Как признать сделку кабальной

Содержание

Верховный суд рассказал, как оспаривать кабальные сделки

Верховный суд сформулировал стандарт доказывания по кабальным сделкам, которые обычно практически невозможно оспорить. Он проанализировал дело женщины, которая, страдая тяжелым заболеванием, должна была еще и помогать близким: немощной старушке-матери и непутевому сыну, которого осудили по уголовной статье. Она оспаривала продажу единственного жилья для них троих, которое передала сожительнице сына за бесценок. Две инстанции решили, что женщина пропустила срок исковой давности. ВС счел, что его можно было восстановить, и дал указания, как пересмотреть дело по сути.

Примеров успешного оспаривания кабальных сделок почти нет из-за сложности доказывания, утверждает ведущий юрисконсульт «КСК групп» Елена Цатурян. Более того, есть практика, подтвержденная на уровне Верховного суда, что истец теряет право на оспаривание сделки, если продолжал или продолжает ее фактическое исполнение, развивает свою мысль партнер МКА «Горелик и партнеры» Лада Горелик. В то же время ей очевидно, что в жизни немало договоров заключаются на невыгодных условиях при стечении довольно тяжелых обстоятельств. В этих случаях пригодятся разъяснения из недавнего определения Верховного суда (дело 19-КГ17-10). Он четко сформулировал стандарт доказывания по кабальным сделкам, считает управляющий партнер юрфирмы «Солнцев и партнеры» Станислав Солнцев. Кроме того, комментирует он, ВС признал возможным восстановление срока обжалования по ст. 205 ГК, то есть открыл дорогу для оспаривания «старых» соглашений, что особенно актуально для споров вокруг недвижимости.

Когда обстоятельства сильнее

Верховный суд принял и рассмотрел жалобу Ирины Остапенко*, которая пыталась оспорить продажу единственного жилья сожительнице своего сына Дмитрия Колчева* Наталье Гарман*. Гарман жила в их доме с двумя маленькими детьми от другого отца. А в 2014 году она приобрела у Остапенко дом и участок за 420 000 руб. и 4682 руб. соответственно. Поскольку Гарман оплатила эту сумму материнским капиталом, жилье поступило в долевую собственность ее и ее детей. А в конце 2015 года покупательница подала иск о выселении «чужих» жильцов из своего дома.

Остапенко подала встречный иск о признании договора купли-продажи недействительным. По словам ответчицы, только тяжелые обстоятельства вынудили ее продать дом, в котором, кроме нее, жили сын и престарелая мать. Сама Остапенко страдала раком, должна была проходить стационарное лечение и дорогие обследования. Болела и ее 89-летняя мать. Незадолго до продажи дома старушка сломала ногу и не могла сама себя обслуживать, а уход за ней тоже требовал немалых денег. Как будто этих бед было недостаточно, в неприятности попал сам Колчев, которого осудили за хищение вверенного имущества (ч. 1 ст. 160 УК) и приговорили к штрафу в 40 000 руб. Это довольно-таки тяжелые обстоятельства, которые говорят в пользу кабальности сделки, уверяла Остапенко во встречном иске.

Она рассказала суду, как пыталась решить проблемы с помощью трех кредитов, которые взяла в конце 2013 – начале 2014 года. Но гасить их было сложно, весь постоянный доход семьи ограничивался небольшими пенсиями Остапенко и ее матери. И здесь подоспело предложение сожительницы сына, которое, как тогда казалось, поможет исправить ситуацию. Ответчица объяснила в суде, что пошла на сделку, потому что Гарман встречалась с ее сыном и жила в их доме. По уверениям Остапенко, «невестка» прекрасно знала о тяжелом положении семьи и осознавала, что покупает жилье за бесценок. Ведь, согласно отчету об оценке, дом стоил 1,7 млн руб. (в 3 раза дороже), а земля 501 000 руб. (в 107 раз дороже).

Два взгляда на одно дело

Буденновский городской суд Ставропольского края решил выселить Остапенко с сыном и матерью, но не нашел оснований признать куплю-продажу недействительной. Одним из основания отказа стал пропуск срока исковой давности: регистрация сделки состоялась 11 ноября 2014 года, а требование признать ее недействительной было предъявлено 25 декабря 2015 года (а поскольку сделка оспоримая, нужно было уложиться в один год). Кроме того, суд отверг отчет об оценке, потому что его составили в 2016 году, а дом был продан в 2014-м. Ставропольский краевой суд согласился с этими выводами.

Но краевому суду придется пересмотреть дело с учетом указаний Верховного суда, который нашел немало ошибок в решениях нижестоящих инстанций. Для начала суды не рассмотрели вопрос о восстановлении срока исковой давности ввиду обстоятельств, связанных с личностью, таких как тяжелая болезнь (ст. 205 ГК). Ведь Остапенко страдала раком, а ее права не нарушались до тех пор, пока 3 ноября 2015 года сожительница сына не предъявила иск о выселении. Что касается оценки дома – тут судья должен был разъяснить Остапенко, что у нее есть право ходатайствовать о назначении судебной экспертизы. Кроме того, суды проигнорировали обстоятельства, которые свидетельствуют о тяжелом положении ответчицы, и не проверили, могла ли Гарман об этом знать. С такими замечаниями коллегия под председательством Вячеслава Горшкова отправила дело на новое рассмотрение.

Алгоритм: как оспорить кабальную сделку

ВС верно указал на совокупность неблагоприятных обстоятельств и даже на возможность восстановить срок исковой давности, одобряет Горелик. По ее предположению Остапенко, скорее всего, доверяла сожительнице сына, с которой жила под одной крышей, и не думала, что та может ее выселить. Горелик не исключает, что это обсуждалось, только не было прописано в договоре купли-продажи.

О том, что надо доказать в делах о кабальных сделках, рассказывает руководитель практики частного права национальной юридической компании «Митра» Константин Сердюков. Стечение тяжелых обстоятельств подтвердить обычно легко. По словам эксперта, в определении ВС этот вопрос освещен подробно и убедительно. Примечательно, что гражданскую коллегию интересуют детали жизни не только самой Остапенко, но и ее матери и сына. Гораздо сложнее, по мнению Сердюкова, доказать причинно-следственную связь между тяжелыми обстоятельствами и самой невыгодной сделкой. Судя по определению ВС, нельзя однозначно сказать, что именно сложное положение подтолкнуло Остапенко заключить договор, сомневается Сердюков. По его мнению, возможны и другие объяснения. Например, учитывая, что Гарман оплатила дом материнским капиталом, не исключено, что жители сговорились его «обналичить» и разделить между собой, рассуждает Сердюков. Но ВС ничего не сказал в определении о вопросах доказывания причинно-следственной связи, сожалеет юрист.

Еще одно обстоятельство, которое зачастую непросто доказать, – это осведомленность контрагента о тяжелом положении потерпевшего. Здесь Верховный суд ограничился ремаркой, что Гарман сожительствовала с сыном Остапенко и знала о ее проблемах, указывает Сердюков. «Получается, ВС фактически установил презумпцию осведомленности сторон о том, что у одной из них тяжелые обстоятельства, если они проживают совместно, – анализирует юрист «Митры». – Это должно облегчить доказывание в делах с подобными обстоятельствами».

В целом есть смысл оспаривать сделку как кабальную, если очевидно бедственное положение одной из сторон, и его можно доказать, резюмирует Солнцев из юрфирмы «Солнцев и партнеры». Он называет болезни, тюремное заключение, наличие большого долга, ущерб от стихийных бедствий и катастроф. Путь оспаривания при этом лежит через нерыночный характер расчетов или определение цены (например, рассрочка на 50 лет или кратное снижение стоимости), рекомендует Солнцев. Ведь сложно представить, что кабальную сделку можно заключить на рыночных условиях, подытоживает юрист.

* – имена и фамилии действующих лиц изменены

08.02.2017 г. Признаки кабальности сделки. На что обращают внимание суды при рассмотрении требований о признании сделки кабальной?

Вообще, в России успешное оспаривание кабального договора происходит крайне редко. Представляется, что практики успешного оспаривания кабальных сделок почти нет потому, что нет понимания, что входит в ее состав и соответственно в предмет доказывания.

В соответствии с пунктом 3 статьи 179 ГК РФ сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Внимание! Указанная консультация может быть полезна при подготовке иска по шаблону:

547_АС_о признании договора поставки недействительным (кабальная сделка для Покупателя) (исковое заявление) Доступен в тарифе «Демо»
1141_АС_признание недействительной кабальной аренды (исковое заявление)

Согласно пункту 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 г. N 162 «Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации» в соответствии со статьей 179 ГК РФ к элементам состава, установленного для признания сделки недействительной как кабальной, относится заключение сделки на крайне невыгодных условиях, о чем может свидетельствовать, в частности, чрезмерное превышение цены договора относительно иных договоров такого вида. Вместе с тем наличие этого обстоятельства не является обязательным для признания недействительной сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной.

С одной стороны, есть статья 421 ГК РФ, содержащая принцип свободы договора, согласно которому понуждение к заключению договора не допускается; стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами; стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров; возможность руководствоваться обычаями делового оборота.

Но с другой стороны, свобода договора не может быть безграничной. Пределы свободы договора могут быть ограничены кабальными условиями. Например, одна из сторон включает в договор санкции, которые в несколько раз превышают стоимость самого договора, если по договору продавец понуждает покупателя оплачивать те товары, которые он не приобретал. Кабальные условия могут заключаться и в запрете на ведение бизнеса и совершение сделок с другими компаниями, предоставляющими аналогичные услуги.

Свобода договора заключается в недопущении понуждения в заключении договоров, в установлении условий договора по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами, заключении смешанных договоров, возможности руководствоваться обычаями делового оборота. При этом свобода договора признает принцип недопустимости злоупотребления правом.

Злоупотребление правом может выражаться в навязывании условий договора. Например, включение банком в кредитный договор обязанности заемщика застраховать свою жизнь и здоровье фактически является условием получения кредита, без исполнения которого заемщик не приобретет право на получение необходимых ему денежных средств. Такие действия являются злоупотреблением свободой договора в форме навязывания контрагенту несправедливых условий договора.

Злоупотребление правом может также выражаться в несоразмерности требований о взыскании убытков или штрафов.

Суд может признать убытки несоразмерными в следующих случаях:

— если размер убытков настолько высок, что многократно превышает тот их размер, который стороны могли разумно предвидеть при заключении договора;

— если при согласовании размера таких убытков имелись очевидные признаки злоупотребления свободой договора (в форме эксплуатации слабых переговорных возможностей должника, нарушения публичных интересов и интересов третьих лиц и т.п.).

Кабальные условия — это условия, которых требует одна из сторон договора и которые крайне невыгодны для другой стороны.

Перечислим признаки, которые в совокупности говорят о том, что сделка является кабальной:

  • сделка совершена потерпевшим лицом;
  • совершена на крайне невыгодных для него условиях;
  • совершена вынужденно — вследствие стечения тяжелых обстоятельств, а другая сторона в сделке сознательно использовала эти обстоятельства;
  • кроме того, говорится не об одном тяжелом обстоятельстве, а о стечении тяжелых обстоятельств, под воздействием которых лицо совершило сделку, и не о простой невыгодности совершенной сделки, а о «крайне невыгодных условиях».

Однако только при доказанности совокупности указанных признаков сделка может быть признана недействительной по мотиву ее кабальности, самостоятельно каждый из признаков основанием для признания сделки недействительной по указанному мотиву не является (Апелляционное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 28 октября 2013 г. по делу N 33-3880).

Обман — это умышленное введение в заблуждение одной стороной сделки другой стороны с целью совершения сделки.

Обман может относиться как к элементам самой сделки, так и к обстоятельствам, находящимся за ее пределами, в том числе к мотивам, если они имели значение для формирования воли участника. Обманные действия могут совершаться в активной форме или же состоять в бездействии (умышленное умолчание о фактах, могущих воспрепятствовать совершению сделки). Примером обмана, является выдача кредита под очень высокие проценты. Высокий процент может быть признан кабальным условием договора. В информационном письме Президиума ВАС РФ от 10 декабря 2013 г. N 162 «Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 11) отмечено, что, поскольку размер процентов по спорному договору займа, чрезмерно отличающийся от процентных ставок по заключаемым договорам того же типа, и его срок свидетельствовали об установлении крайне невыгодных условий данного договора для истца (заемщика), что подтверждает факт стечения тяжелых обстоятельств на стороне истца, это свидетельствует о кабальности указанного договора, в связи с чем он признан судом недействительным на основании ст. 179 ГК РФ.

Таким образом:

  • сделка должна отвечать целому ряду признаков, которые характеризуют ее как кабальную;
  • стечение тяжелых обстоятельств само по себе не является основанием недействительности сделки. Для этого необходимы два условия: заключение сделки под влиянием таких обстоятельств на крайне невыгодных условиях и наличие действий другой стороны, свидетельствующих о том, что она такими тяжелыми обстоятельствами воспользовалась (Постановление ФАС Уральского округа от 23 июля 2013 г. N Ф09-6021/13 по делу N А76-20058/2012).
  • не должен быть пропущен срок исковой давности. Например, в Определении Верховного Суда РФ от 11 февраля 2014 г. N 18-КГ13-155 Суд отказал в признании недействительными (ничтожными) договоров аренды земельных участков. Основанием для отказа в иске явился пропуск срока исковой давности.
  • нужно доказать причинно-следственную связь между обманом и последствиями сделки. Президиум ВАС РФ в п. 9 информационного письма от 10 декабря 2013 г. N 162 «Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации» указал, что сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана недействительной, только если обстоятельства, относительно которых потерпевший был обманут, находятся в причинной связи с его решением о заключении сделки.

Истцу при заявлении требования о признании сделки кабальной необходимо доказать, что недостоверные сведения, заявленные о себе другой стороной, имели существенное значение для принятия решения о заключении спорной сделки.

  • необходимо соблюдение критерия достоверности. Если при заключении договора страхования страхователь умолчал об известных ему обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения степени риска, которые не были и не должны были быть известны страховщику и которые не были оговорены страховщиком в стандартной форме договора страхования или в его письменном запросе, основания для признания договора страхования недействительным отсутствуют (п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. N 75 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования»).
  • необходимость представления доказательств того, что вторая сторона действительно имела намерения обмануть другую сторону.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что доказать кабальность сделки или обман крайне сложно.

крайне невыгодный

Смотреть что такое «крайне невыгодный» в других словарях:

  • Войны в истории России — вооруж. межгосударств. и внутригос. столкновения. Война как обществ. полит. явление продолжение политики гос ва насильств. средствами. В догос. период отечеств. истории, войны в совр. понимании не было, вооруж. столкновения носили характер борьбы … Российский гуманитарный энциклопедический словарь

  • Восточная война 1853—1856 гг. — Война России с Англией, Францией, Турцией и Сардинией, на сторону коих склонилась Австрия, а отчасти и Пруссия. Причины, вызвавшие эту войну, были многосложны и разнообразны. Со стороны Англии главную роль играло соперничество с Россией в… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Восточная война 1853-1856 гг. — Война России с Англией, Францией, Турцией и Сардинией, на сторону коих склонилась Австрия, а отчасти и Пруссия. Причины, вызвавшие эту войну, были многосложны и разнообразны. Со стороны Англии главную роль играло соперничество с Россией в… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Анна Иоанновна — всероссийская Императрица, царствовавшая с 25 го января 1730 г. по 17 е октября 1740 г. Анна Иоанновна не принадлежит к разряду тех государей, сильная личность которых является инициатором в важнейших государственных мероприятиях их царствования… … Большая биографическая энциклопедия

  • Дунайская кампания Крымской войны — Настоящая статья посвящена боевым действиям русской армии против Османской империи на Дунае во время Крымской войны. … Википедия

  • Персидский поход Юлиана II — Римско персидские войны … Википедия

  • Крестовыми — походами часто называют походы немецких феодалов в 12 13 вв. против славян и других народов Прибалтики а также Альбигойские войны.крестовые походы (1096 1270), военно религиозные экспедиции западных европейцев на Ближний Восток с целью завоевания … Большой Энциклопедический словарь

  • Коковцов Владимир Николаевич — Коковцов Владимир Николаевич, с 1914 года граф государственный деятель. Родился в 1853 году. По окончании курса в Александровском лицее служил в министерстве юстиции, потом по тюремному ведомству; в 1890 году перешел в Государственную канцелярию … Биографический словарь

  • Альбрехт Мужественный — (der Beherzte), герцог Саксонский родоначальник Альбертинской линии царствующего в Саксонии дома, младший сын курфюрста Фридриха Кроткого, родился 17 июля 1443 г. Он выказал свое мужество уже 12 летним ребенком, в тот день, когда он был украден… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Анна Иоанновна — императрица Всероссийская, род. 28 янв. 1693 г., коронована 28 апр. 1730 г., † 17 октяб. 1740 г. Вторая дочь царя Иоанна Алексеевича и царицы Прасковьи Федоровны (рожд. Салтыковой), А. И. росла при довольно неблагоприятных условиях тяжелой… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Наличие слов типа «очень», «крайне», «весьма»

Примечание. При наличии в качестве пояснительного слова наречия «совсем» возможно как слитное, так и раздельное написание не с прилагательными, что связано с двумя значениями, в которых употребляется указанное наречие: 1) «совершенно, очень» ; 2) «отнюдь», «никоим образом»; ср.: совсем ненужная встреча (совершенно ненужная, лишняя) – совсем не случайная встреча (отнюдь не случайная, на не падает логическое ударение). В некоторых случаях возможны оба толкования и, как следствие, оба написания, например: совсем небольшие достижения (маленькие, скромные) – совсем не большие достижения (отнюдь не большие). В этих случаях для решения вопроса о написании не нужен более широкий контекст. Слитное написание характерно для информативных текстов,раздельное – для полемических.

Двоякое толкование допускает и наречие «вовсе»: 1) «отнюдь»; 2) «совсем, совершенно» – в разговорном стиле речи; ср.: Против оживания он говорил сбивчиво, путался, приводил вовсе не убедительные доводы. – Авторами этих работ являются менее популярные или вовсе неизвестные ученые. Как и в случае с совсем, окончательное решение зависит от характера текста.

Здравствуйте! Сегодня затронем интересный и сложный состав недействительности. Это кабальная сделка по п. 3 ст. 179 ГК РФ или, иными словами, сделка, совершенная на крайне невыгодных условиях. Эта норма дает возможность оспорить такую сделку в суде.

Судебная практика относится к этому основанию недействительности крайне осторожно. Примеров успешного оспаривания сделки по п. 3 ст. 179 ГК РФ не так много.

1. Какую сделку закон признает кабальной?

1.1. Крайне невыгодные условия
1.2. Стечение тяжелых обстоятельств
1.3. Осведомленность контрагента о стечении тяжелых обстоятельств

2. Экономические интересы и этические соображения: между Сциллой и Харибдой
3. Разграничение между кабальной сделкой и сделкой, совершенной под влиянием насилия или угрозы

Тема кабальности договора тесно связана с соображениями морали и нравственности. А мнения права и морали по одному и тому же вопросу, как мы знаем, могут в корне различаться. Но обо всем по порядку.

Какую сделку закон признает кабальной?

Слово «кабала» (не путайте с «каббалой») в Древней Руси и Московском государстве означало долговой документ, заемную расписку. По такому долговому обязательству должник попадал в личную или имущественную зависимость от заимодавца. Про должника говорили — попал в кабалу, фактически в холопство.

В современном праве кабальность сделки означает недобросовестную эксплуатацию одной из сторон сделки стечения тяжелых жизненных обстоятельств на стороне другой.

Согласно п. 3 ст. 179 ГК РФ кабальной признается сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась.

Соответственно, для признания сделки недействительной, нужно установить три обстоятельства:

  1. Крайне невыгодные условия сделки (на самом деле правильнее говорить — несправедливые, об этом ниже).
  2. Стечение тяжелых обстоятельств, вынудившее потерпевшего совершить сделку с несправедливым содержанием.
  3. Знала ли другая сторона о стечении таких обстоятельств и можно ли говорить о том, что она этим воспользовалась.

Все три обстоятельства должен доказать потерпевший (истец) и на практике сделать это бывает непросто.

Бремя доказывания всех трех обстоятельств лежит на потерпевшем (истце)

Не стоит забывать, что для оспоримых сделок установлен сокращенный срок исковой давности в 1 год.

Крайне невыгодные условия

Крайняя невыгодность означает, что условия сделки в корне противоречат интересам потерпевшей стороны и сильно отличаются от условий, обычно применяемых при заключении аналогичных договоров. В первую очередь это касается цены договора.

Фраза «невыгодные условия», используемая в тексте нормы, не совсем верно отражает суть ситуации. Экономически заключение любого кабального договора будет взаимовыгодным, если сравнивать с ситуацией, если бы сделки не было вовсе.

Возьмем условный пример — человек срочно продает дом первому же откликнувшемуся покупателю по цене значительно ниже рыночной, потому что ему срочно нужны деньги на дорогостоящее лечение. Каждый день промедления грозит катастрофическими для его жизни и здоровья последствиями. Покупатель знает о таких обстоятельствах и намеренно сбивает цену.

В выигрыше оказался покупатель, заплатив за дом, допустим, 2 млн. руб. вместо 4 млн. руб. Но сделка в какой-то мере выгодна и для продавца: не заключив её, он бы вообще не получил денег, что грозило печальными последствиями для жизни и здоровья. При такой логике сделка выгодна обеим сторонам.

Продавая дом по заниженной цене продавец выигрывает по сравнению с теми последствиями, которые были бы при отказе от сделки. Другое дело, что такая цена несправедлива. И правильнее говорить о крайне несправедливых условиях сделки, а не невыгодных.

Поскольку п. 3 ст. 179 ГК РФ говорит о крайней невыгодности (читай — несправедливости) условий, то применяться он должен только в случаях вопиющего, грубого отступления условий совершаемой сделки от обычно встречающихся на рынке.

Сам по себе факт эксплуатации экономически сильной стороной своего преимущества еще не означает кабальности. Нельзя слепо порицать использование переговорного преимущества с целью «выбить» себе такие выгоды, на которые не приходится рассчитывать в обычных условиях.

Да, есть предел, за которым эксплуатация преимущества над слабой стороной становится неприемлемой не только с точки зрения этики и морали, но и с точки зрения права. Только правовой предел пролегает несколько дальше, чем морально-этический.

Стечение тяжелых обстоятельств

Это означает, что лицо попало в столь трудное и бедственное положение, что осознанно вынуждено было совершить сделку как можно скорее во избежание попадания в еще более катастрофическую ситуацию. Например, продать дом даже по сильно заниженной цене, чтобы выручить деньги на дорогостоящее лечение. Или готовность заплатить всё, что есть за спасение во время стихийного бедствия.

Т. е. часто на кону стоит жизнь, здоровье или благополучие потерпевшего.

У потерпевшего нет времени искать выгодные предложения на рынке, торговаться, выбирать между несколькими вариантами. Это резко повышает переговорные возможности контрагента, который может фактически диктовать любые самые несправедливые условия.

Потерпевший оказывается заложником ситуации. Вне сложившихся обстоятельств — в обычных условиях — он бы от сделки с крайне несправедливым содержанием отказался.

При рассмотрении иска суд должен четко определить, какие именно тяжелые обстоятельства вынудили потерпевшего совершить сделку. Например, при рассмотрении одного из дел ВС РФ отметил:

«…суд апелляционной инстанции не указал, вследствие стечения каких тяжелых обстоятельств эти условия были согласованы сторонами, и не дал оценку вопросу о том, воспользовался ли такими обстоятельствами ответчик» (Определение ВС РФ от 07.02.2017 по делу № 4-КГ16-69).

Для признания сделки кабальной нужно доказать, что тяжелые обстоятельства возникли вследствие их стечения, т. е. были неожиданными: потерпевший не мог их предвидеть или предотвратить. На это ВС РФ указал в Определении от 16.11.2016 № 305-ЭС16-9313.

Это дело было связано с предпринимательской деятельностью и спор был между коммерческими организациями. Понятие «стечение тяжелых обстоятельств» больше применимо для граждан, нежели для юридических лиц, если только речь не о форс-мажорах — обстоятельствах непреодолимой силы.

Осведомленность контрагента о стечении тяжелых обстоятельств

Закон требует доказать, что контрагент, во-первых, знал о стечении тяжелых обстоятельств и, во-вторых, воспользовался этим переговорным преимуществом.

Если другая сторона не знала и не могла знать о возникшей ситуации, о причинах поразительной сговорчивости контрагента, то нельзя говорить о недобросовестной эксплуатации переговорных преимуществ.

Доказать, что контрагент был осведомлен о стечении тяжелых обстоятельств на стороне потерпевшего, может быть непростым делом. Но иногда такая осведомленность предполагается, например, если контрагентом по сделке оказывается родственник или иной близкий человек (см., в частности, Определение ВС РФ от 23.05.2017 по делу № 19-КГ17-10, где стороной кабальной сделки была сожительница сына потерпевшей).

Экономические интересы и этические соображения: между Сциллой и Харибдой

Фундаментальным для гражданского права является принцип свободы договора. Но эта свобода не абсолютна. Институт недействительности сделок — один из инструментов её ограничения. В основе идеи недействительности кабальных сделок лежит защита экономически слабых от эксплуатации их нужды.

При совершении кабальной сделки происходит чрезмерное превышение выговариваемой сильной стороной выгоды над обязанностью, возлагаемой на сторону слабую.

Использование бедственного положения лица в корыстных интересах осуждается общественной моралью. Нам с детства прививают чувство сострадания к ближнему, нас восхищают примеры бескорыстного и самоотверженного служения другим людям.

Иллюстрация: .comКогда мы видим, как кто-то чрезмерно обогащается бедах других людей, мы чувствуем возмущение, наша человеческая суть восстает против этого. Нередко мы осуждаем тех, чей бизнес основан на помощи попавшим в беду за баснословные деньги.

Возьмем для примера частную медицинскую клинику, которая обладает уникальными методиками лечения трудноизлечимого заболевания, инновационными технологиями и оборудование. Лечение в такой клинике может стоить несколько сотен тысяч рублей, а то и евро.

Высокая цена обычно достигает (а то и превышает) максимума средств, которыми располагает пациент и отчасти связана с его слабыми переговорными позициями — у него на кону стоит жизнь. С этической точки зрения мы воспринимаем ситуацию, как эксплуатацию тяжелого положения пациента.

Но с точки зрения экономики для самой клиники такая бизнес-модель оправдана и рациональна.

Обладание уникальной методикой лечения и инновационные технологии ей в руки ведь тоже не с неба свалились. Собственники клиники в готовность спасать пациентов вложили немалые суммы: в медицинские исследования, создание или покупку методики, инновационное оборудование и т. д.

Если инвесторы будут знать, что сделка с пациентом скорее всего будет аннулирована судом, как кабальная, и о хорошей прибыли можно не думать, станут ли они вкладывать деньги в исследования, инновации, разработку и приобретение методик? Спрос на уникальные методы лечения останется, но клиник, способных удовлетворить его, либо не будет, либо будет очень мало с очередями на годы вперед. В итоге у пациентов шансов на спасение станет еще меньше.

Конечно, так дела обстоят в условиях рыночной экономики. Тут можно вспомнить про «эксплуатацию человека человеком» и про «звериный оскал капитализма», но при нынешних экономических реалиях безусловное аннулирование подобных сделок с «профессиональными спасателями» может обернуться большими социальными проблемами.

«Спасатель» может быть и ситуативным, когда его способность помочь попавшему в беду оказалась делом случая. Но за помощь он запросил завышенную сумму. Такой пример есть в п. 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 № 162.

Индивидуальный предприниматель занимался перевозкой грузов с помощью принадлежавшего ему грузового автомобиля. В результате ДТП автомобиль был утрачен. ИП взял заем у ООО для срочной покупки нового. Иначе он не смог бы вести бизнес и обанкротился. Контрагент знал о таких обстоятельства. В итоге договор займа заключили на 1 год со ставкой… 100% годовых.

ИП успешно оспорил договор в суде по п. 3 ст. 179 ГК РФ. Размер процентной ставки настолько превышал средние значения, что суд признал договор кабальным.

Здесь заимодавец оказался случайным спасателем. И выдача займов, насколько можно понять из фабулы дела, для него непрофильный вид деятельности. Один предприниматель оказал финансовую помощь другому под 100% годовых.

Решение суда довольно спорное. С одной стороны процентная ставка действительно завышена. С другой сделка всё же с экономической точки зрения была выгодна для ИП — иначе он ушел бы в банкротство.

Обратите внимание, что ИП обратился за выдачей займа не в банк, а к другому предпринимателю. Потому что банк мог бы и не выдать предпринимателю ничем не обеспеченный кредит в сжатые сроки.

Если признавать такого рода сделки кабальными и аннулировать их, то предприниматели могут утратить стимулы помогать друг другу в сложной экономической ситуации путем выдачи займов без обеспечения и надлежащей проверки платежеспособности заемщика.

Приведенный пример — единичный. Суды крайне редко признают кабальными сделки, заключенные в связи с ведением предпринимательской деятельности. Они справедливо обосновывают это тем, что это самостоятельная деятельность, осуществляемая на свой риск.

Аннулировать коммерческие сделки на основании п. 3 ст. 179 ГК РФ возможно только в единичных — вопиюще несправедливых — случаях. Потому что брать на себя определенные бизнес-обязательства, а потом бежать плакаться в суд про тяжелые обстоятельства с целью освободиться от них, тоже противоречит деловой этике.

Разграничение между кабальной сделкой и сделкой, совершенной под влиянием насилия или угрозы

Стечение тяжелых обстоятельств иногда может быть вызвано насильственными действиями или угрозой их применения со стороны других лиц. Если потерпевший в такой ситуации заключает сделку на крайне невыгодных (несправедливых) условиях, какой состав недействительности нужно применять?

Если насилие или угрозу применял то же лицо, что и впоследствии заключило с потерпевшим крайне невыгодную сделку, то тут однозначно основанием оспаривания будет п. 1 ст. 179 ГК РФ, а не кабальность сделки.

А если за стечение тяжелых обстоятельств отвечают посторонние? Тогда напрашивается такой ответ: нужно выяснить знал ли контрагент о применении в отношении потерпевшего насилия или угроз?

При осведомленности об этом он должен был в принципе воздержаться от совершения сделки, неважно — на справедливых или несправедливых условиях. Её заключение нужно расценивать как недобросовестное поведение. Сделку нужно оспаривать, как совершенную под влиянием насилия или угрозы: ведь контрагент фактически подыграл незнакомым ему злоумышленникам.

В завершение можно сделать вывод, что суды очень скрупулезно изучают материалы дела и аннулируют сделку по п. 3 ст. 179 ГК РФ только при доказанности наличия всех признаков кабальности. При этом для предпринимательских сделок признание их недействительными по этому основанию — крайне редкое явление.

Надеюсь, статья была полезна и вы почерпнули из неё много полезной информации. Не забывайте подписываться на и мою страницу «ВКонтакте», чтобы не пропустить новые публикации. До встречи!

Недавно Высший Арбитражный Суд Российской Федерации опубликовал проект “Обзора практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации”. В документе приводится толкование указанных статей и актуальная судебная практика разрешения споров, предметом которых являются кабальные, обманные сделки и сделки, совершенные под влиянием заблуждения.

Напомним, сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

С позиции ВАС РФ перечень обстоятельств, заблуждение в отношении которых имеет существенное значением и является основанием для оспаривания сделок, является открытым. Данная оговорка тем более важна, что сейчас суды, рассматривая данную категорию дел, привыкли апеллировать лишь к тем конкретным случаям заблуждения, которые прямо оговорены в тексте 178 статьи ГК РФ. Напомним, в соответствии с данной статьей заблуждение предполагается достаточно существенным, если сторона заблуждается в отношении предмета сделки, природы сделки, или в отношении лица, с которым она вступает в сделку.

ВАС РФ призывает суды не ограничиваться данным перечнем и исходить из конкретных обстоятельств дела. В частности, суд указал, что сделка может быть признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, в случае если истцом будет доказано, что при заключении им была допущена техническая ошибка. Причем в этом случае заблуждавшаяся сторона должна будет возместить контрагенту причиненный ущерб. В разъяснение данной позиции приводится следующий пример.

Заказчик проводит торги на право заключения муниципального контракта на поставку продукции. Победителем торгов становится участник, предложивший в результате допущенной технической ошибки цену контракта, равную одному рублю. Торги объявляются состоявшимися, и заказчик обращается в суд с требованием признать контракт недействительным. Ранее суды признавали подобные требования необоснованными, ссылаясь на то, что проведение торгов исключает возможность ошибки и заблуждение при наличии надлежащей конкурсной документации не может возникнуть.

Судьи ВАС же отмечают, что в данных случаях заключенные контракты должны признаваться недействительными, поскольку наличие ошибки здесь налицо, а допущенная техническая ошибка является достаточным основанием для отмены результатов торгов. Между тем, участники размещения заказа, предложившие малую цену и добившиеся отмены контрактов, обязаны возмещать заказчику понесенный реальный ущерб, в том числе в связи с необходимостью проведения новых аукционов.

Достаточным основанием для признания сделки недействительной как совершенной под влиянием заблуждения является заблуждение и относительно личности контрагента. Правда, не во всех случаях, а только тогда, когда подобное заблуждение имеет существенное значение. Это возможно, например, когда сделка в результате допущенной ошибки совершается с ненадлежащим контрагентом.

Здесь же суд приводит наглядный пример такой ошибки: истцом предполагалось передать в аренду контрагенту два смежных участка под строительство комплекса, который в будущем переходил бы в собственность истца и эксплуатировался арендатором в течение срока действия договора аренды. В результате же допущенной ошибки участки были переданы двум разным организациям, и строительство комплекса стало невозможным. В результате суд признал данный договор недействительным, поскольку он не отвечал первоначальному своему назначению.

Другим основанием для признания сделки недействительной, с точки зрения судей ВАС, является заблуждение относительно платежеспособности контрагента. Ранее суды не признавали данное обстоятельство существенным, ссылаясь на то, что нормы ГК РФ его прямо не указывают в качестве такового. Между тем, как отмечает ВАС, платежеспособность – признак не явный, и установить его истинное содержание подчас просто невозможно, причем даже в тех случаях, когда контрагент не намерен вводить кредитора в заблуждение относительно своего финансового состояния.

К примеру, в банк с целью получения кредита обращается индивидуальный предприниматель. В подтверждение своей платежеспособности он предоставляет правоустанавливающие документы на имущество, приносящее стабильный доход. После выдачи кредита становится известно, что права на имущество ИП были оспорены третьим лицом, а сам заем брался на погашение задолженности перед другими кредиторами. В этом случае сделка по выдаче кредита может быть оспорена со ссылкой на заблуждение относительно платежеспособности заемщика.

С другой стороны, заявитель не может оспорить сделку, ссылаясь на заблуждения относительно правовых последствий ее совершения. С точки зрения судей ВАС, заблуждение, касающееся природы сделки, может иметь место лишь в случае, если истец заключает не ту сделку, которую изначально планирует. Как вариант, вместо сделки купли-продажи или ссуды совершается сделка дарения, или аренды. Если же заблуждение относится лишь к правовым последствиям сделки, ошибочное представление о правах и обязанностях по ней не является основанием для признания ее недействительной.

Равным образом не повлечет недействительность сделки и заблуждение относительно качеств ее предмета, если заявитель не проявил должную осмотрительность при ее совершении. В том числе это справедливо к договорам аренды недвижимости, когда арендаторы при их оспаривании приводят в качестве обоснования тот факт, что арендуемые помещения невозможно использовать по целевому назначению, отраженному в договоре. ВАС РФ отмечает, что арендаторы не лишены возможности осмотреть такие помещения и затребовать документацию по ним, что, по сути, является обычной деловой практикой.

Одновременно ВАС РФ разъяснил нормы о кабальных сделках, сделках, совершенных под влиянием обмана, насилия, угрозы и злонамеренного соглашения. В частности, здесь судьи ограничили право заявителей ссылаться на обман, пояснив, что данные сделки признаются недействительными только тогда, когда обстоятельства, относительно которых лицо было обмануто, непосредственно связаны с решением о заключении сделок. Обманом считается намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. По общему правилу считается, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки. При этом в расчет берется именно обман, касающийся существенных условий сделки.

В качестве примера тут можно привести случай обмана заемщика относительно стоимости кредита, когда кредитор обещает выдать деньги, скажем, под 19 процентов годовых, а на самом деле выдает их под 70 процентов. В противном случае наличие обмана не принимается во внимание при разрешении споров. Поэтому обман контрагента насчет паспортных данных, места регистрации, проживания, номера телефона, других контактных данных, деловой репутации и прочего в рассматриваемом случае не повлечет недействительность сделки.

Интересен комментарий ВАС и в отношении сделок, совершенных под влиянием насилия или угрозы его применения. Зачастую суды, отказывая в удовлетворении требований о признании недействительными таких сделок обращают внимание сторон на отсутствие уголовно-правовых последствий. Другим основанием для отказа в удовлетворении требований служит то обстоятельство, что угроза не выражается в возможности осуществления неправомерного поведения или злоупотребления правом.

Судьи ВАС отметили, что сами по себе отказ в возбуждении уголовного дела, или его прекращение не исключают возможность признания недействительными сделок, совершенных под влиянием насилия. Что же касается угрозы, то даже в том случае, если угроза заключается в совершении правомерных действий, воля заявителя существенно деформируется и искажается под влиянием такой угрозы. Следовательно, подобные сделки должны признаваться недействительными.

На основании статьи 179 ГК РФ недействительной может быть признана также сделка, совершенная на кабальных условиях. По закону сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

В настоящее время многие правоприменители толкуют вышеуказанную статью в том смысле, что кабальность должна выступать необходимой характеристикой сделок, оспариваемых в качестве заключенных под влиянием обмана или насилия. В противном случае, если элемент невыгодности в сделке отсутствует, считается, что права обманутого заявителя не нарушаются, и подобные исковые заявления удовлетворению не подлежат.

В свою очередь ВАС РФ поясняет, что заключение сделки на крайне невыгодных условиях представляет собой самостоятельный состав недействительности и наличие этого обстоятельства не является обязательным для признания недействительной сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой.

О невыгодности условий договора может свидетельствовать, в частности, двукратное или иное чрезмерное превышение цены договора относительно иных договоров такого вида. Поэтому когда ответчик не может представить доказательства экономической обоснованности экстраординарно завышенной стоимости сделки/процентов по кредитному договору, такая сделка признается недействительной.

>Кабальная сделка — что это

Признаки кабальной сделки

Нынешнее российское законодательство определяет такие признаки кабальной сделки:

🔸 одна из сторон находится в тяжелых обстоятельствах, которые вынуждают ее совершить сделку на заведомо невыгодных условиях;

🔸 вторая сторона знает о безвыходной ситуации контрагента и использует это знание для собственного обогащения или получения иной выгоды.

Примечательно, что кабальная сделка по ГК РФ заключается и исполняется осознанно – та сторона, что попала в трудную ситуацию, прекрасно осознает, к каким последствиям приведет заключение сделки, но не может поступить иначе из-за сложившихся обстоятельств.

Другой важный момент – крайне невыгодные условия сделки. Не просто невыгодные, а такие, которые приведут к последствиям, способным завести участника сделки в еще более тяжелую ситуацию, чем та, в которой он находился до совершения сделки.

Еще один момент – законодатель говорит о стечении тяжелых обстоятельств, под воздействием которых лицо совершило эту крайне невыгодную для себя сделку, а не о какой-то одной проблеме.

Крайняя невыгодность условий спорного договора обосновывается тем, что они не соответствуют интересам пострадавшей стороны и существенно отличаются от условий аналогичных договоров. К таким условиям можно отнести, например, чересчур высокую или низкую цену по сравнению с ценами по таким же договорам.

Признание сделки кабальной

Кабальный договор признается таковым в судебном порядке. Причем перед судом будет стоять сразу несколько задач: установить факт кабальности сделки, установить недействительность сделки,применить последствия недействительности.

Эти задачи связаны и вытекают одна из другой – недействительной сделку можно признать при условии подтверждения наличия всех признаков кабальности. Доказывать это предстоит пострадавшей стороне, выступающей истцом в судебном разбирательстве.

Если кабальная сделка будет признана судом недействительной, для сторон могут наступить такие последствия:

✔ двусторонняя реституция – стороны возвращают друг другу все, что получили в результате сделки;

✔ односторонняя реституция, примененная к виновной стороне: полученные ею доходы обращаются в доход государства, а в пользу пострадавшего одновременно с этим взыскиваются понесенные им убытки;

✔ прекращаются обязательства, которые должны были бы продолжаться в будущем – стороны остаются в условиях, существовавших на момент решения суда, а их обязанности по исполнению дальнейших обязательств по сделке прекращается.

Закон не дает четких указаний насчет применения того или другого последствия признания кабальной сделки недействительной. В каждом конкретном деле суд руководствуется его обстоятельствами. Допустим, если речь идет о продаже за бесценок дорогой вещи, чаще всего применяется двусторонняя реституция: покупатель возвращает продавцу его имущество или, если это невозможно, его рыночную стоимость, а продавец – полученные по сделке деньги.

При оспаривании кабальной сделки пострадавшей стороне придется доказать, что стечение тяжелых обстоятельств, под воздействием которых ей пришлось пойти на сделку, наступили внезапно, что эта сторона не могла предвидеть или предотвратить такие обстоятельства. Также нужно будет доказать, что контрагент знал о тяжелом положении, но все равно совершил сделку в своих интересах. Кроме того, следует объяснить суду, в чем заключался интерес другой стороны: какие необоснованные преимущества или выгоды контрагент получил от этой сделки, каких не мог бы получить по другим сделкам, заключаемыми на свободном рынке.

Однако на практике отменить сделку, даже если это невыгодная сделка, совсем не просто. Прежде всего, сделка должна соответствовать целому ряду признаков, которые характеризуют ее как кабальную. И само по себе стечение тяжелых обстоятельств само не будет основанием недействительности сделки. Для признания этого факта необходимы еще два условия: чтобы сделка была заключена под влиянием таких обстоятельств на крайне невыгодных условиях, и чтобы по действиям другой стороны было понятно, что она этими тяжелыми обстоятельствами воспользовалась.

Статья 179. Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств

1. Сделка, совершенная под влиянием насилия или угрозы, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

2. Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки.

3. Сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

4. Если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в пунктах 1-3 настоящей статьи, применяются последствия недействительности сделки, установленные статьей 167 настоящего Кодекса. Кроме того, убытки, причиненные потерпевшему, возмещаются ему другой стороной. Риск случайной гибели предмета сделки несет другая сторона сделки.

Комментарий к статье 179 ГК РФ

1. Все пять сделок, предусмотренные комментируемой статьей, на первый взгляд серьезно отличаются друг от друга. Основания их признания совершенно различны. Одни из них относятся к мотивам совершения сделки (угроза, насилие) и характеризуются отсутствием собственной (внутренней) воли, другие — к несоответствию воли волеизъявлению в сделке (обман, злонамеренное соглашение представителя, кабальная сделка). Объединить их вместе позволили два обстоятельства. Первое: все эти пять различных оснований могут приниматься во внимание при одном общем условии — каждое из них должно быть необходимой причиной совершения сделки. Без этого соответствующие сделки не были бы совершены. Второе — общие последствия признания таких сделок недействительными.

Первая особенность позволяет не принимать во внимание ни сами условия сделки, ни порядок ее совершения, ни, наконец, форму сделки. Они могут быть вполне законны. Главное заключается в том, под влиянием чего была совершена сделка. Во всех пяти случаях одна из сторон является потерпевшей от виновных противоправных действий другой стороны. Эти противоправные действия оказали решающее влияние на совершение сделки другой стороной.

Необходимо обратить внимание в этой связи на то обстоятельство, что данная норма содержит только гражданско-правовую квалификацию этих противоправных действий. Она не затрагивает ни уголовной, ни административной, ни иной ответственности, которая может наступать в подобных случаях для лиц, совершивших такие действия. И обман, и насилие, и угроза, да и остальные действия при определенных условиях дают право на применение мер, предусмотренных уголовным либо административным законодательством.

Каждая из следующих сделок может быть признана недействительной, если она совершена:

во-первых, под влиянием обмана;

во-вторых, под влиянием насилия;

в-третьих, под влиянием угрозы;

в-четвертых, под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной;

в-пятых, вследствие тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях (кабальная сделка).

Действие комментируемой статьи распространяется на сделки любых участников — как физических, так и юридических лиц.

2. Обман представляет собой умышленное введение стороны в заблуждение. Он приобретает юридическое значение тогда, когда к нему прибегают как к средству склонить другую сторону к совершению сделки. Заинтересованная в совершении сделки сторона преднамеренно создает у потерпевшего не соответствующее действительности представление о характере сделки, ее условиях, личности участников, предмете, других обстоятельствах, влияющих на его решение. Обман может заключаться и в утверждениях об определенных фактах, и в умолчании, намеренном сокрытии фактов и обстоятельств, знание о которых отвратило бы потерпевшего от совершения сделки.

Например, лицо представляет в банк поддельные либо иные не соответствующие действительности документы, свидетельствующие о праве на получение вклада по наследству (ошибочное решение суда о признании иждивенцем наследодателя), или представляет поддельный документ, удостоверяющий полномочия на совершение сделки, и т.д.

Тем не менее обманом, влекущим признание сделки недействительной, не может считаться отказ от совершения заранее обещанного противоправного действия, не относящегося к самой сделке: обмен квартиры под обещание жениться (выйти замуж), продажа автомобиля под обещание «помочь с арендой» помещения и т.п. Не может считаться обманом в смысле комментируемой статьи и отказ от выполнения обещанных, но не согласованных в установленной форме условий сделки (отказ доставить купленный товар, отчужденный без обязательства доставки). В этом случае можно требовать либо признания договора не заключенным, либо расторжения заключенного договора, либо, наконец, привлечения к ответственности за невыполнение обязанностей по договору.

3. Насилием в смысле комментируемой статьи считается непосредственное физическое воздействие на личность участника сделки — либо непосредственно на сторону, если ею является гражданин, либо на представителей (работников) и органы юридического лица. Они могут выражаться в нанесении побоев, телесных повреждений, убийствах, причинении физических страданий, ограничении либо лишении свободы передвижения.

Насилие может выражаться далее в воздействии на имущество стороны — уничтожение либо повреждение имущества, захват его.

Насилие может осуществляться как по отношению к стороне в сделке, так и по отношению к близким стороне лицам (детям, родителям, супругу), к ее контрагентам либо аффилированным лицам. В этих случаях для стороны по сделке речь идет о причинении нравственных страданий, потере клиентов, акционеров, дочерних обществ и т.п.

Насилие не обязательно должно быть уголовно наказуемым, но всегда противоправным. Употребление власти начальником по отношению к подчиненному для принуждения его к совершению сделки есть также разновидность насилия (объявление взыскания, понижение в должности, лишение вознаграждения и т.д.). Отказ в продлении аренды за неперечисление средств в избирательный фонд главы администрации также относится к разновидности такого насилия.

Насилие направлено не на получение согласия на совершение сделки, которого быть не может, а на понуждение к совершению действий, которые бы создавали видимость такого согласия. Для насильника важно получить подпись под договором, подпись под заявлением, актом, иными документами, необходимыми для того, чтобы сделка считалась совершенной.

4. Угроза также может считаться основанием недействительности сделки, если она стала причиной несоответствия воли, выраженной в сделке, подлинной воле лица, совершившего ее. Угроза представляет собой психическое воздействие на волю лица с целью принудить его к совершению сделки под страхом применения физического насилия, причинения нравственных страданий, распространения сведений, порочащих деловую репутацию, оглашения сведений о финансовом положении либо совершения какого-либо иного противоправного действия.

Угроза отличается от насилия, во-первых, тем, что представляет собой только «психическое воздействие», воздействие на сознание, но не на личность и не на имущество; во-вторых, угроза может относиться к любым последствиям — как неправомерным, так и правомерным. Судом была квалифицирована как недействительная сделка продажи квартиры, к которой продавца принуждали угрозой убийства (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 29.08.1971). Угроза лишить наследства не делает законным заключение брака. Она неправомерна, таким образом, сама по себе, поскольку направлена на принуждение к совершению сделки. Однако, в-третьих, угроза должна носить реальный, а не предположительный характер. Лицо, совершающее сделку под угрозой, должно сознавать возможность ее исполнения. Наконец, в-четвертых, угроза должна быть «существенной» или «значительной», исходя из значимости тех ценностей, которым она создавала опасность.

5. Под злонамеренным соглашением представителя одной стороны с другой стороной понимается сговор представителей сторон, направленный против интересов представляемой стороны. Эта сделка может быть квалифицирована как особый случай обмана — обман представителем представляемого лица по сговору с другой стороной. В результате этого сговора сторона либо лишается того, что она должна была бы иметь при надлежащем использовании представителем имеющегося у него полномочия (продажа по заведомо заниженной цене либо покупка по заведомо завышенной цене), либо приобретает дополнительные обременения (покупка дома с нанимателями). Не имеет значения цель, с какой совершался такой сговор, получили ли какую-либо выгоду от этого представитель и другая сторона.

Следует учитывать, что нарушение представителем своих обязанностей перед доверителем, а также превышение им своих полномочий не должно рассматриваться в качестве основания признания сделки недействительной (ст. 183 ГК).

6. Стечение тяжелых обстоятельств вынуждает лицо действовать не вполне по своей воле, поскольку эти обстоятельства не всегда предоставляют ей возможность выбора. Тяжелая болезнь, банкротство, увольнение с работы и тому подобные причины заставляют быть менее разборчивым в выборе покупателей, продавцов, кредиторов и т.д. Вместе с тем само по себе стечение тяжелых обстоятельств не является основанием для признания сделки недействительной. Обязательным признаком такой сделки должны быть крайне невыгодные условия сделки. Такие сделки, например, совершали вынужденные переселенцы и беженцы, продававшие принадлежавшие им квартиры (дома) за цену, едва покрывавшую расходы на переезд к новому месту жительства. Вторым обязательным условием такой сделки является недобросовестное поведение другой стороны: зная о стечении тяжелых обстоятельств, она умышленно совершает сделку на крайне невыгодных для этой стороны условиях.

Характер действий недобросовестной стороны при этом не должен приниматься во внимание. Она может действовать активно, но может просто «давать согласие» на совершение сделки. Не требуется доказывать и факт получения этим лицом особой выгоды от такой сделки.

Кабальные сделки могут совершаться как в отношении граждан, так и в отношении юридических лиц. Такой характер может быть присущ, например, кредитным сделкам, в которых проценты значительно превышают и сумму кредита, и темпы инфляции, и обычный для таких сделок банковский доход.

Однако доказывание кабальности сделок как для физических, так и для юридических лиц сопряжено со значительными трудностями. Лица могут сознательно совершать сделки на невыгодных для себя условиях, в том числе и в условиях стечения тяжелых обстоятельств, в предвидении еще больших потерь, которые они могут понести, если воздержатся от совершения сделок. Одно дело, когда лицо распродает имущество за долги, либо для лечения, либо для оплаты вынужденного переезда, и совсем другое, когда оно берет взаймы сегодня под грабительские проценты, опасаясь их скачка в ближайшем будущем либо скачка цен на товары, для приобретения которых берется кредит.

7. Характер сделок, предусмотренных комментируемой статьей, предопределяет и их последствия. Поскольку в сделке имеется сторона, действовавшая противоправно, и потерпевшая сторона, то важное значение приобретают меры штрафного характера, меры ответственности, применяемые к нарушителю за совершение таких действий. Потерпевшему возвращается все полученное от него другой стороной. Если нельзя возвратить в натуре, то стоимость возмещается в деньгах. То же, что получено потерпевшим от другой стороны (либо причитающееся с нее), взыскивается в доход Российской Федерации. Эти меры в гражданском праве именуются односторонней реституцией. Одна сторона, потерпевший, при этом возвращается в первоначальное положение, все же переданное другой стороной либо причитающееся с нее конфискуется.

Все сделки, указанные в данной статье, являются оспоримыми. Лица, их совершающие, вправе, но не обязаны требовать признания их недействительными. Суд, рассматривающий дело, должен принимать решение о недействительности таких сделок с учетом всех обстоятельств, поскольку закон не обязывает его к такому решению во всех случаях. Суд может, в частности, и отказать в удовлетворении иска по такому основанию, если выяснится необратимость исполнения сделки, отпадение условий недействительности (последующее одобрение сделки потерпевшей стороной), и в других случаях, когда результаты сделки оказываются в интересах потерпевшего лица.

Другой комментарий к статье 179 Гражданского Кодекса РФ

1. В настоящей статье рассматриваются пять юридических составов недействительных сделок:

— сделки, совершенные под влиянием обмана;

— сделки, совершенные под влиянием насилия;

— сделки, совершенные под влиянием угрозы;

— сделки, совершенные под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной;

— кабальные сделки (сделки, совершенные вследствие стечения тяжелых обстоятельств).

2. Норма п. 1 ст. 179 ГК РФ была предметом рассмотрения Конституционным Судом РФ <1>. По мнению заявителя, положение, согласно которому сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего, противоречит ст. ст. 2, 8 (ч. 2), 17 (ч. 3), 35 (ч. 2), 40 (ч. 2) и 45 (ч. 1) Конституции РФ, поскольку позволяет признавать недействительной сделку купли-продажи и в том случае, когда она совершается под влиянием обмана, не исходящего от добросовестного приобретателя — участника сделки.

———————————
<1> Определение Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 52-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Курамшина Рустама Рахимджановича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Однако, как отметил Конституционный Суд РФ, отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, «по своему содержанию п. 1 ст. 179 ГК Российской Федерации сам по себе направлен на защиту права граждан на свободное волеизъявление при осуществлении правомочия распоряжения своим имуществом и не может рассматриваться как нарушающий конституционные права и свободы. Кроме того, как следует из материалов жалобы, оспариваемая норма была применена в отношении договора поручения купли-продажи квартиры, стороной которого заявитель не являлся. Договор купли-продажи квартиры с участием заявителя был признан недействительным и в отношении его были применены последствия недействительности сделки в соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РФ».

3. Сделка, совершенная под влиянием обмана. Как отмечал Г.Ф. Шершеневич, «обман является намеренным возбуждением в другом лице ложного представления. Поэтому сделка, совершенная под влиянием обмана, обсуждается по тем же началам, как и сделка, совершенная под влиянием заблуждения, с тем только отличием, что к обманутому следует предъявлять менее строгие требования, чем к заблуждающемуся, потому что интерес его контрагента менее заслуживает защиты. Обман подрывает силу сделки, если она заключена под его влиянием» <1>. Итак, обман — это умышленное введение стороны в заблуждение относительно обстоятельств, имеющих значение для заключения сделки, с целью склонить другую сторону к ее совершению. При этом обман может иметь место как в форме действия, так и в форме бездействия.

———————————
<1> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Статут, 2005. Т. 1. С. 202.

Гражданский кодекс РФ предоставляет право оспорить сделку, совершенную под влиянием обмана, только потерпевшему.

Отличием обмана от заблуждения является то, что он может касаться любых обстоятельств (в том числе мотивов совершения сделки), влияющих на решение о заключении сделки, а не только тех, которые в силу закона или характера сделки имеют существенное значение.

Юридический состав сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств, предусмотрен ГК РФ в отношении договора займа.

Согласно п. 2 ст. 812 ГК РФ если договор займа должен быть совершен в письменной форме (ст. 808 Кодекса), его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.

При этом последствия такой сделки, предусмотренные п. 3 ст. 812 ГК РФ, не совпадают с последствиями, указанными в комментируемой статье. Если в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от займодавца, договор займа считается незаключенным. Когда деньги или вещи в действительности получены заемщиком от займодавца в меньшем количестве, чем указано в договоре, договор считается заключенным на это количество денег или вещей. В комментируемой статье говорится о недействительности сделки, последствия которой предусмотрены в п. 2 этой статьи. В связи с этим право выбора вида иска и, соответственно, последствий должно принадлежать истцу.

4. Сделка, совершенная под влиянием угрозы или насилия, — это сделка, в которой принуждение к ее совершению заключается в оказании на потерпевшего воздействия, направленного на то, чтобы вынудить его поступить в соответствии с волей принуждающего. Действия виновного могут быть выражены в форме психического воздействия на принуждаемого — угрозе или в форме физического воздействия — насилии. Насилие выражается в неправомерных деяниях, в частности в причинении телесных повреждений, нанесении побоев, ограничении либо лишении свободы передвижения, причинении вреда имуществу и т.д.

Для признания сделки недействительной насилие и угроза должны быть непосредственной причиной совершения сделки, они также должны быть серьезными, осуществимыми и противозаконными. Кроме того, в отношении угрозы необходимы доказательства ее реальности. Необходимо доказать, что сделка совершена потерпевшим именно потому, что угроза данным действием (бездействием) заставила заключить данную сделку.

В части угрозы, как отмечают суды, она должна представлять собой предупреждение о возможном, не основанном на законе, посягательстве на права и законные интересы потерпевшего. Так, было отказано в иске о признании недействительным договора купли-продажи доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, поскольку в предъявленном истцом письме не содержатся угрозы в том смысле, как это понимается ст. 179 ГК РФ, а имеется лишь предложение об уступке доли в уставном капитале ООО в обмен на снятие материальных претензий к истцу в связи с ущербом обществу, который причинил сам истец <1>.

———————————
<1> Постановление ФАС Дальневосточного округа от 15 ноября 2005 г. N Ф03-А51/05-1/3319 // Экономическое правосудие на Дальнем Востоке. 2006. N 1.

5. Сделка, совершенная под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной. О.С. Иоффе выделял следующие признаки сделок, заключенных под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной:

1) волеизъявление представителя не соответствует воле представляемого;

2) об этом несоответствии знает контрагент, вступающий с представляемым в правоотношение посредством представителя;

3) представитель и контрагент входят в сговор, ставящий своей целью обеспечение их интересов за счет интересов представляемого <1>.

———————————
<1> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. М.: Юрид. лит., 1967. С. 284.

Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой имеет место при наличии их умышленного сговора и при возникновении вследствие этого неблагоприятных последствий для представляемого. Не имеет значения, получил ли участник такого сговора какую-либо выгоду от совершения сделки или она была совершена с целью нанесения ущерба одной из сторон.

При рассмотрении подобной сделки ФАС Уральского округа в Постановлении от 19 января 2005 г. N Ф09-4482/04-ГК установил, что сделка являлась крупной и при ее совершении не были соблюдены требования ст. ст. 77 — 79 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах». В протоколе собрания учредителей ЗАО подпись одного из учредителей, обладающего 50% акций, была подделана.

В договоре было определено, что стоимость имущества была оплачена покупателем полностью до подписания договора. Между тем в материалах дела доказательства оплаты проданного объекта отсутствовали.

Учитывая, что действительная воля ЗАО была искажена умышленным сговором представителей сторон и истцу был причинен вред, суд удовлетворил иск.

В данном деле доказанным был лишь факт подделки подписи одного из учредителей на протоколе общего собрания. При этом суд применил не нормы ст. 168 ГК РФ, а нормы ст. 179 Кодекса. Однако из Постановления суда не видно, какие именно доказательства подтверждали факт злонамеренного сговора, и не было доказано, что представитель потерпевшей стороны знал о факте подделки подписи <1>.

———————————
<1> См.: Трофимов В.Н. Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с признанием сделок недействительными (сделки, заключенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной). Январь — декабрь 2005 г. Ч. 5 // СПС «КП». 2006.

Понятие «представитель» в настоящей статье рассматривается в широком смысле. Имеются в виду не только лица, действовавшие в качестве договорных или законных представителей как физических, так и юридических лиц, но также и органы юридического лица, в частности руководитель, действующий без доверенности от имени юридического лица.

6. Кабальная сделка. Статья 33 ГК РСФСР 1922 г. определяла кабальную сделку следующим образом. Если лицо под влиянием крайней нужды вступило в явно невыгодную для себя сделку, суд по требованию потерпевшей стороны или подлежащих государственных органов и общественных организаций может либо признать сделку недействительной, либо прекратить ее действие на будущее время.

Для кабальной сделки характерны следующие признаки:

— она совершена потерпевшим лицом на крайне невыгодных для него условиях;

— совершена вынужденно — вследствие стечения тяжелых обстоятельств, а другая сторона в сделке сознательно использовала эти обстоятельства. Однако легкомыслие или неопытность потерпевшего, а также незнание нормативных правовых актов, коммерческий просчет, риск предпринимателя, незнание рыночной конъюнктуры не имеют значения.

Контрагент сознательно воспользовался для обогащения тяжелым положением другой стороны, что также должно быть доказано. Обычная «неэквивалентность» сделки не влечет признание ее автоматически кабальной, например договор мены, по которому передаются товары разной стоимости. В некоторых случаях законодатель предусматривает специальные юридические составы, например, согласно п. 2 ст. 44 СК РФ суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение.

Только при наличии в совокупности указанных признаков сделка может быть оспорена по мотиву ее кабальности; самостоятельно каждый из признаков не является основанием для признания сделки недействительной по указанному мотиву. При этом в п. 1 ст. 179 ГК РФ говорится не об одном тяжелом обстоятельстве, а о стечении тяжелых обстоятельств, под воздействием которых лицо совершило сделку, и не о простой невыгодности совершенной сделки, а о «крайне невыгодных условиях». Об этом свидетельствует и судебная практика <1>.

———————————
<1> Определение ВАС РФ от 2 февраля 2009 г. N 574/09 по делу N А40-1919/08-47-21.

Заключить кабальную сделку может любое лицо, как физическое, так и юридическое.

Примеры кабальных сделок достаточно многообразны. Это сделки, предусматривающие чрезвычайно высокие проценты по сравнению со ст. 395 ГК РФ как за пользование денежными средствами, так и в качестве меры гражданско-правовой ответственности.

При расторжении договора аренды в соглашении между сторонами предусматривалось, что арендатор обязуется уплатить арендодателю штрафные санкции в размере 100 тыс. долларов США в рублях по курсу Центрального банка России на день осуществления платежа в неопределенный срок. При этом было установлено, что в случае своевременной уплаты штрафных санкций в целях передачи арендованных помещений и имущества арендодателю в надлежащем состоянии арендатор имеет право беспрепятственного вывоза собственного имущества и круглосуточного прохода в арендованные помещения в течение срока, указанного в п. 2 соглашения. Суд апелляционной инстанции установил, что оспариваемым соглашением предусмотрено право истца на беспрепятственный вывоз собственного имущества и круглосуточного прохода в арендованные помещения только в случае уплаты ответчику 100 тыс. долларов США, что Постановлением ФАС Московского округа от 30 декабря 2008 г. N КГ-А40/12186-08 по делу N А40-68853/07-63-554 было признано сделкой, совершенной на крайне невыгодных для истца условиях, чем ответчик воспользовался, и правомерно удовлетворил исковые требования.

Постановлением ФАС Центрального округа от 5 марта 2009 г. N Ф10-455/09 по делу N А35-3576/08-С13 был признан кабальным договор аренды, совершенный в период тяжелого финансового положения арендодателя на крайне невыгодных для него условиях. Как установлено судом, сделка по передаче комбайна ответчику совершена при проведении процедуры наблюдения, и суд пришел к выводу, что о финансовом состоянии кооператива ответчику было известно, поскольку стороны находятся в одном населенном пункте, сведения о должнике являются общедоступными, публикуются в печати.

В качестве основания для отказа в признании сделки кабальной, в частности договора займа, суды принимают пользование в течение длительного времени полученными денежными средствами, частичный возврат истцу суммы займа, отсутствие возражений против условий договора (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 18 января 2005 г. N А19-7825/04-10-Ф02-5713/04-С2).

Истцами по сделкам, указанным в настоящей статье, могут выступать лишь потерпевшие. В правоприменительной практике немало случаев отказа в удовлетворении иска в связи с тем, что истец не является таковым. Так, Постановлением ФАС Дальневосточного округа от 23 августа 2005 г. N Ф03-А51/05-1/1997 <1> было отказано в удовлетворении иска, поскольку истец не доказал свою заинтересованность в оспаривании договора купли-продажи судна, а также те обстоятельства, на которых основан его довод о недействительности указанной сделки.

———————————
<1> Экономическое правосудие на Дальнем Востоке. 2005. N 5.

7. Перечисленные в настоящей статье сделки являются оспоримыми. Согласно п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12, 15 ноября 2001 г. N 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» к требованиям о признании недействительной оспоримой сделки не применяются общие правила, установленные ст. 200 ГК РФ о начале течения срока исковой давности.

В силу п. 2 ст. 181 ГК РФ срок давности по указанным искам следует исчислять со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена такая сделка (п. 1 ст. 179 Кодекса), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

8. Статья 179 УК РФ некоторые из указанных в настоящей статье действий виновного в совершении сделки лица рассматривает как преступные деяния. Так, принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких, при отсутствии признаков вымогательства наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере до 80 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового. То же деяние, совершенное с применением насилия или организованной группой, наказывается лишением свободы на срок от пяти до 10 лет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *