услуг N *, в соответствии с которым, ответчик обязался оказать истцу следующие услуги: правовой анализ ситуации, представление интересов в суде первой инстанции по вопросу *, взыскания материального и морального вреда.

Как пояснил в судебном заседании представитель истца, указанная сделка была совершена истцом под влиянием обмана со стороны ответчика. Так, специалист, осуществлявший консультацию, гарантировал истцу, что решение суда будет вынесено в пользу К., однако решением Мичуринского районного суда Тамбовской области от 22.06.2017 г. по гражданскому делу N * в удовлетворении исковых требований К. к М.С.Ю. об установлении частного сервитута отказано.

Суд отказал в удовлетворении иска, так как из текста договора не следовало, что ответчик гарантирует исход судебного дела.

Апелляционное определение Московского городского суда от 10.07.2018 по делу N 33-30182/2018:

А. обратилась в суд с иском к ООО «Ю» о признании договоров недействительными, взыскания денежных средств, компенсации морального вреда.

Требования мотивированы тем, что по телефону, указанному при трансляции по телевидению прямого эфира с Президентом России, истец осуществила звонок в целях передачи информации о необходимости помощи при проведении расследования в отношении гибели ее несовершеннолетней внучки. После этого, на ее мобильный телефон поступил звонок, мужской голос сообщил, что она имеет право на бесплатную юридическую консультацию, в случае согласия получить консультацию истец должна набрать цифру «6». Истец согласилась получить консультацию, набрав указанную в сообщении цифру, после чего ей перезвонили с другого сотового телефона, но она в диалог вступать не стала, но записала номер телефона, с которого поступил звонок. В ноябре 2017 года она позвонила по вышеуказанному номеру и ей была предложена бесплатная консультация в юридической компании, пригласили явиться по адресу: *. 21 ноября 2017 года истец пришла по указанному адресу, на вопрос истца о том, не звонили ли в данную компанию с прямого эфира с Президентом, сотрудница компании ответила утвердительно. 21.11.2017 г. между А. и ООО «Ю» были заключены договоры на оказание юридических услуг N 2111170601, 2111170701, 2111170801 и также 27.11.2017 г. был заключен договор на оказание юридических услуг N 2711170101. При заключении договоров об оказании юридической помощи, сотрудники ответчика никаких действий направленных на оказание юридической помощи по факту гибели ее внучки не производили, денежные средства в счет оплаты договоров в сумме 274 000 руб. ответчик получил от истца в результате обмана и злоупотребления доверием, введением в заблуждение.

Суд отказал в удовлетворении иска, так как из текста договора следовало, что ответчик исполнил все свои обязательства.

Апелляционное определение Московского городского суда от 22.10.2018 N 33-40263/2018:

Истец Т. обратилась в суд с иском к ответчикам Ч. Н., Р., Х. о признании договора купли-продажи от 11. 06. 2015 г., заключенного между Т. и Ч. Н., истребовать указанную квартиру из чужого незаконного владения Р. и Х. признании права собственности на данную квартиру.

В обоснование иска Т. указала, что ей на праве собственности принадлежала квартира, расположенная по адресу: … В июне 2015 года она обратилась в ООО «Р» с целью получения денежных средств в заем под залог недвижимости. Ею были собраны все необходимые документы для оформления договора залога, а впоследствии в офисе указанной организации и у нотариуса она подписала документы, в содержание которых не вникала, полностью доверяя заверениям генерального директора ООО «Р» об оформлении договора займа под залог недвижимости. После подписания документов ей были выданы денежные средства в сумме 700000 руб. Намерений отчуждать свою квартиру, которая для нее является единственным местом жительства, она не имела. Впоследствии она узнала, что заключила с Ч.Н. договор купли-продажи спорной квартиры.

Каких-либо доказательств того, что ответчик умышленно ввел истца в заблуждение с целью заключить с ним договор, истцом суду не представлено.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 11.04.2017 N 18-КГ17-2

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 апреля 2017 г. N 18-КГ17-2

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Юрьева И.М. и Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Широковой С.Г. к Кваковой Э.Н. о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки, признании права отсутствующим, включении имущества в наследственную массу, по иску Широковой С.Г. к Квакову С.Н. о признании завещания недействительным

по кассационной жалобе Квакова С.Н. и Кваковой Э.Н., а также кассационной жалобе нотариуса Геленджикского нотариального округа Краснодарского края — Краснопеевой С.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., выслушав объяснения Квакова С.Н. и его представителя Коробковой Л.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя Широковой С.Г. — Гаглоева М.П., возражавшего против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Широкова С.Г. обратилась в суд с иском к Кваковой Э.Н. о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки, признании права отсутствующим, включении имущества в наследственную массу. В обоснование иска Широкова С.Г. указала, что ее отец Стрижак Г.С. по договору купли-продажи от 21 апреля 2014 г. продал Кваковой Э.Н. за 150 000 руб. принадлежащий ему земельный участок площадью <…> кв. м вместе с расположенной на нем квартирой площадью <…> кв. м, находящихся по адресу: <…>. По мнению Широковой С.Г. данная сделка является притворной, поскольку действительная воля Стрижака Г.С. была направлена на составление завещания в пользу Кваковой Э.Н., чтобы наследники по закону после смерти наследодателя не могли претендовать на данное имущество. После совершения данной сделки Стрижак Г.С. остался проживать в спорной квартире. Цена сделки занижена. Кроме того, Широкова С.Г. указала, что на земельном участке по указанному выше адресу расположен хозяйственный блок, право собственности на который признано за Стрижаком Г.С. на основании решения Геленджикского городского суда Краснодарского края от 24 сентября 2004 г., но не было зарегистрировано в регистрирующем органе. Несмотря на то, что данный объект недвижимости в предмет договора купли-продажи от 21 апреля 2014 г. включен не был, за Кваковой Э.Н. зарегистрировано право собственности на него. 30 августа 2015 г. Стрижак Г.С. умер. Единственным наследником Стрижака Г.С. по закону является Широкова С.Г.

Кроме того, Широкова С.Г. обратилась в суд с иском к Квакову С.Н. о признании завещания недействительным. В обоснование иска Широкова С.Г. указала, что после смерти своего отца Стрижака Г.С. она обратилась к нотариусу Геленджикского нотариального округа Краснодарского края с заявлением о принятии наследства. Однако узнала, что 13 ноября 2013 г. нотариусом Геленджикского нотариального округа Краснодарского края Краснопеевой С.В. удостоверено завещание Стрижака Г.С., по которому все принадлежащее ему имущество он завещал сыну Квакову С.Н., а также лишил ее наследства. По мнению Широковой С.Г., данное завещание является недействительным по основаниям ст. 179 ГК РФ, как сделка, совершенная под влиянием обмана со стороны Кваковой Э.Н., поскольку Кваков С.Н. не является сыном наследодателя Стрижака Г.С. По мнению Широковой С.Г., в случае если бы наследодатель не считал, что Кваков С.Н. его сын, он не составил бы завещание в его пользу и не лишил бы истца наследства.

Нотариус Геленджикского нотариального округа Краснодарского края Краснопеева С.В. возражала против иска о признании завещания недействительным. Пояснила, что при удостоверении завещания состояние Стрижака Г.С. не давало повода усомниться в его дееспособности, нотариус не уполномочена проверять родство наследодателя и наследника, и, кроме того, завещатель вправе распорядиться принадлежащим ему имуществом в пользу любого лица по своему усмотрению. При этом, указала, что завещатель Стрижак Г.С. настаивал на включении в завещание указание на лишение дочери наследства. Также нотариус пояснила, что завещание составлено ею в помещении нотариальной конторы при личной явке Стрижака Г.С., текст завещания записан нотариусом со слов наследодателя верно, завещание соответствует воле завещателя, до подписания завещания оно полностью прочитано наследодателем в присутствии нотариуса, разъяснены правовые последствия.

Определением Геленджикского городского суда Краснодарского края от 28 января 2016 г. дело по иску Широковой С.Г. к Кваковой Э.Н. о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки, признании права отсутствующим, включении имущества в наследственную массу и дело по иску Широковой С.Г. к Квакову С.Н. о признании завещания недействительным объединены в одно производство.

Решением Геленджикского городского суда Краснодарского края от 10 марта 2016 г. в удовлетворении исковых требований Широковой С.Г. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2016 г. решение суда первой инстанции отменено и по делу вынесено новое решение, которым исковые требования Широковой С.Г. удовлетворены.

В кассационных жалобах Кваков С.Н., Квакова Э.Н., а также нотариус Краснопеева С.В. просили отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2016 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. от 17 марта 2017 г. кассационные жалобы заявителей с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобах, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2016 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судом апелляционной инстанции по настоящему делу.

Судом установлено, 13 ноября 2013 г. нотариусом Геленджикского нотариального округа Краснодарского края Краснопеевой С.В. удостоверено завещание Стрижака Г.С., по которому все принадлежащее ему имущество он завещал сыну Квакову С.Н., а также лишил наследства свою дочь Широкову С.Г. (т. 2, л.д. 57).

21 апреля 2014 г. между Стрижаком Г.С. (продавцом) и Кваковой Э.Н., (покупателем) заключен договор купли-продажи земельного участка площадью <…> кв. м вместе с расположенной на нем квартирой площадью <…> кв. м, находящихся по адресу: <…> (т. 2, л.д. 12).

Право собственности Кваковой Э.Н. зарегистрировано в реестре прав 22 апреля 2014 г. (т. 2, л.д. 13, 30). Также 2 марта 2015 г. за Кваковой Э.Н. зарегистрировано право собственности на хозяйственный блок по указанному выше адресу общей площадью <…> кв. м (т. 2, л.д. 11).

30 августа 2015 г. Стрижак Г.С. умер (т. 2, л.д. 19).

24 октября 2015 г. Широкова С.Г. обратилась к нотариусу Геленджикского нотариального округа Краснодарского края Сидиропуло А.И. с заявлением о принятии наследства как наследник по закону (т. 2, л.д. 40).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Широковой С.Г., суд первой инстанции указал, что поскольку Стрижак Г.С. завещал свое имущество Квакову С.Н. в 2013 году, отсутствуют доказательства того, что договор купли-продажи от 21 апреля 2014 г. заключен с целью прикрыть завещание в пользу Кваковой Э.Н., в связи с чем оснований для признания заключенной сделки недействительной не имеется. Кроме того, суд первой инстанции указал, что истец не может являться наследником имущества умершего Стрижак Г.С, поскольку своей волей, выраженной в завещании от 13 ноября 2013 г., наследодатель лишил истца права наследовать после него спорное имущество.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об удовлетворении требований Широковой С.Г., суд апелляционной инстанции исходил из того, что завещание от 13 ноября 2013 г. в пользу Квакова С.Н. составлено наследодателем Стрижак Г.С. под влиянием обмана со стороны ответчиков относительно его отцовства в отношении Квакова С.Н. Родство Стрижак Г.С. с ответчиком Кваковым С.Н. документально не подтверждено. В отношении сделки купли-продажи от 21 апреля 2014 г. суд апелляционной инстанции указал на то, что поскольку после совершения сделки имущество покупателю фактически не передавалось, Стрижак Г.С. до своей смерти продолжал проживать и быть зарегистрированным в спорной квартире и факт получения Стрижаком Г.С. денег от покупателя не подтвержден, данная сделка является недействительной, так как была совершена с целью прикрыть действительную волю Стрижака Г.С., направленную на составление завещания в пользу Кваковой Э.Н. При этом суд апелляционной инстанции указал на то, что поскольку при жизни Стрижак Г.С. в установленной законом форме, предусмотренной статьи 1124 Гражданского кодекса Российской Федерации не составил завещание в пользу Кваковой Э.Н., подлежат применению последствия недействительности ничтожной сделки в виде аннулирования права Кваковой Э.Н. на спорное имущество.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что постановление суда апелляционной инстанции принято с нарушением норм материального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с частью 1 статья 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение должно быть законным и обоснованным.

Согласно части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, законы, которыми руководствовался суд.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3 постановления Пленума).

При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (статья 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных настоящей главой.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», по смыслу статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

Таким образом, апелляционное определение также должно соответствовать общим требованиям, предъявляемым к решению суда статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, то есть должно быть законным и обоснованным.

Однако при вынесении определения судом апелляционной инстанции указанные выше требования закона соблюдены не были.

В силу пункта 5 статьи 1118 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства.

Согласно пункту 1 статьи 1124 ГК РФ завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом. Нотариально удостоверенное завещание должно быть написано завещателем или записано с его слов нотариусом (пункты 1 и 2 статьи 1125 ГК РФ).

Как разъяснил Пленум Российской Федерации в пункте 21 постановления от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» сделки, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей при наследовании (в частности, завещание, отказ от наследства, отказ от завещательного отказа), могут быть признаны судом недействительными в соответствии с общими положениями о недействительности сделок (§ 2 главы 9 ГК РФ) и специальными правилами раздела V ГК РФ.

В силу статьи 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего. Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота. Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане.

Согласно пункту 99 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» сделка под влиянием обмана, совершенного как стороной такой сделки, так и третьим лицом, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего (пункт 2 статьи 179 ГК РФ). Обманом считается не только сообщение информации, не соответствующей действительности, но также и намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота (пункт 2 статьи 179 ГК РФ).

Обращаясь в суд с иском, Широкова С.Г. ссылалась на то, что данное завещание является недействительным по основаниям статьи 179 ГК РФ, как сделка, совершенная Стрижаком Г.С. под влиянием обмана со стороны Кваковой Э.Н.

Однако доказательств, подтверждающих эти обстоятельства, Широковой С.Г. в нарушение 56 ГПК РФ представлено не было, в материалах дела таких сведений не содержится.

Доводы истца о том, что названное завещание недействительно ввиду того, что Стрижак Г.С. при совершении завещания был введен в заблуждение Кваковой Э.Н. относительно своего отцовства в отношении Квакова С.Н., который не является его сыном, и что если бы наследодатель знал это обстоятельство, то не лишил бы истца наследства, признаны судом первой инстанции несостоятельными.

В соответствии со статьей 1119 ГК РФ завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения.

По смыслу данной нормы наследодатель вправе завещать принадлежащее ему имущество любому лицу, независимо от того, находится ли данное лицо в родственной связи с наследодателем или нет.

Таким образом суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии законных оснований для признания завещания недействительным в порядке статьи 179 ГК РФ.

Опровергая выводы суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции в нарушение статьи 195, 198 ГПК РФ не привел мотивов, по которым пришел к противоположному, чем суд первой инстанции выводу о заключении оспариваемого завещания под влиянием обмана.

В своем исковом заявлении Широкова С.Г. также ссылалась на то, что, договор купли-продажи от 21 апреля 2014 г., заключенный между Стрижаком Г.С. и Кваковой Э.Н., является притворной сделкой, имеющей целью прикрыть действительную волю Стрижака Г.С. на составление завещания в пользу Кваковой Э.Н.

Согласно статье 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила.

В пункте 87 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в связи с притворностью недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки. Намерения одного участника совершить притворную сделку для применения указанной нормы недостаточно. К сделке, которую стороны действительно имели в виду (прикрываемая сделка), с учетом ее существа и содержания применяются относящиеся к ней правила (пункт 2 статьи 170 ГК РФ).

Из содержания указанной нормы и разъяснений Пленума следует, что в случае заключения притворной сделки действительная воля стороны не соответствует ее волеизъявлению. В связи с этим для установления истиной воли сторон имеет значение выяснение фактических отношений между сторонами, а также намерений каждой стороны.

Эти значимые для правильного разрешения дела обстоятельства судом апелляционной инстанции установлены не были.

В нарушение требований статьи 198 (часть 4) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вывод суда апелляционной инстанции о притворном характере сделки купли-продажи от 21 апреля 2014 г., заключенной между Стрижаком Г.С. и Кваковой Э.Н., не мотивирован, доказательства, на которых основан вывод суда о притворном характере совершенной сделки, не приведены.

С учетом изложенного, оснований для отмены решения суда первой инстанции и принятия по делу нового решения об удовлетворении иска у суда апелляционной инстанции не имелось.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм процессуального права являются существенными, в связи с чем могут быть устранены только посредством отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2016 г. с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2016 г. отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *