Как реагировать на анонимку

Ответ неизвестному

С другой стороны, а вдруг в письме без подписи сообщается достоверная информация? Поэтому сложилась с годами стандартная практика. В органах власти на такие заявления реагировали вяло: когда примут меры, когда нет. Во всяком случае в правоохранительных органах и спецслужбах анонимки никогда в корзину не выбрасывали. Сообщения о факте преступления обязательно проверяли.

На минувшей неделе президент РФ подписал, а «Российская газета» опубликовала закон, изменяющий порядок рассмотрения анонимных и повторных обращений граждан в органы власти. Не секрет, что смена строя не изменила ситуации с анонимными посланиями. Они лишь немного видоизменились.

Как говорят специалисты, в эпистолярном жанре с подписью «доброжелатель» исчезли сигналы о неверных женах, наличии любовниц и несдержанность в быту и прочих вещах, которые рассматривали комсомольские и партийные ячейки на местах. Но сигналы с мест без подписи — остались.

Новый закон — это поправки, которые внесены в Федеральный закон «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». Что дали поправки? Желающим отправить послание без координат легче от нового закона не будет. Новые поправки позволят признавать анонимными обращения, в которых не указаны адрес отправителя или его фамилия.

Теперь в законе прописано право принятия решения чиновниками о том, стоит ли в очередной раз вступать с автором многочисленных обращений в переписку или нет

По прежним стандартам ситуация была проще — ответ должен был направляться заявителю даже в том случае, если указана лишь фамилия обратившегося, но не было его адреса. Или наоборот — был указан адрес, но не было фамилии.

Истины ради надо сказать, что, хотя такие нормы в прежнем законе и были прописаны, но грамотные клерки понимали — в обоих случаях доставление ответа адресату было невозможно. Причина одна — отсутствие необходимых данных об авторе послания.

Кстати, в новом законе нашлось место не только анонимам, но и тем, кто годами пишет жалобы по одним и тем же адресам в надежде рано или поздно взять чиновников измором. Истины ради надо сказать, что подобное выматывание иногда давало неплохой результат. Уставший от бесконечных жалоб чиновник понимал, что дешевле отреагировать, чем годами отписываться. То есть иногда постоянные письма по одному адресу давали результат. Чаще — нет.

Теперь в законе прописано право принятия решения чиновниками о том, стоит ли в очередной раз вступать с человеком в переписку или нет. Если решит, что — нет, то столоначальник прекращает переписку с гражданином, о чем ему обязательно сообщает.

Такая жесткая мера возможна лишь в том случае, если в обращении человека содержится вопрос, на который письменные ответы уже давались, причем не один и не два раза. И если заявителю по этому поводу отвечали неоднократно и при этом в обращении не приводятся никакие новые доводы или вновь появившиеся обстоятельства.

Это правило действует при неком условии — если и последнее обращение, и ранее направляемые от человека жалобы передавались в один и тот же орган местного самоуправления или одному и тому же должностному лицу.

Кстати

Анонимность была прописана в законе лишь для судов. Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает необходимость принятия мер безопасности для потерпевшего, свидетеля, других участников уголовного судопроизводства. То же правило распространяется на их родственников или близких . Если есть основания полагать, что им угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением имущества, то все данные о человеке засекретят.

Решение суда о раскрытии подлинных данных принимается в совещательной комнате и оформляется в виде постановления (определения), в котором должна быть мотивирована необходимость принятия данного решения.

Надо сказать, что в судебной практике такие меры применяются все чаще.

Оскорбления и угрозы в Интернете бьют даже больнее, чем обидные слова, произнесенные в пылу ссоры. В этом уверены и психологи, и те, кому довелось пережить подобное. В группе риска — дети и подростки, которые часами общаются со сверстниками в социальных сетях.

Это сейчас на ее страничке только смайлики и комплименты. Почти месяц Кристина даже в школу ходить боялась. Оскорбления и угрозы в виртуальном пространстве, казалось, вот-вот сломают реальную жизнь. Оказалось, сообщение разместила соседка. Так она заступилась за свою дочь, с которой Кристина поссорилась накануне. Папа Кристины решил: пусть за его дочь заступится закон. «Я эти оскорбления снял на камеру мобильного телефона и приехал в райотдел милиции. Там все это дело рассмотрели, я написал заявление, его передали в суд», — рассказал отец Кристины Вячеслав Поляков.

Их страшную историю знает вся страна. Но сами они до сих пор не верят, что сына больше нет. Десантник Владимир Голубов повесился из-за жутких оскорблений в Сети. А его обидчица Анна Семененко стала первым в России пользователем, которого осудили за доведение до самоубийства с помощью Интернета. Сейчас женщина отбывает срок в колонии. «Последний разговор был с сыном, я говорила: не обращай на это внимания, мало ли что тебе там напишут. Но, видимо, его это очень сильно затронуло», — говорит мать Владимира Алена Голубова.

Не затронуть не могло, уверены психологи. Слово в Интернете бьет больнее. Оно не просто публично – общедоступно. В Сеть выходит почти половина россиян. Большинство из них – исключительно ради переписки. «Эта безнаказанность и анонимность позволяют достаточно большому количеству людей вести себя в Интернете намного агрессивнее, чем они были бы в реальной жизни, потому что в реальной жизни есть некий самоконтроль: можно получить в ответ», — объясняет психолог Сергей Ениколопов.

Какая она, жизнь без Интернета, выясняли сотрудники одной из московских фирм. На несколько дней в рабочее время они отказались от телефонов, планшетов и ноутбуков. Результаты эксперимента впечатлили настолько, что акцию решили сделать ежегодной и привлечь к ней как можно больше российских городов. По словам участника акции Владимира Коровина, «появилась возможность общаться глаза в глаза, почувствовать собеседника». «Это благотворно влияет на общение между людьми, на комфорт в коллективе, на производительность компании в целом», — уверен сотрудник компании.

Цифры, которым никакие акции не помеха: 30 миллионов человек — аудитория только одной из самых популярных соцсетей. Это значит, полмиллиарда комментариев, личных сообщений ежедневно. Уследить за их содержанием невозможно. Спам-фильтры блокируют только те, что рассылаются десятки раз. Мониторить остальные некоторые разработчики предлагают самим пользователям. По мнению представителя социальной сети Марии Лапук, люди «готовы нести ответственность» за то, чтобы то, что смотрят они и их друзья, было более «чистым и красивым».

Привлечь к ответственности за слово сейчас гораздо проще. С декабря 2011 года дела о клевете и оскорблениях перешли из разряда уголовных в разряд административных. То есть за грубость в Интернете теперь придется заплатить штраф. Пока таких дел — пересчитать по пальцам.

Только пока — уверяют юристы. «Те люди, которые занимаются такого рода делами — это граждане, которые думают не о личном самообогащении, а, прежде всего, об опровержении. И не деньги тут ставятся во главу угла, а именно защита своего доброго имени», — говорит юрист Алишер Захидов.

Обидчице Кристины пришлось заплатить штраф в 2 тысячи рублей. Она больше не отправляет девушке сообщений и обходит ее дом стороной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *