Что такое спецприемник?

Спецприёмник

Стиль этой статьи неэнциклопедичен или нарушает нормы русского языка. Статью следует исправить согласно стилистическим правилам Википедии.

Спецприёмник — пенитенциарное учреждение, в задачи которого входит содержание лиц, приговорённых к административному аресту, и иностранных граждан, выявленных на нелегальном положении — до момента их депортации. Организационно спецприёмники входят в стуктуру МВД.

Категории

Попасть в спецприёмник могут граждане РФ, иностранцы или лица без гражданства, например за мелкое хулиганство, пьяный дебош или нарушение ПДД. Как заявил заместитель начальника УФМС России по Курской области, начальник отдела оформления виз, разрешений, приглашений и регистрации иностранных граждан Александр Сошников, почти 90% поступающих в спецприемник — это люди, оказавшиеся за бортом жизни и у себя на родине, и в России. Они уклоняются от постановки на миграционный учет, попадают в поле зрения полиции. Как правило, у них за душой — ни копейки. Между тем, по словам Сошникова, есть среди них и «добропорядочные» выдворенцы, сумевшие адаптироваться к условиям российской жизни. Но и к таким применяется суровая мера — они могут содержаться в центре до года включительно. Социальное положение контингента может быть самым разнообразным — от хронических алкоголиков, не заплативших за услуги вытрезвителя, до вполне приличных бизнесменов.

Процедура помещения в спецприёмник

Исполняющий обязанности начальника вологодского спецприемника УВД Валерий Кожин пояснил, что процедура помещения арестованного в камеру начинается с осмотра дежурным фельдшером. Фельдшер осматривает доставленного в спецприёмник, интересуется жалобами на здоровье. Существует перечень заболеваний, в том числе и хронических (например язва или астма), больным которыми противопоказано содержание в спецприёмнике. Затем задержанный должен предъявить имеющиеся у него документы (при наличии таковых): справку из адресного стола, паспорт, постановление судьи. Вещи и ценности, в том числе шнурки, арестованный сдаёт дежурному. Все металлические предметы также отбирают на входе. Любой доставленный в спецприёмник имеет право на один звонок родственникам или доверенному представителю интересов. Родственникам разрешено передавать в камеры продукты питания. Перед помещением в камеру, задержанных снимают на фотоаппарат или видеокамеру: фас­/профиль, имя/фамилия/адрес. Лица, доставленные в спецприёмник, как правило, помещаются в камеры по три-шесть человек. Иногда, при переполнении учреждения, приходится уплотнять содержащихся. В период пребывания задержанные, хоть и не обязаны, но могут работать, — администрацией им предлагается на выбор: убирать снег на территории вокруг спецприемника, мыть посуду, раздавать пищу.

Права человека

Как рассказал в интервью «Новой газете» бывший заключённый спецприёмника «Северный» (Москва), никаких книг, никакого телевизора, никаких газет для находящихся в спецприёмнике нет. Люди буквально отрезаны от всего мира. Бумаги также нет, как впрочем и ручек. Иногда канцтовары можно выпросить у охранника — для письма близким родственникам. А для того чтобы написать заявление начальнику спецприёмника, бумаги нет никогда. Кроме того, половина обитателей спецприёмника не знает, как жаловаться. Многие просто не говорят по-русски. А переводчики в спецприёмнике не появляются.

Известные лица, прошедшие через спецприёмник

Среди известных людей, прошедших через спецприёмники в последние годы:

  • Борис Немцов.
  • Эдуард Лимонов
  • Алексей Навальный.

Примечания

  1. Сошников А. А. Центр вместо спецприемника // «Городские известия» : Курская городская общественно-политическая газета. — Курск: МУ «Редакция газеты «Городские известия», 6 сентября 2011. — № 107 (3122).
  2. 1 2 Лаврова Ю. Штрафной удар // «Премьер» : Вологодская еженедельная газета. — Вологда: Редакция газеты «Премьер», 6—12 марта 2007. — № 9 (493). — С. 25. Тираж — 15 тыс. экз.
  3. Волошин П. На 24-м километре Дмитровского шоссе находится тюрьма, срок пребывания в которой определяют сотрудники милиции // «Новая газета». — М.: Редакция «Новой газеты», 13 октября 2004. — № 63.
  4. Встречающие Немцова из спецприемника испытали разочарование — Правда.Ру
  5. news — Gazeta.ru
  6. Навального в спецприемнике завалили шоколадками — а лучше нести копченую колбасу — NEWSru.com

yaroslavn

Когда я стоял на входе в спецприёмник, и меня досматривали, забирали мои вещи, заставляли подписывать всякие бумаги перед тем, как я должен был отбывать десять суток ареста в этом заведении, мне было несколько страшновато. Конечно, я понимал, что ничего особенного со мной там не случится, но это был мой первый арест. Сейчас я уже знаю, что ожидает людей там, и я хотел это написать для тех, кто с этим может столкнуться (поверьте, это может быть любой из нас или наших близких).
Итак, если ваш брат, молодой человек, подруга или ребёнок уже несколько дней не появляются дома — не отчаивайтесь, возможно, их просто похитили на улице менты и по сфабрикованному обвинению без суда и следствия поместили под арест (не более 15 суток) в спецприемник.
В Москве 2 спецприёмника для административно задержанных. Один из них находится на Симферопольском бульваре, д.2 Г (телефон его 8 (499) 317-1763), задержанные на митингах (то есть “политические заключенные”) находятся именно там.
Еще один находится в Мневниках, но он в основном для водителей.
http://moskvaadresa.ru/specpriemniki-guvd-po-gorodu-moskve/ — все спецприёмники.
Общественной наблюдательной комиссии удалось вытащить для нас оттуда фотографии кусочка камеры:
Еще фотографии http://www.onk-ru.info/moskva/onk/foto-i-video/03-yanvarya-2011-g-specpriemnik-moskvy/
Но начнем по порядку.
Задержание. Суд. Вышестоящий суд.
Сначала вас задерживают сотрудники полиции. Они могут вас задержать по закону, если у них есть веские основания подозревать вас в совершении преступления (например, вы похожи на преступника, описание которого у них есть, или вы находитесь на месте совершения преступления). Беспричинная “проверка документов” тоже является незаконной. При задержании сотрудник полиции обязан представиться вам и назвать причину задержания. На практике, к сожалению, мусор может схватить вас, даже если вы ничего не делали (например, проходили мимо места несогласованной акции), отвезти в отдел, а затем сфабриковать дело, что вы нарушали правопорядок, и в суде вы ничего, к сожалению не добьетесь. Итак, до 3х часов вас могут задержать по статьям, не предусматривающим административный арест (например, 20.2 – нарушение порядка проведения публичного мероприятия), и до 48ми часов в случае, если вас обвиняют по арестной статье, например, 19.3 (неповиновение законным требованиям сотрудников полиции).
Для того, чтобы поместить человека под арест, нужно решение суда. По закону вас должны отвезти на суд, там вы имеете право пользоваться услугами защитника (адвоката), разумеется, нужно этим пользоваться. Все свои ходатайства (о вызове свидетелей, о предоставлении возможности вызвать защитника) нужно в начале заседания подавать в письменном виде.
Если судья первой инстанции вас осудил – не отчаивайтесь сразу, попробуйте (может быть, поможет, особенно если вы не политический заключенный) подать апелляцию в вышестоящий суд, он может отменить решение первого суда.
Суд может решить, что вы невиновны, в том случае, если он признал вас виновным, возможны варианты штрафа или ареста. Итак, если случилось худшее, и вы арестованы…
Вас привозят в спецприемник.
У вас изымают вещи (если какие-то вещи не были изъяты в отделе полиции), проводят полную проверку. При досмотре вещей должны присутствовать двое понятых вашего пола, не работающие в полиции. Выдается справка о сданных вещах. Часть вещей, бумаги, можно взять с собой, мобильные, деньги, документы и другие ценные вещи – изымаются. Логично выключить мобильный телефон, чтобы он просто так не разрядился, но учтите, что если кто-то посылает вам смс, то через 3 дня при выключенном телефоне они до вас уже никогда не дойдут.
Вы сдали вещи и вас переводят в одну из камер. Учтите, что по правилам некурящие должны содержаться отдельно от курящих, больные отдельно от здоровых (разумеется мужчины отдельно от женщин и так далее). Кроме того, вам обязаны разъяснить ваши права. Поэтому требуйте, если вы некурящий, отдельной камеры, они вам обязаны ее предоставить.
С какой-либо агрессией со стороны заключенных я не сталкивался, но если возникают какие-то проблемы, дежурные должны перевести буянов в отдельную камеру. В случае каких-то проблем, если они не решаются внутри камеры, то нужно стучать в дверь, тогда придет дежурный. Например, мои сокамерники вызывали дежурного, когда в их камере пытались повеситься.
В целом нужно понимать, что ничего особенно страшного с вами не происходит, множество людей отбывало наказание в виде ареста. Не стоит волноваться или зацикливаться на чем-либо. В спецприемник люди попали не по своему желанию, и я видел очень хорошую атмосферу взаимного уважения и доверия, очень хорошего отношения заключенных друг к другу. Близкие могут передавать заключенным продукты, книги, журналы, эти предметы общие, т.е. все обычно делятся с другими продуктами.
Адвокат.
Адвокат или защитник по доверенности – это единственные люди, которые могут к вам приходить. Через них вам могут передавать записки или открытки, и через них вы можете отдавать вашим друзьям на свободе записки и просьбы, что вам нужно.
Если вам нужно что-то передать заключенному, что может не пропустить смена, сделайте это через адвоката.
Питание.
В этом заведении 3 приема пищи в день – завтрак (между 7 и 9 утра), обед (13-14 часов) и ужин (18-20 часов). Иногда камеры выводят по отдельности для приема пищи, иногда всех вместе (но женщин отдельно). Лишь иногда пищу невозможно есть, но в основном всё довольно нормальное. Это каши и супы. Есть хлеб и сахар к чаю (обычно сахар есть). Каши и супы могут быть с мясом, тушенкой. Я видел какие-то котлеты. Вегетарианцу тоже вполне можно жить в тюрьме, поскольку тушенка и мясо в пище встречаются не очень часто. Когда я был, в тюрьме было не очень много людей, и по моим ощущениям пищи было вполне достаточно, то есть при желании можно просить добавку. Много продуктов выбрасывается, что-то съедается собакой, которая живет при спецприемнике.
Очень помогают передачи со свободы. В столовой полностью отсутствуют фрукты и овощи. Хлеб тоже бывает довольно черствый (но хлеба обычно много, и свежий тоже бывает). Можно ничего не есть, а просто брать кипяток в столовой во время еды и заваривать какие-нибудь каши или супы быстрого приготовления. Очень поможет одноразовая посуда. Я не выяснил до конца, полагается ли посуда заключенным, должны ли ее выдавать в столовой, могут ли ее разрешить передавать со свободы. Одноразовая посуда в любом случае разрешена и не помешает. Помните, однако, что это не очень экологично, и старайтесь не расходовать лишний пластик.
Для родственников и друзей: лучше передавать продукты с длительным сроком хранения в открытом виде. Например, если передач много, то лучше передавать не хлеб, а хлебцы, которые и открытые долго не черствеют. В рационе столовой довольно мало белковой пищи (помимо так называемого мяса, которое веганы все равно не будут есть), поэтому возможны передачи веганской колбасы (если ее передаст охрана, это зависит от смены. Мне передавали один раз, но иногда запрещали – можно попробовать на другой день. Мы насчитывали около 4х различных смен за время содержания там). Животные белки – в сыре и мясе. Растительных белков много в горохе, сое, нуте, фасоли (т.е. бобовых). Также можно передавать орехи и сухофрукты. Фруктов тоже в столовой не бывает. Лучше приносить не переспевшие фрукты и без повреждений, т.к. они быстро портятся. Можно передавать соки и воды. Обычно их открывают перед тем как передают. Некоторые емкости могут трясти, ищут, чтобы в пакетах сока ничего не передавали вроде мобильного телефона.
На кухне есть холодильник. Не знаю, можно ли заключенным что-либо туда помещать. Вообще скоропортящиеся продукты, а также продукты, требующие термической обработки или охлаждения, к передаче запрещены. Зимой вполне можно хранить какие-то продукты за форточкой, они открываются в камерах.
Работы арестантов.
При помещении в спецприемник вы заполняете в анкете, согласны ли вы к использованию на работах. Как мне сказали товарищи, политические заключенные “не должны работать на режим”. Естественно я изначально отказался от этого, но вообще в спецприемнике можно участвовать в различных работах. На кухне 3 раза в день дежурные выдают пищу (её привозят из какого-то комбината питания уже готовую) другим заключенным. Также они потом убирают столовую и моют посуду. Заваривают чай. Иногда менты просят кого-нибудь (кому захочется) подмести во дворе тюрьмы или коридор. За это смена может сделать какую-либо поблажку арестантам, например, разрешить позвонить или сходить в душ. Что входит в обязанности каждого арестованного – это уборка своей камеры. На практике это не обязательно, и сводится к тому, что каждое утро один человек из камеры выносит пакет с накопившимся за предыдущий день мусором во двор в мусорный контейнер.
День заключенного.
В правилах содержания сказано, что заключенный имеет право на восьмичасовой сон в ночное время. В 6 утра включают свет и предлагают вынести мусор. На практике это может быть и позже, редко когда было это в 6 утра. В любом случае часов ни у кого из заключенных нет. Время можно только спросить у дежурных, поэтому с определением времени очень сложно. Оно там как будто исчезает, или вернее останавливается. Второй раз заходят, когда зовут на завтрак (8-9 часов утра).
Около 10 утра – пересменка. В камеру заходит несколько полицейских. Заключенные должны быть одеты, встать и назвать по порядку свои имя и отчество когда их называют по фамилии. Спрашивают, есть ли какие-либо жалобы, например, по здоровью.
Между 12 и 13 часами – обед. В принципе четкого времени нет, иногда он может и запоздать. После обеда – прогулка. Около часа. Затем день тянется до ужина. Заключенным разрешены различные настольные игры. В разных камерах играют в монополию, карты или домино. Кто-то читает книги. Что-то едят. Ходят по камере. Когда привозят новых, их расспрашивают, за что их посадили – интересно. Истории действительно очень разнообразные. Общаемся, рассказываем случаи из жизни. Читаем. Лежим. Ходим. Стоим в камере и смотрим в маленькое окошко, из которого видны верхние этажи многоэтажек вокруг. Между 6 и 8 ужин. Там можно также увидеть заключенных из других камер. Они выглядят немного страшнее заключенных из вашей камеры, которых вы уже отлично знаете, но с ними тоже немного иногда общаетесь. На прогулку тоже могут выводить по отдельности, или все камеры. Многие не хотят идти на прогулку. Ужин проходит почему-то всегда быстро. После него опять возвращаются в камеру до самого времени сна. В правилах написано, что отбой в 22 часа. На практике просят дежурных погасить свет, когда собираются ложиться спать, могут вообще не гасить свет и не ложиться спать. В любом случае весь свет обычно не гасится, поскольку надзиратели должны всех видеть и ночью.
Камера.
В спецприемнике 6 камер. Я был в 6й и 3й, но видел также и другие – они примерно одинаковые. Ближе ко входу находятся туалет (на возвышении дыра в полу и ручка слива) и раковина. С одной стороны туалета небольшая стенка, с другой по пояс завешивается тряпкой. Зеркал во всей тюрьме вы не увидите. Якобы чтобы не могли порезаться ими, при этом в каждой камере в окнах самые обычные стёкла, которые вряд ли безопаснее чем зеркала. Стоят койки. В 6й камере было 8 двухместных коек, то есть 16 мест. Койки железные, с давно облупившейся краской. На них лежат старые матрасы и подушки, и грубые шерстяные пледы. Стоит несколько тумбочек. Где-то лежат продукты. Где-то книги, газеты и журналы, которые передают с воли. Где-то настольные игры. Где-то лежат вещи арестантов.
Рядом с туалетом, раковиной по углам живут скопища тараканов. Они бегают по полу, по всем стенам, рядом с вашим лицом, когда вы лежите на кровати у стены. В шестой камере за батареей живут тараканы Вася и Коля, которых много дрессировал мой сокамерник.
Камера закрыта на металлическую дверь. Изнутри она совершенно гладкая, без ручек. В двери за бронированным стеклом находится окошечко, в которое через заслонку время от времени смотрит надзиратель. Над дверью горит ночник, если он работает. В камеру попадает мало дневного света, поэтому и днём горят длинные энергосберегающие лампочки над потолком. Потолки высокие, с пола до них трудно достать, разве что допрыгнуть.
В камере несколько окон. Они могут выходить в тюремный дворик или, если повезёт, то на улицу, где видно людей, они проходят совсем близко. Можно открыть форточку и говорить с ними. Окошки небольшие, на уровне головы или чуть выше. С другой стороны на них решетки и специальная металлическая труба с пропущенной внутри сигнализацией, реагирующей на разрыв цепи. Решетки и на первом этаже спецприемника, и на втором, в столовой.
План тюрьмы.
Спецприемник на Севастопольском бульваре двухэтажный. С одной стороны находится какое-то шоссе, с других дворы, где ходят те, кто там не сидит. Забор вокруг спецприемника увенчан кольцами режущей колючей проволоки. Во дворе за воротами стоят ментовские машины и контейнер для мусора. Там еще какие-то строения вроде гаражей. Поднявшись на крылечко, попадаешь в дежурную часть. Там есть телефон, с которого можно позвонить на городской номер, если разрешат. На входе висит большой плакат “права арестованных”, правда, это только выдержка из полных правил содержания. Обычно там же происходят и встречи с адвокатом. Там находятся полицейские и собака Маша. Это какая-то страшная бойцовская порода, она родила в специальном питомнике 7-8 щенков, и ее хотели усыпить после этого, но к счастью отдали в спецприемник. Она бегает по нему, несколько раз она даже забегала к нам в камеру (бывают минуты, например, после обеда, когда двери камер открыты) или в столовую, совершенно безобидная, виляет хвостом и что-то ворчит, заключенные её гладят и подкармливают. Ест она то, что остается с кухни, вид здоровый и упитанный.
Дальше находится длинный коридор, по обеим сторонам которого камеры заключенных. Также на первом этаже, ближе к ментам, находится душ. К концу коридора – лестница на второй этаж. Там находятся фельдшер и кухня со столовой. Во всех коридорах, в столовой, во дворе – везде находятся камеры видеонаблюдения.

Здоровье и гигиена.
Врач может дать какие-нибудь таблетки, например, если сложности со сном. В экстренном случае вызывают скорую помощь. Например, так было, когда помощник депутата наркоман Комов съел много таблеток, которые ему дала врач, после чего попал в реанимацию.
Когда в первый день меня привезли в спецприемник, мне не дали постельного белья, сказав, что оно у них закончилось.
Было бы очень хорошо, если бы в первый же день заключенным из дома передавали белье (хотя могут и не принять, например, спальник не стали принимать), полотенце, зубную пасту и щетку, а также домашнюю одежду (если жить там придется несколько суток).
Где-то в распорядке спецприемника написано, что душ предоставляется раз в 5 дней. Бывает, что очень хорошая смена, и они разрешают пользоваться душем. Это очень приятно, и как-то отвлекает от тюремной жизни чем-то человеческим. Душ нормальный, с горячей и холодной водой. Резиновые тапочки есть в камерах, мыло тоже могут передать или есть даже запечатанное в тумбочках. Если чего-то у вас нет, например, зубной щетки, возможно, что это кому-то передавали, и оно лежит не открытое в тумбочке.
В камерах в кранах тоже горячая и холодная вода. На стенах батареи, на них можно высушить одежду, если вы постираете её.
Насчет болезней. Сейчас прочитал, что сифилис передается только через непосредственный контакт. Гонорея погибает в течение 3-4 часов. Поэтому наверное не так страшно пользоваться посудой, которая дается в спецприемнике и другими вещами. С другой стороны (м.б. кто-то подробнее напишет) я не знаю, что еще можно подцепить в таком месте, поэтому, конечно, советую максимально пользоваться только своими вещами, остальное тщательно мыть. Отдельно напишу про состав заключенных — в целом это здоровые люди из нормальных семей. При помещении в спецприёмник все проходят медицинский осмотр (не могу судить насколько он может быть качественный, он поверхностный). Мой сокамерник сказал, что в подушках могут быть ресничные клещи. От них потом могут набухать веки, краснеть и чесаться. Ну еще в теории могут быть всякие вши и блохи)) но про них ничего не говорили. Наверное их там не было) В целом мне кажется, что там всё-таки проходит какая-то санитарная обработка и там довольно безопасно для здоровья.
Прогулки.
Заключенные имеют право на не менее чем часовую прогулку в день. Обычно это после обеда. У заключенных забирают изначально все шнурки, поэтому если у вас обувь на молниях, то это удобнее. “Прогулка” происходит даже не во внутреннем тюремном дворике, а в специальной пристройке рядом с тюремным зданием. В неё попадают не выходя из здания спецприемника, в коридоре специальная дверь. С одной стороны тюрьма, с других сторон возвышаются бетонные блоки где-то в полтора человеческих роста. Размер этой зоны где-то 2 на 8 метров, примерно прямоугольник. Сверху вы видите решётку, через которую падает снег, и видно небо и ближайшие высотки. Иногда слышно, как о чем-то говорят прохожие за тюремным забором. Над прогулочной зоной наблюдает видеокамера.
Сотрудники спецприемника.
Полицейские из спецприемника показались мне достаточно нормальными. Гораздо лучше по крайней мере тех, кто нас обычно задерживает или ментов из ОВД. Там достаточно всё тихо и спокойно. Несколько раз в день им нужно открыть двери в камеры, чтобы мы могли выйти на обед или ужин, сводить нас на прогулку, принять и отнести нам передачи. Не очень приятным моментом является то, что подъём очень рано утром, но нас никогда не заставляли, в общем-то вставать. Что следует, если не выполняешь правила спецприемника, я не знаю. В целом несмотря на то, что проблем обычно не было, к милиции в спецприемнике я относился довольно отрицательно, другие заключенные мне нравились гораздо больше. Было 2 сотрудника, которые со мной говорили о физике и философии. Несколько простых взрослых женщин-сотрудниц тоже производили человеческое впечатление. В остальных хотя ничего страшного и не было, я чувствовал что-то отталкивающее. Мне глубоко неприятна ложь и двойные стандарты. Хотя тогда они не делали ничего плохого (сделали когда меня вывозили оттуда), я думаю, что они способны на всё, как и обычные менты, и будут делать не то, что говорит закон, а то, что скажет им сделать начальство.
Некоторые мои товарищи, оказывается, помимо передач мне еще что-то давали ментам на новый год, я не очень это поддерживаю. Отношение ментов ко мне не должно зависеть от каких-либо подарков, а должно основываться на соблюдении законов. В любом случае не стоит думать, что от них многое зависит – они не будут делать жизнь арестанта сильно лучше или хуже. В основном заключенные и полиция находятся в разных камерах, поэтому нет каких-либо штрафов или поблажек со стороны сотрудников.
В случае, если у вас есть какие-либо жалобы, вы имеете право в письменном виде в запечатанном конверте их отправить из спецприемника. Кроме того, вы можете так же отослать жалобу в вышестоящий суд, чтобы отменили постановление о вашем аресте, если вы еще не воспользовались апелляцией.
Освобождение.
По желанию арестованного, его могут отвезти в ОВД по месту жительства. Обычно это происходит против воли политических заключенных. Нужно быть готовым, что мусора могут увезти вас силой и обманывать тех, кто пришел вас встречать.
Проверьтесь.
Физических страданий во время нахождения в спецприемнике не испытываешь. Не знаю как другие, я воспринимал заключение нормально и индифферентно. Самыми неприятными моментами было ОВД Китай-город, куда меня отвезли после задержания, а также спецназ, который окружал меня в судах, лжесвидетельствующие менты и неправедные судьи. Несколько первых ночей мне представлялось, как я убегаю от ментов, вспоминал спецназ в черных масках. В спецприёмнике, когда я только туда прибыл, после моей просьбы на меня не орать, орать перестали. Несколько раз утром, когда, не проснувшись, я стоял в столовой в очереди с миской, у меня было какое-то мгновенное чувство ужаса, где я нахожусь, и тут же ответ, что я преступник и закрыт в этом помещении за решеткой, а эти люди вокруг — другие осужденные. Постепенно чувствуешь себя более уверенно и свыкаешься с обстановкой. Не знаю, возможно, в связи с праздниками, когда я жил в отдельной камере (я был один некурящий на весь спецприемник), ко мне относились либерально, мусор я не выносил (было совсем немного), вставал к завтраку или не ходил на него. В последний день, однако, часов в 7-8 утра мент до меня докопался и требовал, чтобы я отнес кружку в столовую. Я этого делать не хотел и сказал, что сделаю это когда встану, а сейчас я сплю. Сказал что эта кружка не из столовой а из 6й камеры и она давно у меня, однако ему приспичило, чтобы я ее уносил. Я предложил ему самому ее забрать и унести. В общем, он начал на меня матом орать, что подъём в 6 утра и чтобы я встал. Он сказал: “А то я на тебя жалобу напишу, что ты матом ругался. Вот у меня есть свидетель”, — и кивает головой на мента, который рядом с ним. Я унес эту кружку. Он потом еще извинился. Видимо, из уважения к политическому заключенному, вообще они стараются нас не задевать. Наркоман Комов говорил, что его били (и что-то подобное я даже слышал накануне вечером, крики). Еще один водитель, которого поместили к нам в камеру, сказал, что менты при изъятии денег не дописали его 200-300 рублей. Это только несколько случаев, о которых говорили при мне, в целом, наверное, беспредела за время работы спецприемника гораздо больше. Но это всё мелочи, самое подлое было, когда меня увозили из спецприёмника. В 20:25 я должен был выходить. Моим защитникам и родственникам сказали, что выпустят меня из спецприемника в 20:25. В день освобождения накануне мне сказали, чтобы я собрал вещи часам к 6 на всякий случай, однако я не придал этому внимания. В 6 ко мне зашли, сказали, что меня имеют право выпустить по месту жительства, и чтобы я собирался. В общем, я не буду писать здесь частную историю, обманом и с применением физической силы меня вывезли к ОВД по месту жительства, с вещами, где меня никто не встречал, и не было телефона позвонить. Поэтому я понял, что был совершенно прав в своём отношении к ментам. Человек, который работает в этой системе, среди клятвопреступников, просто преступников, нарушителей закона, лжецов или даже воришек, заслуживает мало уважения (если в редчайшем случае заслуживает). Хотя есть конечно и хорошие примеры – говорят что и в Единой России есть несколько хороших людей.
Очень непривычно и отрадно находиться потом на улице, на открытом пространстве, свободным человеком с другими нормальными людьми. Приятно вернуться к себе домой. Но после освобождения я все-таки чувствовал какой-то стресс. Я не знаю, связан ли он был с тем, как меня увозили, или может быть я просто не чувствовал давления во время моего ареста, и оно наконец проявилось. Где-то с неделю мне еще снились не очень приятные сны, разные кошмары (хотя и не очень мне страшные). Совершенно нет желания опять туда попадать. Мне сказали, что на всякий случай лучше сходить к психологу с возможностью фармакологического назначения. Девушка, которую ударил мент, где-то через полгода после этого, физически уже совершенно здоровая, оказалась на много недель в клинике лечения неврозов.
Учтите, что даже если вам кажется, что с вами всё в порядке после ареста, вы всё-таки можете получить психологическую травму с достаточно тяжёлыми последствиями. Вам может грозить ПТСР, посттравматическое стрессовое расстройство, http://ru.wikipedia.org/wiki/Посттравматическое_стрессовое_расстройство .
Обратитесь к хорошему психологу, например, бесплатные услуги предоставляет Московская служба психологической помощи населению (http://www.msph.ru/), тел 8-499-173-09-09.
Обжаловать действия полиции
Даже если вам не удалось доказать свою невиновность в суде (или если вы были виновны), если сотрудники полиции недопустимо с вами обращались, нарушали ваши права, или у вас есть какие-либо еще претензии – пожалуйста, напишите на них жалобу в вышестоящую инстанцию.
Вам нужно описать случившееся, в составлении жалобы может помочь, например, Движение за права человека, адрес http://zaprava.ru/vstupit-v-dvizhenie/glavnyiy-ofis Москва, Малый Кисловский пер. дом 7, строение 1, помещение 21, тел (495) 691-62-33.
Несмотря на то, что непосредственно вам уже лучше от этой жалобы не станет, и возможно, что она даже ни до кого не дойдет, но пожалуйста, напишите её – обратная связь все-таки будет воспитывать систему, и возможно, другие не будут уже сталкиваться с таким же беспределом.
UPD: Увидел пост, что делать, если сажают в психбольницу. http://militari.livejournal.com/215641.html

Tags: арест, беспредел, вонючие мусора. задержание, заключение, менты, передачи, полиция, пособие, психологическая помощь, спецприемник, суд

Как правильно сделать передачу узникам совести.

Сегодня, 8 декабря, ездил передавал вещи и воду одному из задержанных на Чистых прудах. (Еду не повёз, т.к. человек решил принципиально держать голодовку в знак протеста незаконного задержания и бассманного правосудия.) Итак, начнём с адреса.
Всего в Москве два спецприёмника, Мневники 6, стр.2, и Симферопольский бульвар, 2 «Г». Мой друг, равно как и Навальный, Яшин и остальные «политические», находятся на Симферопольском.
Как доехать?
-На машине поверните с Азовской улицы на Фруктовую улицу, она односторонняя, и едете почти до конца, перед перекрёстком справа будет двухэтажное бело-серое здание за чёрным железным забором. Это спецприёмник. Вход с Фруктовой. Впрочем, можно приехать по Симферопольскому, припарковавшись на бульваре после Фруктовой. Внимание, там «кирпич», не поверните по ошибке направо!
-Пешком: едете до ст.метро Нахимовский проспект, выходите в любую сторону, между двух выходов (север-юг) та самая Фруктовая улица, идёте по ней 300 метров, вы на месте!
Сегодня полицаи решили потроллить очередь, и принимали по одной передаче в полтора часа. Якобы долго опись писали. Брехня, у меня это заняло 10 минут вместе с досмотром. Но простоял в очереди 3 часа. Кстати, форма описи-заявления прилагается:
Заявление заполняет передающий, в левом углу вас попросят вписать ваши паспортные данные. Имейте это ввиду, без паспорта передачу не примут!
Граф мало, но там не страдают дотошностью, и одежду вписывают одной графой, то есть например плед, нижнее бельё, свитер и кроссовки уместились у меня в одной графе. Указывается, что одежда б/у и её количество. Продукты и вода очевидно также компонуются. Досматривают всё, воду вскрывают и нюхают, вещи разворачивают. Книги и газеты листают. Плед пропустят, а подушку точно вернут вам. Могут отказать передать записку. Лекарства попросят подписать, каждую упаковку отдельно, затем убрать в маленький пакет. Лекарства позже передаст местный врач.
Запрещены любые электрические приборы, бритвы, зубные щётки, ноутбуки)). Купите обычные одноразовые станки с 1-2 лезвиями. Туалетные принадлежности также осмотрят, спиртовой лосьон не пропустят.
А вот список продуктов, которые можно и нельзя передавать. Отксерил в спецприёмнике.
Обратите внимание на фрукты. Апельсины можно, бананы и всякие яблоки — нельзя. Птицу не берут в любом виде, т.к. быстро портится. С сырокопчёностями такого не будет, их примут, не забывайте о заводской упаковке. Ножей там нет, так что нарезку берите, или которая легко ломается.
Теперь мелочи ожидания. Я промёрз полтора часа, прежде чем разгадал коварство тюремщиков. На просьбы позвать дежурного привратник отмазачно бурчал про пресс-службу. И только после звонка в службу «02», и разговора с дежурным по городу очередь (к тому времени уже из 25 человек) стала двигаться, и довольно быстро, по 2-3 человека в 15 минут. Звоните, жалуйтесь на сотрудников спецприемника и их начальника. Говорите, что мёрзнете тут уже два часа, а передачи не принимают! Рядом с приёмником стоит магазин «Продукты», там имеется своеобразный согревающий набор: за 30 рублей вы получите горячий чай и миникруассан. При длительном ожидании поможет. По случаю особых узников очевидно, рядом с «турмой» дежурили пара десятков полицаев, ДПС, стояла маршрутка, в которой спали ОМОНовцы и лежала ихняя космическая амуниция. Ведут себя спокойно, хотя иногда хамят и отгоняют от ворот.
О посещениях. Они не предусмотрены. И насколько я понял из расспросов тюремщиков, для того, чтобы к арестованному мог попасть защитник, ему предварительно надо ехать в участок мирового суда, осудившего узника, и у секретаря суда подписать ордер защитника, как то так. Поправьте, если ошибаюсь.
Об освобождении. Насколько я понял, отпускать должны по истечении 15 суток с момента задержания, а не доставления в ОВД. Имейте ввиду, не опоздайте забрать своих близких и друзей.
На вопросы отвечаю, пишите, спасибо за внимание.

>9 фактов, как женщины живут без телефона, унитаза и ежедневного душа в спецприёмнике

  1. Как устроена камера?

    Камера маленькая. В ней 8 человек. На стене висит расписание дня. Его не особо соблюдают, потому что оно не удобное. И потому что в камере нет часов. А ещё в камере можно курить. В целом это похоже на плохой хостел.

  2. Как в спецприёмнике кормят?

    Каждая камера ходит в столовую отдельно. Баландеры — это люди, которые раздают еду. Либо это арестованные, либо полицейские. Еда не такая уж и плохая. И стоит 136 рублей 95 копеек. Каждый день дают новый суп. Однажды Ярмыш не хватило обеда. И полицейские заволновались, вдруг она станет писать на них жалобу. Даже предложили ей свой обед.

  3. Какой у задержанных распорядок дня?

    В спецприёмнике есть четыре интересных момента за день: завтрак, обед, ужин и прогулка. В остальное время задержанные предоставлены сами себе. Прогулка во внутреннем дворике. Пространство огорожено стенами. Сверху решётка и стеклянный купол. Под солнцем температура под куполом невыносимая. А зимой из-за снега солнца не видно и темно.

  4. Можно ли связываться со своими близкими?

    Положены звонки. Каждому задержанному по 15 минут в день. Задержанным выдают их мобильные телефоны. Они могут проверять социальные сети, звонить близким, сидеть в интернете. Потом телефоны отбирают и сдают в камеру хранения. Сотрудники фонда борьбы с коррупцией не берут с собой личные телефоны. Потому что не хотят, чтобы их личная информация оказалась в руках полицейских. У Ярмыш был простой кнопочный телефон.

  5. А прийти к тебе могут?

    Да. Но только один человек за весь твой срок. И поговорить может с тобой всего 1 час. По закону пускают родственников. Но не особо за этим следят. А вот адвокат может прийти к тебе когда угодно и сколько угодно раз.

  6. С кем в камере я буду сидеть? С преступниками?

    Нет. В таких камерах сидят люди с административными правонарушениями. Кто-то за езду в нетрезвом виде, кто-то за нарушение общественного порядка, кто-то за алименты. И так далее. Но грубых персонажей из кино про зону там точно не будет.

  7. Что стоит передавать задержанным в спецприёмник?

    Полицейские боятся, что кто-то может передать задержанным спирт. Поэтому из фруктов можно только яблоки. А из овощей — морковь. Стоит взять с собой предметы первой необходимости. Не забудьте резиновые тапки, чтобы не стоять босиком в душе. Косметику и средства гигиены можно, но только в прозрачных пакетиках. Расчёску нельзя, только гребень.

  8. А что насчёт туалета и душа?

    Туалет находится прямо в камере. За шторкой дурка в полу. То есть ходить в туалет приходится при всех. И это очень неприятно. Душ положен раз в неделю. Но девушкам идут навстречу. Разрешают ходить в душ чаще. Но только после того, как ты униженно об этом попросишь.

  9. Чем заниматься в камере?

    В 10 утра включают радио. Переключить канал, изменить громкость и выключить — нельзя. Крутят «Русское радио» или «Шансон». Так что беруши тоже стоит взять. Можно читать. Задержанным можно передавать книги. А ещё можно обдумать свою жизнь или начать писать что-нибудь.

Как водители отбывают арест в спецприемнике

Могу рассказать, как я отбывал:
Административный рецидивист
http://rugrad.eu
Судья проявила снисхождение. Обычно из зала суда везут тут же отбывать наказание. Ко мне, признанному виновным в бегстве с места дорожно-транспортного происшествия (ДТП), которое, как посчитал суд, я же и совершил, отнеслись мягче. Дали отсрочку на 13 часов. По закону можно было подождать хоть месяц. Но, видимо, время поджимало.
— Он же добропорядочный гражданин, отец двоих детей (воспитывающий их без матери. — Прим. ред.), никуда не убежит, придёт в дежурную часть милиции Балтийского района завтра к 9 утра, — разъясняла мировая судья даме, которая пару часов назад рассказывала о том, как я проехался по ней на своей машине прямо на пешеходном переходе, покрыл её руганью, предложил подвезти до больницы, а потом укатил самым наглым образом восвояси. (Я, правда, в описываемое время сидел в редакции «Дворника». Но это не убеждает суд.) Дама, сообщившая также, что инспектор ГИБДД приехал к ней прямо на дом с уже «готовой схемой ДТП», чтобы взять объяснения, разоблачающие главного редактора «Дворника» как главного калининградского «административного рецидивиста» (это прозвище мне дала 19-летняя журналистка Анна Данилова с телеканала «Каскад»), всем своим видом выражала недоверие: «А вдруг всё-таки сбежит?»
«5 суток ареста» означают по нашим законам сиюминутную, то есть прямо из зала суда, «изоляцию от общества». Конечно, это решение можно обжаловать, но приводится в исполнение оно, за редчайшими исключениями, немедленно — жалуйся не жалуйся. В этом-то и «прелесть». Человек может быть чист как кристалл, но посидит у параши в любом случае пару-тройку дней.
На следующий день, 26 мая, без 10 минут девять я уже протягивал паспорт в дежурке Балтрайона. А уже через час в спецфургончике для арестованных меня эскортировали два милиционера к Октябрьскому РОВД. Без наручников.
— Человек же сам пришёл отбывать, — пояснил один милиционер другому. — Зачем надевать?
Жира нет
Моё прибытие в спецприёмник для административно арестованных на улице Лесопарковой, как выяснилось, было проанонсировано отдельно:
— Как фамилия? Шабунин? А-а-а… мне уже с утра звонили из ОСБ (отдел собственной безопасности УВД Калининградской области, который по долгу службы занимается «проделками» сотрудников редакции «Дворника». — Прим. автора). Нет, я лучше возьму-ка отпуск на пару дней, — схватившись за голову, сказал офицер милиции, видя, как меня заводят на второй этаж.
— Так, пожалуйста, просто расслабьте пальцы, я сам всё сделаю, — говорит милиционер в спецприёмнике, «катая» мои пальцы под картотеку отпечатков.
— На что жалуетесь? — добродушно спросила фельдшер.
— Сердце иногда прихватывает, желчный пузырь вроде не в порядке, — сообщаю я.
— У кардиолога не состоите на учёте?
— Нет.
— Хорошо. А с желчью будет всё в порядке, — смеётся врач. — Жирной пищи у нас никогда не бывает.
«Машка»
— Здравствуйте! Где тут можно сесть?
В камере №5 юмора, кажется, не оценили. Пятеро административно арестованных сидели справа от входа на «трамвае» (прибитый к полу стол с двумя прибитыми рядом лавками) и гоняли «мандавошку» (азартная игра, в которой выигрывает тот, кто первый заведёт свои четыре фишки в «дом», кидая кубик).
Дышать нечем, кроме сигаретного дыма. Ароматическое разнообразие вносит «машка», 20-литровая алюминиевая кастрюля с крышкой, принимающая в себя всю лёгкую нужду камеры. Ручка крышки обёрнута газеткой — что-то типа гигиенической предосторожности.
— Где хочешь, туда и садись, — отозвались играющие.
С собой я прихватил книгу. Правда, сначала делал вид, а не читал, чтобы как-то привыкнуть к обстановке и осмотреться. Нечасто приходится сидеть под арестом.
Дед
Сергей, 33 года, «зашёл» на 15 суток прямо из своего ЗИЛа. Машина ГИБДД, его «старых знакомых», поджидала его на выезде из гаража поздно вечером. На Барнаульской зашкалило прибор. В спецприёмнике Сергей («Да, пьян, я пьян!») был давним гостем.
— Бери швабру, пошли чистить камеру, — говорит мне Серёга на первой «оправке». «Оправка» — это единственная возможность помыться холодной водой в умывальнике, «сменить обстановку», сходить «по-нормальному» (то есть по-крупному), а не в «машку» в камере. Те, кто «заходит» надолго, моются под душем — обычно тоже холодным — раз в восемь суток.
— Такого нет даже на зоне. Там нормальный унитаз в камере, — говорит Саша. Все называют его дедом или «старым». Ему 51 год, из которых он работал «где-то лет пять в сумме».
Дед поёт песни, читает наизусть десятки стихов, частично собственного сочинения, посвящённые, например, Гале с Алтая, с которой он «слепёшился» пару раз. Дед вспоминает всё больше о советском времени своей жизни: «Я лошадей больше люблю, чем даже людей». И рассказывает о том, как был табунщиком в Казахстане, был укушен гадюкой и чудом выжил, поскольку ехать до больницы пришлось 600 километров — на грузовике, потом на поезде.
Первая «оправка» — ранним утром. Арестованные ломятся спросонья в дверь, по пути смахивая матрасы с «шконарей» (двухъярусных коек). Матрасы хранятся днём в коридоре вместе с одеялами. Хочешь днём полежать — лезь на пружины. Койки родом из немецкого бундесвера. На них так и отштамповано: «BUND».
— Гуманитарная помощь, — уверен Игорь, 38 лет. 15-суточный арест прервал его двухнедельный загул.
— Тёща сдала, она на дружеской ноге с участковым. Утром разбудили милиционеры: «Пройдёмте!» Жена сказала: «Я с ним всё время была! Меня тогда тоже надо на 15 суток!»
— Но её оставили, — говорит Игорь, отрываясь от «Робин Гуда» Александра Дюма.
В камере ещё четыре книги: «Русская историческая повесть» (сборник классиков 19-20 веков), «Аквариум» Виктора Суворова, «В поисках Великого Хана» о Колумбе (калининградская серия «Морской роман»), «Lolita» von Vladimir Nabokov (последнюю, на немецком языке, взял с собой я, когда шёл на арест).
Максим, 25 лет, «заходит» в камеру в тот же день, что и я. Был за рулём без прав, которых его лишили около года назад. С судом повезло: «всего» трое суток ареста. Другого задержанного при нём завели в другую дверь на Фрунзе, 6, то есть к другому мировому судье — а вывели обратно уже с 15 сутками. Примерно за то же самое. «А в Гурьевском районе, — говорит Сергей, — меньше 15 суток вообще не дают».
Не просто так
На второй день после вечерней «оправки» кашель Салмана, 29 лет, становится всё чаще. Его шконка стоит у стены, покрытой на четверть чёрной плесенью. В углу разводы от сырости. Влажность явно превышает санитарно-гигиенические нормы для жилых помещений. Камера никогда (никогда!) не проветривается, хотя и имеет вытяжную вентиляцию. Иногда её выключают на ночь, тогда на верхних ярусах «шконарей» становится тяжеловато дышать. Понятно, что вездесущий Роспотребнадзор вряд ли когда-нибудь всерьёз заинтересуется жизнью обитателей спецприёмника. Очевидно, и штатных правозащитников ситуация не интересует — люди, мол, по заслугам получили: «Это же штраф!» Хотя Кодекс об административных правонарушениях, с какой страницы его ни читай, не предписывает органам власти в обязательном порядке гробить здоровье административно арестованных. Не удалось найти в Кодексе и статью, предписывающую милиции разрешать справлять естественные надобности только два раза в сутки.
— Вы же тут не просто так, — разъясняет в четверг условия обитания «проверяющая», сошедшая откуда-то с милицейских верхов Калининградской области прямо в камеру №5.
Майор со светлыми волосами стоит на пороге, показывая всем своим видом неслабую заботу о нас. Все соскочили с шконок, даже перестали бросать кубик в «мандавошке».
— Как у вас тут? Не бьют ли? — продолжает она.
Недоумённо переглядываемся. Охрана пока ни к кому не применяла силу — не было повода. Друг с другом не дрались. Но сама постановка вопроса настораживает — значит, случается и такое?! Милиционер ведь — совершенно точно! — должен знать это лучше, чем мы.
— А чего вы прямо на пружинах днём лежите? Почему не возьмёте матрасы? — продолжает майор-блондинка. И непонятно, знает ли она о том, что по «внутреннему распорядку» (по которому нельзя даже по-человечески сходить в туалет) матрасы днём не положены, или намеренно издевается? Или это такой тонкий юмор? Все молчат.
— Нравится вам тут? — завершая визит, спрашивает она.
— Да, — говорит кто-то.
— А мне — нет, — вдруг чеканит «проверяющая», уводя нос от источающей зловония «машки» с таким видом, как будто арестанты должны были бы к её визиту наполнить камеру ароматами французских духов и чарующих благовоний.
Сигареты
Вечером дежурный милиционер проходит вдоль камер и суёт руку в окошко с горстью сигарет, собранных с передачек за день и поделенных между всеми. Кто не курит, сам дурак. Раньше надо было думать. А теперь привыкать и получать удовольствие — аромат табака неплохо перебивает запах мочи и пота от немытых мужчин.
Иногда на камеру приходят всего две-три сигареты. Арестанты злятся, курят по очереди. «Было же больше в передаче!» Перед получением передачи в окно влезает рука с листком — его надо прочитать и подписать, что, мол, получено. Но сама передача приходит только к обеду или ужину. Все бутылки (только пластиковые) открываются охраной и проверяются. Мало ли — вдруг алкоголь!
Мне передают газеты — дед называет их «сплетницами». В камере — радость. Есть чем заняться: почитать, порешать кроссворды. При поступлении в камеру всем дают на подпись бумагу — если согласен работать, так и пишешь: «Согласен!» Но работы — редкость. Дед говорит, что однажды его вывозили косить траву. Остальное время можно: 1) лежать на пружинах, 2) стоять, 3) сидеть на трамвае, 4) курить, 5) гонять «мандавошку» вчетвером, 6) спать, 7) ходить взад-вперёд. Список занятий исчерпывающий.
Время
Вечером в четверг уводят деда. Все в шоке. Без него скучно. Его интересно слушать. Время летит быстрее. Вечером дед заглядывает в окошко — его перебазировали в камеру №3.
У каждого «входящего» спрашивают: «Сколько времени?» Часов ни у кого, естественно, нет — поэтому так интересно знать, когда примерно будет обед, ужин или вечерняя «оправка». Вечером в четверг «входит» Андрей (5 суток, пьяный за рулём). За ним — Алексей (пьяный за рулём, без прав, ещё и потому, что их и «не было никогда»), потом Виталик с Прибрежки. Дальше «заезжает» Сергей (поцапался в автобусе с милиционерами в штатском — они сдали его на посту ДПС на въезде). Салман опрашивает: «Что натворил? За что попал? На сколько? Сколько тебе лет?» Новички пугаются и что-то бормочут. Салман переспрашивает строгим голосом.
Одно очко
На второй день случается ЧП. Все уже вышли на «оправку» после ужина, как обнаруживается, что воды в туалете нет — ни помыться, ни… в общем, ни сходить как следует. Говорят, что трубу прорвало прямо на головы сотрудников Октябрьского ГИБДД на первом этаже, чей начальник сразу же блокирует воду. Но это только слух.
Милиционеры загоняют всех обратно в камеру: «Оправка будет позднее. Через час, пока не починим». Половина арестантов ждала этого момента пол-дня, а тут такой облом. Терпеть практически нет никаких сил. Сколько прошло, никто не знает. Может быть, час, может быть, два. Но на улице уже темно, когда дверь распахивается снова.
— Работает только одно «очко»! — предупреждает наша охрана. (Да, да, они так и говорят: «Мы вас охраняем!» Как будто мы должны благодарить их за это, а то вдруг кто нет-нет да и — ай-я-яй — нападёт на провонявших арестантов и возьмёт их в заложники.) Летим по коридору на это единственное «очко».
Вечером в камеру приходит контроль:
— Отдавайте лишние одеяла. В других камерах матрасов не хватает.
Я отдаю своё одеяло. Большой разницы нет. Спят все, понятно, в одежде. Меня согревает ещё и 150-ватный прожектор, бьющий круглосуточно со входа прямо в лоб. К свету я привык сразу — просто закрыл глаза предусмотрительно взятой чёрной бейсболкой.
95 рублей в день
За еду арестанты расписываются. После обеда в окно всовывается рука баландёра (от слова «баланда», а не из французского языка) с ведомостью. Как правило, кто-нибудь один ставит закорючки за всех. Государство выделяет по 95 рублей в день на питание. Питание состоит из завтрака (чай с сахаром — столовая ложка на ведро, 100 граммов белого хлеба), обеда (баланда двух сортов — с капустой и картошкой или с капустой и вермишелью и морковью, каша перловая или крупяная с порезанной сарделькой или колбасой, 100 граммов чёрного хлеба) и ужина (обеденная каша, только холодная, обеденный хлеб, только причерствевший).
— Жить можно, любить (тут говорится другой глагол, нецензурный. — Прим. автора) невозможно, — обобщает рифмой гастрономический расклад дед.
Передачи с едой делятся на всех. Но если съесть много, то могут быть последствия. К тому же если с желудком проблемы. Вечером Андрею становится совсем туго: «Припёрло так, что надо срочно сходить». Стучит в дверь. Приходит «охрана»: «Чего надо?» Буквально умоляем выпустить Андрея на минуту в туалет. «Охрана» реагирует лаконично: «Оправка была? Была. Всё. Ходи в «машку». (Нецензурную лексику опускаю. — Прим. автора.) Железное окошко с силой захлопывается, чуть не попадая в лоб Андрею. Сергей скручивает 50-сантиметровый «фитиль» из туалетной бумаги, даёт Андрею: «Поджигай и садись с ним на «машку»! Чего стесняться?!» Горящий «фитиль» создаёт восходящий поток воздуха в душной камере прямо над «машкой», унося лишний запах к потолку. Мы бросаем кубик, Андрей делает свои «дела». Инцидент исчерпан. «Охрану» поносят последними словами, но у неё же «установленный распорядок».
Что за жалобы?
В пятницу до обеда «охрана» выводит меня из камеры:
— Ты что жалобы пишешь?
— Какие жалобы?
— Ну, такие! Что за жалобы, …!?
— Как я их пишу, если я тут сижу у вас на глазах.
«Охрана» матерится. Из суда пришло извещение о том, что жалоба на моё постановление, поданная моим защитником, адвокатом Дмитрием Матяжом, будет рассмотрена в этот день в 17:00. Три дня, правда, я уже отбыл. Независимо ни от чего. И именно этот бетонный факт подсказывает мне, что меньше ареста суд теперь просто никак не может дать. Нельзя же теперь признавать невиновным или лишать водительских прав, признавая, что арест был неправильным наказанием. Хотя в этом мире правоохранительных органов нет ничего невозможного.
Смогла же в прошлом году, для примера, милиция Балтийского района привлечь к административной ответственности за «мелкое хулиганство» гражданина, который, царствие ему небесное, уже несколько лет как упокоился. (Могу подтвердить документально, если кого заинтересует. — Прим. автора.) Или вот смог же уйти от всякого наказания, что административного, что уголовного, водитель, задавивший насмерть в прошлом году на Ленинском проспекте вышедшего из трамвая пассажира. Экспертиза показала, что шофёр, дескать, не имел «технической возможности» затормозить. А потому и «не виноват».
На выход!
Утром в субботу пришёл охранник Валентин, которого все боятся. Он как раз вернулся из командировки в Москве. Вид суровый:
— Убрать весь хлеб!
Уговоры оставить продукт на чёрный день не помогают.
— За ваш хлеб … (в этом месте мне в который раз послышалось нецензурное слово, которым наши милиционеры, конечно, никогда не выражаются, но которое, очевидно, стало следствием моей звуковой иллюзии на почве четырёхдневного пребывания в спёртой атмосфере. — Прим. автора) будут всех! — рявкает Валентин.
Он же объявляет, заглядывая в свою тетрадь:
— Шабунин, с вещами на выход!
Вещей почти нет. Немецкая Lolita остаётся в спецприёмнике. Я ещё пытаюсь пожать всем руки. Но Валентин не терпит промедления:
— На выход, я сказал!
В дежурке выдают шнурки, 59 рублей, которые были с собой, нитроглицерин.
— Жалоб нет?
— Нет.
— Шнурки, там всё остальное, оденешься за дверью, — Валентин выпускает на волю.
Снаружи ждут коллеги из «Дворника». Здесь я узнаю, что моему защитнику всё же удалось убедить суд второй инстанции, что у малолетних детей школьного и детсадовского возраста плохо получается жить в отсутствие отца. С пяти суток арест сокращают до четырёх.
Алексей ШАБУНИН

Simaforik ›
Блог ›
Спецприемник №2 ул. Мневники, д. 6, к.2 Москва, или памятка для тех, кому грозит административный арест.

Представьте себе такую ситуацию – вы едете в аэропорт, у вас командировка, самолет ждать не будет. Именно это со мной и случилось. При выезде от дома с парковочного места, машину с ледового бугра сносит на рядом стоящую, происходит ДТП, хозяина в а/м нет. Что в этом случае надо делать – вызывать гаи, оформлять ДТП, или хотя бы позвонить и сообщить об этом. Ни того ни другого я не сделал. Оставил записку со своим номером телефона, и погнал в аэропорт. Как выяснилось позже, хозяин машины, которую я задел, мне звонил, телефон не отвечал, я был в самолете в воздухе. И здесь, человеческий фактор, пострадавший вызывает ГАИ. Все, процесс пошел, и его не остановить! На следующий день, мне уже позвонил следователь. Статья 12.27. ч.2 «оставление места ДТП». Я не отрицал свое деяние. Дело отправили в суд. Первый совет – просите следователя назначить время суда на вечернее время, часов на 16-17, далее расскажу, почему.
Время до суда была неделя, консультация с юристами, интернет, привели к выводу, раз сознался, никто не поможет, рассчитывай только на себя. Много на просторах интернета юристов, которые обещают «златые горы», врут, это простой развод на деньги. Статья предусматривает за это нарушение, лишение водительского удостоверения от 1 до 1,5 года или административный арест до 15 суток. Для меня лишение удостоверения, это остановка жизни на целый год! Первое, до работы я каждый день проезжаю туда обратно 100км., второе, «кирдык» зимней рыбалке, летней рыбалке в Астрахани, дача и т.п. Решено было «уговорить» судью на арест. По статистике за такое нарушение редко дают арест, если машина не является единственным источником дохода. Итак, я подготовил речь, распечатал на бумаге, собрал вещи, и поехал в суд. Свое выступление судья разрешил зачитать по бумаге, что я и сделал. Свершилось чудо, мне дали трое суток ареста! Как же я был рад! Жизнь продолжается.
Арест происходит в зале суда, срок исчисляется с момента постановления. Вызывают машину из местного отделения милиции, пока ожидаете машину, вы свободно передвигаетесь, можете сходить в магазин, покурить, сделать необходимые звонки. Машина пришла примерно через 15-20 минут. Машинка легковая, нормально. Далее вас везут в КПЗ местного отделения полиции. Вот здесь было самое неприятное, ожидание отправки в спецприемник. В КПЗ я провел около 6 часов. Камера двухместная, маленькая, вонючая, вентиляции никакой. За 6 часов в камере из соседей побывало 3 человека. Далее перевозка в спецприемник, конвоиры оказались дружелюбными. Вот здесь я и узнал, что собирают со своего участка всех осужденных к вечеру, по простой причине, что бы не ездить несколько раз. По этому, когда следователь вас будет спрашивать на какое время назначить суд, просите к вечеру, так вы минуете долгое ожидание машины в КПЗ. Еще узнал, не знаю достоверность данных, что есть негласное указание Верховного суда, назначать срок не менее 3 суток. И еще, вас будут спрашивать о состоянии здоровья, забудьте все свои болячки, инвалидность, отвечать надо однозначно – «здоров как бык». Это никто не проверяет. В дальнейшем вы можете пронести необходимые таблетки, не предъявляя, как бы забыв об этом, в карманах одежды. Меня не проверяли. Иначе никакой тюрьмы вам не видать, лишат прав. И вот я в спецприемнике №2 в Мневниках.
В Москве доставляют в спецприемник №1 — Симферопольский бульвар, д. 2г, или в спецприемник №2 – ул. Мневники, д. 6, к.2.
Теперь все по порядку:
Перед прохождением досмотра необходимо будет сдать все документы, деньги, телефон, ключи, нательный крест, обручальное кольцо, а также мелкие предметы, которые арестованный сам считает ценными. Составляется соответствующая опись, изъятые предметы кладут в бумажный конверт, который относят в камеру хранения. С собой в камеру можно будет взять верхнюю одежду, и вещи которые вы приготовили.
Список вещей рекомендуемых мною:
1. Спортивный костюм (без красного и голубого цвета, хотя это и относится к серьезной тюрьме, тем не менее, лучше так), брюки лучше на резинке, если заметят шнурок, заставят вытащить, у меня не заметили.
2. Тапочки или легкая обувь, шнурков не должно быть. Обувь, в которой вас привезли лучше без шнурков, на молнии, она понадобится для прогулок. Впрочем, шнурки легко делаются из влажных салфеток, или из целлофана.
3. Что то теплое, вроде свитера. Я взял свой, еще со службы, зимний тельник, в нем собственно все время и был.
4. Туалетные принадлежности, бриться придется вслепую, зеркала нет.
5. Нижнее белье (есть возможность постирать и высушить на батарее).
6. Полотенце.
7. Кружку из пластика, сахар, соль, чай россыпью черный, сушки, печенье и т.п.
8. Если вы курящий, важно! Взять с собой не менее блока, лучше больше, сделаете добро для других, у многих некому приносить передачи, без курева страдают. Передать можно во время прогулки или похода на кухню жаждущим. Подготовите пластиковую коробку для сигарет. Сигареты в пачках нельзя, только россыпью.
9. Наручные часы

В процессе досмотра сотрудник спецприемника попросит из обуви вытащить шнурки, а также снять и сдать ремень.
После оформления документов и досмотра арестованного сопровождают на второй этаж, где выдают матрас, подушку, одеяло, наволочку, простыню. Постельные принадлежности здесь находятся в более-менее нормальном состоянии. Однако все матрасы очень тонкие, а подушки – маленькие.
Затем арестованного отправляют в одну из камер, находящихся на втором этаже.
В этом спецприемнике нары сдвоенные. В моей камере №5 было две сдвоенные и одна одинарная. Матрас не более 4-5 см, поэтому спать приходилось, частенько переваливаясь с бока на бок. Камера довольно просторная, потолок метра четыре, размеры примерно 5Х5 метра, параша огорожена навесной дверью, рядом раковина с горячей и холодной водой. Есть правила приличия – пошел в туалет включи воду, дабы не смущать сокамерников своими туалетными звуками. Состав у нас был интернациональный – узбек (ДТП), белорус (ДТП), азербайджанец (вор), чеченец (вор), и я русский (ДТП).
В районе 8 часов включается свет, в камеру заходит охранник и дает команду «завтрак». Столовая в спецприемнике находится на том же этаже. Поскольку все арестанты посещали столовую по очереди, прием пищи начинался всегда в разное время. После завтрака поверка, все выходили в коридор и строились. Сначала проводилась перекличка, а затем сотрудники спецприемника спрашивали, нет ли жалоб на состояние здоровья. Пока все арестованные находились в коридоре, в камеру заходил один из сотрудников и проводил там осмотр с металлоискателем, если вы курящий и пользуетесь зажигалкой возьмите с собой на поверку в карман, я этого не знал, и первый день оставил в камере, тем не менее, мне ее вернули с предупреждением, что больше так не делай.
После поверки, телефонный звонок. Из камеры хранения выдавались ранее сданные туда мобильные телефоны, после чего у вас примерно 10-15 минут на разговор при охраннике в небольшой комнате. С подзарядкой телефона была проблема, оставить телефон на подзарядку было нельзя.
Прогулка у нас была один раз в день — до обеда, спустя некоторое время после телефонного звонка. Двор для прогулок отличный, можно походить, размяться, покурить. Еда всегда была абсолютно желанной. После суток голодания, вкусней еды, а это была обыкновенная гречка, я не ел. Поколение людей советского времени меня поймет – гречка в тюрьме? Пища вся привозная, на кухне работают на раздаче арестанты. Однажды «кок» мне пожаловался – накормить надо 40 человек, а привезли на 30. Кто любит много и сытно кушать, видимо будет тяжко. Сам я не привередлив к еде, и перенес это легко. В меню были каши, супы, картошка, квашеная капуста, рыба, соевая тушенка, чай, свежий хлеб (хватало), но все это в очень маленьких порциях. Сахар и соль не дают. Я думаю, если у вас срок 3-5 суток, с воли вообще ничего не надо.
Уборка камеры осуществлялась силами находящихся в ней лиц. По просьбе, охранник выпускал из камеры за веником и шваброй. Никаких тараканов, тем более клопов я там не наблюдал. Все чистенько и прилично.

Освобождают четко вовремя. Примерно за час до истечения времени ареста приходит охранник, просит собрать вещи и постельное белье. На первом этаже выдают ранее изъятые предметы, оформляют документы, выписывают справку об освобождении, желают всего хорошего, и ведут к калитке свободы. Пребывание в этом заведении бесплатно. Когда выходил, я замешкался в поисках последней сигареты, которую сохранил на выход. Охранник, девчонка, крикнула — че замешкался – да сигарету потерял – иди дам. Чувство выхода на свободу необыкновенное. Теперь понимаю, что испытывает человек, выходя на свободу, который сидел по — настоящему.
В общем, ребята ничего страшного в этом нет, права сохранил, да и умнее теперь буду. Верна пословица: «от сумы и тюрьмы не зарекаются». Мой возраст 57 лет.
Вышел 19.11.2016., ровно по времени как был назначен срок об освобождении.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *