Защита вещных прав

Защита обязательственного права

Главная » Юристу » Защита обязательственного права


Вернуться назад на Обязательственное право
К обязательственно-правовым способам защиты можно отнести способы, основанные на охране прав субъектов гражданско-правового договора; способы, применяемые для возмещения причиненного вреда собственнику и возврате неосновательно приобретенного или сбереженного имущества. Для такого рода способов защиты права собственности «характерно то, что составляющее их притязание вытекает не из права собственности как такового, а основывается на других правовых институтах и соответствующих этим институтам субъективных правах. Иными словами, обязательственно-правовые средства охраняют право собственности не прямо, а лишь в конечном счете».
Если, например, право собственности на вещь прекратилось по причине ее уничтожения, применяется обязательственно-правовая защита имущественных интересов собственника посредством возмещения убытков.
Обязательственно-правовые способы защиты права собственности используются в том случае, когда отношения между спорящими субъектами обусловлены определенными обязательствами. В теории гражданского права отношения, имеющие обязательственный характер, принято называть относительными. В относительных правоотношениях обязанными субъектами являются только определенные лица, содержание обязанности должника заключается, чаще всего, в совершении каких-либо положительных действий в интересах кредитора.
Объектом относительных прав может быть любое имущество, включая как вещи, в том числе определенные родовыми, а не индивидуальными признаками (например, подлежащие передаче приобретателю товары), так и различные права (например, безналичные деньги, права пользования и т.д.). Способы приобретения обязательственных прав (гражданско-правовые конструкции, договорные типы) определяются ГК РФ лишь примерно. К обязательственно-правовым способам защиты относятся, например, иск о возмещении причиненного собственнику вреда, иск о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, иск о возврате вещей, предоставленных в пользование по договору и т.д. Для всех перечисленных способов характерно то, что составляющие их притязания вытекают не из права собственности как такового, а основываются на других правовых институтах и соответствующих этим институтам субъективных правах.
Иск о возмещении причиненного собственнику вреда может быть предъявлен в случаях, когда совершено гражданское правонарушение (деликт). Обязательства, возникающие из причинения вреда, в науке традиционно носят название деликтными. Такого рода правонарушение характеризуется следующими признаками. Во-первых, оно предполагает причинение имущественного вреда, что имеет решающее значение для защиты права собственности. Лицо потерпевшее должно испытать убытки в имуществе, которое уменьшается сравнительно с тем, чем бы оно было, если бы не наступило недозволенное действие. Предъявление искового требования в данном случае возможно, поскольку причиненный вред является основанием возложения деликтной ответственности. При отсутствии вреда вопрос о ней не возникает.

Под вредом как основанием деликтной ответственности понимаются неблагоприятные для собственника имущественные или неимущественные последствия, возникшие в результате повреждения или уничтожения принадлежащих ему вещей. Причинение вреда имуществу (имущественный вред) означает нарушение имущественной сферы лица в форме уменьшения его имущественных благ либо умаления их ценности. Иногда имущественный вред определяют как разность между материальным положением потерпевшего до причинения вреда и после.
При причинении имущественного вреда собственнику действует общий принцип полного его возмещения. Лицо, ответственное за причинение вреда, обязано возместить его в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки. При возмещении вреда, причиненного собственнику имущества, убытки подсчитываются по общим правилам, предусмотренным ст. 15 ГК РФ. Иными словами, собственник может требовать возмещения реального ущерба и упущенной выгоды.
Иск о возмещении причиненного собственнику вреда объединяет с виндикационным внедоговорной характер обоих требований. Кроме того, при утрате собственником имущества единственным возможным способом восстановления его имущественной сферы является возмещение убытков.
К условиям предъявления указанного иска следует относить:
• наличие причиненного собственнику вреда (что было рассмотрено ранее);
• противоправный характер поведения причинителя.
Противоправность поведения в гражданских правоотношениях «означает любое нарушение чужого субъективного (применительно к деликтным отношениям — абсолютного) права, влекущее причинение вреда, если иное не предусмотрено в законе». Предъявление требований из причинения вреда основываются на так называемом принципе генерального деликта, «согласно которому причинение вреда одним лицом другому само по себе признается противоправным и влечет обязанность возместить этот вред, если иное не установлено законом.
Поэтому потерпевший в деликтных обстоятельствах не обязан доказывать противоправность действий причинителя»:
• наличие причинной связи между противоправным поведением причинителя и наступившими вредоносными последствиями;
• вина причинителя вреда.
Пункт 2 ст. 1064 ГК РФ предусматривает, что лицо, причинившее вред, освобождается от его возмещения в том случае, если докажет, что вред причинен не по его вине. Таким образом, «нашим правом с целью облегчить процессуальное положение потерпевшего, реально гарантировать ему возмещение вреда» установлена презумпция вины причинителя вреда.
Данная доказательственная презумпция является опровержимой. То есть, сославшись на соответствующие обстоятельства, ответчик может опровергнуть презумпцию вины причинителя и будет освобожден от деликтной ответственности; в противном случае неизбежно наступает его ответственность перед потерпевшим независимо от того, причинен вред умышленно или по неосторожности.
В случаях, когда речь идет о защите права собственности, право на предъявление искового требования о возмещении вреда принадлежит гражданину или юридическому лицу, имуществу которого причинен вред. Государство и муниципальные образования выступают в деликтных обязательствах в лице органов государственной власти РФ или субъекта РФ, а также в лице органов местного самоуправления. Учитывая особый характер гражданской правоспособности публичных образований (специальная, обусловленная функциональными целями), следует иметь в виду, что непосредственными участниками деликтных обязательств данные субъекты могут выступать лишь в случаях, предусмотренных законом. Так, они выступают в качестве истца в том случае, когда вред причинен государственной или муниципальной собственности, а также когда государство выполняет охранительную функцию в отношении объектов, имеющих режим общественного достояния (атмосферный воздух, памятники истории и культуры) и расходы на восстановление которых покрываются за счет средств бюджета.

Ответчиком по деликтному иску является причинитель вреда — гражданин или юридическое лицо, в результате действия которого причинен вред имуществу потерпевших.
Иногда субъектом ответственности за причинение вреда в деликтном правоотношении выступает не сам гражданин — причинитель вреда, а другое лицо. Имеется в виду, что фактически вред может быть причинен лицом, не способным нести ответственность, т.е. неделиктоспособным. Например, нередки случаи, когда вред причиняет ребенок 4-5 лет или гражданин, признанный недееспособным. Обязанность возмещения такого вреда возлагается на лиц, указанных в законе, которые и выступают субъектами в возникшем деликтном обязательстве (ст. 1073, 1076 ГК РФ).
Привлечение в качестве ответчиков по искам о возмещении вреда юридических лиц обычно связывалось с той или иной теорией сущности юридического лица. Так, если исходить их теории «директора», то пришлось бы признать, что внедоговорный вред причиняется действиями директора и его администрации. Такие случаи ранее встречались в судебной практике. Это обстоятельство было использовано сторонниками «теории коллектива» для обоснования вывода о том, что только данная теория способна дать адекватное научное обоснование деликтной ответственности юридических лиц. «Если юридическое лицо, — писал О.С. Иоффе, — это коллектив трудящихся, коллектив рабочих и служащих во главе с назначенным государством ответственным руководителем хозоргана или коллектив членов кооперативно-колхозной организации, то и действия участников этого коллектива, совершенные в связи с выполнением их трудовых функций, являются действиями самого юридического лица».
ГК РФ предусмотрел также особенности ответственности за вред, причиненный хозяйственными товариществами и производственными кооперативами их участникам (членам) при осуществлении последними предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива (п. 2 ст. 1068 ГК РФ).
Заканчивая рассмотрение данного способа защиты права собственности, отметим, что в ст. 8 ГК РФ причинение вреда другому лицу названо основанием возникновения гражданских прав и обязанностей. Следовательно, в случаях причинения вреда имуществу собственника, возникает особое по своему содержанию охранительное правоотношение.
Вторым обязательственно-правовым средством является предъявление иска о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного имущества.
Защита права собственности при утрате собственником имущества в результате неосновательного обогащения другим лицом имеет давнюю историю. В римском праве термином condictio обозначались используемые в формулярном процессе особые обязательственные иски, в которых не приводилось основание, из которого они вытекали. Таким образом, эти иски имели абстрактный характер; они были направлены на получение определенной денежной суммы (certa pecunia) или определенной вещи (certa res).
Первоначально этот иск возникал только из строго определенных контрактов (стипуляции, займа, так называемого книжного долга), обладавших формой реального договора. Со временем римские юристы стали применять кондикцию и к отношениям, в которых ответчик обязан был вернуть истцу определенную вещь, которой он незаконно лишил последнего, либо ее стоимость. Кроме того, данный иск применялся также в случаях, когда истец передавал ответчику определенную сумму денег или движимую вещь для достижения определенной цели, невозможность достижения которой существовала изначально или выявлялась впоследствии. Кондикция использовалась и тогда, когда деньги были переданы в погашение долга, в качестве приданого или наследства, хотя долга фактически не существовало, женитьба не состоялась, а завещание оказывалось по каким-либо причинам недействительным. Расширению сферы применения кондикции способствовала, безусловно, ее абстрактность, позволяющая истребовать любое имущество, неправомерно находящееся у другого лица.

Строго говоря, неосновательным обогащением можно называть всякое приобретение, увеличившее имущество данного лица в ущерб другому и без достаточного к тому законного повода (титула). Под это определение, как нетрудно убедиться, подпадают самые разнообразные случаи недоговорных обязательств (точнее, обязательств, не имеющих своим источником юридическую сделку), по существу своему мало связанных друг с другом.
Требования из неосновательного приобретения (сбережения) имущества — это особый род исков, отличный от требований, возникающих при нарушении договора и иных сделок, а также в случае причинения вреда. Еще римское право относило подобные иски к квазидоговорным (как бы из договора). Особенность защиты интересов собственника в данном случае в том, что если может быть предъявлен иск, основанный на договоре, либо иск, основанный на обязательстве из причинения вреда, то кондикционный иск не может быть предъявлен.
Право на исковую защиту при нарушении прав собственника в рамках исследуемых правоотношений возникает только при наличии определенных условий, которые и составляют фактический состав, порождающий кондикционные обязательства.
Для предъявления искового требования в исследуемом случае достаточно двух элементов:
1. Одно лицо обогащается за счет другого. При защите права собственности такое обогащение может выступать только в форме приобретения имущества. Приобретение имущества одним лицом за счет другого означает увеличение имущества у одного лица в результате соответствующего его уменьшения у другого лица. Приобретение может заключаться в приобретении права собственности на вещи. Например, когда в результате наводнения древесина, принадлежавшая одной организации, оказывается на участке другой.
2. Имущество приобретается или сберегается без предусмотренных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований. Это означает, что если основание получения имущества предусмотрено законом, иными правовыми актами или сделкой, то оно приобретено или сбережено правомерно.
В научной литературе ставился вопрос о том, что такое достаточное установленное законом или договором основание обогащения одного лица за счет другого еще применительно к ст. 399 ГК РСФСР. Например, по мнению М.М. Агаркова, таким основанием всегда является цель, которую преследует увеличение (либо сбережение) имущества одного лица за счет другого. При отсутствии такого основания, то есть если увеличение имущества одного лица за счет другого произошло не для достижения указанных целей, возникает обязательство вернуть неосновательное обогащение.
Существует иная точка зрения. Так, Е.А. Флейшиц отмечает, что достаточным основанием обогащения является соответствие обогащения не экономической цели закона, административного акта или сделки, а содержанию их, которое, разумеется, всегда направлено на осуществление тех или иных целей.
В действующем ГК РФ закреплено, что при отсутствии установленного законом, иными правовыми актами или сделкой основания обогащение будет неосновательным. Если же одно лицо обязано совершить в силу закона, иного правового акта или сделки то или иное действие в пользу другой стороны, то, как раз такое обогащение и будет «основательным».
Несмотря на отсутствие легально закрепленной нормы о том, что неосновательное обогащение имеет место и в том случае, если основание, по которому приобретено имущество, отпало впоследствии, данное положение безоговорочно признается в научной литературе. При этом под отпадением правового основания понимается исчезновение обстоятельств, позволяющих говорить о юридической основательности приобретения (сбережения) имущества.
В тех случаях, когда речь может идти о защите права собственности отпадение основания приобретения имущества может возникнуть, в частности, при явке гражданина, объявленного умершим, имущество которого перешло по возмездным сделкам к лицам, про которых будет доказано, что, приобретая имущество, они знали, что гражданин, объявленный умершим, находится в живых (абз. 2 п. 2 ст. 46 ГК РФ). Возвращается имущество, которое перешло по возмездным сделкам. При невозможности возврата такого имущества в натуре возмещается его стоимость.
Представляется, что случаи отпадения основания приобретения имущества возникают довольно часто. Поэтому, на наш взгляд, следует закрепить в ГК РФ положения о неосновательности обогащения, если основание, по которому приобретено имущество, отпало впоследствии.
Юридическими фактами, порождающими возникновение обязательств вследствие неосновательного обогащения, могут быть различные действия приобретателя имущества; самого потерпевшего; третьих лиц, которые могут быть как правомерными, так и неправомерными. В редких случаях обогащение может возникнуть в результате события. Следовательно, обязательства из неосновательного приобретения или сбережения имущества не возникают исключительно лишь тогда, когда имущество приобретено в результате противоправного действия или бездействия приобретателя, как представлялось рядом ученых ранее.
Несмотря на то, что действия, приводящие к неосновательному обогащению, во многих случаях не являются противоправными по своему характеру, результат их как таковой (как иногда и результат событий) противоправен, так как приводит к неосновательному обогащению без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований. В отсутствии такого основания и заключается неосновательность обогащения. При этом следует согласиться, что неправомерность поведения не относится ни к обязательным условиям, ни даже к характерным условиям неосновательного обогащения.
Положения о кондикционных обязательствах имеют важное значение при рассмотрении вопросов защиты права собственности. Например, при истребовании имущества из чужого незаконного владения допустимо субсидиарное применение п. 2 ст. 1104 ГК РФ об ответственности приобретателя (незаконного владельца) за утрату или ухудшение неосновательно приобретенного имущества, поскольку этот вопрос не урегулирован правилами ст. 301-303 ГК РФ. Кроме того, в случаях, когда индивидуально-определенное имущество по каким-либо причинам не может быть возвращено собственнику в натуре (в частности, при гибели вещи), к виндикационному иску обратиться нельзя, так как нормы главы 20 ГК РФ не предусматривают возможности заменить истребуемое имущество денежным эквивалентом и субсидиарно применяются положения ст. 1105 ГК РФ о возмещении стоимости неосновательного обогащения.

Существует еще одна возможность воспользоваться кондикционным иском при истребовании имущества. Имеется в виду иск, следующий за расторжением договора о передаче вещи, если она не оплачена. В таких случаях не применимо требование о реституции, поскольку договор является действительным. Неприменима и виндикация — действительный договор привел к возникновению собственности у покупателя. Единственным средством защиты остается кондикционный иск. Он заявляется по правилам ст. 1104 ГК РФ — взыскивается вещь, поскольку она находится у должника, но не у третьих лиц, имеющих на нее вещное право. Если вещь должником утрачена, то взыскивается ее стоимость как неосновательное обогащение.
Более сложным является вопрос о том, должно ли быть предметом виндикации или кондикции иное, помимо вещей, имущество? Полагаем, что слово «имущество» в ст. 301 ГК РФ употребляется в узком значении «вещи». В ином случае, предметом виндикации должны быть признаны, например, права требования, что противоречит сущности рассматриваемого способа защиты права собственности.
Следующим обязательственно-правовым средством является истребование вещей, предоставленных собственником в пользование по договору, но не возвращенных к установленному сроку.
Основанием обращения к такого рода способу защиты является заключение договора о передаче имущества в собственность и неисполнение обязанности по возврату принадлежащего собственнику имущества по окончании договора. К рассматриваемым договорам в соответствии с ГК РФ относятся договоры аренды (ст.606 ГК РФ), найма жилого помещения (ст. 671 ГК РФ), безвозмездного пользования (ст. 698 ГК РФ). Обязанность арендатора (нанимателя, ссудополучателя) по возврату имущества предусмотрена ст. 622, 688, 689 п. 1 ГК РФ соответственно. Возможно предъявление требований о возврате имущества при ненадлежащем исполнении договоров купли-продажи в случае, когда покупатель, получивший товар, не исполняет обязанности по его оплате (п. 3 ст. 488 ГК РФ), при отмене дарения в установленных законом случаях (ст. 578 ГК РФ), при расторжении договора пожизненной ренты по требованию получателя ренты при существенном нарушении договора плательщиком (ст. 599 п. 2 ГК РФ), о возврате имущества переданного заказчиком подрядчику (ст. 728 ГК РФ), при неисполнении обязанности хранителя о возврате вещи (ст. 900 ГК РФ) и в иных случаях.
Вопросы о конкуренции исков в таких случаях не возникают. Предъявляется обязательственное требование. Об этом также свидетельствует судебная практика. Однако в арбитражно-судебной практике существовала проблема, связанная с квалификацией требований арендодателей о возврате имущества, которые в исковых заявлениях обычно обозначаются как требования о выселении бывшего арендатора либо об освобождении последним помещений, занимаемых им без законных оснований. Нередко встречались случаи, когда такие требования квалифицировались судами как негаторные иски либо как иски о восстановлении положения, существовавшего до нарушения субъективного права; но чаще всего требования арендодателей о выселении арендатора или об освобождении им занимаемых помещений рассматривались в арбитражно-судебной практике в качестве виндикационных исков (об истребовании имущества из чужого незаконного владения).

Ответчиком по обязательственно-правовому иску, вытекающему из нарушения договора выступает должник, ненадлежащим образом исполнивший свои обязанности.
Предмет и условия удовлетворения такого рода исков находятся в полной мере в области обязательственного права и темой проводимого нами исследования не являются. Лишь отметим, что основания их удовлетворения устанавливаются соответствующими нормами части второй ГК РФ. Данный вывод также подтверждается судебной практикой. Так, Высший Арбитражный Суд РФ указал, что иск собственника о возврате имущества лицом, с которым собственник находится в обязательственном правоотношении по поводу спорного имущества, подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данное правоотношение.
В заключение отметим следующее. К обязательственно-правовым способам защиты можно отнести способы, основанные на охране прав гражданско-правового договора, способы, применяемые для возмещения причиненного вреда собственнику и возврате неосновательно приобретенного или сбереженного имущества.
Следовательно, обязательственно-правовые способы защиты права собственности используются в том случае, когда отношения между спорящими субъектами обусловлены определенными обязательствами.
Иск о возмещении причиненного собственнику вреда может быть предъявлен в случаях, когда совершено гражданское правонарушение (деликт). В случаях, когда речь идет о защите права собственности, право на предъявление искового требования о возмещении вреда принадлежит гражданину или юридическому лицу, имуществу которого причинен вред.
Вторым обязательственно-правовым средством является предъявление иска о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного имущества. Право на исковую защиту при нарушении прав собственника в рамках исследуемых правоотношений возникает только при наличии определенных условий, которые и составляют фактический состав, порождающий кондикционные обязательства.
Сопоставив нормы о возврате неосновательного обогащения (в частности, правила о возвращении имущества в натуре; возмещение приобретателю необходимых затрат на содержание имущества; возврат потерпевшему доходов, которые были извлечены или могли быть извлечены) с нормами ст. 301 и 303 ГК РФ о возврате собственником имущества из чужого незаконного владения, можно найти много сходных моментов.
Отметим, что современное законодательство не содержит запрета взыскивать индивидуально-определенную вещь не по правилам о виндикации, а в соответствии с нормами о возврате неосновательного обогащения.
Традиционным является мнение, что разграничение такого рода исков возможно на основании следующего критерия: кондикционное требование возможно только при истребовании вещей, определенных родовыми признаками; если речь идет об индвидиуально-определенных вещах – следует предъявлять виндикационный иск.
Также к обязательственно-правовым средством является истребование вещей, предоставленных собственником в пользование по договору, но не возвращенных к установленному сроку. В данном случае вопросы о конкуренции вещно-правовых и обязательственно-правовых исков не возникают.

Авторское право
Административное право
Гражданское право
Наследственное право
Публичное право


| | Вверх

> Обязательственно-правовые способы защиты права собственности

Виды исков, вытекающих из нарушений договорных и вне договорных обязательств

Обязательственно-правовые способы защиты права собственности специально рассчитаны на случаи, когда собственник связан с правонарушителем обязательственными отношениями. Они носят относительный характер и могут иметь объектом любое имущество, включая как вещи (например, подлежащие передаче приобретателю товары), так и различные права (например, безналичные деньги или «бездокументарные ценные бумаги», права пользования и т.п.).

Вещно-правовые и обязательственно-правовые иски направлены на достижение одной цели и на практике очень часто имеет место сочетание этих способов защиты. Например, истребование имущества из чужого незаконного владения и иск о возврате полученного у арендодателя по договору аренды направлены на получение вещи в натуре. Вещные иски защищают нарушенные правомочия собственника — владение, пользование, распоряжение, хотя само право собственности бывает неутраченным. Обязательственно-правовые иски направлены непосредственно на защиту субъективных прав кредитора и зачастую имеют целью получение денежной суммы от должника.

В связи с этим может возникнуть вопрос о том, какой из двух указанных разновидностей гражданско-правовой защиты может воспользоваться потерпевшее от правонарушения лицо.

Например, арендатор не возвратил имущество по окончании срока аренды. В данном случае он как бы является ответчиком по виндикационному иску. Может ли арендодатель истребовать свое имущество с помощью виндикации или из-за того, что он связан с арендатором договорными отношениями, эта возможность исключается? Для ответа на этот вопрос необходимо обсудить проблему конкуренции вещных и обязательственно-правовых средств защиты. По этому поводу в современной отечественной литературе высказываются противоположные мнения. По мнению К.И. Скловского, виндикационный иск является вещным, а это значит, что условие его предъявления — отсутствие личной, обязательственной, т.е. прежде всего договорной связи между собственником и владельцем Скловский К.И. Собственность в гражданском праве / К.И. Скловский. — М.: Дело, 2000. — С. 60-61.. Если же собственник и фактический владелец вещи связаны друг с другом договором или иным обязательственным правоотношением по поводу спорной вещи, последняя может отыскиваться лишь с помощью соответствующего договорного иска.

Противоположной точки зрения придерживается В.В. Витрянский, который допускает применение одновременно и виндикационного иска и иска, вытекающего из договорных отношений Витрянский В.В. Защита права собственности / В.В. Витрянский. — М.: Просвещение, 1995. — С. 115-116.. Например, собственник-арендодатель в отношении арендатора может применить как виндикационный иск, так и иск о выселении.

Сходный подход демонстрирует М.И. Брагинский, признающий за заказчиком право на истребование результата работы от подрядчика в виндикационном порядке Брагинский Н.И. Договор подряда и подобные ему договоры/ Н.И. Брагинский. — М.: Юрайт, 1999. — С. 52-53..

В отечественном законодательстве нет прямого запрета на применение абсолютных средств защиты при возможности применения относительных.

Однако на практике все иначе. В соответствии с п.23 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 февраля 1998 года №8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», конкуренция вещных и обязательственно-правовых исков не допустима.

Обязательственно-правовые иски могут быть основаны на договорах, а также вытекать из вне договорных обязательств. Договорная ответственность наступает при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства, вытекающего из заключенного договора (п. 1 ст. 393 ГК РФ). При нарушении обязательства, вытекающего не из положений договора, а из других оснований, наступает внедоговорная ответственность нарушителя действующего гражданского законодательства. Такая ответственность устанавливается в случаях причинения вреда личности или имуществу физического или юридического лица, когда, например, вред подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившем вред (ст. 15 и ст. 1064 ГК РФ).

Можно выделить следующие виды исков:

— Иски о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением договоров. Пункт 1 ст. 393 ГК РФ гласит, что должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. В этой связи следует заметить, что российское право не выделяет просрочку исполнения как условие для возникновения ответственности. Сам факт просрочки является основанием для взыскания убытков с просрочившей стороны.

Деление нарушения договора в соответствии со ст. 393 ГК РФ на неисполнение и ненадлежащее исполнение обязательства не имеет целью устанавливать различный правовой режим оснований для возмещения убытков. Кредитор наделяется правом требовать возмещения убытков в равной степени вне зависимости от того, какой характер имело нарушение договора: неисполнение либо ненадлежащее исполнение.

Содержание понятий «неисполнение» и «ненадлежащее исполнение» в законе не раскрывается. В.В. Витрянский предлагает под «неисполнением» понимать случаи, когда должник вообще не приступил к исполнению своих обязанностей, когда на дату исполнения договора стороны остаются в положении, существовавшем до заключения договора. Под ненадлежащим исполнением он понимает случаи, когда договорные обязательства должником выполнены не в полном и не в должном объеме.

В российском праве нарушения договорных обязанностей, просрочка это или неисполнение или ненадлежащее исполнение, как основание договорной ответственности подчиняются одним принципам и по правовому регулированию могут быть объединены одним понятием — нарушение договора.

Применение обязательственно-правовых средств защиты права собственности зависит от предмета договора, нарушенного договорного обязательства и конкретного вида договора. Так в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения договора правонарушитель обязан возместить убытки или уплатить неустойку. При этом убытки (стоимость утраченного или поврежденного имущества, расходы на восстановление нарушенного права, а также неполученные доходы, т.е. упущенная выгода Кучерова О. Определение понятия «убытки» в гражданском праве / О. Кучерова // Арбитражный и гражданский процесс. — 2006. — №10. — С. 12-13.) взыскиваются во всех случаях, когда они возникли, а неустойка взыскивается только в тех случаях, когда она прямо предусмотрена действующим законодательством или положениями заключенного договора Сухова Г.И. О практике разрешения споров по договору строительного подряда / Г.И. Сухова // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. — 2000. — № 6. — С. 28-29..

— Иски о возврате вещей, предоставленных в пользование по договору. Согласно ГК РФ, возвращаемая вещь должна быть в том же состоянии, в каком должник получил её, с учётом нормального износа, или в состоянии, обусловленном договором (ст.622 ГК РФ). Поэтому, например, арендатор обязан пользоваться имуществом в соответствии с его назначением и договором. Собственник заинтересован в том, чтобы его имущество использовалось по назначению, не допускалось его ухудшение. Имуществу арендодателя вред может быть причинён вследствие того, что имущество было или оказалось впоследствии неисправным по вине арендатора. В целом, по смыслу гражданского законодательства, лицо, у которого находится чье-либо имущество, отвечает перед собственником за утрату, недостачу или повреждение имущества. ГК (ст.620) РФ предусматривает основания досрочного расторжения договора по требованию арендодателя. Закон также определяет последствия несвоевременного возврата имущества арендатором в виде уплаты соответствующей арендной платы и возмещения убытков. Если арендатор не возвратил арендованное имущество либо возвратил его несвоевременно, арендодатель вправе потребовать внесения арендной платы за все время просрочки. Если указанная плата не покрывает причиненных арендодателю убытков, он может потребовать их возмещения. Согласно ст. 622 ГК РФ, когда за несвоевременный возврат арендованного имущества договором предусмотрена неустойка, убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки, если иное не предусмотрено договором

Закон устанавливает ограничение ответственности обязанного лица. Лицо, не исполнившее своего обязательства по сохранению чужого имущества, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности). Если лицо, при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства (ч.1 ст.401 ГК РФ), то оно признаётся не виновным. Таким образом, отсутствие вины (в форме умысла либо неосторожности) лишает возможности собственника предъявить требования о возмещении убытков лицом, утратившим имущество.

— Иски о возмещении причинённого имущественного вреда.

Лицо, которому причинен имущественный вред, вправе рассчитывать на возмещение причиненного ему вреда. Например, в результате самовольного строительства происходит нарушение абсолютных имущественных и личных неимущественных прав и, как следствие, возникает обязательство по его возмещению. Поэтому эти обязательства носят вне договорной характер, то есть являются деликтными и регулируются общими положениями ст. 1064 ГК РФ.

ГК РФ обязывает лицо, причинившее имущественный вред, возместить его в полном объёме. Закон предусматривает возмещение вреда в двух формах: натуральной (вещественной) и денежной (возмещение убытков).

Если имуществу собственника причинен вред, в результате которого невозможно восстановление целостности испорченного имущества, либо его каких-либо качеств, которые позволяют использовать функциональные, потребительские и прочие качества вещи и при этом собственность остается во владении, пользовании и распоряжении собственника, либо имущество утрачено необратимо, то в этом случае возможна только компенсационная форма восстановления прав собственника. Собственник может в судебном порядке возложить гражданско-правовую ответственность в форме компенсации причиненного ущерба на то лицо, которое стало причиной утраты или порчи имущества. При этом между действием или бездействием причинителя вреда и последовавшим ущербом должна быть причинная связь.

Возмещение убытков, как правило, имеет место при невозможности восстановления нарушенного права собственности в натуре по различным причинам (отсутствие подобной вещи, невозможность исправления поврежденной вещи и т.п.) Поэтому убытки возмещаются в денежной форме. Однако и здесь основанием возмещения служит факт нарушения права собственности, а денежная сумма, составляющая возмещаемые убытки, поступает в собственность потерпевшего.

— Иски о возврате неосновательно полученного или сбережённого имущества. В ГК РФ предусмотрено, что если лицо, которое без достаточных оснований, установленных законом, иными правовыми актами или сделкой, приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, оно обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (ч.1 ст.1102 ГК РФ).

Возможность предъявления требования о возврате неосновательно полученного или сбереженного имущества зависит от наличия двух условий: 1) обогащение одного лица за счет другого; 2) отсутствие на то основания, установленного законом, иными правовыми актами или сделкой Кушхов Р.А. О конкуренции требования из неосновательного обогащения с иными требованиями о защите гражданских прав / Р.А. Кушхов // Нотариус. — 2006. — № 3. — С. 5-6..

До принятия части второй ГК РФ институт неосновательного обогащения рассматривался как резервный, запасной, институт защиты, восстанавливающий нарушенное право тогда, когда другие механизмы восстановления оказывались бессильными. Его применение осуществлялось по остаточному принципу. Вместе с тем кондикционное требование признавалось самостоятельным видом требования, наряду с такими, как виндикационное, договорное и деликтное. Все они предполагались взаимоисключающими. Совместное использование данных требований законодательство того периода не допускало. Этим объясняется отсутствие какой-либо судебной практики по одновременному применению норм кондикции с требованиями, перечисленными в ст. 1103 ГК РФ.

В связи с введением в действие части второй ГК РФ, содержащей ст. 1103, в научной литературе появились высказывания о новой роли института кондикции. В ГК РФ впервые на законодательном уровне сделана попытка, решить вопрос о соотношении кондикционного требования с другими гражданско-правовыми требованиями о возврате имущества. Ряд авторов отмечают появление новых возможностей по применению правил об обязательствах из неосновательного обогащения и расширении сферы действия норм гл. 60 ГК РФ, о новом аспекте в их реализации.

Так ранее действовавшее законодательство не предусматривало применение преимуществ одних правовых средств к использованию в процессе реализации других. Сегодня справедливым становится мнение, высказываемое большинством цивилистов, о расширении сферы применения института неосновательного обогащения и изменении общей картины места данного института среди других гражданско-правовых требований. В судебной практике широко стали использоваться возможности, закрепленные в ст. 1103 ГК РФ.

В качестве примера можно привести дело, изложенное в п. 4 «Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении» Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 января 2000 г. № 49 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. — 2000. — № 3. — С. 16 — 17.. Суть дела сводится к следующему. Между истцом (арендатором) и ответчиком (арендодателем) заключен договор об аренде нежилого помещения. По договору истец обязался ежемесячно возмещать ответчику фактически понесенные расходы по обеспечению тепло энергией, которые оплачивались в составе арендной платы на основании счетов, предъявляемых ответчиком.

Впоследствии истцом (арендатором) обнаружено, что арендодатель включал в расчет ряд отчислений, не предусмотренных договором, после чего арендатор обратился с иском о возврате излишне уплаченных денежных средств на основании ст. 1102 ГК РФ как неосновательно полученных ответчиком. Арбитражный суд удовлетворил требования истца.

Не соглашаясь с выводами суда, ответчик оспорил решение. По его мнению, при вынесении решения суд не учел, что стороны связаны договорными отношениями. Нарушения договорных обязательств по общему правилу влекут взыскание убытков. У суда отсутствовали основания для применения норм о неосновательном обогащении к отношениям сторон по договору.

Отклоняя жалобу, суд указал, что ст. 1103 ГК РФ предусматривает возможность применения правил гл. 60 ГК РФ к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством, если иное не установлено ГК, другими законами или правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений.

Президиум ВАС РФ дополнительно указал, что оплата была произведена в связи с договором, но не на основании его, так как договором не предусматривалась обязанность арендатора возмещать включенные в счет расходы. Поскольку особых правил о возврате излишне уплаченных по договору аренды сумм законодательство не предусматривает и из существа рассматриваемых отношений невозможность применения правил о неосновательном обогащении не вытекает, суд обоснованно руководствовался положениями ст. 1102 ГК РФ.

На показанном примере видно, что требование основано не на возврате исполненного по обязательству, а на возврате исполненного в связи с обязательством, то есть выходит за рамки его содержания. Следовательно, истец просил вернуть не то, что он добросовестно исполнил по договору, а то, что он передавал сверх положенного.

Примерами, при которых допустимо предъявление требования из неосновательного обогащения между сторонами, связанными договором, могут быть также: двойная оплата за один и тот же товар или услугу, предоставление лишнего количества товаров по договору продавцом покупателю, двойное возмещение понесенных убытков.

Следует отметить, что нарушение имущественных прав субъектов хозяйственных отношений может возникнуть также и в результате расторжения заключенных ранее договоров. После расторжения договора нередко возникает ситуация, когда одна его сторона начала исполнять свою договорную обязанность или даже успела полностью ее исполнить, а другая сторона в свою очередь исполнения не осуществляла либо же исполнила свою обязанность частично. Таким образом, на стороне контрагента, получившего предоставление, но не исполнившего свою договорную обязанность, возникает неосновательное обогащение Кушхов Р.А. О соотношении требований из неосновательного обогащения с требованиями одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с обязательством / Р.А. Кушхов // Нотариус. — 2006. — №5. — С. 19-21..

Характеризуя нововведения в ГК, Ю.К. Толстой отмечает: «Институт обязательств из неосновательного обогащения в том виде, в котором он представлен в новом ГК, только еще складывается. Впереди его обкатка. Трудно сказать, какая судьба ему уготована» Сергеев А.П., Толстой Ю.К. Указ.соч. — С. 80-82.. Автор, таким образом, указывает на то, что практика во многом способна указать на пробелы в праве. Между тем в практике трудности в применении института кондикционных обязательств уже назрели и требуют своего преодоления. Это, прежде всего, выражается в отсутствии единообразия разрешения однородных дел и допущении судами ошибок в применении материального права.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *