Нарушения норм материального права

Неправильное применение норм материального права

Главная » Юристу » Неправильное применение норм материального права


Вернуться назад на Материальные нормы
Основаниями к отмене или изменению судебного решения являются:
• неправильное определение юридически значимых обстоятельств;
• недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;
• несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела;
• нарушение или неправильное применение норм материального или процессуального права.
Приведенный в ст. 362 ГПК перечень свидетельствует о том, что все основания отмены судебного решения в общей форме могут быть сведены к незаконности и необоснованности решения.
В соответствии со ст. 363 ГПК нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, если суд:
1) не применил закона, подлежащего применению;
2) применил закон, не подлежащий применению;
3) неправильно истолковал закон.
Несущественные процессуальные нарушения, т.е. такие, которые не могли повлиять на конечные выводы суда по делу, не влекут отмены судебного решения (ч. 2 ст. 362 ГПК). В этих случаях кассационная инстанция, не отменяя решения, в соответствии со ст. 368 ГПК указывает на допущенные нарушения в кассационном либо в частном определении. Вопрос об отмене судебного решения вследствие допущенного по делу нарушения норм процессуального права решается кассационной инстанцией с учетом конкретных обстоятельств дела.
Необоснованным решение признается при наличии у него следующих недостатков:
а) неправильное определение юридически значимых обстоятельств имеет место в тех случаях, когда суд не исследовал всех предусмотренных подлежащей применению нормой материального права юридических (доказательственных) фактов, наличие или отсутствие которых влияет на исход дела, либо исследовал юридические факты, не предусмотренные такой нормой (нормами). Пробел в установлении существенных для дела обстоятельств либо исследование обстоятельств, не предусмотренных подлежащей применению нормой материального права, обусловлены чаще всего неправильным определением предмета доказывания;
б) недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд считает установленными, имеет место тогда, когда положенные в основу судебного решения обстоятельства не подтверждены в решении указанными в законе доказательствами либо подтверждены недостоверными или противоречивыми доказательствами;
в) несоответствие выводов суда, исхоженных в решении, обстоятельствам дела имеет место в тех случаях, когда суд из установленных фактов сделал неправильный вывод о взаимоотношениях сторон. Это несоответствие возможно в случаях, когда норма материального права, регулирующая данные отношения, лишь в общей либо оценочной форме определяет обстановку, при которой наступают те или иные последствия (дела о расторжении брака, о выселении за невозможностью проживания и др.). В такого рода делах чаще всего и проявляется противоречие вывода о взаимоотношениях сторон установленным судом фактам.

Незаконным является решение, вынесенное судом с нарушением норм материального права, подлежащих применению по конкретному делу.
Основанием к отмене решения служит как неправильное применение норм материального права (ст. 363 ГПК), так и неправильное применение норм процессуального права (ст. 364 ГПК). В соответствии со ст. 330, 362-364 ГПК неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации может являться основанием к отмене или изменению решения судебного акта. Неправильное применение нормы международного права может иметь место в случаях, когда судом не была применена норма международного права, подлежащая применению, или, напротив, суд применит норму международного права, которая не подлежала применению, либо когда судом было дано неправильное толкование нормы международного права. См.: п. 9 постановления Пленума ВС РФ № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».
Нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, если суд:
• не применил закона, подлежащего применению;
• применил закон, не подлежащий применению;
• неправильно истолковал закон.
Неприменение закона, подлежащего применению, обычно проявляется в том, что суд не только не указывает в решении подлежащую применению норму материального права, но и разрешает дело вопреки нормам действующего законодательства. С данным нарушением кассационная инстанция чаще всего сталкивается тогда, когда суд первой инстанции применяет общий закон, не учитывая наличия специального закона, рассчитанного на конкретные правоотношения.
Нередко суды не применяют специального закона, предусматривающего особые нормы для отношении, выступающих предметом судебного разбирательства. Вместе с тем такая судебная ошибка может иметь своей причиной незнание либо неправильное толкование судом случаев применения закона по «нетипичному назначению», к «нетипичному предмету». Возможны также случаи «конкуренции законов» или случаи, когда одно и то же требование может быть основано на различным образом квалифицируемых фактах в рамках одного и того же длящегося правоотношения. Наконец, ошибка такого рода сопровождает решения, вынесенные без учета общепризнанных принципов и норм международного права, а также международных договоров Российской Федерации.
Применение ненадлежащего закона — это тоже нарушение норм материального права. Суть этого нарушения в том, что при разрешении дела суд руководствуется не той нормой, которая регулирует спорное отношение, а другой, применение которой не может иметь место к установленным по делу обстоятельствам. Подобное нарушение обусловлено, как правило, неправильной юридической квалификацией отношений сторон. Например, суд применяет нормы семейного права к отношениям, регулируемым нормами гражданского права или наоборот. Или нормы Трудового кодекса применяются к спорам лиц, на которых его действие не распространяется. Трудовой кодекс РФ не распространяется на военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы, членов советов директоров (наблюдательных советов) организаций (за исключением лиц, заключивших с данной организацией трудовой договор), лиц, работающих на основании договоров гражданско-правового характера, других лиц, если это установлено федеральным законом, кроме случаев, когда вышеуказанные лица в установленном Кодексом порядке одновременно не выступают в качестве работодателей или их представителей (ч. 8 ст. 11 ТК РФ).

О применении ненадлежащего закона можно говорить и при нарушении судом предков закона во времени или в пространстве.
В силу общих принципов действия законов во времени новый закон либо полностью прекращает действие прежнего закона, либо замещает его в определенной части, ограничивая сферу применения прежнего закона. В обоих случаях, однако, возникает вопрос об определении во времени точной границы таких перемен. Типичными ошибками, допускаемыми в этой связи, является недопустимое придание обратной силы нормам нового закона.
Введение в действие одних законов влечет за собой, как правило, прямую отмену законодателем ранее принятых нормативных актов либо путем приведения перечня отменяемых нормативных актов, либо путем закрепления бланкетной нормы, запрещающей применение ранее принятых нормативных актов по предмету регулирования вновь принятого закона. Однако в отдельных случаях прежние нормативные акты продолжают действовать еще некоторое время после введения в действие нового закона либо продолжают применяться в части, ему не противоречащей. Кроме того, иногда старые нормативные акты, противоречащие новому закону, но не отмененные законодателем, не только формально сохраняют свою силу, но, даже будучи отмененными, подлежат обязательному применению к отношениям, возникшим до принятия нового закона. В результате провоцируются довольно запутанные ситуации (особенно в области законодательства о пенсионном и ином социальном обеспечении), требующие разъяснения Верховного Суда РФ.
Неправильное истолкование закона допускается судами в тех случаях, когда применяется закон, подлежащий применению, но содержание и смысл его понимаются неверно, вследствие чего в решении суд делает неправильный вывод о правах и обязанностях сторон. Подобное нарушение может быть допущено при превышении пределов допустимого (расширительном или ограничительном) толкования судом норм материального права.
Неправильным толкованием закона является и ошибочный вывод о наличии условий для его применения. Так, суд не вправе удовлетворять иск о возмещении морального вреда, причиненного гражданину нарушением его пенсионных прав. Нарушения пенсионных прав затрагивают имущественные права граждан, а потому суд, исходя из положений п. 2 ст. 1099 ГК РФ, обязан отказывать гражданину в удовлетворении его требования о компенсации морального вреда, так как специального закона, допускающего в указанном случае возможность привлечения пенсионных органов к такой ответственности, не имеется.
Вариантом неправильного толкования является применение способа защиты (меры принуждения), не предусмотренного либо прямо запрещенного применяемым законом. Так, извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации ст. 152 Гражданского кодекса РФ и другими нормами законодательства не предусмотрено, поэтому суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел принести истцам извинения в той или иной форме. Вместе с тем суд вправе утвердить мировое соглашение, в соответствии с которым стороны по обоюдному согласию предусмотрели принесение ответчиком извинения в связи с распространением не соответствующих действительности порочащих сведений в отношении истца, поскольку это не нарушает прав и законных интересов других лиц и не противоречит закону, который не содержит такого запрета.

Отдельного упоминания заслуживают акты толкования конституционного смысла того или иного закона Конституционным Судом РФ, применение которых обязательно для всех судов общей юрисдикции. Эти акты в отдельных случаях ограничивают возможность применения действующего закона в соответствии с буквальным его смыслом, являясь по существу в этой части новыми нормативными актами.
Особые требования предъявляются и к толкованию международных договоров. Такое толкование должно осуществляться в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров. При толковании международного договора наряду с его контекстом должна учитываться последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участников относительно его толкования.
Российская Федерация, в частности, является участником Конвенции о защите прав человека и основных свобод и признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов с момента вступления их в силу для Российской Федерации. Отсюда применение судами РФ положений данной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского суда.
В случае возникновения затруднений при толковании общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров Российской Федерации судам рекомендовано использовать акты и решения международных организаций, в том числе органов ООН и ее специализированных учреждений, а также обращаться в Правовой департамент Министерства иностранных дел РФ и в Министерство юстиции РФ.
Нарушение норм материального права является существенным и, как правило, всегда влечет отмену или изменение решения.
Незаконным также является решение, вынесенное с нарушением норм процессуального права. Нарушение норм процессуального права (несоблюдение процессуальной формы) ставит под сомнение правосудность вынесенного решения. Неправосудность решения равнозначна несостоявшемуся процессу и должна влечь за собой повторное рассмотрение того же дела, как правило, уже иным составом суда. Однако не всякое нарушение процессуальных норм должно влечь за собой такой вывод. Все процессуальные нарушения можно разбить на две группы. В первую группу входят такие нарушения, которые во всех случаях приводят к отмене решения. Их принято называть безусловными основаниями к отмене решения суда.
Решение подлежит отмене в следующих случаях:
• дело рассмотрено судом в незаконном составе;
• дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания;
• при рассмотрении дела были нарушены правила о языке, на котором ведется судебное производство;
• суд разрешил вопрос о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле;
• решение суда не подписано судьей или кем-либо из судей либо решение суда подписано не тем судьей или не теми судьями, которые указаны в решении суда;
• решение суда принято не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего дело;

• в деле отсутствует протокол судебного заседания;
• при принятии решения суда были нарушены правила о тайне совещания судей.
Ко второй группе нарушений норм процессуального права можно отнести такие, которые не всегда влекут отмену судебного решения. Их именуют условными основаниями к отмене решения. Несмотря на то большое значение, которое имеют правила судопроизводства для выполнения задач, стоящих перед правосудием, не всякое процессуальное нарушение влечет отмену судебного решения, а только то, которое привело или могло привести к вынесению неправильного решения (ч. 1 ст. 364 ГПК).
Любое процессуальное нарушение в зависимости от конкретной ситуации может повлиять на правильность вынесенного решения. Несоблюдение сроков рассмотрения гражданских дел (ст. 154 ГПК) может, например, привести к тому, что кто-либо из участников процесса не сможет лично участвовать в деле и дать свои объяснения; за это время могут возникнуть сложности использования имеющихся по делу доказательств и т.п.
Вопрос о том, привело ли или могло ли привести процессуальное нарушение к неправильному разрешению дела, а, следовательно, к отмене решения, в каждом конкретном случае решается судебной коллегией при рассмотрении кассационной жалобы. В законе говорится, что не может быть отменено правильное по существу решение суда по одним лишь формальным соображениям (ч. 2 ст. 362 ГПК). Незначительные процессуальные нарушения, если они не оказали и не могли оказать влияние на конечные выводы суда, не могут служить основанием к отмене решения. На такие нарушения кассационная инстанция, не отменяя решения, должна отреагировать в кассационном определении.
Так, нарушения процессуальных правил о сроках подготовки гражданских дел к судебному разбирательству, об обеспечении иска, порядка выступления лиц, участвующих в деле, в прениях могут и не привести к отмене решения, если они не повлияли на окончательный вывод суда о правах и обязанностях сторон, заявителей. Не является основанием к отмене судебного решение такое нарушение процессуального закона, которое не повлекло и не могло повлечь вынесение незаконного и необоснованного решения. Например, суд первой инстанции необоснованно освобождает стороны от уплаты в бюджет государственной пошлины. Основанием для отмены решения такое нарушение служить не может.
Необходимо учитывать также то обстоятельство, что наличие в деле безусловного процессуального основания не освобождает вышестоящий суд от всесторонней проверки правильности решения. И в данном случае суд второй инстанции должен проверить дело в ревизионном порядке и. не ограничиваясь указанием на одно безусловное основание, отметить в определении все допущенные по делу нарушения.

Коллизионные нормы
Юридические нормы
Уголовные нормы
Процессуальные нормы
Правовые нормы


| | Вверх

PravosWeb.ru

Каждое из приведенных в этом пункте оснований для отмены решения суда раскрыто в ст.363 и 364 ГПК. Значимость этих оснований выражается в том, что они могут повлечь отмену судебных решений не только в кассационном, но и при определенных условиях в надзорном порядке, о чем будет сказано ниже. Поэтому эти основания следует проанализировать подробно. проведение инвентаризации http://sk-invent.ru/services/inventarizatsiya-os/ имущества и ОС

Нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, и в случае если: а) суд не применил закон, подлежащий применению; б) суд применил закон, не подлежащий применению; в) суд неправильно истолковал закон (ст.363 ГПК).

Неприменение закона, подлежащего применению, имеет место в тех случаях, когда суд разрешает дело без учета правовой нормы, регулирующей рассматриваемое правоотношение: например, отказывает гражданину в иске о взыскании с организации неустойки за нарушение сроков строительства жилого дома, предназначенного для удовлетворения нужд истца в жилье, по тому мотиву, что договором между ним и подрядчиком штрафные санкции не предусмотрены, хотя в данном случае возникшие отношения регулируются Законом РФ «О защите прав потребителей», и в силу его ст.28, ошибочно не примененной судом, за нарушение установленных сроков выполнения работы исполнитель уплачивает потребителю неустойку в определенном этой статьей размере.

Если суд не назвал в своем решении закон, которым он руководствовался, однако разрешил дело на основании надлежащей нормы, нельзя сделать вывод о том, что не применен закон, подлежащий применению. Данный недостаток судебного решения устраняется судом кассационной инстанции, которая указывает на закон, на основе которого разрешено дело. Вывод о незаконности решения суда можно сделать лишь в том случае, когда дело разрешено в противоречии с законом, регулирующим спорное правоотношение.

Применение закона, не подлежащего применению, обусловлено, как правило, неправильной юридической квалификацией возникших отношений. Например, по иску таможенного органа об истребовании автомобиля, не прошедшего таможенного оформления, суд применяет к отношениям, регулируемым таможенным законодательством, нормы гражданского права. Подобное нарушение будет иметь место и в тех случаях, когда суд применяет закон, введенный в действие после возникновения спорного правоотношения и не имеющий обратной силы, либо закон, признанный утратившим силу.

Неправильное истолкование закона выражается в том, что суд, применяя закон, подлежащий применению, неправильно понимает его смысл и содержание, вследствие чего делает неправильный вывод о правах и обязанностях сторон. Например, применяя исковую давность по заявлению третьего лица, на заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, и отказывая в иске по этому основанию, суд неправильно толкует п.2 ст.199 ГК, в силу которого исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре. Третьи лица пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны по делу, но не имеют прав стороны в материальном споре, не вправе распоряжаться предметом спора (ст.43 ГПК), в связи с чем не могут обращаться с заявлением о применении исковой давности относительно предмета спора.

Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием к отмене решения суда только в том случае, если оно привело или могло привести к неправильному разрешению дела. Вопрос о том, как отразилось допущенное судом процессуальное нарушение на правильности решения суда, а следовательно, о наличии или отсутствии оснований для его отмены, кассационная инстанция решает в каждом конкретном случае исходя из характера процессуального нарушения, степени его влияния на процессуальные права и обязанности участвующих в деле лиц и других обстоятельств, имеющих значение для оценки законности решения суда первой инстанции.

В ч.2 ст.362 ГПК сделана важная оговорка о том, что правильное по существу решение суда не может быть отменено по одним только формальным основаниям. Эта норма исключает возможность отмены решения лишь в целях устранения нарушений, не влияющих на исход дела.

Вместе с тем в ч.2 ст.364 ГПК содержится перечень процессуальных нарушений, которые являются безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции. Такие нарушения ни при каких условиях не могут быть признаны формальными. При их наличии нельзя считать судебное разбирательство справедливым, обеспечивающим право каждого быть выслушанным беспристрастным судом, созданным на основании закона. Это затрагивает основные права и свободы человека, защищаемые не только национальным законодательствам, но и нормами международного права, являющимися в силу ст.15, ч.4, Конституции РФ составной частью правовой системы Российской Федерации.

Страницы: 1 2 >Нарушение норм материального права

Неприменение закона как нарушение норм материального права

Неприменение закона, который подлежит применению, проявляется в тех случаях, когда суд решает дело без принятия к учету нормы права, которая регулирует рассматриваемое правовое отношение: к примеру, отказ гражданину в иске по взыскании с юридического лица неустойки за превышение сроков строительства жилого дома, предназначаемого для удовлетворения нужд в жилье истца, по этому мотиву, что договором меж истцом и подрядчиком штрафные санкции не предусматриваются, хоть в этом случае образовавшиеся отношения урегулированы Законом РФ «О защите прав потребителей», и в силу его 28 статьи, ошибочно не примененной судом, в нарушение установленных сроков исполнения работы исполнитель выплачивает потребителю неустойку в определяемом данной статьей размере.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Если суд не отметил в собственном решении закон, который он брал за руководство, но вынес решение дела на основании надлежащей нормы, нельзя делать вывод о том, что не был использован закон, который подлежит применению. Этот недостаток в судебном решения устраним судом кассационной инстанции, указывающей на закон, на основании которого дело было разрешено.

Замечание 1

Вывод о незаконности судебного решения можно сделать только в случае, если дело было разрешено в противоречии с законодательством, которое регулирует спорное правовое отношение.

Последствия нарушения норм материального права

Неправильное применение или нарушение норм материального права представляется основанием для отмены судебного решения лишь в том случае, если оно могло привести или привело к неверному разрешению дела. Вопрос о том, как отражается допущенное судом материальное нарушение на верности судебного решения, а, следовательно, об отсутствии или наличии оснований его отмены, кассационная инстанция принимает решение для каждого конкретного случая, отталкиваясь от:

  • характера материального нарушения;
  • степени его воздействия на обязанности и права принимающих участие в деле лиц;
  • иных обстоятельств, которые имеют значение для оценки законности судебного решения суда.

Замечание 2

В 2 части 362 статьи ГПК РФ делается важная оговорка о том, что правильное судебное решение по существу не может отменяться по одним лишь формальным основаниям. Данная норма исключила возможности отмены решения только с целью устранения нарушений, которые не влияют на конечный исход дела.

Совместно с этим во 2 части 364 статьи ГПК РФ существует перечень процессуальных нарушений, являющихся абсолютным основанием для отмены судебного решения суда.

Эти нарушения ни при каком условии не могут признаваться формальными. При их наличии невозможно считать судебное разбирательство справедливым, обеспечивающим право любого быть выслушанным беспристрастным судом, который создан на основании закона. Это затронуло основные свободы и права человека, которые защищаются не лишь национальным законодательством, но и международно-правовыми нормами, которые являются в силу 15 статьи, 4 части, Конституции РФ составным элементом системы права Российской Федерации.

Кассационное определение должно содержать:

  • выводы по всем значимым юридически доводам кассационной жалобы,
  • возражения и представления на них,
  • мотивы, по которым суд приходит к собственным выводам,
  • законы, которыми суд руководствуется, а в случае отмены решения —основания, по которым оно признается необоснованным или незаконным,
  • также действия, которые суд должен совершить при новом рассмотрении дела.

Указания суда, излагаемые в определении, которым отменяется судебное решение, дело передается на новое рассмотрение, являются обязательными для суда, который вновь рассматривает данное дело в части, которая касается необходимости свершения материальных действий. Вопросы о недостоверности либо достоверности какого-либо доказательства, о преимуществе каких-либо доказательств перед иными, а также о том, какое судебное решение должно приниматься в случае нового рассмотрения дела, в таком определении не могут быть предрешенными.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *