Привлечение прокурора к административной ответственности

Сотрудник гибдд столкнулся с прокурорским работником

Вас за составление протокола на прокурорского работника можно привлечь к уголовной ответственности по ст 286 УК РФ
Буркалина Татьяна Алексеевна

Отнюдь

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
N 4а-1392м
Заместитель Председателя Верховного Суда Республики Татарстан М.М. Хайруллин, рассмотрев жалобу ФИО10 (далее по тексту — заявитель) на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 8 по Вахитовскому судебному району города Казани Республики Татарстан от 06 мая 2015 года и решение судьи Вахитовского районного суда города Казани Республики Татарстан от 30 июля 2015 года, вынесенные в отношении заявителя по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,
установил:
постановлением мирового судьи судебного участка N 8 по Вахитовскому судебному району города Казани Республики Татарстан от 06 мая 2015 года, оставленным без изменения решением судьи Вахитовского районного суда города Казани Республики Татарстан от 30 июля 2015 года, У. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок один год и шесть месяцев.
В жалобе У. просит состоявшиеся в отношении него судебные постановления отменить, считая их незаконными, производство по делу прекратить.
Изучение материалов дела об административном правонарушении и доводов жалобы У. свидетельствует об отсутствии оснований для удовлетворения жалобы и отмены вынесенных постановлений.
Согласно части 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (в редакции Федерального закона от 23 июля 2013 года N 196-ФЗ) управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.
В силу части 6 статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществляются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.
Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 года N 475 утверждены Правила освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов (далее по тексту — Правила освидетельствования).
На основании пункта 2 Правил освидетельствования, освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения медицинскому освидетельствованию на состояние опьянения подлежит водитель транспортного средства, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он находится в состоянии опьянения. Такими основаниями являются наличие у водителя одного или нескольких следующих признаков: запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, резкое изменение окраски кожных покровов лица, поведение, не соответствующее обстановке (пункт 3 Правил освидетельствования).

Из материалов дела видно, что 20 февраля 2015 года в 05 часов 10 минут У. управлял автомобилем <данные изъяты> с государственным регистрационным знаком <данные изъяты> в состоянии алкогольного опьянения и двигался по улице <адрес>, где возле дома 3 был остановлен сотрудниками полиции.
Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях имеет правовое значение факт нахождения водителя в состоянии опьянения. Данное обстоятельство установлено и подтверждено совокупностью исследованных судьями нижестоящих инстанций доказательств: протоколами об административном правонарушении (л.д. 1), об отстранении от управления транспортным средством (л.д. 2), о задержании транспортного средства (л.д. 5); протоколом о направлении на медицинское освидетельствование (л.д. 3) и актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством (л.д. 4), из которого следует, что У. находился в состоянии опьянения.
Все процессуальные действия в отношении У. должностным лицом проводились в соответствии с требованиями Правил освидетельствования и в присутствии понятых В. и С.
Понятые своими подписями заверили факт совершения в их присутствии процессуальных действий, их содержание и полноту.
Каких-либо претензий и замечаний по поводу недостоверности сведений, внесенных в процессуальные документы, как со стороны понятых, так и со стороны У. не имелось.
Таким образом, факт нахождения У. в состоянии алкогольного опьянения не вызывает сомнений и подтверждается совокупностью доказательств, которые были оценены судьями в соответствии с требованиями статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Вопреки доводам жалобы, существенных нарушений порядка привлечения заявителя к административной ответственности не установлено. Процессуальных нарушений закона, не позволивших объективно, полно и всесторонне рассмотреть дело об административном правонарушении, не имеется.
Как усматривается из Федерального закона от 17 января 1992 года N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2014 года N 2022-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Горячева Дмитрия Викторовича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 42 Федерального закона „О прокуратуре Российской Федерации“ и Приказа Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 18 апреля 2008 года N 70 „О проведении проверок (служебных расследований) в отношении прокурорских работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации“ проверка по факту совершения прокурорским работником административных правонарушений и преступлений проводится с целью обеспечения гарантий независимости и самостоятельности прокурорского работника, защиты его от неправомерного воздействия или преследования за решения (действия), принимаемые (совершаемые) в рамках служебной деятельности, и не может рассматриваться в качестве условия для уклонения прокурорского работника от установленной законом ответственности.

В связи с этим Прокурор Республики Татарстан, действуя на основании вышеуказанных установлений, пришел к выводу о наличии законных оснований для привлечения У. к административной ответственности, о чем указал в постановлении от 10 апреля 2015 года N 8-7-2015.
Поэтому довод заявителя о допущенном нарушении статьи 42 Федерального закона от 17 января 1992 года N 2202-1 „О прокуратуре Российской Федерации“ является несостоятельным и подлежит отклонению.
При таких обстоятельствах действия У. правильно квалифицированы по части 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и с учетом положений статей 3.1, 4.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях ему назначено административное наказание в минимальном размере, предусмотренном санкцией указанной статьи.
Постановление по делу об административном правонарушении в отношении У. вынесено мировым судьей в пределах срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для данной категории дел.
Судебные акты соответствуют требованиям закона.
Нарушений норм административного законодательства, которые привели к неверному разрешению дела, не имеется.
На основании изложенного, руководствуясь пунктом 1 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,
постановил:
постановление мирового судьи судебного участка N 8 по Вахитовскому судебному району города Казани Республики Татарстан от 06 мая 2015 года и решение судьи Вахитовского районного суда города Казани Республики Татарстан от 30 июля 2015 года, вынесенные в отношении <данные изъяты> по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оставить без изменения, жалобу <данные изъяты> — без удовлетворения.
Заместитель Председателя
Верховного Суда Республики Татарстан
М.М.ХАЙРУЛЛИН
Копия верна:
Судья
Верховного Суда Республики Татарстан
Е.В.ВЕРХОКАМКИН

Особенности дисциплинарной ответственности работников прокуратуры



В статье автором анализируются особенности дисциплинарной ответственности работников прокуратуры, а также проблемы привлечения к дисциплинарной ответственности.

Ключевые слова: дисциплинарная ответственность, работники прокуратуры, дисциплинарный проступок, служебные обязанности.

Key words: the disciplinary responsibility, the prosecutors, a disciplinary misconduct, state service duty.

Служба в органах и организациях прокуратуры является федеральной государственной службой. Прокурорские работники являются федеральными государственными служащими, исполняющими обязанности по должности федеральной государственной службы с учетом требований ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» .

Трудовые отношения работников органов и организаций прокуратуры регулируются Трудовым кодексом РФ , ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» , ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» , ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации».

Работники органов и организаций прокуратуры, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения по их вине своих служебных обязанностей и совершения проступков, порочащих честь прокурорского работника, могут быть подвергнуты определенным дисциплинарным взысканиям .

Общие положения о видах дисциплинарных взысканий и порядке их применения содержатся в статьях 192 и 193 Трудового кодекса РФ, который предусматривает следующие дисциплинарные взыскания:

‒ замечание;

‒ выговор;

‒ увольнение по соответствующим основаниям.

Приведенный перечень является закрытым. Однако, федеральными законами, уставами и положениями о дисциплине для отдельных категорий работников могут быть предусмотрены другие дисциплинарные взыскания.

Так, в ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» перечень дисциплинарных взысканий расширен и предусматривает следующие виды (ст. 57 Закона):

‒ замечание;

‒ выговор;

‒ предупреждение о неполном должностном соответствии;

‒ увольнение с гражданской службы по основаниям, установленным пунктом 2, подпунктами «а» — «г» пункта 3, пунктами 5 и 6 части 1 статьи 37 Закона.

В свою очередь, дисциплинарная ответственность работников прокуратуры регулируется специальным законодательством. В статье 41.7 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» перечень дисциплинарных взысканий, которые могут быть применены к работникам органов и организаций прокуратуры, дополнен строгим выговором, понижением в классном чине, лишением нагрудного знака «За безупречную службу в прокуратуре Российской Федерации», лишением нагрудного знака «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации», предупреждением о неполном служебном соответствии.

Следовательно, специальным Законом о прокуратуре перечень дисциплинарных взыскания для работников органов и организаций прокуратуры существенно расширен по сравнению с трудовым законодательством.

Заметим, что ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» разграничивает основания привлечения к дисциплинарной ответственности работников прокуратуры:

1) неисполнение или ненадлежащее исполнение работниками своих служебных обязанностей,

2) совершение проступков, порочащих честь прокурорского работника.

Возможность привлечения работника к дисциплинарной ответственности за совершение проступков, порочащих честь прокурорского работника, является важной особенностью Закона о прокуратуре. Такое основание дисциплинарной ответственности можно объяснить повышенными требованиями к сотрудникам прокуратуры как федеральным государственным служащим.

Следовательно, законодатель официально закрепил, что нарушение моральных и нравственных норм работниками прокуратуры влечет за собой дисциплинарную ответственность. Указанная позиция воспринята и судебной практикой.

По нашему мнению, отсутствие в законе определения проступка, порочащего честь прокурорского работника, а также примерного их перечня, порождает трудности привлечения работников к ответственности либо же вообще невозможности ее применения, поскольку речь идет об оценочных понятиях. Таким образом, то, что для одного человека является аморальным и безнравственным, не всегда является таковым для другого.

Однако, как указал Конституционный Суд РФ в Определении от 17.07.2012 № 1316-О, использование в норме оценочных понятий не свидетельствует о неопределенности ее содержания, поскольку разнообразие фактических обстоятельств делает невозможным установление их исчерпывающего перечня в законе, а использование законодателем оценочной характеристики преследует цель эффективного применения нормы к неограниченному числу конкретных правовых ситуаций. Суд при рассмотрении дела обязан выяснить все обстоятельства, в том числе дать оценку проступку прокурорского работника с учетом, в частности, того, что государственные служащие в рамках своей профессиональной служебной деятельности обеспечивают исполнение полномочий органов государственной власти и что публичное выражение ими, в том числе в средствах массовой информации, суждений и оценок, имеющих смысл возражения или порицания, может не только затруднить поддержание отношений служебной лояльности и сдержанности, но и подорвать авторитет государственной власти и тем самым создать препятствия или сделать невозможным эффективное осуществление органами государственной власти своих полномочий, а следовательно, лишить государственную службу ее конституционного и практического смысла .

С нашей точки зрения проблемным также является вопрос выбора вида дисциплинарного взыскания. На этот счет можно согласиться с мнением М. Б. Добробаба о том, что в виду морального характера таких видов дисциплинарных взысканий как замечание, выговор (строгий выговор), предупреждение о неполном должностном соответствии представляется сложно установить их принципиальные различия в воздействии на правонарушителя .

В свою очередь вопрос о том, какое именно дисциплинарное взыскание подлежит применению, в каждом конкретном случае решается прокурором самостоятельно. Однако, увольнение в отличие от иных видов дисциплинарных взысканий может быть применено только в установленных законом случаях.

В связи с отсутствием в законе определения понятий «замечание» и «выговор», следует считать, что замечание является менее строгой мерой дисциплинарной ответственности в отличие от выговора.

Увольнение из органов прокуратуры представляет собой самую строгую меру дисциплинарной ответственности, которая может быть применена к работнику прокуратуры.

Как было отмечено выше, Законом о прокуратуре предусмотрены также специальные меры дисциплинарной ответственности. В юридической литературе вполне справедливо отмечается, что такая мера дисциплинарной ответственности как понижение в классном чине, либо совсем не применяется, либо применяется в единичных случаях. Действующие нормативные акты, регламентирующие прохождение службы в прокуратуре, не закрепляют механизма его реализации. В связи с чем, предлагается исключить данный вид дисциплинарной ответственности из перечня, приведенного в ст. 41.7 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» .

Законом о прокуратуре также предусмотрен порядок привлечения работников к дисциплинарной ответственности. Так, лишение нагрудных знаков «За безупречную службу в прокуратуре Российской Федерации» и «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации» как видов дисциплинарных взысканий может быть произведено только Генеральным прокурором РФ.

Нельзя не учитывать также, что дисциплинарное взыскание не может быть наложено во время болезни работника либо в период его пребывания в отпуске, а также позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии или проверки финансово-хозяйственной деятельности — двух лет со дня его совершения. Налагается дисциплинарное взыскание непосредственно после обнаружения проступка, но не позднее одного месяца со дня его обнаружения, не считая времени болезни работника или пребывания его в отпуске.

Заметим, что п. 9 ст. 41.7 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» также предусматривает возможность применения особой процедуры привлечения работников прокуратуры к дисциплинарной ответственности. Такая процедура предусматривает, что работник, совершивший проступок, может быть временно (но не более чем на один месяц) до решения вопроса о наложении дисциплинарного взыскания отстранен от должности с сохранением денежного содержания. За время отстранения от должности работнику выплачивается денежное содержание в размере должностного оклада, доплат за классный чин и выслугу лет. При этом, отстранение от должности производится по распоряжению руководителя органа или организации прокуратуры, имеющего право назначать работника на соответствующую должность.

Итак, вопросу дисциплинарной ответственности работников прокуратуры посвящена статья 41.7 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации», которая содержит основания и порядок привлечения работников к дисциплинарной ответственности. Следует признать, что указанная статья не лишена недостатков, что на практике вызывает проблемы ее применения. Считаем, что требует законодательного закрепления определение проступка, порочащего честь прокурорского работника, и закрепление примерного перечня таких проступков в целях защиты прав прокурорских работников и единообразия судебной практики.

Литература:

  1. О прокуратуре Российской Федерации: ФЗ № 2202–1 от 17.01.1992 (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 1995. № 47. Ст. 4472
  2. Трудовой кодекс Российской Федерации: принят Государственной Думой РФ 21.12.2001 (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 2002. № 1 (Ч.1). Ст. 3
  3. О системе государственной службы Российской Федерации: ФЗ от 27.05.2003 № 58-ФЗ (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 2003. № 22. Ст. 2063
  4. О государственной гражданской службе Российской Федерации: ФЗ от 27.07.2004 № 79-ФЗ (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 2004. № 31. Ст. 3215
  5. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Новикова Ивана Владимировича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 41.7 и подпунктом «в» пункта 1 статьи 43 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»: Определение Конституционного Суда РФ от 17.07.2012 № 1316-О // www. ksrf.ru
  6. Добробаба, М. Б. Проблемы совершенствования системы дисциплинарных взысканий, применяемых в рамках служебно-деликтных дисциплинарных правоотношений / М. Б. Добробаба // Административное и муниципальное право. 2016. № 1.
  7. Тимофеев, В. Нужен новый вид дисциплинарной ответственности / В. Тимофеев // Законность. 2006. № 3.

Привлечение прокуроров и следователей к административной ответственности.

Многие знают, что наличие у водителя удостоверения работника прокуратуры или следственного комитета не только ограждает его от произвола со стороны работников ГИБДД, но и является своеобразным щитом от необоснованного привлечения к административной и уголовной ответственности. Удостоверение ограждает владельца и от многих процессуальных мер таких как задержание, привод, досмотр транспортного средства и обыск.
Итак начали,
Федеральный закон от 17.01.1992 №2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации»
Статья 42. Порядок привлечения прокуроров и следователей к уголовной и административной ответственности
1. Любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем, возбуждение против них уголовного дела (за исключением случаев, когда прокурор или следователь застигнут при совершении преступления), производство расследования являются исключительной компетенцией органов прокуратуры.
На период расследования возбужденного в отношении прокурора или следователя уголовного дела они отстраняются от должности. За время отстранения от должности работнику выплачивается денежное содержание в размере должностного оклада, доплат за классный чин и выслугу лет.
2. Не допускаются задержание, привод, личный досмотр прокурора и следователя, досмотр их вещей и используемого ими транспорта, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц, а также задержания при совершении преступления.
В комментариях Кузьмина В.А., Китровой Е.В. к 42-ой статье сказано:
1. Настоящий ФЗ (ст. 17), гл. 52 УПК РФ (особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц), Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 29 июля 2002 г. №46 «О порядке проверки сообщений о правонарушениях прокуроров и следователей» с учетом особого правового статуса прокурорских работников устанавливают особый порядок проверки сообщений о правонарушениях, возбуждения уголовного дела, применения мер принуждения, направления в суд и судебного рассмотрения в отношении прокуроров и следователей органов прокуратуры. Законодательством предусмотрен и особый порядок привлечения их к административной и уголовной ответственности. Любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем органов прокуратуры, возбуждение против них уголовного дела (за исключением случаев, когда прокурор или следователь застигнут при совершении преступления), производство расследования являются исключительной компетенцией органов прокуратуры.
1.1. Прокурорской проверке подлежат заявления (сообщения) граждан, органов государственной власти и органов местного самоуправления, сообщения средств массовой информации и иных источников о совершенном или готовящемся преступлении, административном правонарушении со стороны прокуроров и следователей. Обстоятельствам, содержащимся в сообщениях и заявлениях о правонарушениях, обеспечивают тщательную проверку, при этом руководствуются принципом законности, не допуская как необоснованного наказания прокуроров и следователей, так и попыток увода их от предусмотренной законом ответственности. В ходе данной работы пресекаются попытки сбора сведений о частной жизни прокуроров и следователей, не имеющих отношения к проводимой проверке.
Проверке также подлежат данные о нарушении Присяги прокурора (следователя) либо совершении ими проступков, порочащих честь прокурорского работника, которые влекут за собой применение мер дисциплинарного взыскания.
К проведению проверки (служебного расследования) необходимо приступать незамедлительно. Решение о проведении проверки (служебного расследования) обстоятельств административного правонарушения (дисциплинарного проступка) в субъектах РФ принимает руководитель прокуратуры, к компетенции которого относится назначение на занимаемую должность прокурора, следователя, а в отношении прокуроров городов и районов, приравненных к ним военных прокуроров гарнизонов и иных специализированных прокуроров — прокурору субъекта Федерации и приравненному к нему военному прокурору.
При применении ст. 91 УПК РФ в отношении прокурора, следователя прокуратуры необходимо иметь в виду п. 2 ст. 42 настоящего ФЗ, в соответствии с которым названные лица не могут быть задержаны, подвергнуты приводу, личному досмотру, их вещи и используемый ими транспорт не подлежат досмотру (за исключением случаев, когда это предусмотрено ФЗ для обеспечения безопасности других лиц, а также задержания при совершении преступления). Для урегулирования данного вопроса МВД РФ подготовило письмо N 13/ц-72 от 18 июня 2003 г. «О направлении Методических рекомендаций». В том случае, если указанные требования будут нарушены, возможно привлечение должностного лица к административной и уголовной ответственности. Так, в феврале 2007 г. в г. Новосибирске суд приговорил к уголовной ответственности сотрудника ГИБДД за задержание и досмотр автомобиля прокурорского работника, который предъявил служебное удостоверение.
Исходя из анализа статьи и комментариев получаем, что в соответствии с пунктом 1 статьи 42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем органов прокуратуры, возбуждение против них уголовного дела (за исключением случаев, когда прокурор или следователь застигнут при совершении преступления), производство расследования — все это исключительная компетенция органов прокуратуры. На период расследования возбужденного в отношении прокурора или следователя уголовного дела они отстраняются от должности прежде всего в целях обеспечения условий для установления объективной истины, нейтрализации их возможного воздействия на ход и результаты расследования. За время отстранения от должности работнику выплачивается денежное содержание в установленном законом размере.
Служебное расследование проводится в случае совершения прокурором или следователем административного правонарушения, а также проступка, влекущего применение мер дисциплинарного взыскания. Проверка назначается при наличии заявления или сообщения о совершенном (подготавливаемом) преступлении. Компетентные должностные лица в пределах своих полномочий вправе принять решение о проведении проверки ими служебного расследования и в отношении прокуроров городов и районов, а также приравненных к ним прокуроров, с уведомлением об этом Генерального прокурора РФ. Решение об этом оформляется письменным указанием конкретному должностному лицу. Кроме того, заместители Генерального прокурора РФ, прокуроры субъектов Федерации и приравненные к ним прокуроры в пределах своей компетенции вправе поручить по сообщению о преступлении, совершенном (подготавливаемом) прокурором или следователем, соответствующим правоохранительным органам проведение оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных Федеральным законом от 12 августа 1995 года №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Такое поручение дается в случае, когда имеются веские основания подозревать соответствующего работника в совершении (приготовлении) преступления и отсутствует иная возможность проверить обоснованность сообщения.
Важной гарантией обеспечения статуса прокурорского работника является норма, закрепленная в пункте 2 статьи 42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», в соответствии с которой не допускаются задержание, привод, личный досмотр прокурора и следователя, досмотр их вещей и используемого ими транспорта, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц, а также задержания при совершении преступления.
Если работник при наличии законных оснований уволен из органов прокуратуры до возбуждения уголовного дела, то решение принимается на общих основаниях в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.
На практике иногда встречаются случаи, когда сотрудники ГИБДД начинают ссылаться на внутренние документы, которые якобы позволяют им оформлять прокурского работника в особом порядке, по особому алгоритму и ссылаются в дополнение на принцип равенства граждан перед законом. Да такой порядок есть, но как он проводится мы рассмотрим в конце статьи, а сейчас я хотел бы рассказать о незаконных приказах на которые могут ссылаться работнкии ГИБДД.
Поехали.
Издание органами ГАИ нормативных актов, не соответствующих федеральному законодательству. НЕ допускаются факты, когда издаваемые акты:
а) предусматривают иные санкции, чем КоАП РФ;
б) предусматривают ответственность за более широкий круг нарушений ПДД (Правил дорожного движения), чем это установлено КоАП РФ;
в) необоснованно расширяют юрисдикционные полномочия должностных лиц органов ГАИ.
Например, начальник ГУВД Новосибирской области издал Инструкцию «Алгоритм действий сотрудников органов внутренних дел при выявлении административных правонарушений, совершенных сотрудниками органов прокуратуры», которой предписывалось сотрудникам ГАИ «неукоснительно» составлять протоколы на прокуроров, нарушивших ПДД. В инструкции указывалось, что «совершившие административное правонарушение равны перед законом» и «подлежат ответственности независимо от должностного положения». Исключения в Инструкции глава ГУВД сделал лишь для сенаторов, депутатов Государственной Думы РФ и судей.
Не ведитесь на подобные утверждения!
Кодексом РФ об административных правонарушениях за совершение любых предусмотренных в нем правонарушений установлен особый порядок привлечения к административной ответственности депутатов, судей, прокуроров и иных лиц (а не только сенаторов, депутатов Государственной Думы РФ и судей, как было записано в Инструкции главы ГУВД). Особый характер служебных отношений надзорного органа (прокуратуры) и поднадзорного объекта (ГИБДД) обусловливает необходимость и дополнительных гарантий объективности установления самого события административного проступка и виновности должностного лица.
Провозглашая в части 1 ст. 1.4 КоАП РФ принцип равенства перед законом, законодатель предусмотрел в части 2 ст. 1.4 Кодекса, что особые условия применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении и привлечения к административной ответственности должностных лиц, выполняющих определенные государственные функции (депутатов, судей, прокуроров и иных лиц), устанавливаются Конституцией РФ и федеральными законами.
В части 5 ст. 129 Конституции РФ установлено, что полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации определяются федеральным законом. В соответствии с ч. 1 ст. 42 Федерального закона от «О прокуратуре Российской Федерации», предусматривающей порядок привлечения прокуроров и следователей к уголовной и административной ответственности, любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем, возбуждение против них уголовного дела (за исключением случаев, когда прокурор или следователь застигнут за совершением преступления), производство расследования являются исключительной компетенцией органов прокуратуры.
Согласно ч. 2 ст. 42 этого же Закона не допускается задержание, привод, личный досмотр прокурора и следователя, досмотр их вещей и используемого ими транспорта, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц, а также задержания при совершении преступления.
Таким образом, начальник ГУВД проигнорировал норму ч. 2 ст. 1.4 КоАП РФ, которая не просто регулирует особые условия применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении и привлечения к административной ответственности должностных лиц, выполняющих определенные государственные функции (депутатов, судей-прокуроров и иных лиц), установленные Конституцией Российской Федерации и федеральными законами, а является нормой, гарантирующей конституционный принцип независимости всех ветвей власти, в том числе и прокуратуры Российской Федерации, в целях недопустимости вмешательства в осуществление прокурорского надзора (ст. 5 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»).
Порядок привлечения прокурора и следователя к административной ответственности в настоящее время регламентирован ст. 42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» и Приказом Генерального прокурора РФ от 18.04.2008 г. №70 «О проведении проверок (служебных расследований) в отношении прокурорских работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации» (ранее действовал Приказ №46 от 29.07.2002 г.).
Что же касается конкретных действий сотрудников ГИБДД, составляющих протокол, направляющих заподозренного в административном правонарушении на медицинское освидетельствование, то они означают начало проверки, которая в соответствии со ст. 42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» относится к исключительной компетенции органов прокуратуры и выходит за рамки полномочий органов ГИБДД.
Вместе с тем следует отметить, что в Генеральной прокуратуре РФ формируется практика привлечения к административной ответственности судей, в установленном законом порядке, за совершение административных правонарушений в области дорожного движения.
В статье приведен пример издания начальником ГУВД Новосибирской области нормативного акта, не соответствующего федеральному законодательству и необоснованно расширяющего юрисдикционные полномочия должностных лиц органов ГАИ. В названной им Инструкции «Алгоритм действий сотрудников органов внутренних дел при выявлении административных правонарушений, совершенных сотрудниками органов прокуратуры» предписывалось сотрудникам ГАИ «неукоснительно» составлять протоколы на прокуроров, нарушивших ПДД — обращения прокуроров в судебные органы остались без удовлетворения.
Эта позиция нашла подтверждение в Генеральной прокуратуре РФ, а также поддержку в Верховном Суде РФ.
По заявлению прокурора Новосибирской области в интересах неопределенного круга лиц о признании недействительным вышеназванного «Алгоритма действий сотрудников органов внутренних дел при выявлении административных правонарушений, совершенных сотрудниками органов прокуратуры», первым заместителем Генерального прокурора РФ внесено представление в Верховный Суд РФ о пересмотре состоявшихся по делу судебных постановлений. Определением судьи Верховного Суда РФ дело передано для рассмотрения в Президиум Новосибирского областного суда, Постановлением которого от 30.05.2008 оно было удовлетворено.
Теперь спустимся из законодательной базы на землю и рассмотрим каким образом сотрудник ГИБДД может найти управу на нарушившего закон прокурорского работника.
Единственное что он может, это составить рапорт в котором изложить все обстоятельства правонарушения допущенного прокурорским работником. Рапорт регистрируется в книге учета и идет на резолюцию начальнику ГИБДД, который в свою очередь принимает решение о перспективе привлечения прокурорского работника в данной конкретной ситуации, при положительой перспективе начальник ГИБДД отправляет информацию в прокуратуру, где и работает нарушитель. На этом функционал ГИБДД в данном случае исчерпан.

Особенности привлечения к ответственности прокуроров

Специфика службы в органах прокуратуры предопределяет некоторые особенности, связанные с привлечением к ответствен

ности прокуроров. Этим законодатель подчеркивает, что наряду с высоким статусом, которым Конституция наделила прокурорскую систему, а также с серьезными социальными и материальными гарантиями, предусмотренными для добросовестно исполняющих свой служебный долг работников, должно иметь место и надлежащее понимание прокурорами своей ответственности как за результат своей деятельности, так и за безупречное поведение в целом. Это особенно важно, поскольку, принимая Присягу прокурора, соответствующее должностное лицо клянется в том числе «дорожить своей профессиональной честью, быть образцом неподкупности, моральной чистоты, скромности». С учетом этого и осуществляется законодательное регулирование процедур привлечения прокуроров к различным видам ответственности.

Наиболее часто применяемым видом ответственности является дисциплинарная ответственность. Статьей 41.7 Закона о прокуратуре предусмотрено, что за неисполнение или ненадлежащее исполнение работниками своих служебных обязанностей и совершение проступков, порочащих честь прокурорского работника, руководители органов прокуратуры имеют право налагать на них дисциплинарные взыскания. При этом видно, что в дополнение к установленным ст. 192 ТК общим основаниям (неисполнение или ненадлежащее исполнение служебных обязанностей) введено специальное, диктуемое особым правовым статусом прокурора основание, – совершение проступков, порочащих честь прокурорского работника. Это напрямую корреспондирует процитированному выше фрагменту из Присяги прокурора, где принимающее ее лицо клянется в том числе дорожить своей профессиональной честью.

Вместе с тем необходимо отметить, что законодатель не раскрыл содержательную сторону такого понятия, как «проступок, порочащий честь прокурорского работника». Данное обстоятельство является серьезным упущением, коль скоро речь идет об ответственности должностного лица и вопрос квалификации содеянного им по рассматриваемому основанию не может быть отнесен к усмотрению прокурора-руководителя, поскольку позволяет при сложно складывающихся межличностных отношениях с подчиненным безосновательно привлечь его к ответственности. Требуют в связи с этим соответствующей конкретизации и положения отдельных организационно-распорядительных документов. Так, в п. 5.2 Кодекса этики прокурорского работника закреплено, что нарушение прокурорским работником норм Кодекса, выразившееся в совершении проступка, порочащего честь прокурорского работника, является основанием для привлечения его к дисциплинарной ответственности. В свою очередь, приказ

Генпрокурора РФ от 18.04.2008 № 70 «О проведении проверок (служебных расследований) в отношении прокурорских работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации» закрепляет необходимость проведения проверки сообщения о совершенном прокурорским работником проступке, порочащем его честь, однако не определяет критериев квалификации деяния по указанному основанию.

Статья 41.7 Закона о прокуратуре предусматривает следующие виды дисциплинарных взысканий для прокуроров: 1) замечание; 2) выговор; 3) строгий выговор; 4) понижение в классном чине; 5) лишение нагрудного знака «За безупречную службу в прокуратуре Российской Федерации»; 6) лишение нагрудного знака «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации»; 7) предупреждение о неполном служебном соответствии; 8) увольнение из органов прокуратуры. При этом только замечание, выговор и увольнение относятся к общим видам взысканий, предусмотренных ст. 192 ТК. Остальные обусловлены спецификой прохождения прокурорской службы.

Следует отметить, что правом налагать дисциплинарные взыскания обладают руководители, назначающие на должность прокуроров. Однако установлен ряд исключений и ограничений. Например, лишение нагрудного знака «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации» является прерогативой Генпрокурора РФ. Также без согласия данного должностного лица нельзя уволить из органов прокуратуры обладателя названного нагрудного знака.

Не могут подлежать дисциплинарному наказанию Генпрокурор РФ и его заместители, поскольку они назначаются на должность постановлением Совета Федерации, который в силу своего статуса не является для них работодателем.

Дисциплинарное взыскание налагается непосредственно после обнаружения проступка, но не позднее одного месяца со дня его обнаружения, не считая времени болезни работника или пребывания его в отпуске. Оно не может быть наложено во время болезни работника либо в период его пребывания в отпуске. Взыскание не может быть наложено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии или проверки финансово-хозяйственной деятельности – двух лет со дня его совершения.

Работник, совершивший проступок, может быть временно (но не более чем на один месяц) до решения вопроса о наложении дисциплинарного взыскания отстранен от должности с сохранением денежного содержания. Отстранение от должности производится по распоряжению руководителя органа прокуратуры, имеющего право назначать работника на соответствующую должность. За время отстранения от должности работнику выплачивается денежное содержание в размере должностного оклада, доплат за классный чин и выслугу лет.

В подп, «в» п. 1 ст. 43 Закона о прокуратуре в качестве основания для увольнения прокурора по инициативе руководителя упоминается «нарушение Присяги прокурора». Действительно, в тексте Присяги прокурора содержатся следующие слова: «Сознаю, что нарушение Присяги несовместимо с дальнейшим пребыванием в органах прокуратуры». То есть прокурор публично берет на себя обязательства, нарушение (невыполнение) которых может влечь за собой указанные последствия. Вместе с тем следует подчеркнуть, что, несмотря на видимую конкретность формулировок Присяги, при наличии натянутых отношений в трудовом коллективе формально руководитель может вменить как ее нарушение прокурору любой проступок, что требует серьезного изучения ситуации в целях принятия объективного и взвешенного решения.

Необходимо также отметить, что данный вид наказания нельзя в буквальном смысле считать дисциплинарным, поскольку ни ст. 192 ТК, ни ст. 41.7 Закона о прокуратуре не содержат в качестве основания для привлечения к дисциплинарной ответственности нарушение Присяги прокурора. Поэтому здесь правомерно вести вопрос о введении дополнительной классификации вида ответственности, которую можно в целях отграничения охарактеризовать как служебную или профессиональную.

Очевидно к этой же группе ответственности можно отнести и такие взыскания, как устное замечание, предупреждение о недопустимости неэтичного поведения, требование о публичном извинении, которые согласно и. 5.1 Кодекса этики прокурорского работника вправе применить к прокурору в случае нарушения им норм Кодекса руководитель органа прокуратуры лично или при необходимости в присутствии трудового коллектива.

Федеральным законом от 21.11.2011 № 329-Φ3 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции» для прокурорских работников, так же как и для должностных лиц ряда правоохранительных и иных органов, был введен новый вид ответственности – ответственность за коррупционные правонарушения, что является актуальным особенно для прокуроров, которые в силу требований закона призваны возглавлять борьбу с проявлениями коррупции, а значит, в силу своего особого статуса и предназначения обязаны быть образцом соблюдения антикоррупционных требований, предусмотренных для государственных служащих.

Так, ст. 41.8 Закона о прокуратуре предусмотрено, что за несоблюдение работником ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции Законом о прокуратуре, Федеральным законом «О противодействии коррупции» и другими федеральными законами, налагаются взыскания, предусмотренные ст. 41.7 Закона о прокуратуре. И хотя приведенная отсылка адресует к рассмотренной выше норме, посвященной вопросам дисциплинарной ответственности, речь именно об этом виде ответственности вести нельзя. Также можно упрекнуть законодателя в упрощенном подходе, поскольку из всего спектра предусмотренных ст. 41.7 Закона о прокуратуре видов взысканий, очевидно, следовало бы ограничиться двумя-тремя, например замечанием, строгим выговором, увольнением из органов прокуратуры.

В свою очередь, ст. 41.9 Закона о прокуратуре, усиливая ответственность за коррупционные правонарушения, ввела такой вид наказания, как увольнение в связи с утратой доверия, применяемый в случае:

  • а) непринятия работником мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является;
  • б) непредставления работником сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей либо представления заведомо недостоверных или неполных сведений;
  • в) участия работника на платной основе в деятельности органа управления коммерческой организации, за исключением случаев, установленных федеральным законом;
  • г) осуществления работником предпринимательской деятельности;
  • д) вхождения работника в состав органов управления, попечительских или наблюдательных советов, иных органов иностранных некоммерческих неправительственных организаций и действующих на территории РФ их структурных подразделений, если иное не предусмотрено международным договором РФ или законодательством РФ.

Кроме того, п. 2 ст. 41.9 Закона о прокуратуре предусмотрено, что руководитель органа прокуратуры, которому стало известно о возникновении у подчиненного ему работника личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, подлежит увольнению в связи с утратой доверия также в случае непринятия мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого является подчиненный ему работник, в порядке, установленном законодательством РФ, регламентирующим вопросы прохождения службы в органах прокуратуры.

Согласно ст. 41.10 Закона о прокуратуре указанные выше взыскания за коррупционные правонарушения применяются не позднее одного месяца со дня поступления информации о совершении работником проступка, не считая периода временной нетрудоспособности работника, пребывания его в отпуске, других случаев его отсутствия на службе по уважительным причинам, а также времени проведения проверки и рассмотрения ее материалов комиссией по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов (аттестационной комиссией). При этом взыскание должно быть применено не позднее шести месяцев со дня поступления информации о совершении коррупционного правонарушения.

Если в течение одного года со дня применения взыскания работник не был подвергнут дисциплинарному взысканию, предусмотренному п. 1 ст. 41.7 Закона о прокуратуре, за исключением увольнения из органов прокуратуры, или взысканию, предусмотренному ст. 41.8 Закона о прокуратуре, он считается не имеющим взыскания.

Статья 42 Закона о прокуратуре, названная «Порядок привлечения прокуроров к уголовной и административной ответственности», подчеркивает, что рассматриваемая категория должностных лиц обладает особым правовым статусом и корреспондируемыми ему правовыми гарантиями применения в отношении них мер уголовной и административной ответственности. Безусловно, с одной стороны, провозглашаемый в Конституции, а также в уголовно-процессуальном законодательстве и законодательстве об административных правонарушениях принцип равенства всех перед законом позволяет задаться вопросом, а насколько необходимо вводить в отношении прокуроров, равно как и ряда иных категорий должностных лиц, особые условия и гарантии. С другой стороны, рассмотренные выше положения о дополнительных видах ответственности прокуроров, включая ответственность за коррупционные правонарушения, не применяются в отношении многих граждан, работающих в других сферах жизнедеятельности, в связи с чем правомерна постановка вопроса об определенных компенсационных особенностях, «уравновешивающих» предъявляемые законодателем к прокурорам требования, обусловленные спецификой прохождения ими службы.

Согласно п. 1 ст. 42 Закона о прокуратуре проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором, является исключительной компетенцией органов прокуратуры. Правоприменительная практика в отношении совершенных прокурором административных проступков, как правило, идет по пути направления выявившим соответствующее правонарушение органом административной юрисдикции информации (материалов) вышестоящему прокурору. К тому же в п. 2 отмеченного выше приказа Генпрокурора РФ от 18.04.2008 № 70 определено, что проверке подлежат обращения граждан, органов государственной власти и органов местного самоуправления, информация, поступившая из органов МВД России, ФСБ России, других правоохранительных органов и специальных служб, общественных организаций, сообщения СМИ и иных источников о совершении прокурорскими работниками органов прокуратуры административных правонарушений. Именно на подобные действия ориентируют прокуроры поднадзорные им органы административной юрисдикции, выявляющие факты совершения административно наказуемых деяний со стороны прокуроров.

Вместе с тем обращает на себя внимание отсутствие в тексте ст. 42 Закона о прокуратуре с учетом ее заявленного названия упоминания об исключительной прерогативе проведения органами прокуратуры проверки сообщения о факте совершения прокурором именно административного проступка (в законе речь идет об абстрактном правонарушении). Это позволяет говорить о недоработке законодателя, поскольку ч. 2 ст. 1.4 КоАП прямо указывает, что особые условия привлечения к административной ответственности должностных лиц, выполняющих определенные государственные функции (а к таковым прямо отнесены прокуроры), устанавливаются федеральным законом. Для сравнения следует упомянуть тот же Закон РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации», в котором прямо определено, каким образом снимается иммунитет с совершившего административный проступок судьи и какие действия предпринимаются в отношении него в дальнейшем.

Исходя из складывающейся практики, по результатам служебной проверки, обязательное проведение которой предписано приказом Генпрокурора РФ от 18.04.2008 № 70, в случае, если вышестоящий прокурор приходит к выводу, что административное правонарушение в действиях (бездействии) прокурора имело место быть, он обязан вынести на основании ст. 28.4 КоАП постановление о возбуждении дела об административном правонарушении и направить его с материалами в суд или орган административной юрисдикции согласно подведомственности, установленной гл. 23 КоАП или законом соответствующего субъекта РФ. Здесь следует отметить, что правила ст. 42 Закона о прокуратуре распространяются на любые административные проступки, совершенные прокурором, в том числе и не связанные с непосредственным исполнением им своих служебных обязанностей.

Пункт 2 ст. 42 Закона о прокуратуре устанавливает, что не допускаются задержание, привод, личный досмотр прокурора, досмотр его вещей и используемого им транспорта, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц и задержания при совершении преступления. Данная норма применительно к вопросам административного преследования вступает в коллизию с ч. 2 ст. 1.4 КоАП, которая допускает установление федеральным законом особых условий применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении в отношении прокуроров, но отнюдь не исключение их полностью или частично из арсенала обеспечительных средств, используемых органами административной юрисдикции.

В соответствии с п. 1 ст. 42 Закона о прокуратуре проверка сообщения о преступлении, совершенном прокурором, возбуждение в отношении прокурора уголовного дела (за исключением случаев, когда прокурор застигнут при совершении преступления) и его предварительное расследование производятся Следственным комитетом РФ в порядке, установленном уголовнопроцессуальным законодательством. Так, согласно п. 6 ч. 1 ст. 447 УПК прокуроры относятся к лицам, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам. В свою очередь, ч. 1 ст. 448 УПК устанавливает, что уголовное дело в отношении:

  • а) Генпрокурора РФ возбуждается Председателем Следственного комитета РФ на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей ВС РФ, принятого по представлению Президента РФ, о наличии в действиях Генпрокурора РФ признаков преступления;
  • б) прокурора района, города, приравненных к ним прокуроров – руководителем следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту РФ;
  • в) вышестоящих (по отношению к прокурорам районного звена) прокуроров – Председателем Следственного комитета РФ или его заместителем. К сожалению, законодатель не раскрыл содержание понятия «вышестоящий прокурор», что является серьезным упущением, но с учетом сложившихся подходов таковыми являются прокуроры регионального уровня и их заместители, а также заместители Генпрокурора РФ.

Следовательно, принимая во внимание расширительное толкование в ст. 54 Закона о прокуратуре термина «прокурор», возбуждение уголовного дела в отношении всех остальных должностных лиц органов прокуратуры, охватываемых этим понятием (например, помощников прокурора, прокуроров отдела и т.д.), относится к компетенции следователей следственных органов Следственного комитета РФ.

Статья 42 Закона о прокуратуре предусматривает, что на период расследования возбужденного в отношении прокурора уголовного дела он отстраняется от должности, однако за это время ему выплачивается денежное содержание (денежное довольствие) в размере должностного оклада, доплаты за классный чин (оклада по воинскому званию) и доплаты (надбавки) за выслугу лет.

В заключение следует отметить, что особый должностной статус прокурора при осуществлении в отношении его уголовного преследования, а также исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы, предполагает обеспечение определенных мер безопасности по причине возможных угроз сто жизни и здоровью со стороны представителей общеуголовного контингента.

Так, согласно ст. 33 Федерального закона от 15.07.1995 № 103-Φ3 «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» прокуроры должны содержаться отдельно от других подозреваемых и обвиняемых. Это правило не является абсолютным, поскольку предполагает изоляцию их с точки зрения обеспечения безопасности, диктуемой характером их работы в прокуратуре, только от лиц, не относящихся к категории содержащихся на особых условиях, куда помимо прокуроров входят в том числе судьи, адвокаты, работники правоохранительных органов и ряд иных должностных лиц. В свою очередь, ч. 3 ст. 80 УИК определяет, что осужденные – бывшие работники суда и правоохранительных органов содержатся в отдельных исправительных учреждениях. Это правило в полной мере распространяется и на прокуроров.

Подводя итоги сказанному, следует отметить, что добросовестное отношение прокуроров к исполнению своего служебного долга, а также безупречное поведение вне рамок осуществления возложенных на них должностных обязанностей позволит им избежать более подробного знакомства с практикой применения рассмотренных выше норм законодательства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *